КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i ii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Булгарин Ф. В. Гинцбург Н. С. Глусский В. В. Кокотов А. Ю. Котельницкий А. М. Крешев И. П. Литвинов Д. Маршак С. Я. Немировский А. И. Облеухов Д. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/18[перев. не установлен]


Довольно, Ю́питер, снег пагубный и град
Селения твоих опустошали чад;
Громами воружа ты рдяную десницу,
Довольно поражал вселенныя столицу.
5 В отчаяньи мечтал смятенный человек
Чтоб паки не снишел на землю Пирры век;
Век полный ужаса, когда стада Нептуна
С высоких зрели гор свирепу месть перуна,
Когда на месте птиц на грозных деревах
10 Висели рыбы лишь живущие в водах,
И козы дикие, убежища лишенны,
Носились по валам трепещущи, смятенны.
Рим зрел, как желтый Тибр, от прежних берегов
Отторгнув сонмы вод, носил смерть меж валов;
15 Как дом Помпилия грозил он опрокинуть
И Весты славный храм с столпов его подвинуть.
Река сия печаль с Или́оном деля,
Зевесу вопреки в отмщение ея
Теченью своему путь новый открывает,
20 И гибелью полям всечасно угрожает.
Потомство юное узнает, что сей меч,
От коего должна парфянская кровь течь,
Сей меч был обращен проти́в единородных,
И был орудием сражений столь бесплодных;
25 Услышит, что детей несчетное число
Злодейству их отцов жизнь в жертву принесло;
Отечество уже приблизилось к паденью.
Кого нам из богов призвать к его спасенью?
Священный лик девиц! Какой молебный глас
30 Возможет примирить с богине Вестой нас?
Кому Отец богов оставит попеченье
Народа своего очистить преступленье?
Вонми, о Аполлон, стенающих мольбам;
На облаке златом спустись с отрадой к нам.
35 Ты, коей спутники амуры, игры, смехи,
Венера, низойди для нашей днесь утехи.
Иль ты — ах! — жизнию кто долго так играл
И кровью ратников свой лютый дух питал —
Кому оружий блеск, кровавые раздоры
40 И Марса ярые на супостата взоры,
Утехи лютые любезнее всего —
О, бог войны! — оставь месть гнева твоего;
Воззри на твой народ отрадным, мирным оком,
Поверженный тобой, в унынии глубоком.
45 Иль если ты с небес снишел во плоти к нам,
Крылатый Майи сын, дабы отмстить врагам
За Кесареву смерть, и счастье нам восставить —
Благоволи свое здесь бытие пробавить.
Для наших мерзких дел сей свет не оставляй,
50 Трофеи вечные себе ты соружай.
Владыки и отца названьем наслаждайся,
Победою парфян в покое возвышайся.
Да у́зрит дерзость их себя достойный плод —
И будет свобожден от страха твой народ.

«Муза», СПб., 1796, ч. 1, № 3, с. 255—258.

Ода (из Горация). Мщение богов за смертоубийство Кесаря; Октавий один может спасти республику.


Ст. 40. И Марса. Наилучшая пехота римская.

[2/18Булгарин Ф. В.


Уж довольно снега и града ныне
к нам Отец низверг и десницей пламя
в город наш святой он метал, внушая
гражданам трепет!

5 Трепет всех объял, как бы не вернулся
страшный век чудес, пережитый Пиррой, —
век, когда Протей на холмов вершины
гнал свое стадо.

Рыбы плыли там среди веток вяза,
10 где бывало мирно гнездились птички;
море в первый раз переплыть решались
робкие лани.

Видеть нам пришлось, как, волною грянув
об этрусский берег, обратно хлынул
15 желтый Тибр низвергнуть святыню Весты
с царским чертогом.

Левый берег свой затопил волнами
лротив воли Зевса поток ревнивый,
за мольбы и плач угнетенной Рeи
20 местью пылая.

Будет молодежь, по вине отцовской
поредев, внимать, как сограждан кровью
заалел булат, перебить которым
лучше бы персов.

25 Звать какого бога теперь народу,
чтоб беда прошла, и какой молитвой
весту умолять (но не внемлет Веста!)
девственным жрицам?

Искупить кому повелит Юпитер
30 это зло? Приди, мы к тебе взываем,
темной тучей плечи свои облекши,
Феб-прорицатель!

Ты ль придешь, Венера, с улыбкой ясной,
(вкруг тебя порхают Эрот и Шутка)?
35 Ты ль воззришь теперь на своих потомков,
предок наш общий?

Пресытясь столь долгой, увы, забавой,
ты, который любишь так клики битвы,
шлемов гладких блеск, пораженье Мавра
40 в сече кровавой!

Ты ль, принявши юноши вид, спустился
к нам на землю, о благосклонной Майи
сын крылатый, ныне кого зовем мы:
Цезаря мститель!

45 Не спеши ж от нас улетать на небо,
оставайся здесь у своих Квиритов,
за пороки наши тебя эфирный
пусть не уносит

воздух. Лучше здесь пребывай со славой
50 будь отцом нам всем, будь главою нашей,
и смири своею державой властной
мидян, о Цезарь!

1820 г. «Журнал Министерства народного просвещения», СПб., 1892, № 3, отд. 5, с. 135—136; подпись: «Ф. В. Б-нь».

<1820-е гг.> Из Горация. К Цезарю, (Кн. I, Ода 2-я.)

[3/18Гинцбург Н. С.


Вдосталь снега слал и зловещим градом
Землю бил Отец и смутил весь Город,
Ринув в кремль святой грозовые стрелы
Огненной дланью.

