КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

Гораций в рукописных фондах Г. Р. Державина

© Морозова Г. В., 2002 — Античность и общечеловеческие ценности, вып. 9. Алматы, Казахский национальный университет им. Аль-Фараби, 2002. Стр. 120—129.

Русским Горацием называли современники Державина, не только исходя из его собственного утверждения, что «... с 1779 г. он (Державин) избрал собственный путь, — подражая наиболее Горацию» [1]. Действительно, многое в творчестве римского поэта было близко автору «Фелицы»: предельно конкретный мир, в центре которого находится сам поэт, с легкой иронией рассказывающий о себе, своих друзьях и знакомых; поэт, создавший понятие о нерасторжимой связи творческого мира и биографического облика автора с его произведениями. «Следы» Горация просматриваются во многих оригинальных стихотворениях Державина, не говоря о прямых подражаниях ему. В конце XVIII в. он опубликовал 7 подражаний, а в начале XIX в., в период работы над «Рассуждением о лирической поэзии», перевел 6 од Горация и включил их в трактат как иллюстрации того или иного теоретического положения.

Именно к этому времени относится большинство материалов о Горации в рукописных фондах Державина. Почти все рукописи сосредоточены в Государственной публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (далее — ГПБ) и в Институте русской литературы (далее — ИР ЛИ).

В этих фондах собраны не только автографы самого Державина, но и письма современников, имеющие самое непосредственное отношение к Горацию. «Записка о лучших изданиях Горация, выписка для его Высокопревосходительства Г. Р. Державина в СПб апреля 1799 г.» подготовлена издателем журнала «Корифей» Ф. Галенковским и относится к начальному периоду работы Державина над переводами Горация. «...От Горация осталось нам 4 книги од и одна эподов. Славнейшее издание, которое почитается дивом типографического искусства, есть беспрекословно г-на Пине... Переводы на немецком известнейшие суть Шмидта, издание Готье, 1779 г. 4 тома, Рамлера, Берлин, 1800 г., 2 тома...» [2]. Далее круг адресатов расширяется. Это и известные нам Д. Хвостов, В. Капнист, Е. Болховитинов и почти забытый А. Котельницкий. Между тем именно его следует считать главным консультантом Державина по творчеству римского поэта.

Известно, что Державин не знал латинского языка и был вынужден прибегать к помощи посредников, вопрос о которых возникает во всех статьях, посвященных державинским переработкам Горация. Я. Грот высказал предположение, что таким посредником могли быть немецкие переводы К. Рамлера [3]. А. Пинчук считал автором подстрочников В.В. Капниста, который, как выяснилось, сам не знал латинского языка и пользовался услугами И.М. Муравьева-Апостола [4]. Исследование архивных материалов дает исчерпывающий ответ на вопрос о посредниках.

В рукописном отделении Института русской литературы находится тетрадь объемом в 77 листов (писарская копия) с прозаическими переводами всех 58 од I—II книг Горация [5]. На титульном листе: Горациевы оды, с латинского на российский переведены Александром Котельницким. На обороте: «Бессмертному поэту. А. Котельницкий. 1801 г. 8 января». Лист 2: стихотворное посвящение Державину, полное реминисценций из Горация, главным образом из IV, 2 оды, и неумеренных похвал адресату:

Неподражаемый, предивный

Великий дух, певец бессмертный,

Парящий в облаках Пиндар!...

Заключительная, II строфа;

Лишь вспомню, трепет ощущаю,

Бессмертного певца дерзаю

Бессмертному я поднести!

Дерзаю, о восторг завидный!

Челом самим звездам касаюсь,

Теряюсь в исступленьях весь!

Листы 3—5: «О различных родах стихов, употребляемых Горацием» содержат схемы стоп, строк, строф од Горация.

На 6—70 лл идут прозаические переводы 58 од, с левой стороны — перевод, с правой — примечания Котельницкого. Для примера приводим начало 10 оды I книги Горация («К Меркурию»):

«Сладкоглаголивый Меркурий, внук Атланта [1]. Ты красноречием своим и введением приятной борьбы образовал дикие нравы первых людей [2], тебя я воспою, тебя, вестник Юпитера и всех богов, тебя, отца кругообразной лиры, тебя, хитростно умеющего, что токмо восхотеть, в забавном воровстве сокрывать...»

