КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xv


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Азаркович Т. Вердеревский В. Гинцбург Н. С. Глусский В. В. Голосовкер Я. Э. Корандей Ф. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Сокольский Г. В. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/13Азаркович Т.


На идейских судах, верность и честь поправ,
Влeк Елену пастух гостеприимицу;
Ветер быстрый уняв тишью негаданной,
Судьбы страшные так Нерей

5 Пел: «Не в добрый ты час ту, полонив, везeшь,
Рать за кем без числа Греция вышлет вслед —
С клятвой брак твой прервать, древний сравнять с землeй
Град Приамов, спалив дотла.

Горе, горе! Беда людям и коням пот!
10 Сколько тяжких смертей Дардана роду ты
Причинишь! Вот уже Дева и шлем, и щит
С колесницей готовит в бой!

Зря, Венеры кичась помощью, будешь ты
Кудри гребнем чесать и невоинственной
15 Цитрой песнь услаждать, жeнам любезную;
В спальню зря, камышовых стрел

С Кносса, дротов страшась, тяжко летящих, ты
Убежишь: за тобой вскоре вослед — Аякс
С громом битв. Вот тогда локон распутный твой
20 Пыль мести по земле начнeт.

Зришь ли: вот Лаэртид, сеет погибель кто
Всей родне твоей, вот Нестор из Пилоса.
Вот теснит уж тебя Тевкр с Саламина, чужд
Страха, Сфенел за ним, в боях

25 Ярый, если ж нужда в конях — возница он
Неленивый. Узришь вслед Мериона ты.
Вот — свирепый Тидид, что превзошел отца,
Рыщет в гневе настичь тебя.

Словно лань, что в лугах, волка завидя, вмиг
30 Забывает пастись, — так от него стремишь
Бег ты свой, а в груди спeрло дыхание:
Это разве своей сулишь?!

Для фригийских матрон срок отдалит Ахилл,
В гневе битву презрев: зим же когда черeд
35 Истечeт, — то огонь греческий все спалит
Кровли троянские».

[2/13Вердеревский В.


Когда с Еленой светлоокой
Пастух прекрасный средь морей
Спешил отчизны в край далекий,
Тогда, завет судьбы жестокой,
5 Так прорицал ему Нерей:
«Смотри! Вся Греция войною
И жаждой мщения кипит!
Восстанет, ринется на Трою
И стены Трои сокрушит.
10 Дарданской кровью обагрятся
Ковры отеческих полей,
И кости бранные коней
С костями всадников смесятся.
Смотри! Паллада грозный меч
15 Прияла в крепкую десницу!
Уже взошла на колесницу!..
Не рассыпай на мрамор плеч
Кудрей волной благоуханной!
Не облекай свой стан прямой
20 В хитон, из пурпура сотканный,
Не пой любовь средь юных дев —
О! Скоро клик дружины бранной
Прервет их сладостный напев.
Тебя не скроет Цитерея
25 От метких стрел Идоменея,
И скоро брызнет кровь твоя
На сталь Аяксова копья!
Лаэрта сын — губитель Трои,
Ахилла грозного обрел;
30 Ты зришь ли — там стеклись герои?
Тевкер, и Нестор, и Сфенел,
Боец и дерзостный возница,
Чья неослабная десница
Смиряет яростных коней.
35 Дождешься ты бесславных дней
Когда сын храброго Тидея,
Неустрашимый Диомед,
Правдивым гневом пламенея
Помчится за тобой вослед.
40 Пред ним, от бега задыхаясь,
Ты побежишь, повергнув щит, —
Так серна ото льва бежит,
В леса дремучие скрываясь.

«Северные цветы на 1829 год», СПб., 1828, с. 173—175.

[3/13Гинцбург Н. С.


Хитрый в Трою когда на корабле пастух
Вез Елену с собой гостеприимную, —
Вверг в бездействие вдруг ветры Нерей, чтоб им
Злые судьбы из вод вещать:

5 «Не к добру ты введешь в дом к себе женщину,
За которой придет многое воинство
Греков, давших обет брак уничтожить твой
Вместе с царством Приамовым.

Сколько пота, увы, людям, коням грозит!
10 Роду Дардана ты сколько смертей везешь!
Вот Паллада уже шлем, колесницу, щит —
Все готовит в жестокий бой.

