КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xiv


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Брюсов В. Я. Востоков А. Х. Вяземский П. А. Гинцбург Н. С. Глусский В. В. Головков Г. А. Милонов М. В. Надеждин Н. Порфиров П. Ф. Пупышев А. М. Савинский А. Семенов-Тян-Шанский А. П. Тарловский М. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/18Брюсов В. Я.


О, корабль! ведь умчит в море волнение
Вновь тебя! Погоди! В гавань надежную
Поспеши. Иль не видишь,
Что твой бок потерял весло,

5 И что мачту снесло яростным Африком,
И что снасти скрипят, что бесканатные
Еле могут бороться
С беспощадными волнами

Кили? Нет у тебя крепкого паруса,
10 Нет богов, коих ты кличешь в несчастии.
Хоть сосна с брега Понта,
Дочь дубравы достойнейшей,

Ты напрасно горда ростом и именем:
И корме расписной кормщик испуганный
15 Не поверит. Ты ж бойся,
Чтоб не стать бурь игралищем.

О, забота моя, прежде унылая,
Ныне радость моя, дума немалая, —
Меж белеющих Киклад
20 Избегай волн бушующих.

1916 г. «Зарубежная литература в переводах Валерия Брюсова», М., 1994, с. 43.

[2/18Востоков А. Х.


Не опять ли, корабль, волны несут тебя
В море? Ах придержись якорем в пристани
Тихой. Разве не видишь:
Обе скамьи лишенны весл?

5 Ветром щогла твоя бурным надломлена,
Снасти стонут. Корма может ли противу
Стать, без крепких канатов,
Напирающей силе волн!

Ветрил нет у тебя целых, и нет уже —
10 Коих можно б призвать в нужде — богов твоих.
Тщетно родом гордишься,
Что из славных Понтийских сосн

Ты состроен. Вотще хвалишься именем;
Не защита пловцу лепая живопись,
15 Коей ты изукрашен.
Берегись, чтоб опять не стать

Злых игралищем бурь. Сколько недавно мне
Стоил слез ты, корабль, сколько забот теперь!
Не вдавайся в неверну
20 Зыбь, где много блестящих скал.

1805 г. Востоков А. X., «Стихотворения», Л., 1935, с. 299.

[3/18Вяземский П. А.


Куда летишь? К каким пристанешь берегам,
Корабль, несущий по волнам
Судьбы великого народа?
Что ждет тебя? Покой иль бурей непогода?
5 Погибнешь иль прейдешь со славою к векам,
Потомок древних сосн, Петра рукою мощной
Во прах низверженных в степях, где Бельт полнощный,
Дивясь, зрел новый град, возникший средь чудес?
Да будет над тобой покров благих небес!

10 Мы видели тебя игрой сердитой влаги,
Грозой разбитый мачт конец твой предвещал;
Под блеском молний ты носился между скал,
Но силою пловцов, чад славы и отваги,
На якорь опершись, ты твердо устоял,
15 Недаром ты преплыл погибельные мели,
О тучи над тобой рассек приветный свет;
Обдержанный под бурей бед,
Незримым кормщиком ты призван к славной цели.

Шести морей державный властелин.
20 Ты стой в лицо врагам, как браней исполин!
Давно посол небес, твой страж, орел двуглавый
На гордом флаге свил гнездо побед и славы.
Пускай почиет днесь он в грозной тишине,
Приосенив тебя своим крылом обширным!
25 Довольно гром метал ты в пламенной войне
От утренних морей к вечерней стороне.
Днесь путь тебе иной: теки к победам мирным!
Вселенною да твой благословится бег!
Открой нам новый мир за новым небосклоном!
30 Пловцов ты приведи на тот счастливый брег,
Где царствует в согласии с законом
Свобода смелая, народов божество;
Где рабства нет вериг, оков немеют звуки,
Где благоденствуют торговля, мир, науки
35 И счастие граждан — владыки торжество!

1819 г. Впервые: «Остафьевский архив кн. Вяземских», СПб., 1899, т. 1, с. 251.

[4/18Гинцбург Н. С.