«Примечание: 1. Гораций сей гимн Меркурию заимствовал от стихотворца Алкея. От бога сего вычисляет все достоинства и власть, а более всего выказывает его, как бога воровства и препроводителя душ умерших людей в Орковы страны... 2. внук Атланта потому, что он был сын Майи, Атлантовой дочери, Атлас же сей был не иной кто, как Енох... 3. первых людей, т.е. первых после потопа» [6].

За несколько лет до этого, в 1796 г., в журнале «Приятное и полезное препровождение времени» Котельницкий опубликовал несколько своих стихотворных переводов Горация с параллельными прозаическими переводами. В журнальном прозаическом варианте дает о себе знать общая тенденция переводчиков XVIII в. к вольничанью и украшательству; для Державина подстрочные переводы Котельницкого отличаются большей точностью. Для сравнения приводим державинский перевод оды «К Меркурию», выполненный им в 1811 г. и включенный в «Рассуждение о лирической поэзии» как пример «единства в содержании»:

Красноречивый внук Атласа,

Меркурий, дикий нрав смягчивший грубых смертных

И образ давший их движенью тел красивый

       По правилам палестры.

Тебя, богов и Дия вестник,

Пою, обретшего выпуклозвонку лиру,

В уловках хитрого, искусного все в шутках

       Похитить, скрыть, что хочешь... [7]

В рукописях Державина есть другой вариант перевода этой оды, в дальнейшем существенно им переработанный:

Гермес, красноречивый внук Атланта,

Смягчивший даром слов нрав грубых смертных

И облагообразивший их сгибы тел

       По правилам палестры.

Тебе пою, богов и Дия вестник,

Обретшего выпуклозвонку лиру,

В уловках хитрого и в шутках все

       Похитить, скрыть искусно...

Эти варианты представляют особый интерес для стиховедов как свидетельство поиска переводчиком ритмических эквивалентов.

Рукописную тетрадь прозаических переводов заключают «Меры горацианских стихов». Котельницкий дает схемы строк и строф Горация, которые по давней традиции включаются и до сих пор во все издания Горация. Интересно другое. К каждой схеме Котельницкий подбирает русский аналог, сначала строк с разным количеством стоп, затем «смешанных горациевых стихов». Например:

«1) двухстопные

Дактиль с спондеем: Горестна жизнь мне

2) трехстопные

начинается спондеем, посередине имеет дактиль, а на конце ямб: Неизвестное зло...

3) семистопные

дактиль, спондей, дактиль, дактиль, хорей, ямб, хорей:

Томные / стоны / всегда / от меня / слушать / не можно не /плакав...

Разные формы смешанных горациевых стихов. Пример 4, третья

асклепиадова строфа:

С тобой сидит в тени дерев прохладных

Неизвестный вовсе нам красавец,

       Лобзав ты коего,

Нежные груди свои обнажила» [9].

Большинство русских аналогов с современной точки зрения не имеют ничего общего с античными размерами. Объяснить это только неосведомленностью Котельницкого вряд ли правомерно, так как в других случаях, например, при составлении справки о русском стихосложении, он проявляет полное понимание. Очевидно, причина кроется в особом прочтении латинских стихов. Следует обратить внимание на тот факт, что Котельницкий нигде не учитывает цезуру, поэтому схемы строки и строфы у него отличаются от принятых в современной науке. Алкеев одиннадцатисложник по схеме Котельницкого выглядит следующим образом: U—|U—|—|UU—|U—, в современных справочниках U|—U|——||—UU|—UX. Подобная таблица со схемами и описанием стихотворных размеров Горация обнаружена нами в рукописном фонде Державина в ГПБ [10]. Пять листов рукописного текста Державин включил в «Рассуждение о лирической поэзии». Рукой Державина сделана приписка: «Гораций в разностишных своих одах едва ли не все собрал греческие формы и показал образцы им, которым при конце сего рассуждения прилагаю таблицу трудов А. Котельницкого». В дальнейшем поэт отказался от этого намерения, очевидно, под влиянием Е. Болховитинова, писавшего ему: «Не знаю, к чему полезно при Вашем сочинении о лириках исчисление всех горацианских мер. Они... на новых европейских языках никакой красоты, ни музыки не могут дать» [11].

