КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

Квинт Гораций Флакк

© Фет А. А., 1883 — Квинт Гораций Флакк. М., Изд-во Типография М. Щепкина, 1883. Стр. IX—XVIII.

Квинт Гораций Флакк, как он сам о том говорит и как повествует Светоний, родился 8-го декабря, во время консульства Аврелия Котты и Манлия Торквата, следовательно, в 65 году до Р.Х., или в 689 году от основания Рима. Он образовался и возмужал в ту, благоприятную для настоящего таланта, переходную эпоху римской жизни, когда все беспорядки междоусобиц, все, так сказать, чужеядные наросты распадавшегося и дряхлого тела римской республики принуждены были исчезнуть под владычеством Августа, и в это же время великие зачатки римской силы не успели еще заглохнуть среди стремлений к жизни внешней, блестящей с виду, но пустой по содержанию, и когда еще свежо было воспоминание о тех великих образцах доблести, которые в душе каждого Римлянина возбуждали втайне соревнование.

Родина Горация — Венузия, или Венузий, блестящая римская колония. Во время последних смут границы провинции так неверно были обозначены, что Гораций сам не знает, считать ли ему себя апулийцем или луканцем. Марциал считает Калабрию его родиной. Соседняя гора Вольтур, быстрый поток Ауфида и красивые окрестности места рождения поэта произвели на него живое впечатление в самом нежном возрасте. Читатель легко заметит тайное влечение, по которому Гораций постоянно в одах своих обращается к картинам природы, окружавшим его детство. Так в кн. III, од. 4, с. 9 он описывает видение, посетившее его в отрочестве на горе Вольтуре.

Не будем низводить на степень обыденной возможности этого события и спрашивать, в какой мере оно справедливо. Довольно того, что Гораций сам рассказывает, как окрестные жители застали его на Вольтуре, в лесу, спящим и окруженным голубями, которые накрыли его миртовыми и масличными ветвями, как этот случай заставил зрителей видеть в нем богами избранного ребенка.

Отец Горация, вольноотпущенный, заметив способности сына, оставил свое небольшое имение в Апулии и отправился в Рим.

Чтобы иметь средства воспитывать сына, он купил публичную должность и употреблял все старание развивать в отроке ум и сердце и дать ему возможность, по хорошей одежде и многочисленной прислуге, быть в сношениях с лучшей молодёжью того времени. На 18-м году Гораций отправился в Афины. Там изучением геометрии он приготовился к дальнейшим урокам философов и академиков и имел случай познакомиться с соотечественниками, своими: Цицероном, Бибулом, Варом и другими. Так пробыл он в Греции до смерти Юлия Цезаря (710 г. о. о. Р.)

В начале следующего 711 года Брут отправился с войском в Македонию. За ним последовал и 23-летний Гораций в качестве трибуна легиона. Но в конце 712 г. (в 42 г. до Р.X.) двойное сражение при Филиппах решило судьбу Брута и Кассия. После первого Кассий, принявший Брутовы легионы за неприятельские, лишил себя жизни; после второго закололся и Брут; а что во втором сражении сделал Гораций, про то он рассказывает сам (см. к. II. од. 7) — он бежал.

Хотя побежденные получили позволение возвратиться в отечество, но многие из них, в том числе друг Горация Помпей Гросф, отправились с Секстом Помпеем в Сицилию. Но Гораций воспользовался позволением и воротился в Италию в 713 году. Может быть, на этом переезде вытерпел он бурю у скалы Палинурской.

Отца своего Гораций не застал в живых, а имением его распорядились триумвиры. Такое затруднительное положение пробудило поэтические силы Горация; он стал искать славы. Первые произведения поэта: эподы и сатиры, по нетерпимости их духа, по резкости, с какой он бичует современников, были весьма неблагосклонно приняты толпой, но за то поэты Виргилий и Варий приняли его в число друзей своих и в 716 г. представили Меценату.