5 Всем навел он страх, не настал бы снова
Грозный век чудес и несчастной Пирры,
Век, когда Протей гнал стада морские
К горным высотам;

Жили стаи рыб на вершинах вязов,
10 Там, где был приют лишь голубкам ведом;
И спасались вплавь над залитым лесом
Робкие лани.

Так и нынче: прочь от брегов этрусских
Желтый Тибр, назад повернувши волны,
15 Шел дворец царя сокрушить и Весты
Храм заповедный,

Риму мстить грозя за печаль супруги,
Впавшей в скорбь, — хоть сам не велел Юпитер —
Волны мчал он, брег затопляя левый,
20 Илии верен.

Редким сыновьям от отцов порочных
Суждено узнать, как точили предки
Не на персов меч, а себе на гибель
В распре гражданской.

25 Звать каких богов мы должны, чтоб Рима
Гибель отвратить? Как молить богиню
Клиру чистых дев, если мало внемлет
Веста молитвам?

Грех с нас жертвой смыть на кого возложит
30 Бог Юпитер? Ты ль, Аполлон-провидец,
К нам придешь, рамен твоих блеск укрывши
Облаком темным?

Ты ль, Венера, к нам снизойдешь с улыбкой —
Смех и Пыл любви вкруг тебя витают;
35 Ты ль воззришь на нас, твой народ забытый,
Марс-прародитель?

Ты устал от игр бесконечно долгих,
Хоть и любишь бой, и сверканье шлемов,
И лицо бойца над залитым кровью
40 Вражеским трупом.

Ты ль, крылатый сын благодатной Майи,
Принял на земле человека образ
И согласье дал нам носить прозванье
«Цезаря мститель»?

45 О, побудь меж нас, меж сынов Квирина!
Благосклонен будь: хоть злодейства наши
Гнев твой будят, ты не спеши умчаться,
Ветром стремимый,

Ввысь. И тешься здесь получать триумфы,
50 Здесь зовись отцом, гражданином первым,
Будь нам вождь, не дай без отмщенья грабить
Конным парфянам.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 9—10.

Ода 2. К Августу-Меркурию. Размер: Cапфическая строфа. Вначале описываются последовавшие за убийством Цезаря грозы и разлив Тибра, напоминающий поэту мифический потоп, во время которого спаслись лишь Девкалион и жена его Пирра.


Ст. 20. Илия — супруга Тибра, Рея Сильвия, мать Ромула и Рема.

Ст. 41. Майя — мать Меркурия, земным воплощением которого, но мысли стихотворения, является Август.

[4/18Гинцбург Н. С.


Вдосталь снега слал и зловещим градом
Землю бил Отец и смутил весь Город,
Ринув в кремль святой огневые стрелы
Гневной десницей.

5 Страх навел на все племена он, вновь бы
Грозный Пирры век не настал, смущенной
Чудом: вот Протей свое стадо гонит
К горным высотам;

Стаи рыб стоят на вершинах вязов,
10 Там, где был приют лишь голубкам ведом;
Вот плывут в волнах над залитым лесом
Робкие лани.

Так и нынче: прочь от брегов этрусских
Желтый Тибр, назад повернувши волны,
15 Шел дворец царя сокрушить и Весты
Храм заповедный,

Риму мстить грозя за печаль супруги,
Впавшей в скорбь, — хоть сам не велел Юпитер —
Волны мчал он, брег затопляя левый,
20 Илии предан.

Мало юных — грех то отцов — услышат
Весть, как деды их, заострив железо,
Друг на друга шли — лучше нес бы меч их
Гибель парфянам.

25 Звать каких богов мы должны, чтоб Рима
Гибель отвратить? Как молить богиню
Чистым девам тут, если мало внемлет
Веста молитвам?

Грех с нас жертвой смыть на кого возложит
30 Бог Юпитер? О Аполлон, прийди же,
Вещий бог, рамен твоих блеск прикрывши
Облаком темным!

Ты ль, Венера, к нам снизойдешь с улыбкой —
Смех и Пыл любви вкруг тебя витают:
35 Ты ль воззришь на нас, твой народ забытый,
Марс-прародитель?

Упоен игрой бесконечно долгой,
Любишь брани клик ты, сверканье шлемов,
Грозный марсов вид над залитым кровью
40 Вражеским трупом.

Ты ль, крылатый сын благодатной Майи,
Нас спасешь? Приняв человека образ,
Ты согласье дал ведь носить здесь имя
«Цезаря мститель».

45 В небо ты поздней возвратись, желанный;
Дольше будь меж нас: хоть злодейства наши
Гнев твой будят, ты не спеши умчаться,
Ветром стремимый,

Ввысь. И тешься здесь получать триумфы,
50 Зваться здесь отцом, гражданином первым.
Будь нам вождь, не дай без отмщенья грабить
Конным парфянам.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 27—28.

Ода 2. Написана вероятнее всего в 27 году. Обращена к Августу, которого Гораций называет воплощением бога Меркурия и мстителем за смерть Юлия Цезаря. Размер: Сапфическая строфа.


Ст. 1—20. В пяти первых строфах говорится о явлениях природы, принимавшихся за зловещие предзнаменования и наказания за междоусобные войны.

Ст. 2. Отец — Юпитер.

Ст. 3. Кремль святой — Капитольская крепость с храмом Юпитера .

Ст. 6. Пирры век, т.е. время «всемирного потопа».

Ст. 13. ...От брегов этрусских..., т. е. от Этрусского или Тирренского моря, откуда западный ветер загонял Тибр обратно в устье.

