КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

Ода Горация «К Сексту» в русских переложениях XVIII в. (К проблеме «точности» и «вольности».)

© Морозова Г. В., 2003 — Проблемы поэтики и стиховедения, ч. II. Алматы, Министерство образования и науки Республики Казахстан, 2003. Стр. 186—190.

Для рассмотрения проблемы «точности» и «вольности», насущной как в XVIII в., так и в наши дни, несомненный интерес представляет 4-я ода I книги Горация. Небольшое стихотворение (5 строф по 4 строки, размер — 3-я архилохова строфа) рисует картины пробуждающейся от зимних холодов природы, хороводов нимф и Граций, праздничных жертвоприношений. Эта идиллия внезапно обрывается темой смерти, которая ждет всех нас. Как бы в подтексте скрытая мысль: в природе все повторяется, а в человеческой жизни второй весны не бывает.

Ода вызвала рекордное число переложений в XVIII веке: 3 прозаических и 7 стихотворных. Два прозаических выполнены А. Котельницким (один опубликован в 1796 г., другой, неопубликованный, найденный нами в рукописном архиве Державина, предназначался в качестве подстрочника для Державина и отличался большей точностью). Третий, самый точный, сделанный И.М. Муравьевым-Апостолом по просьбе В. Капниста, должен был войти в сборник переводов и подражаний Горацию, над которым Капнист работал до последних дней жизни. Все стихотворные переводы обнаружены в журналах XVIII — начала ХГХ вв. Самый ранний — Муравьева — появился в 1773 г., более поздние — спустя почти 20 лет: П. Гагарина (1793), А. Котельницкого (1796), В. Капниста (подражание, 1799), Ф. Ишимова (1804), Д. Хвостова (1804), Альбицкого (1806).

Критериев «точного» и «вольного» перевода в XVIII в. не существовало. Так, В. Тредиаковский называл Н. Поповского «точным переводчиком, обыкновений того века провозвестником», а более точные переводы В. Капниста через 50 лет ругали за «склонение на наши нравы».

Поэтому важно найти хотя бы приблизительный способ объективного подхода к оценке «точности» и «вольности». Попытка такого рода была сделана М. Л. Гаспаровым, позднее под его руководством В. Настопкене защитила кандидатскую диссертацию на тему «Опыт исследования точности перевода количественными методами». Применив предложенную Настопкене методику, сопоставляем с оригиналом как стихотворные, так и прозаические переводы Горация. Объем статьи не позволяет дать полностью все переложения, поэтому приводим только одну строфу подлинника и 10 переводов ее. Добавленное слово переводчика выделяется жирным шрифтом, синонимические замены — курсивом, точно переведенные слова остаются неотмеченными.

Solvitur acris hiems grata vice veris et Favoni,

trahuntque siccas machinae carinas.

ac neque iam stabulis gaudet pecus aut arator igni

nec prata canis albicant pruinis.

(12 сущ., 4 прил., 4 глагола, 1 наречие) (1).


Зимы упругость уступает

Весна приятна настает

Зефир прохладной оживляет

Покрытый мразным снегом свет.

Пловец, готовясь к дальну бегу,

Влечет ладью сухую к брегу.

Стада выходят на поля,

На нивы ратай поспешает

и огнь свой зимний погашает,

Отверзлась мерзлая земля (2).


Зима угрюмая сокрылась,

Натура паки обновилась,

Бегут стада на верх холмов,

Моря отверсты для судов.

На тучной пашне плуг сверкает,

В долинах Зефир повевает,

Свободен бег ручьев (3).


Грядет в величестве весна,

Зефир богиню прохлаждает

Суровая зима оковы разрывает,

И в воды превратясь,

Теряется она

Влекутся в море корабли,

Без действа что в снегах стояли

Громады двинулись в брегах — и затрещали

Машины хитры их в пучину повлекли.

Отверзлися стадам хлева,

И ратай огнь не возжигает,

И мраз седой лугов теперь не убеляет,

Увенчаны стоят все листвием древа (4).


Уж юный Май в весенней неге

Спешит, прогнавши зимний хлад

Суда, осохшие на бреге,

На волны с крутизны скользят.

К загону стадо не теснится,

Не жмется к огоньку пастух,

И инеем не серебрится

Покрывшийся травою луг (5).


Дышит Зефир и весна,

Тает лютая зима,

В море корабли спускают

Хлев овечки оставляют

Пахарь тушит огонек,

Иней не сребрит лужок (6).


Власть Норда рушилась

Зимы не видно боле,

Весна является со Флорой на престоле

Корабль спущен с земли, несется по водам

В огне, в поту влечет оратай соху там.

Волы и агницы бегут, спешат из хлева,

Нет снега на лугах, не слышно ветров рева (7).


От взоров весенних сокрылась зима,

С дыханьем Зефира свет льется огня

И там корабли вниз с суши влекутся,

Стада на полях зеленых пасутся,

Огонь разведенный не нужен совсем

И снег не сверкает ни ночью, ни днем (8).