Эй, корабль, унесут в море тебя опять
волны! Что ты творишь? Твердо назад держи
в гавань! Разве не видишь —
борт уж, весел лишен, трещит,

5 мачта сломлена злым ветра порывом; все
реи стонут-кряхтят; корпус же твой едва ль,
всех канатов лишенный,
сможет выдержать властных вод

натиск? Нет у тебя паруса, цел чтоб был;
10 нет и бога, кого б вновь ты в беде мог звать.
Будь из кедров понтийских;
будь славнейшего леса сын;

родом, именем пусть хвастаешь — пользы нет;
веры ни́чуть не даст цвету кормы моряк
15 робкий. Ветра ж игрушкой
стать, не ну́дит коль рок, страшись!

Ты, что прежде внушал страх, отвращенье мне,
ныне ж — только предмет жалости тяжких дум;
прочь от вод, что разлились
20 между светлых Цикад, беги!

«Гермес», Пг., 1910, № 15, с. 400.

[5/18Глусский В. В.


О корабль, отнесет в море тебя поток
новый. О, что творишь? Быстро свою займи
гавань или не видишь:
без весла и гребцов широк,

5 тяжко ранен еще скоростью Африка,
реи будут стонать, и от канатов наг;
разве властен на море
тверд ли киль, что выдерживать

станет? Нет у тебя целых холстов льняных,
10 и богов, вновь чтоб звать, если придавлен злом...
Хоть и мачта из Понта,
благородная дочь лесов,

сбросишь званье и род ты бесполезные:
боязливый моряк на расписной корме
15 море не рассечет, ох,
ты не будешь тогда ветрам

даже игрищем. Мне прежде томление
раздражилось забот жаждой немалою,
в глади блеска разлитой
20 пробежишь мимо ты Киклад.

[6/18Головков Г. А.


Корабль! Унесут тебя новые волны
В открытое море. Скорей занимай
Спокойную гавань! В гордыне безмолвной
Застигнет тебя ураган невзначай.
5 Не видишь ты разве, что весла сломались,
Что мачта и реи под ветром трещат,
Что ломится кузов, что ванты порвались,
Что волны сварливые килю грозят?
Твоих парусов не окажется скоро.
10 Где боги, чтоб с верой призвать их в борьбе?
Нет, сын знаменитый понтийского бора,
Не чванься ты родом — не верит тебе,
Бортам расписным твоим верить не может
Моряк боязливый. Ты буре открыт.
15 Корабль, что давно уж мне душу тревожит,
Что ныне тоскою жестокой томит,
Пройди невредимо чрез рифы Цикладов,
Под мирную кровлю забытых пенатов!

1888 г. Головков Г. А., «Сочинения», Харьков, 1894, с. 39—40.

<2 января 1888 г.>

[7/18Милонов М. В.


Не вновь ли, о корабль, добыча непогоды,
Ты мчишься по волнам и пенишь бурны воды?
Зачем не в пристани ты держишься своей?
Иль мало испытал свирепости морей?
5 Уж веслы прочь летят! уж стонут крепки снасти,
И щогла, затрещав, распалася на части!

Куда без ветрил ты направишь свой полет?
Спасителей-богов с тобою боле нет!
Смолистая корма готова сокрушиться,
10 И вихрем вздутый вал к ней с смертию стремится!
Ни имя славное родной твоей страны,
Ни ребра, что из сосн понтийских сплетены,

Испуганным пловцам ничто уж не защита.
Коль милует еще судьба тебя сокрыта —
15 Не будь в бездействии! Ах, сколько горьких слез
И страха мне, корабль, недавно ты нанес!
Брегись опасных скал, брегись цикладской мели:
Могущи корабли от них не уцелели.

Впервые: «Санкт-Петербургский вестник», СПб., 1812, ч. 2, № 6, с. 260.

[8/18Надеждин Н.


О несчастный корабль! Снова влечешься ты
В бурное море!.. Ах, что ты!.. Куда твой бег?
О, спеши, спеши в пристань
Иль не видишь ты?.. Где твои

5 Весла? Мачту твою буйный воюет вихрь;
Райны стонут, трещат; снасти оборваны...
И тебе устоять ли
Против бурных, кипящих волн?

Нет ветрил у тебя... И покровители
10 Боги волнам твоим внять отрекаются!..
Тщетно, тщетно надменный
Дубрав мрачных понтийских сын

Ты гордишься теперь древнею славою!..
Нет! Кормы пестротой не обольстить тебе
15 Робких плавателей! Бойся
Быть игралищем ярых волн!