Ст. 15. Дворец царя — построен, по преданию, царем Нумой Помпилием, как и храм богини Весты, у подошвы Палатинского холма близ Тибра.

[5/18Глусский В. В.


Уж заснеженным хватит твердым почвам
града жесткого от отца, кто алой
поразив десницей святыни града
град сотрясает,

5 испугал народ, не вернется ль тяжкий
древней Пирры век, ждущей новых чудищ,
как Протей морской гнал свой скот увидеть
дальние горы,

рыбы и весь род моря цепнет в ветках
10 где гнездилище горлиц было мило,
на низвергнутых проплывают водах
робкие серны.

Видим мы: волны свитием насильным
желтый Тибр шел с берегов Этрусских
15 царственную опрокинуть память,
капища Весты,

Илии жены яростно просившей
мстителем воздвиг и, бродящий, левым
берегом скользит, хоть и против Зевс, в по-
20 ток безотказный.

Заострен металл — гражданин услышит —
им докучные лучше гибли б Персы;
предков по порокам войну услышит
редкая юность.

25 Кого бога звать будет люд
в крушеньи дел Империи? Обратит мольбою
Весту святость дев как? — она не слышит
веденье песен.

Кому дарует умилостивленья
30 часть Зевес? Приди наконец, мы молим,
о, блеск облака на плечо накинув,
Феб чудотворец.

Иль с улыбкой ты, Эрицина, лучше?
Круг тебя летят Купидон и Шутка;
35 Или призришь ты, о виновник рода
брошенных внуков?

О, игрою долгой вконец насытьтесь,
люб кому и крик, и из кожи шлемы,
на кровавого как врага лик Марса
40 быстрый обернут;

или юноша, изменив фигуру,
ты на землях ешь притворяясь — Майи
сладкий сын — терпя называться гласно
Цезаря мститель

45 поздно возвратись ты на небо, дольше
рад пребудь среди Римского народа:
да тебя, неравного нашим бедам
воздух пресветлый

не возьмет: скорее триумфов силу
50 здесь люби, отцом князем называться
не спускай без мести скакать Медянам,
Цезарь воитель.

[6/18Кокотов А. Ю.


Тонем мы в снегу, сыплет град зима,
Огненным копьем небосвод распорот,
Бьет оно и бьет в два святых холма —
В страхе замер город.

5 В страхе мнится: век Пирры снова тут,
Знаменья дурны — всюду мор, раздоры;
И бежал Протей, и быки бегут
От потопа в горы;

Рыба меж стволов вязовых лесов
10 Ходит косяком, словно в океане;
И плывут поверх бешеных валов,
Обезумев, лани.

Видим то же мы и средь наших дней —
Желтый Тибр, кипя, до святого места
15 Досягнул, чтоб смыть статуи царей
Вместе с храмом Весты.

Илию-жену слушая свою,
С левого все снесть берега селенья
Муж-поток спешит, даже против Ю-
20 питера веленья.

Малочисленны, дети наши зрят
Римлян пред собой, что, в безумье пьяном,
Сами на себя копия острят,
Не отмстив парфянам.

25 И к богам каким нам идти с мольбой
Знать не знаем мы — жребий Рима жалок.
Весты замкнут слух — и напрасен вой
Девственных весталок.

Кто, Юпитер, кто нам вину простит?
30 Аполлон-пророк, скрыт неопалимым
Облаком до плеч, милость нам явит
В блеске нестерпимом?

Или, может, ты нам прощенье дашь,
Радостно смеясь в играх, Афродита?
35 Или вспомнит вдруг прародитель наш
Про народ, столь сытый

Долгой столь — увы! — бранною игрой?
Слишком любит Марс яростные клики,
Пехотинцев бой, кровь врагов рекой,
40 Взор убийцы дикий!

Иль крылатый бог, Майей порожден,
Юный на земле, станет нам спаситель?
Первое теперь из его имен —
Кесаря отмститель.

45 Оставайся тут, снизойдя с высот,
Риму не снести твоего ухода.
Ветер вдруг тебя да не унесет
За грехи народа.

Празднуй свой триумф, принцепс и отец,
50 Ты водитель нам и венец желаний;
Под твоей рукой дрогнут наконец
Конные парфяне!

2016 г.

[7/18Котельницкий А. М.


Уже снегов, как гор, громады
И тучами жестоки грады
Зевес на шар земной низвел,
Багровопламенной рукою,
5 Сразя громовою стрелою
Священный капитольский верх,
Потряс весь град,

Потряс весь мир. «Се наступает
Злой век, где Пиррин стон являет
10 Неслыханных видений страх!
Когда морских чудовищ сонмы,
Протеем среди бездн пасомы,
Погнал витать он на горах,
На гор верхах.

15 Когда водностихийны твари
В вершинах вязов увязали,
Жилища диких голубей;
Когда трепещущие серны,
Пучиной быстро унесенны,
20 Боролись с смертью верх зыбей,
Среди морей,

Мы зрели, Тибр как желтоводный,
Сразив о брег этрурский волны,
Ударил с яростию вспять —
25 Ударил — волны устремились,
К чертогам Нумы обратились
И к храму Весты — зла напасть! —
Грозя им пасть.

Произносила с воплем Рея,
30 О племени своем жалея,
Супругу жалобный свой стон,
И вдруг (без воли и Зевеса)
За левый шумно брег повергся
Со всею мести силой он.
35 О, женский бог!