Очень интересная находка ожидала нас в рукописном фонде ГПБ. В «Отчете ГИБ за 1892 г.» содержится полная опись всего архива Державина, включая каждый листик. И вот в 38 томе (а мы тщательно просмотрели и все предыдущие) находим тетрадь, не отмеченную в «Отчете за 1892 г.» Это анонимная тетрадь (писарская копия) стихотворных переводов тех же 58 од Горация. Бумага с водяными знаками конца XVIII — начала ХIХ вв. Тетрадь интересна тем, что является первым полным стихотворным переводом двух первых книг од Горация [12].

Наши поиски Горация в различных изданиях XVIII — начала XIX вв. обнаружили всего 31 оду, переведенную на русский язык (некоторые из этих од, особенно полюбившихся в России, были переведены по 5—8 раз).

Кто же автор или авторы этих анонимных переводов? После тщательного анализа удалось установить бесспорное авторство шести од, опубликованных в 1796 г. А. Котельницким. Мы предполагаем, что и остальные оды в анонимной тетради перевел он же. В пользу этого предположения говорит тот факт, что из всех известных, опубликованных в XVIII в. переводов ни один не внесен в тетрадь. Воспроизведение мифологических имен, бытовых реалий, некоторые особенности стиля, лексики говорят о едином авторе всех анонимных переводов.

Конечно, возникает вопрос о личности А. Котельницкого, о его связях с Державиным. О жизни Котельницкого мы почти ничего не знаем, не известно даже его отчество. Достоверно он является автором двух ироикомических поэм («Похищение Прозерпины», «Энеида, вывороченная наизнанку»), 29 стихотворений (1796, 1797, 1803), 7 опубликованных переводов од Горация (1796, 1806), прозаических и стихотворных переводов 58 од Горация, нескольких оригинальных его стихотворений в архиве Державина.

Наши поиски, находки, предположения, связанные с Котельницким, были опубликованы несколько лет назад в сборнике «Проблемы поэтики» [13]. Мы искали его среди выпускников МГУ, пытались выяснить его родство с Ф. М. Достоевским; установили, что с 1803 г. он — секретарь в комитете для поверхностного одобрения дел по всеподданнейшим жалобам на департаменты Правительствующего сената. Скорее всего, на эту должность его рекомендовал Державин, незадолго до того ушедший в отставку с поста министра юстиции.

Рассмотрение рукописных источников в архиве Державина не только раскрыло неизвестную страницу в творчестве Державина-переводчика, но и пролило свет на творчество поэта. А. Котельницкого.

Литература

1. Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. Изд., ИАН. С-Пб., 1864—1883. Т. VI, с. 445.

2. Государственная публичная библиотека им. M. E. Салтыкова-Щедрина. Рукописный отдел. Архив Державина, T. V, л. 224.

3. Сочинения Державина. Я. Грота. Т, I, с. 77—78.

4. А. Л. Пинчук. Гораций в творчестве Державина. // Уч. записки Томского гос. университета. 1955. № 24, с. 72.

5. Архив Державина. Рукописный отдел Института русской литературы АН СССР. Фонд 96. Оп. 14. Д. 15. Листы 1—77.

6. Там же. Л. 17.

7. ГПБ. Архив Державина. T. V, л. 160. В оде всего 5 строф.

8. Там же, л. 181.

9. ИР ЛИ. Архив Державина. Ф. 96, оп. 15, л. 71-73.

10. ГПБ. Архив Державина. Т. 5, л. 117.

11. Сочинения Державина с объясн. прим. Я. Грота. Т. VI, с. 315.

12. Отчет Императорской публичной библиотеки за 1892 г. С-Пб. 1898. Т. 38, л. 14—62. Для сравнения приводим анонимный перевод оды «К Меркурию» из этой тетради: Атланта внук велеречивый, // Образовавший первый род, // Своею лирой усладивый // И просветивший весь народ, // Тебя я воспою, // Тебя, отец согбенной лиры, // Предвестник Зевса, всех богов, // Великомощный в целом мире // Являться татем средь домов, // Когда восхощешь ты... Л. 23.

13. Г. Морозова. Г. Р. Державин и А. Котельницкий. // Проблемы поэтики. Алма-Ата. 1980. С. 185—196.

14. Об использовании Державиным таблиц Котельницкого с «мерами горацианских стихов» см. нашу статью: Г. Морозова. Метрические эксперименты Г.Р. Державина в переводах Горация. // Творчество Г. Р. Державина. Специфика. Традиции. Тамбов. 1993. С. 134—138.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016