Не гордись, что с тобой помощь Кипридина!
Тщетно будешь кудрей волны расчесывать,
15 Тщетно жен чаровать лирными песнями —
Не спастись тебе в тереме

Ни от критской стрелы, ни от тяжелых пик:
Шум ворвется, Аякс быстрый найдет тебя.
Хоть и поздно, увы, все ж, любодей, узнай:
20 Будут кудри твои в пыли.

Видишь: гибель несут роду троянскому
Сын Лаэрта — Улисс, Нестор — пилосский царь.
Здесь бежит за тобой Тевкр-саламинец, там —
Закаленный в боях Сфенел,

25 Конеборец лихой, царь колесничников;
За Сфенелом вослед вот Мерион-стрелок,
Вот, храбрейший отца, страстно Тидид, ярясь,
Жаждет — грозный — найти тебя.

Ты же, словно олень, что, увидав волков
30 В дальнем луга краю, мчится, траву забыв, —
Так и ты побежишь, трус, запыхавшийся:
Не такой, как с Еленою!

Пусть отсрочит конец Трои и жен ее
Гнев Ахилла и флот, битвы с врагом прервав, —
35 Все ж, когда протечет ряд неизбежных зим,
Греки град Илион сожгут».

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 26—27.

Ода 15. К Парису. Античные комментаторы видели в образах Париса и Елены намек на Антония и Клеопатру. Размер: II Асклепиадова строфа.


Ст. 3. Нерей — прорицающий о Троянской войне и гибели Трои морской бог, отец Фетиды и дед Ахилла.

[4/13Гинцбург Н. С.


Хитрый в Трою когда на корабле пастух
Вез Елену с собой гостеприимную, —
Вверг в бездействие вдруг ветры Нерей, чтоб мог
Злые судьбы ему вещать:

5 «В дом родной при дурных знаменьях ты везешь
Ту, кого возвратить требует много войск
Греков, давших обет брак уничтожить твой
Вместе с царством Приама всем.

Сколько пота, увы, людям, коням грозит!
10 Роду Дардана ты сколько смертей везешь!
Вот Паллада уже шлем, колесницу, щит —
Все готовит в жестокий бой.

Пусть Венеры самой гордый защитой ты
Чешешь кудри свои, женам чаруешь слух
15 Песней, чуждой войне, нежной кифарой, — все
Тщетно. Тщетно от острых стрел,

Копий тяжких и всех брани тревог бежать
Мнишь ты в спальне; Аякс быстрый найдет тебя.
Пусть хоть поздно, увы, все ж, любодей, узнай:
20 Будут кудри твои в пыли.

Гибель роду троян — видишь ли ты — несут
Сын Лаэрта — Улисс, Нестор — пилосский царь.
Здесь бежит за тобой Тевкр-саламинец, там —
Сфенел, с битвой знаком: коней

25 Мастер он укрощать, он коневод лихой:
Их ничто не страшит. Вот Мерион — стрелок,
Вот, храбрейший отца, страстно Тидид, ярясь
Жаждет — грозный — найти тебя.

Ты же, словно олень, волка завидя вдруг
30 В дальнем луга краю, мчится, траву забыв —
Так и ты побежишь, трус, запыхавшийся,
Хоть не то обещал ты ей.

Пусть отсрочит конец Трои и жен ее
Гнев Ахилла и флот, битвы с врагом прервав, —
35 Все ж, когда протечет ряд неизбежных зим,
Греки град Илион сожгут».

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 44—45.

Ода 15. Эта Ода — пророчество морского бога Нерея «коварному пастуху» Парису, похитившему Елену, — полна намеков на события Троянской войны. Размер: 2-я Асклепиадова строфа.

[5/13Глусский В. В.


Влек Елену пастух по морю кораблем
из идейской сосны вероломно свою:
ветры бросил Нерей в отдых нерадостный,
чтоб жестокий воспеть тогда

5 фатум: «Злое тогда выпало для вождей,
многим повторено греческим воином:
сговорились уже свадьбу твою прервать
и Приама престольный град.

Ох, какой лошадям, ох, каковой мужам
10 пот, какое ведешь роду Дарданскому
погребенье. Уже шлем и эгиду, бег
с похищеньем Паллада ждет.