Тает льдистая зима пред ослабляющимся паки взором весны, пред живящим дыханием Зефира. Машины влекут с суши корабли, стада не обретают уже отрады в своих убежищах, ни ратай в теплоте разведенного огня. Не сверкают луга от седых инеев (9).


Распускается (разрешается, растворяется) наконец жестокая зима от приятного пришествия Весны и Фавона (тоже, что Зефир), уже машины влекут со брегов оледеневшие корабли, (сухие корабли), стада уже не столько радуются в хлевах и ратай огню, луга уже не белеются от седых инеев (10).


Исчезает свирепая зима приятною переменою весны и Фавона, влекут рычагами осохшие суда, уже хлевы стадам не милы а пахарю очаг, и седым инеем луга не убеляются (11).

При установлении меры соответствия слов перевода словам подлинника обычно встает вопрос: что считать точной и неточной передачей? Дело осложняется тем, что с XVIII в. изменился лексический состав русского языка и семантика многих слов, но в нашем случае сомнения легко разрешались наличием подстрочных переводов.

Сравнение ведется пословно только в значимых частях речи: существительных, прилагательных, глаголах, наречиях. Учитывается общее количество слов оригинала и переложений, все точно переведенные слова как в целом, так и отдельно по частям речи; все случаи замен (синонимических и несинонимических), все опущенные слова оригинала, все добавленные слова переложений.

  1. Слову подлинника полностью соответствует слово переложения: суровая зима, тает лютая зима, ладья сухая, суда осохшие, мраз седый лугов...не убеляет — точное соответствие существительного, прилагательного и глагола.
  2. Слово подлинника заменяется однокоренным синонимом: acris hiems — зимний хлад;
  3. Слово подлинника заменяется разнокоренным синонимом: Фавон в 5 стихотворных и 1 прозаическом переводе заменено на Зефир.
  4. Слово подлинника в переложении отсутствует: machinae — опущено в 6 стих, переводах, grata vice — существительное опущено в 9 случаях, прилагательное есть только в 1 ст. и 2-х проз, переводах. В целом опущено от 5 (Капнист) до 13 (Ишимов) слов, в 2 подстрочниках не утрачено ничего.
  5. В переложении добавлено слово, которого нет в оригинале. Этот раздел представлен у всех переводчиков: от 5 слов у Альбицкого до 24 у Котельницкого. Проанализировав и сопоставив оригинал и переложения оды в полном объеме, отмечаем следующие особенности переработок Горация в XVIII веке.
  6. Точнее всего перелагатели там, где они встречаются с традиционными для русской поэзии образами: суровая (лютая) зима, корабли (суда, ладьи), тенистые рощи, луга, цветы, бледная смерть («смерть» сохранили все 7 переводчиков), жизнь, жилище бедняков, пахарь, (ратай), овцы, козы, стадо.
  7. Замены можно объяснить неуклонным стремлением переводчиков XVIII в. ассимилировать автора своей литературе, поэтому «башни царей» заменено в 6 переложениях на «царские чертоги», «счастливый Секст» — на «мой друг», «любимец фортуны», «Венера» — на «Ладу», «Ладо», юноша «Лицид» — на «милую Дашу». В других случаях замены носят поясняющий характер. Так, название ветра «Фавон» в 5 случаях заменено на более известное «Зефир», в одном — на «Флору», «питерская Венера» — на «пафосскую богато», и, напротив, слово «луна» Хвостов заменяет двумя: «Фебова сестра».
  8. Непереведенными у разных перелагателей остались от 50 до 70 слов. Можно выделить 2 места подлинника, которые или совсем опущены, или, в стремлении пояснить мифологический образ или реалии римского быта, безмерно распространены. Ни один из переводчиков не смог без потерь и добавлений перевести: dum graves Cyclopum... officinas — Капнист и Ишимов полностью опустили, Альбицкий (Но Вулкан меж тем пылает // Мехом пламень раздувает) утратил 4 слова, Котельницкий (Меж тем как хитростный Вулкан // Металлы крепки в пещь ввергает, // Циклопов он труды прилежно надзирает, // И старец искрами, как ризой, осиян) 4 слова утратил, 14 добавил. Подобным образом 5 переводчиков (Альбицкий, Ишимов, Капнист, Муравьев, Хвостов) выбросили все, связанное с Лицидом («...сие место благопристойность не позволяет мне обстоятельно изъяснить», — такое примечание делает Котельницкий в подстрочном переводе для Державина).
  9. Добавленных слов у всех переводчиков (кроме Альбицкого) значительно больше, чем опущенных. Горация распространяют там, где, по мнению перелагателей, он недостаточно эмоционален, излишне сдержан, лаконичен, и его следует улучшить. В первую очередь это относится к ключевым мотивам оды: пробуждающейся от зимних холодов природы и неотвратимой смерти. «Pallida mors.... turres» (9 слов) Ишимов переводит: «Смерть все разяща // И в мирные кровы, в чертоги блестящи // Мгновенно повсюду, как птица, летает, // Царя, земледельца косой подсекает»: 9 слов добавлено, 6 опущено. «Vitae summa... Plutonia» (6 сущ., 5 пр., 2 гл., 1 нар.) Гагарин, как бы соревнуясь с Горацием, переводит: «Едва мы в свет родимся, // Как уж к мете своей стремимся, // Где должно умереть. // В тщете дни наши протскают, // Подобно тени исчезают, // Не тратьте вы, гласят они, // В пустой надежде кратки дни. // Плутон тебя уж призывает // Во мрачну, вечну ночь» (10 сущ., 5 пр., 10 гл., 4 нар. и всего 5 пословных соответствий).