Ах! Давно по тебе дух сокрушался мой?..
И опять с тоской должно дружиться мне!
О! Беги пучин грозных,
20 Воющих вкруг цикладских скал!

«Вестник Европы», 1828, ч. 160, № 14, с. 116; подпись: «Н. Н.»

[9/18Порфиров П. Ф.


Корабль! Cмотри, чтоб шквал опять тебя не бросил...
О, что ты делаешь? Войди же в порт смелей.
Не видишь разве ты, что весел
Уж нет на палубе твоей,

5 И мачта сломана свистящим ураганом,
Канаты порваны, и реи все скрипят,
И киль твой, бездною объят,
Чуть спорит с мощным океаном?

Нет у тебя теперь ни целых парусов,
10 Нет на корме богов, кто б внял твоим невзгодам
И хоть от дочери прославленной лесов,
Ты от сосны понтийской родом,

Напрасно именем кичишься ты своим:
Испуганный пловец не верит в час ужасный
15 Росписанной корме. О, берегись, несчастный.
Игрушкой стать ветрам морским.

Немало давший мне волненья и досады,
Теперь — предмет тоски и тягостных заботь,
Корабль, беги от бурных вод,
20 Где блещут белые Циклады.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Республике. Уподобление государства кораблю, плывущему по морю — то спокойному, то бурному — часто встречается у древних поэтов.


Ст. 10. На кормовой части корабля помещались изображения богов-покровителей (tutela navium).

Ст. 12. Понт славился корабельным лесом.

Ст. 20. Цикладские острова изобиловали мрамором. Среди этих скалистых островов плавать на корабле было особенно опасно.

[10/18Пупышев А. М.


Ты — корабль. И вновь тебя несет
В море бурный вал. Назад, несчастье!
Борт пробит, и кормчий не спасет
Груз в каюте, паруса и снасти.

5 Накренись чуток, уйдешь на дно,
Африком расшатаны все скрепы.
Весла где? Потеряны давно!
Мачты нет — она разбита в щепы!

О, предмет несбыточной мечты...
10 Помыслов моих вчерашних, горьких!
Навсегда ушел, казалось, ты,
Что ж опять собрал матросов стольких?!

2010 г.

К республике.

[11/18Савинский А.


Куда, корабль, куда стремишься
Ты от родимых берегов?
Почто ты, дерзновенный, мчишься
Без вервий, мачт и парусов?
5 Надменный сын лесов понтийских,
Страшися берегов ливийских!

Воззри — там скалы-исполины
Тебе восстали на пути;
А там цикладские пучины
10 Тебя готовы погребсти;
Там — африканский ветр бурливый
Ломает сосны горделивы.

Воззри — там ярый Понт клокочет,
Вздымая волны до небес;
15 Там молний блеск, там гром грохочет;
Тобою раздражен Зевес.
Повсюду гибель неизбежна —
Лишь пристань для тебя надежна.

«Соревнователь просвещения и благотворения», СПб., 1818, ч. 2, с. 97—98.

Перевод XII Горациевой оды из I книги.

[12/18Семенов-Тян-Шанский А. П.


О корабль, вот опять в море несет тебя
Бурный вал. Удержись! В гавани якорь свой
Брось! Ужель ты не видишь,
Что твой борт потерял уже

5 Весла, бурей твоя мачта надломлена,
Снасти страшно трещат, скрепы все сорваны,
И едва уже днище
Может выдержать грозную

Силу волн? Паруса — в клочья растерзаны;
10 Ни богов на корме, в бе́дах прибежища.
И борта расписные
Из соснового дерева,

Что в понтийских лесах, славное, срублено,
Не помогут пловцу, как ни гордишься ты.
15 Берегись! Ведь ты будешь
Только ветра игралищем.

О, недавний предмет помысла горького,
Пробудивший теперь чувства сыновние,
Не пускайся ты в море,
20 Что шумит меж Цикладами!

Впервые: «Гермес», Пг., 1916, № 4, с. 98—99.

Ода 14. К Республике. Размер: Алкеева строфа.


Республика аллегорически изображена в виде гибнущего корабля.

Ст. 20. Циклады — каменистые острова Эгейского моря.

[13/18Семенов-Тян-Шанский А. П.