К. Цильний Меценат, преданный и осторожный друг Августа, по характеру и положению принадлежит, к самым замечательным личностям своего времени. Происходя от старинной этрусской фамилии и обладая огромным богатством, он не выдвинулся из среды гражданской жизни никаким блестящим внешним подвигом и, чуждый честолюбия, постоянно отстранял от себя все высшие степени публичных должностей.

Таким образом, он во всю жизнь остался всадником (eques). Но зато, чем незаметнее была его публичная жизнь, тем большее влияние имела его частная, так сказать домашняя, деятельность на весь ход тогдашних дел. Хитрый, положительный, уклончивый, он был необходимым другом и советником Октавиана. Меценат уговорил Августа не слагать с себя порфиры, и отчасти благодаря его советам бывший триумвир является кротким, мудрым монархом, покровителем искусств.

Когда Виргилий и Варий в первый раз представили поэта нашего Меценату, то Гораций, по врожденной робости и неразвязности, произвел на вельможу не слишком для себя выгодное впечатление; но, не смотря на то, через девять месяцев Меценат пригласил его снова, и с тех пор принял его в число друзей.

Многие писатели пытались то с той, то с другой стороны отыскивать унизительные наклонности в характере Горация. Если бы подобные обвинения и были справедливы, то это ни на волос не уменьшило бы достоинства его созданий; и если мы стараемся познакомиться с его личностью, то только с целью понять, каким образом его произведения родились и органически развились на этой почве, не обращая ни малейшего внимания на то, живописна ли она с известной точки зрения. Но зачем же клеветать и клеветать без всякого основания?

Все отношения Горация к Меценату и со временем к Августу были, несмотря на всю короткость, чрезвычайно тонки. Лучшим тому доказательством может служить то, что поэт наш, несмотря на предлагаемые ему почести и богатства, во всю жизнь довольствовался малым и, как стоик, этим гордился. Между тем отношения его к Меценату становились все тесней; и когда в 717 году последний отправился в Брундизий с целью помирить Антония с Октавианом, то Гораций сопутствовал своему другу. Тут поэт в первый раз жалуется на глазную боль, которою страдал в последствий. Страстный поклонник Природы, одаренный художнической способностью подмечать самые сокровенные красоты ее, Гораций постоянно стремился к жизни мирной и к деревенской тишине. Наконец, в 721 году, Меценат подарил ему виллу в Сабинии, в четырёх милях на север от Тибура (нынешнего Тиволи).

Первые годы, проведенные им в Сабинии, были лучшею эпохою его жизни. Красивая вилла из белого камня построена была в цветущей долине между горой Лукретилом и холмом Устикою, невдалеке от ключа Бандузия. На север к Тибуру и реке Анио рисовался тибурский лес. Гораций держал управителя (villicus) и восемь рабов. Умеренный в желаниях, довольный судьбой, 33 лет от роду, в полном развитии таланта, он жаждал любви, и тут судьба улыбнулась ему, послав ему нежную, добрую, преданную Цинару, которую он воспевал под именем Лалаги. Недолго красавица дарила счастьем нашего поэта: она скоро умерла. Никогда Гораций не мог забыть ее прекрасного образа, и по смерти ее он называл ее уже Цинарой. Многими красавицами увлекался впечатлительный Гораций: еще до знакомства с Цинарой он почти единовременно любил Инахию и Нееру, вспоминал о Миртале, изменял впоследствии Лидии для Хлои, насмехался над Ликой, певал в два голоса с Лидой, пленялся Глицерой и окончил свои любовный похождения, уже в старости, отношением к Филлиде.