Услышит, меч как изощряли,
Как в недро граждан обращали.
Ах! Лучше б злой погиб им перс!
Услышит сечи кроволитны,
40 Вражды отцов своих не сыты,
От их в потомстве уж злодейств
Лишь горсть семейств.

Кого из всех богов народу
Воззвать, да даст он бед свободу?
45 Ах! Се империя падет!..
Какой умильною мольбою
Над нашей сжалится судьбою,
Лик Весту дев томить начнет?
Не внемлет!.. Нет!..

50 Кому верховный предержитель
Речет, да будет примиритель
Злодейства нашего к богам?
Ах! Сниди, умоляем,
О ты, мглой облак осеняем,
55 По светозарным раменам!
Феб, сниди к нам.

Иль ты, смеющась Эрицина,
Отрада всех сердец едина,
С тобой — порхающий Эрот;
60 Иль ты, отец сего потомства,
После столь долгого презорства,
Воззришь на сей злосчастный род,
О Марс! Он твой!

Увы! И ты уж насыщенный —
65 То ль кровью град сей умащенный! —
Ты, коего дух веселит
Блеск шлемов, ратный крик, удары
И пеша мавра взоры яры
На вражеский кровавый вид
70 Средь жару битв.

Иль ты, крылами одаренный,
Во образ юный облеченный,
Средь нас восхощешь обитать,
О сын священныя Плеяды!
75 За кесаря в победу правды
Благоволиши сан принять,
И месть воздать?

Не скоро в небо возвращайся,
С утехой, долго обращайся
80 Среди Квириновых детей,
Ниже злодействы раздраженна
Тебя ветр быстрый, восхищенна,
Да не воздымет верх зыбей
В эфир отсель.

85 Здесь паче всех торжеств сиянье,
Здесь нежное отца названье,
И первенства прими ты честь.
Не попусти, ах! Мидян злобных,
Сих конных ратовать суровых,
90 Воздай достойную им месть —
Ты кесарь есть!

Впервые: «Приятное и полезное препровождение времени», М., 1796, ч. 11, с. 27—29.

[8/18Котельницкий А. М.


Уже довольно снега, довольно жестокого града отец богов ниспослал на землю; пламеннобагровою десницею устремлял он молнии на священные высоты и привел Рим, привел вселенную в ужас — не возвратится ли паки страшный тот век, когда Пирра жаловалась на неслыханные чудеса. Протей гонял на высокие горы пасти сонмы морских чудовищ. На вершине вязов, обыкновенном прежде седалище голубей, водворялись рыбы, и высоко по наводнившему земли морю плавали дрожащие серны. Видели мы, как светложелтый Тибр, быстро отвратя вспять волны от брегов этрусских, стремился низвергнуть древние царские чертоги купно с храмом Весты. Принесла Рея жалобу, и чрезмерно простер мщение, далеко, против воли Зевса, повергся за пределы левого брега толико жене преданный Тибр. Услышит малочисленное по преступлению отцов потомство, услышит, как граждане на граждан изощряли мечи (о если бы лучше погибли от них вредоносные персы!); оно услышит кровавые сечи. Кого из богов воззвать народу на помощь погибающей Империи? Какими мольбами священным девам смягчить непреклонную Весту? На кого Зевес возложит сан примирителя? Сниди наконец, молим тебя, о ты, одевай облаки светозарные рамена, провидец Аполлон! Или благоволишь паче ты, кротко осклабляющаяся Эрицина, окрест коей порхают резво игры с Купидоном. Или удостоишь ты, отче, воззреть на забвенное племя потомства. Ах! Уже насытило тебя долговременное чрезмерно позорище смертоубийства, о ты, коего веселит воинский крик, сверкающие шлемы, и свирепый взор, бросаемый мавром, пешим ратником, на кровавого неприятеля! Или ты, крылатый сын священной Майи, воспряв на земле образ юноши, удостоишь нарицать тебя отмстителем кесаревым. Не возвращайся скоро в небеса, долго разливай пребыванием твоим веселие среди народа квиритов, не улетай быстро оскорбленный нашими пороками. Возлюби паче здесь высокие триумфы, здесь возлюби имя отца и первоименитого; не попусти мидским всадникам ратовать против нас без мести, когда ты предводительствуешь воинством, кесарь!

Впервые: «Приятное и полезное препровождение времени», М., 1796, ч. 11, с. 28—29.

[9/18Крешев И. П.


Довольно граду и снегов
Отец наслал земле, с размаха
Бросая в куполы богов
Десницей молнию!.. Дал страха

5 И Риму, и народам!.. Дал
Век Пирры, думали, с хаосом
Чудес вернется вновь: когда
Протей гнал скот вверх по утесам;

Когда в местах для голубей,
10 На высях вязов висли рыбы
И серны плыли средь зыбей,
Заливших земляные глыбы.

Мы зрели желтый Тибр: назад
Катясь от вод этрусских, в гневе
15 Грозил он камням колоннад,
И Храму Нумы, Весте-деве.

Поток, заступник женин, он
За плач Илии вел расправу —
И левый берег затоплен,
20 Хоть Зевсу то и не по нраву.

Грехом отцов разрежены,
Услышат внуки, что Квириты
Точили, в стыд своей страны,
Тот меч, которым Персы биты.

25 К кому же из богов народ
Взовет пред гибельным паденьем?
Не к Весте ль? Но и хоровод
Дев чистых ей наскучил пеньем.

Кому ж Юпитер даст в удел
30 Быть избавителем?.. Приди ты,
Жрец-Аполлон, чьи плечи — мел,
Сияньем облака облиты!