Пословное сопоставление подлинника и всех переложений, включая подстрочники, представляем в виде таблицы.


всегос.пр.гл.н.точные соот.доб.показ.





с.пр.гл.н.
точ.вол.
Гораций1044925228






Альбицкий8846132452667394944%56%
Гагарин139663234722702911028%78%
Ишимов1416135271820563111022%78%
Капнист153733635916542512820%80%
Котельницкий1588120431433654411442%73%
Муравьев117532628102564358233%70%
Хвостов11963252562270299024%84%
Котельницкий1396335271445192387 44887%34%
Котельницкий1175322261647202289 42391%27%
М.-Апостол105512323848232495 7398%3%

В таблице дается общее количество слов, отдельно по каждой значимой части речи, точное соответствие по каждой части речи, общее число точных соответствий и всех добавленных слов, показатель точности и показатель вольности. Показатель точности определяется отношением точно воспроизведенных слов к общему количеству слов подлинника, показатель вольности — отношением добавленных слов к общему количеству слов перевода.

О чем говорят эти цифры? Во-первых, о распространении Горация всеми переводчиками (кроме Альбицкого), о соотношении значимых частей речи оригинала и подлинника и о том, за счет какой происходит увеличение объема переложения; во-вторых, о количестве точных соответствий отдельно по частям речи и в целом, о том, что существительные передаются с наибольшей точностью и обеспечивают узнаваемость Горация. Таблица содержит информацию о количестве добавленных слов: больше всего их у Капниста, обозначившего свое переложение как подражание, меньше — у Альбицкого, и, наконец, о степени точности и вольности переводов. Самые неточные переложения у Ишимова, Капниста, Хвостова, наиболее высокий процент пословных совпадений у Альбицкого, у него же меньше и добавленных слов, но, как первые, так и Альбицкий с его «овечками», «лужками», «огоньками», «веночками», «цветочками» очень далеки от Горация.

Таким образам, перед нами концепция перевода, вполне укладывающаяся в эстетическую программу классицизма. Должно переводиться общечеловеческое и переводиться со сколь возможной степенью рациональности, ибо именно в разуме — общечеловеческое, ибо он объединяет людей в общество. Такая программа разными переводчиками могла осуществляться по-разному. Одни сосредоточивались на осушающей, рациональной стороне (Атьбицкий), другие — на распространяющей (все остальные переводчики).

Какое место такая точность перевода занимает в истории перевода? По суждению Тредиаковского, Поповский — образец точного перевода. Сделав собственный анализ его переводов 11 од Горация, показатель точности которых не превышает 40%, а вольности колеблется от 58 до 70%, мы показали, что эта точность достаточно условна, если сравнить ее с современными переводами. Они совсем иные. Переводчики XX века стараются перевести не только общую схему, пригодную для всех времен и народов, а видят в Горации историко-литературный памятник, который должен быть воссоздан во всей историко-литературной конкретности.


Примечания


1. Q. Horari Flacci Carmina. Ed. Fr. Vollmer. Lipsiae, MCMX. p. 5.

2. M. H. Муравьев. Переводы, стихотв. Спб., 1773. с. 4—5.

3. П. Гагарин. // Чтение для вкуса, разума и чувств. М., ч. 9. С. 292—294.

4. А. Котельницкий // Приятное и полезное препровождение времени. 1796, ч. 1. с. 36—38.

5. В. Капнист // Аониды. кн. 3, М . 1799. с. 17—19.

6. Альбицкий // Лицей. 1806, ч. 2, кн. 3. с. 12—13.

7. Д. И. Хвостов. // Друг просвещения на 1804 г., ч. 2. № 6. с. 236.

8. Ф. Ишимов. // Новости русской литературы на 1804 г., ч. 10. М., с. 94—95.

9. А. Котельницкий // ПППВ. 1796, ч. 11, с. 34—36.

10. А. Котельницкий // Архив Державина; ИРЛИ. Ф. 96. оп. 14, № 15, л. 11. Державин оду 1.4 не перевел, но реминисценции из нее находим в его собственном стихотворении «Весна». Д. переложил 13 од Горация, из которых 6 назвал переводами и 7 — подражаниями. Любопытно сравнить показатели точности и вольности вето переводах и подражаниях: в переводах показатель точности колеблется от 44 до 61%, вольности — от 47 до 63%. в подражаниях соответственно от 17 до 35% и от 75 до 88%.

11. И. М. Муравьев-Апостол // Архив Капниста. Фонд 122. № 59, л. 14—15.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016