Не раз воспламенялось его любящее сердце, но юной, преданной Цинары не мог он позабыть. Можно упрекнуть Горация в непостоянстве, но в других отношениях его упрекнуть нельзя. Развернув наудачу сочинения его, трудно не попасть на одно из месть, где он с ожесточением восстает на испорченность нравов своего века, и только в самодержавии Августа видит единственную возможность избавления от всех бедствий и преступлений. Везде он проповедует ненарушимость древних обычаев, до небес возносить первобытную простоту и святость брачных отношений. Если он сам искал знакомства греческих либертин, то в этом он только заплатил дань веку. Древние римляне вступали в брак без сердечного влечения; жены их были малообразованны — удивительно ли, что поэты времени Горация, воспитанные в духе эпикурейском, у которых, вследствие изучения греческих образцов, и образ мыслей получил неизгладимые следы направления их соседей и предшественников — удивительно ли, что эти римляне посещали гречанок, блиставших всеми приманками утонченного образования?

Меценат, полюбивший Горация, представляет его в скором времени Октавиану, и оды нашего поэта, в особенности IV книга, явно показывают, с каким восторгом он смотрел на восходящее светило.

Гораций принадлежит к числу тех поэтов, которые черпают вдохновение непосредственно из жизни, а потому в его произведениях можно проследить за всеми современными явлениями. В них отразились все события от Филиппийской битвы, Акциума и походов Друза и Тиберия до сооружений храмов и до триумфальных шествий. Тихо, на лоне любимой им природы протекала жизнь Горация. Нередко, отягченный политическими заботами, Меценат искал отдохновения у своего беспечного, Музами любимого друга. Но здоровье начало изменять Горацию. Часто страдал он глазною болезнью, ипохондрией и подагрой, вследствие чего пользовался тёплыми купаньями в Баях и Кумах. Гораций был небольшого роста, полон, с черными глазами и волосами, но стал седеть преждевременно, так что под сорок лет совершенно поседел.

Хотя во всех изданиях творения Горация являются в том порядке, какого держится и наш перевод, тем не менее, краткий хронологически перечень главнейших событий при жизни поэта и вызванных им произведений можёт служить наглядным доказательством следующего:

1) Произведения Горация распадаются на два ярко обозначенных отдела, на сатиры и оды, о которых будет речь в свое время. В нашем смысле необходимо к одам сопричислить эподы, послания к сатирам.

2) Ни у Горация, ни у другого поэта невозможно хронологически резко отделить одну область творчества от другой, но необходимо для уяснения общего хода деятельности сознать те периоды духовного и художественного развития, через которые последовательно перешел поэт.

3) Убедившись в своем месте, что сатиры являются представительницами римской почвы, а оды — греческой, мы увидим, что Гораций, не взирая на близкое знакомство с греческими образцами, для нас погибшими, начал с усовершенствования римских образцова, напр. Луцилия, затем перешел к греческой оде и в преклонных летах снова обратился к римскому содержанию и форме в посланиях.

Из I к. Сат. 10, 31 можно видеть, что молодой Гораций еще в Афинах пробовал писать стихи на греческом языке; но такой сильный художник скоро убедился, что это именно значило бы «в лес дрова носить», как он тут же заставляет Ромула это ему высказать.

Можно с достоверностью предположить, что поэтическая деятельность Горация началась с 714 г. о. о. Р., т.е. с 25-летнего возраста поэта.

В 716 г. о. о. Р. нарушен быль мир, заключенный с Секстом Помпеем и началась Сицилийская война против морских разбойников. К этому году должна быть отнесена 4 эпода. Только в этом году Гораций, на 28 г. от рождения, принят был в общество Мецената, представлен Октавиану и получил в подарок Сабинское поместье. По Бентлею все сатиры первой книги написаны в период от 717—719 гг. о. о. Р. Эти сатиры утвердили поэтическую известность Горация.

В 717 г. о. о. Р. Агриппа открыл свою Юлианскую гавань, о чем говорится в I к. Послан. 3, 63. В том же году, по случаю свидания Октавия с Антонием, Гораций описывает, I к. Сат. 5, свою поездку в Брундизий. Около этого времени, вероятно, написаны им лучшие из эротических од.