Или с улыбкой вечной ты,
Эрицина, с игривым хором!
35 Иль ты, родитель, с высоты
Род гибнущий помилуй взором!

Но ты еще не сыт войной,
Ты шлемы любишь, свалку с криком,
И Марса взор, в труп кровяной
40 Врага вперенный в блеске диком.

Но ты уже среди земли
Явился юношей, крылатый
Сын нежной Майи! Нарекли
Тебя отмстителем утраты...

45 Замедли ж поздний свой возврат
На небо! Долго будь оплотом
Меж граждан; в гневе на разврат
Наш, не спеши в эфир полетом!

Тебя зовут: «Наш вождь! Отец!»
50 Здесь торжество твоим победам;
Не гарцевать безвредно Медам,
Твой видя Кесарский венец.

Впервые: «Сын Отечества», 1858, № 12, с. 337.

[10/18Литвинов Д.


Поверженной Земле с разверзшихся небес
Уж вдоволь ниспослал с недобрыми снегами
Потоков проливных всевышний наш Отец
И Город вдруг притих, как напряженный камень,

5 Притих людской народ, не смея угадать,
Что вот он, Пирры век, теперь — по наши души,
Когда повел Протей наверх свои стада,
Повел их по холмам пастись на чуждой суше.

И вяза на ветвях, где воробьи дрались,
10 Там ходит голавень и окунь красноперый,
А поверху плывет, откуда ни возьмись,
Пугливая овца, влекомая напором...

Мы видели, как Тибр в венце крученых волн
Вдруг разом поднялся, чтоб царские твердыни
15 Смести с лица Земли, чтоб смыть святой престол —
Великой Весты храм, незыблемый доныне.

Услышат, как отцы железом и огнем
Друг друга рвали плоть на Родины обломках,
Услышат о полях, засеянных свинцом,
20 Стараньями отцов немногие потомки.

И вот теперь кого? какого бога звать?
Кто нам вернет назад былую нашу славу?
И стоит ли мольбой без толку утомлять
Глухие небеса над храмом величавым?..

2014 г.

[11/18Маршак С. Я.


Когда стада свои на горы
Погнал из моря бог Протей, —
В лесных деревьях, бывших прежде
Убежищем для голубей,

5 Застряли рыбы. Лани плыли
По Тибру. Тибр поворотил
Свое течение и волны
На храм богини устремил

И памятник царя...

Маршак С. Я., «В начале жизни: Страницы воспоминаний», М., 1962, с. 80.. Фрагмент; ст. 7—16.

[12/18Немировский А. И.


Богу гремучему в ярости что ли
Снега сыпучего мало для нас,
Если десницею он Капитолий
Грозно потряс.

5 Кажется, Пирры время настало,
Страшных знамений и бедствий людских,
Снова Протей загоняет на скалы
Тварей морских.

Рыбы по кронам пасутся древесным,
10 Тем, что голубкам давали приют,
И по волнам над затопленным лесом
Лани плывут.

Мало и Тибру в Этрурии места.
Мутный, чудовищ он стал буйней.
15 Приступом взял он святилище Весты,
С домом царей.

Иль вдохновленный праведным гневом
Или же волю небес он презрел.
И затопить весь берег он левый
20 Сам захотел?

Впервые: Немировский А. И., «История древнего мира: Античность», М., 2000, т. 2, с. 185.

[13/18Облеухов Д.


Ярые грады и снеги бросая,
Ими Юпитер всю землю покрыл;
Верх капитольский перуном сражая,
Град устрашил.

5 Мир устрашил он; не снова ль жестокий
Пирры в ужасности век днесь настал,
Где всех чудовищ на горы высоки
Про́тей гонял?

Рыбы скрывались где голуби жили,
10 Вязов высоких погрязши в листах;
Робкие серны все по морю плыли,
Гибли в волнах.

Зрели мы, желтый как Тибр обратился
Быстро от брега этрусского вспять;
15 Царски чертоги, храм Весты стремился
Он разрушать.

Рея стонала — для ней Тибр в отмщенье
Быстро повергся за левый свой брег;
Волю Юпитера в яром стремленье
20 Сем пренебрег.

Малый потомков род внемлет те брани,
В коих гражда́не карали гражда́н;
Лучше б на вражеский гнев устремляли
Войски парфян.

25 Ныне при гибели, к нам приближенной,
В помощь кого из богов всех воззвать?
Как непреклонную Весту священны
Девы смягчат?

Кто примиритель наш будет избранный,
30 Коим прощенье пошлет к нам Зевес?
Сни́ди во облаке, Феб светозарный,
Сни́ди с небес!

Ты, Эрицина, будь нашей защитой,
С коей порхают любовь и игры́;
35 Или на племя, тобою забыто,
Марс, ты воззри!

Бранью кровавой уж ты насыщенный,
Коего шлемы и вопль веселит,
Мавром противу врага устремленный
40 Яростный вид —

Иль ты восхочешь, сын Масси священной,
Юноши образ прияв на земле,
Мстителем Цезаря быть нареченный
Нас посреди.

45 Не возвращайся к богам, но в весельи
Долго с квиринами ты обитай;
И, раздраженный за их преступленья,
Не отлетай!

Лучше, на славны триумфы взирая,
50 Здесь ты в названьи отца пребывай,
Нами на парфов в боях управляя,
Их сокрушай!

«Друг просвещения», М., 1806, ч. 3, № 9, с. 142—143.

Перевод 2-й Горациевой оды к Августу Цезарю.

[14/18Порфиров П. Ф.