О корабль, отнесут в море опять тебя
Волны. Что́ ты? Постой! Якорь брось в гавани!
Неужель ты не видишь,
Что твой борт потерял уже

5 Весла, бурей твоя мачта надломлена,
Снасти жутко трещат, скрепы все сорваны,
И едва уже днище
Может выдержать властную

Силу волн? У тебя нет уж ни паруса
10 Ни богов на корме, в бе́дах прибежища.
Хоть сосною понтийской,
Леса знатного дочерью,

Ты как матерью горд, — род непричем уж твой:
На твой борт расписной можно ль надеяться
15 Моряку? Ведь ты будешь
Только ветра игралищем.

О недавний предмет помысла горького,
Пробудивший теперь чувства сыновние,
Не пускайся ты в море,
20 Что шумит меж Цикладами!

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 43.

(2) Ода 14. Эту Оду приводит ритор Квинтилиан (I век н.э.) как образец аллегории, в которой под кораблем разумеется римское государство (Jnst. Orat. VIII, 6, 64). Время написания неизвестно, но возможно, что она относится ко времени битвы при Акциуме. Размер: 3-я Асклепиадова строфа.

(2) К Римскому государству [1, 14]. В этой оде, так же как и в эподе 7, содержится страстный призыв к миру ради спасения отечества. В это время Гораций уже сблизился с Меценатом, но был еще далек от Октавиана.


(1) Ст. 17. О, недавний предмет помысла горького... Гораций намекает на свои чувства после сражения при Филиппах (42 г.) и последовавшую затем перемену политических убеждений, когда он стал приверженцем Октавиана.

Ст. 20. Меж Цикладами, т. е. в самой опасной для плавания части Эгейского моря.

(2) Ст. 1. Под кораблем здесь подразумевается Римское государство во время смут, предшествовавших битве при Акциуме.

Ст. 11. Сосна из прибрежных лесов Понта, т. е. нынешнего Черного моря, считалась в то время лучшим кораблестроительным материалом.

Ст. 17. О недавний предмет помысла горького — намек на то, что Гораций одно время скорбел о направлении политики своего отечества, далекой от гражданского мира.

Ст. 20. Циклады — острова Греческого архипелага, морской путь между которыми в бурное время считался очень опасным.

[14/18Тарловский М.


Не зарыться б тебе, парусник, сызнова
В зыбь! Куда ты уплыл? Выберись к пристани
Быстро! Сам видишь, вёсел
Нет в увечных уключинах,

5 И ревут меж снастей смерчи из Африки
И веревки им рвут; брусья надрублены;
Швы и те не могли бы
Дно упрочить пред гибельной

Хлябью. Немощен ты, в драных полотнищах;
10 Нет богов, чтоб воззвать с жаром молитвенным.
Чадо сосен понтийских,
Дщерей бора священного,

Всё ж вотще ты раздул спесь родословием:
Роспись их корабля тонущих радует
15 Мало. Моря забавой
Можешь стать, не одумавшись.

Ты, с кем только что жил в грустном разладе я,
Ныне камнем лежишь тяжким на совести,
Прочь плыви от соблазнов,
20 Не прельщаясь Кикладами!

Впервые: «Гермес», Пг., 1916, № 4, с. 98—99.

Ода 14. К паруснику.

[15/18Тучков С. А.


Корабль несчастливый! Куда стремишься ты?
Иль буря новая влечет тебя с собою
В ужасные валы, иль пагубны мечты
Объемлют кормщика, владеюща тобою?
5 Останься, укрепись
Ты к пристани безбедной,
Предать себя страшись
Свирепству бури вредной!

Надежных вервей нет, без них неможно стать
10 Против усилия бореев разъяренных!
Нет бога для тебя, к кому б ты мог воззвать
В твоих опасностях и ужасах вседневных.
Зри крепи все свои,
И мачты поврежденны,
15 Все паруса твои
И снасти разоренны!

Из славных исходя понтийских ты лесов,
Породою своей тщеславишься напрасно.
Блестящи статуи спокоят ли пловцов,
20 Когда беды́ грозят и гибели всечасно?
Когда не хочешь быть
Игралищем пучины —
Страшись далёко плыть,
Блюдися злой судьбины!