В 722 г. о. о. Р., на 34 году от рождения Горация, Антоний и Октавиан готовились к страшной войне. Об этом Гораций намекает I к. Од. 14 и Эпод 7. и 16.

В 723 г. о. о. Р. отказ Мецената взять Горация в Акциумский поход дал содержание 1 и 9 Эподам. После битвы написана II кн. Сат. 6.

В 724 г. о. о. Р. по случаю превращения Египта в римскую провинцию написана I к. Од. 37.

В 726 г. о. о. Р., на 38 году от рождения Горация, Август соорудил на горе Палатинской храм Аполлону, а Гораций написал I к. Од. 31. III. 6, а также I к. Сат. 10.

В 727 г. о. о. Р. приготовление к походу Августа против Британцев и Арабов дало повод к I к. Од. 29, 35.

В 730 г. о. о. Р. Август после трехгодичного отсутствия вернулся в Рим и торжествовал триумф над кантабрами. Сюда относятся I к. Од. 36 и III, 14. К этому же году относится I к. Од. 24, на смерть Квинтилия, доброго друга Горация и Виргилия.

В 731 г. о. о. Р., на 43 г. от рождения Горация, Фраат прислал в Рим послов, и Гораций написал I к. Од. 26. К этому же году относят тяжкую болезнь Мецената и случай падения дерева на вилле Горация, то и другое поэт сближает II к. Од. 17. Сюда же I к. Од. 20 и II., 13.

В 733 г. о. о. Р., на 45 г. от рождения Горация, Август отплыл из Сицилии в Грецию и оттуда в Самос, где провел зиму. Гораций написал I к. Посл. 20 и III Од. 29.

В 734 г. о. о. Р. Фраат по случаю посещения Августом Малой Азии, Вифинии и Сирии, возвратил ему римские знамена и пленных; Лентул покорил даков и сарматов; Агриппа кантабров; индийцы прислали послов; Бальб торжествовал победу над африканскими гармантами. Гораций написал II к. Од. 11 и 17, и III, 8 и I к. Поел. 3, 8 и, вероятно, издал всю эту книгу.

В 735 г. о. о. Р., на 47 г. от рождения Горация, Виргилий отплыл в Грецию; сюда относится 1 к. Од. 3. Виргилий на обратном пути скончался в Брундизии. В октябре того же года Август вернулся с Востока в Рим. По этому случаю, вероятно, написаны I к. Од. 19 и III, 5. Около того же времени, по-видимому, собраны первые три книги од и написаны I к. Од. 1 и III, 30.

В 739 г. о. о. Р. Друз и Тиберий одержали победы над ретами, что позднее воспето Горацием IV к. Од. 4.

В 741 г. о. о. Р. Август после трехлетнего отсутствия вернулся в Рим. Гораций приветствуешь его IV к. Од. 14. Если верить Светонию, Гораций по желанию Августа воспел победы его пасынков, Тиберия и Друза, и в этом году собрал IV к. Од

В 743 г. о. о. Р., на 55 г. от рождения Горация, Тиберий и Друз торжествовали триумф над даками, готами и германцами. Вероятно, в этом же году кончается и поэтическая деятельность Горация, и кажется, II к. Посл, и IV к. Од. 15 были его последними произведениями, кроме послания к Пизонам, которое Кирхнер относит к 743—746 гг. о. о. Р.

В октябре 746 года Гораций лишился своего друга, Мецената. Когда вспомним 17 Оду II книги, то нас поражает это грустное ясновидение, которое многим поэтам так определительно указывало на их последние минуты. Недаром латинский язык обозначил их словом: vates (вещий), недаром Гете говорит Sag Poete, sag Prophete. Гораций только несколькими днями пережил Мецената. Он умер 27-го ноября 746 года, 57 лет от роду и погребен рядом с Меценатом.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016