Довольно и снегов губительных, и граду
Послал земле Отец и, огненной рукой
Разрушивши твердынь священную ограду,
Встревожил Рим родной.

5 Дрожали племена, ужель вернется снова
Век Пирры, век чудес невиданных, когда
Протей погнал со дна морского
На выси гор свои стада,

И рыба виснула на ивах по вершинам,
10 Где прежде был приют для диких голубей,
И лани робкия поплыли по пучинам
Среди вздымавшихся зыбей.

Мы видели, как Тибр разлился желтоструйный
И, устремившись вспять, к этрусским берегам
15 Потек стремительно, чтоб смыть волною буйной
Дворец царя и Весты храм,

За слезы Сильвии жестоко отомщая
В супружней верности, и волнами реки
Затоплен левый брег, хоть месть была такая
20 Отцу вселенной вопреки.

О том, как граждане не на врагов суровых, —
Точили для себя междоусобный нож,
Услышит некогда из-за грехов отцовых
Редеющая молодежь.

25 К кому-же из богов народ во дни несчастья,
В дни смуты воззовет? С чем хор безбрачных дев
К богине притечет, коль Веста без участья
Им внемлет, к пенью охладев?

Кого, кого пошлет смыть наши злодеянья
30 Юпитер? — О, сойди, к молениям склонен,
Одевший облаком рамен своих блистанье,
О, прорицатель Аполлон.

Иль ты благоволишь прийти с улыбкой ясной,
Венера, вкруг кого витают смех и страсть,
35 Иль, прародитель-Марс, узрев свой род несчастный,
Ты отведешь теперь напасть,

Ты, распрей горькою и долгой пресыщенный,
Взлюбивший шлемов блеск, клич ратных голосов
И взор суроваго марсийца, обращенный
40 На окровавленных врагов.

Иль, воплотившись, ты, сын Майи благодатной,
Крылатый, в юношу земного, может быть,
Спасешь нас, вняв мольбе народа многократной
За гибель Цезаря отмстить.

45 К себе на небеса помедли возвращеньем,
Чтоб долго и светло меж нами жить ты мог,
И пусть разгневаннаго нашим преступленьем
Тебя летучий ветерок

Подольше не умчит: но здесь, средь дел великих,
50 Владыкой и Отцом дозволь тебя нам звать,
И — Цезарь! — не давай отрядам парфян диких
Без наказанья бунтовать.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

1902 г. К Цезарю Августу. Гораций, вспоминая о необыкновенных явлениях природы, ознаменовавших убиение Юлия Цезаря, и о гражданских смутах, взывает к богам о спасении отечества.


Ст. 7. Протей — морской бог, пасший тюленей и дельфинов — стада Амфитриты, жены Нептуна.

Ст. 17. Рея Сильвия, после рождения Ромула и Рема, была брошена в Тибр, по приказанию царя Апулия, и сделалась женою Тибра — бога этой реки. Преданный и верный своей супруге (uxorius), которая до слез опечалена насильственною смертью своего потомка — Юлия Цезаря, Тибр грозить Риму разрушением.

Ст. 20. Юпитер считался покровителем Рима.

Ст. 35. Марс был отцом Ромула и Рема.

Ст. 39. Горцы сабелльскаго племени — марсийцы прославились храбростью в союзническую войну.

Ст. 41. Меркурий, сын Юпитера и Майи, дочери Атланта. Здесь под видом Меркурия Гораций изображает императора Октавиана Августа.

Ст. 49. Боги и обоготворенные герои уносились на небо в дуновении ветра.

[15/18Тучков С. А.


Давно Юпитер всемогущий,
Давно небесный снег и град,
Давно перуны, страх несущи,
Поля и грады пустошат;
5 Давно прошли счастливы лета —
Разлился страх в столице света!

Твое отмщенье устрашает
Народ возвратом строгих дней!
Век Пирры в страхе он мечтает,
10 Трепещет участи своей,
И ждет, страдая в злой печали,
Чудес, что землю колебали!

О век жестокий! Век ужасный!
Где только смерть встречал лишь взор!
15 Стада Нептуновы безгласны
Поверх крутых носились гор.
В древах, где птицы сокрывались,
Там сонмы рыб остановлялись.

Дрожаща серна, изумленна,
20 Теряла быстрость ног своих
И, в страхе лютом похищенна
Водой с лесистых гор крутых,
Неслася шумною волною,
Не зря земли перед собою.

25 Мы зрели в гневе Тибр надменный,
Как он валы свои взносил,
Седою пеной отягченны, —
Разрушить Весты храм грозил!
Катясь за брег валы стонали,
30 Чертоги Нумы трепетали!

Но Тибр в печали сострадает,
Супруги нежной зря тоску;
Бурливы воды разливает,
Смиряет бег их по песку.
35 Внимая грусть и огорченье,
Стремит на левый брег волненье.

Познают римляне в печали
И в лютой горести своей,
Что кровью нашей обагряли
40 Мы светлый блеск своих мечей —
Мечей, что должно устремленье
Хранить парфян на сокрушенье.

Познают дерзкие гражда́не,
Что род их стал умален злом,
45 Познают юные римля́не
Оружья пагубного гром!
Содро́гнутся, внимая слову,
Гласящу нашу брань сурову!

К кому теперь вносить моленье,
50 И бога коего просить?
Чтоб он Империи паденье
Мог силой власти отвратить!
Кто лютым страхом пораженных
Защи́тит ныне дев священных?

55 Богиня в гневе не внимает
Их более молитвы слов.
И чем Зевес еще желает
Очистить наших тьму грехов?
О бог! Судеб предвозвещатель,
60 Будь ныне нам отрад податель!