25 Ты был любви моей и тщания предмет,
К тебе, корабль, стремил я мысль и попеченье;
А ныне грусть одна к тебе меня влечет,
И чувствую одно лишь только сожаленье.
Волнения страшись,
30 Зри — пропасти зияют,
Цикладских вод брегись —
Они напасть скрывают!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 71—72.

Ода XII. К Республике. Изображает оную в виде корабля и предостерегает от возмущения.


Ст. 17. Понт, провинция Малой Азии; лес оной почитались наилучшими для корабельного строения.

Ст. 19. Говорит о позолоченных изображениях, которые обыкновенно вырезываются на кормах и носах корабельных, уподобляя их вельможам, не имеющим достоинств.

Ст. 31. Циклады, острова Эгейского моря.

[16/18Фет А. А.


Корабль, морской волной влечет тебя опять!
О, что же медлишь ты? Займи пристань назад.
Ужель не видишь ты, что силою ненастий
Бока обнажены, и перебиты снасти

5 Что ветра южного порывами давно
На мачте свищет все, и все сокрушено?
Канаты лопнули, и остов килем старым
Не в силах более бороться с морем ярым!

Ни славным именем, ни родом издавна,
10 Дочь гордая лесов, понтийская сосна,
Богов защитников в бедах не умолила:
В богах защиты нет — и лопнули ветрила.

Пловец, испуганный кипящею волной,
Не верит кораблю с расписанной кормой;
15 Ты ж берегися бурь седого океана,
Коль не желаешь быть игралищем оркана.

Недавно по тебе проникнут горем весь
И сердцем преданный судьбе своей поднесь,
Я говорю: страшись, беги морского тока,
20 У мраморных Циклад кипящего глубоко.

«Русская анфология, или выбор лучших поэзий подлинных и переводных», Львов, 1854, ч. 1, с. 122; без подписи.

К Меценату. Ода I Горация.

[17/18Фет А. А.


Корабль, морской волной влечет тебя опять!
О, что же медлишь ты? Старайся порт занять.
Ужель не видишь ты, что силою ненастий
Бока обнажены, и перебиты снасти

5 Порывами ветров, что реи уж давно
На мачте стонут все, и все сокрушено?
Канаты лопнули, и остов килем старым
Не в силах более бороться с морем ярым!

Ни славным именем, ни родом издавна,
10 Дочь гордая лесов, понтийская сосна,
Богов защитников в бедах не умолила:
В богах защиты нет — и лопнули ветрила.

Пловец, испуганный кипящею волной,
Не верит кораблю с расписанной кормой;
15 Ты ж берегися бурь седого океана,
Коль не желаешь быть игралищем оркана.

Недавно по тебе проникнут горем весь
И сердцем преданный судьбе твоей поднесь,
Я говорю: страшись, беги морского тока,
20 У мраморных Циклад кипящего глубоко.

Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

1856 г. Од. XIV. Кирхнер относит эту оду ко времени смут 722 года, предшествовавших акциумской битве. Уже Алкей сравнивает государство с кораблем.


Ст. 10. Берега Черного моря славились превосходным корабельным лесом.

Ст. 14. Древние расписывали корму кораблей, и Гораций намекает на внешний блеск Рима, на который в опасности так же мало надежды, как на расписанную корму корабля.

Ст. 20. Циклады — группа островов близ Делоса; по причине бурных прибоев у берегов их, они выставлены Горацием в пример опасности.

[18/18Шатерников Н. И.


О, корабль! Тебя мчит снова волнение
В море! Ты ли опять? Поторопись скорей
В гавань! Разве не видишь:
Весла с борта утрачены,

5 Быстрым мачта твоя ранена Африком,
Реи стон издают, связи все порваны,
Киль твой вряд ли осилить
Сможет более властные

Волны! Нет у тебя паруса целого,
10 Нет богов: их опять звать тебе в горести!
Пусть, понтийское древо,
Отпрыск леса ты славного, —

Пользы хвастаться нет родом и званием:
Иль красе корабля может довериться
15 Робкий? Ты ж, коль не ветрам
Данью стать обречен, — блюдись!

Был досадою ты, был мне тревогою,
Стал любовью теперь, думой нелегкою...
О, беги ты разлитых
20 Вод в Кикладах сверкающих.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

ОДА 14. Эту оду, обращенную к кораблю, упоминает ритор I века н.э. Квинтилиан как образец аллегории, в которой под кораблем разумеется римская республика.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016