Спустися к нам в сияньи ясном,
Великий Аполлон, спустись!
Венера в образе прекрасном
С толпой приятств драгих явись!
65 О Марс, любящий крови токи,
Где ты во дни сии жестоки?

Ты, кой с приятностью взираешь
На храбрость бодрственных сердец,
Почто свой зрак ты отвращаешь
70 От тех, которым был отец?
Внемли усердное моленье,
И прекрати врагов стремленье!

Иль ты, что в образе героя
Пришел смерть Кесаря отмстить,
75 Наш бог! Ты, счастье нам устроя, —
Ах! — если б мог ты вечно жить!
В тебе блаженство Рим считает,
Тобою в славе он сияет!

Не возвращайся бог народа,
80 В страны, отколь исходит свет, —
Доколь не у́зрим, что свобода
И правда в тишине цветет.
И оскорбяся тьмой пороков,
Не будь виною слезных токов.

85 Ты здесь являй побед блистанье,
И дай нам слышать славы глас!
Отца отечества названье
Внимать люби всегда меж нас!
Да не дерзнут враги отныне
90 Восстать противу нас в гордыне.

Впервые: Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 44—47.

Ода II. Отмщение богов за смерть Кесаря, Август только один может спасти Республику.


Ст. 6. Столица света; так назывался Рим потому, что во время Августа римляне владели почти всем известным тогда светом.

Ст. 9. Пирра; супруга Девкалионова; в ее время последовал потоп, который греки и римляне называют всемирным, и который соответствует Ноеву потопу Св. писания.

Ст. 30. Нума Помпилий; второй царь римский; первый учредил порядок богослужения и дал законы римлянам.

Ст. 32. Супруги нежной. Упоминает о Калипурнии, супруге Юлия Кесаря, которая имела дом на правом берегу Тибра.

Ст. 40. Блеск своих мечей. Говорит о междоусобных бранях, когда диктаторы домогались самодержавной власти.

Ст. 42. Парфяне; Парфяния, ныне Саблестан; область, находящаяся в Азии и составляющая часть Персии. Оная граничит с Хоросаном и простирается до реки Инда.

Ст. 54. Дев священных. Говорит о весталках, жрицах богини Весты.

Ст. 62. Аполлон, Феб, Солнце. Бог света, Муз, красноречия, и предвозвещаниев или оракулов.

Ст. 65. Марс, бог войны. Его почитали римляне отцом Ромула и Рема, основавших Рим.

Ст. 74. Смерть Кесаря. Говорит о императоре Августе.

[16/18Фет А. А.


Довольно уж Отец и градом и снегами
Всю землю покрывал, ничем неумолим:
Уж под его рукой, краснеющий громами
Трепещет Древний Рим.

5 Трепещет и народ, чтоб Пиррину годину,
Исполненную чуд, опять не встретил взор,
Тот век, когда Протей погнал свою скотину
Смотрети верхи гор,

И рыба втерлась там в вязовые вершины,
10 Где горлице лесной была знакома сень,
И плавал посреди подвижныя пучины
Испуганный олень.

Мы видели, как Тибр, поворотя теченье,
С этрусских берегов, желтеющей волной
15 На памятник царя направил разрушенье,
На Весты храм святой.

Стенаньем Илии на мщенье ополченный,
Он левым берегом, волнуяся, потек:
Потек наперекор властителю вселенной
20 Супружеский поток.

Да! Некогда про меч, покрытый кровью брата,
Блистати назначен победой над врагом,
Услышит молодежь, от отчего разврата
Уж малая числом.

25 Какое божество молити? Кто поможет
Народу изо всех в превратностях судьбы?
Какая песня жриц заставить Весту может
Девичьи внять мольбы?

Где очиститель, нам Юпитером избранный?
30 Но ты же все прийди, молением смягчен,
Увивши рамена одеждою туманной,
Вещатель Аполлон!

Сойди, блестящая улыбкой Эрицина,
Тебя Амур и Смех сопровождают в путь,
35 Иль удостой на чад возлюбленного сына
Сам праотец взглянуть!

Увы! Насытился кровавою игрою
Ты, любящий шелом воинственный и крик,
И Марса пешего над вражьей головою
40 Ожесточенный лик.

Склони, сын Майи, стань с проворными крылами
На образ юноши земной переменить:
Будем признавати, что избран ты богами
За Цезаря отмстить.

45 Надолго осчастливь избранный град Квирина:
Да не смутит тебя граждан его порок,
И поздно уж от нас подымет властелина
Летучий ветерок.

Триумфы горькие и славное прозванье
50 Владыки и отца принять не откажи,
И мида конного строптивое восстанье
Ты, Цезарь, [не] накажи.

Впервые: «Русская анфология, или выбор лучших поэзий подлинных и переводных», Львов, 1854, ч. 1, с. 121—122; без подписи.

К Меценату. Ода I Горация.

[17/18Фет А. А.


Довольно уж Отец и градом и снегами
Всю землю покрывал, ничем неумолим:
Уж под его рукой, краснеющей громами,
Трепещет Древний Рим.

5 Трепещет и народ, чтоб Пиррину годину,
Исполненную чуд, опять не встретил взор,
Тот век, когда Протей погнал свою скотину
Смотреть вершины гор,

И рыба втерлась там в вязовые вершины,
10 Где горлице лесной была знакома сень,
И плавал посреди нахлынувшей пучины
Испуганный олень.

Мы видели, как Тибр, поворотя теченье,
С этрусских берегов, желтеющей волной
15 На памятник царя направил разрушенье,
На Весты храм святой.

Стенаньем Илии на мщенье ополченный,
Он левым берегом, волнуяся, потек:
Потек наперекор властителю вселенной
20 Супружеский поток.

Да! Некогда про меч, покрытый кровью брата,
Назначенный блистать победой над врагом,
Услышит молодежь, от отчего разврата
Уж малая числом.

25 Какое божество молить? И кто поможет
Народу изо всех в превратностях судьбы?
Какая песня жриц заставить Весту может
Девичьи внять мольбы?

Где очиститель, нам Юпитером избранный?
30 Ты наконец прийди, молением смягчен,
Увивши рамена одеждою туманной,
Вещатель Аполлон!

Сойди, блестящая улыбкой Эрицина,
Тебя Амур и Смех сопровождают в путь,
35 Иль удостой на чад возлюбленного сына
Ты, праотец, взглянуть!

Насытился, увы, кровавою игрою
Ты, любящий шелом блестящий, бранный крик,
И Марса пешего пред вражьею толпою
40 Ожесточенный лик.

Свой образ, Майи сын, с проворными крылами
На образ юноши земной переменить
Спеши! Признаем мы, что избран ты богами
За Цезаря отмстить.

45 Надолго осчастливь избранный град Квирина:
Да не смутит тебя граждан его порок,
И позже пусть от нас подымет властелина
Летучий ветерок.

Триумфы горькие и славное прозванье
50 Владыки и отца принять не откажи,
И мида конного строптивое восстанье
Ты, Цезарь, накажи.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

1856 г. Од. II. Трудно с достоверностью определить год, когда сочинена эта ода; но всего вероятнее, она относится к 727 году, когда Октавий принял титул Августа, за день до наводнены в Риме от разлившегося Тибра.


Ст. 1. Отец богов и людей, и просто: отец, Юпитер.

Ст. 5. Наводнения при Девкалионе и Пирре.

Ст. 15. Дворец Нумы Помпилия.

Ст. 17. Известный миф об Илии, или Реи Сильвии. Родивши Ромула от Марса, она брошена была Амулием в Тибр, отчего этот поток, в отношении к ней, назван супружеским.

Ст. 20. Юпитер, патрон римского народа, мог захотеть устрашить, но не погубить Рим.

Ст. 22. У Горация должно налету ловить связь и отношение отдельных частей од; здесь он вдруг переходит к бедствиям гражданских войн, которых никак забыть не может. «Мы наказаны», говорит он, «наводнением за междоусобия, о которых наши потомки будут вспоминать».

Ст. 33. Одно из имен Венеры.

Ст. 36. Марс.

Ст. 39. Марзы — народ воинственный в западной Африке, у подошвы Атласа, в соседстве нумидийцев.

Ст. 42. Гораций просит Меркурия, отбросив крылья, принять образ юноши Августа.

Ст. 44. За убиение Юлия Цезаря.

Ст. 45. Квирин — прозвание Ромула, носившего дротик, называемый quiris.

Ст. 51. Миды, мидяне, парфы, персы — постоянные враги Рима.

[18/18Шатерников Н. И.


Уж довольно стлал по земле Юпитер
Снег и страшный град, — и десницей алой
В кремль святой метнув своих молний стрелы,
Рим напугал он,

5 Всех страша людей, не вернулся б грозный
Пирры век, чудес небывалых время,
Как Протей загнал из морей на горы
Стадо морское:

В сучьях вяза — рыб застревало племя,
10 Там, где раньше был голубям лишь доступ,
Сушу вал морской заливал, и плыли
Робкие лани.

Желтый Тибр, назад повернувши волны,
Их от моря мчал, накопляя ярость,
15 Царский смыть чертог угрожал и Весты
Храмы святые.

Шел, как мститель, он — и, роптаньям горьким
Вняв жены своей, нарушал он волю
Неба, левый брег затопив волнами,
20 Илии верный.

Нож точили мы на своих же граждан, —
Лучше б персам злым от него погибнуть.
Юность знает то, а ее все меньше...
Грех в том не наш ли?

25 Гибнет Рима власть, — и какого бога
Будет звать народ? И с какой мольбою
Дев святой собор перед Вестой станет?
Тщетны моленья!

Наш великий грех искупить кому же
30 Небо даст? Приди, появись, внемли нам, —
Тучей весь овит по плечам блестящим,
Феб-прорицатель!

Ты ль с улыбкой нам, о Венера, хочешь
Помощь дать? С тобой и Эрот, и Шутки.
35 Ты ли вспомнишь нас, позабытых внуков,
Марс-прародитель?

Сыт ты, страшно сыт от кровавой бойни;
Любишь клич войны и сверканье шлемов,
Любишь грозный взгляд на врагов убитых
40 Римской пехоты.

Или ты, свой вид изменив, крылатый
Майи сын, средь нас — человеком юным,
Терпишь речь о том, что пришел за гибель
Цезаря мститель?

45 О, поздней, поздней возвратись на небо!
Счастлив будь! Народ не покинь Квирина!
Ветер пусть тебя не умчит порывный,
Если за грех наш

В гневе ты! О, нет! Полюби триумфы
50 Здесь, отцом зовись, из сограждан первым,
И не дай набег совершать без мести
Мидянам, Цезарь!

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

ОДА 2. Написана, вероятнее всего, в 21 году. Гораций призывает богов положить конец гражданским войнам, причем обожествляет Августа под видом Меркурия и называет его мстителем за гибель Юлия Цезаря.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016