Афродиты суров зря под защитою
чешешь волосы и женщинам нежные
15 на кифаре членишь мирное пение,
зря в жилище твоем копье

грузное и прута кончики Кносского:
дрожи ты избежишь следовать быстрому
чтоб Аяксу, но ах, поздно помажешь ты
20 прахом волосы блудные.

Замечаешь ли ты Лаэртида — исход
роду он твоему, Нестора с Пилоса?
Давят, не побледнев, Тевкр Саламинянин
на тебя, и Сфенел знаток

25 битвы; иль дело есть повелевать уздой,
раз возница не вял. Знаешь того, кто был —
Мериона. Так яр дикий тебя снискать
Тидид, лучший своим отцом.

Ты уже как олень: со стороны другой
30 на горах увидав волка» забыв траву,
нежный будешь бежать, вытянув вверх ноздрю,
не обнадежив себя никак.

Гневный день принесут кили Ахилловы
Илиону и всем женам из Фригии
35 После нескольких зим домы Троянские
огнь Ахейский закончит жечь».

[6/13Голосовкер Я. Э.


Вез Елену Парис по морю в отчий дом,
Опозорил пастух гостеприимный кров.
Вдруг Нерей спеленал ветры гульливые,
Судьбы грозные провещал:

5 «Не к добру ты добыл в жены красавицу,
Будет день — соберет Греция воинство:
Поклянется оно грешный расторгнуть брак
И обрушить Приамов град.

Сколько поту прольют кони и воины!
10 Горе! Сколько могил роду Дарданову!
Наготове эгид, и четверня гремит
Пред Палладой неистовой.

О, напрасно, Парис, будешь расчесывать
Гордо кудри твои, будешь кифарою —
15 Негой песен пленять женщин забывчивых.
Тщетно будешь в альковной мгле

Укрываться от стрел кносского лучника,
И от гула борьбы, и от погони злой:
Неотступен Аянт — поздно, увы! Лишь пыль
20 Умастит волоса твои.

Оглянись, уж летит гибель троянская —
Лаэртид, а за ним видишь ли Нестора?
Настигает тебя Тевкр Саламинянин
И Сфенел — он и в битве смел,

25 И конями рукой правит искусною.
В бой вступил Мерион. Фурией взмыл, летит:
Вот он, бешеный, вот, — ищет в бою тебя
Сам Тидит, что страшней отца.

Как в ложбине, вдали волка завидя, мчит,
30 Вкус травы позабыв, серна стремительно,
Так, дрожа, побежишь, еще дыша, и ты, —
Это ли обещал любви?

Долгий гнев кораблей, силы Ахилловой, —
Илиону продлит срок перед гибелью:
35 За зимою зима... Испепелит дотла
Огнь ахеян златой Пергам.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 22—23.

Ода 15. Парис-похититель.

[7/13Корандей Ф.


В день, когда, осквернив кражей радушный кров,
на идейских судах пастырь Елену вез,
тяжким штилем ветра́ быстрые утолил
зловещатель Нерей, пропев

5 страшное: «Не к добру вводишь невесту в дом,
вся придет за нее взыскивать Греция,
клятвою сплочена новый расторгнуть брак
и Приамов старинный трон.

Горе, горе! Коням сколько потеть, мужам
10 сколько! Сколько могил ныне везешь своим
близким! К бою уже ладит Паллада шлем,
колесницу, эгиду, гнев.

Что за прок, возгордясь дружбой Венериной,
гребнем кудри чесать, песни, приятные
15 женам, лирой звенеть, к битве негодною?
Что за прок, затаясь, лежать

в спальне с милой, копья тяжкого, острых стрел
критских там избежать тщетно пытаясь? Вот
быстрый в беге вослед вору грядет Аякс
20 кудри блудные ввергнуть в прах.

Вот спешит Одиссей, смертью грозя твоей
Трое! Вот, оглянись, Нестор пилосский! С ним
двое мчат храбрецов: тут — саламинский Тевкр,
там — искусный в боях Сфенел,

25 гнать коней день и ночь рад он вослед врагу.
Вот, гляди, Мерион; следом, ища тебя,
злобой пышет Тидид, в битвах неистовством
превзошедший давно отца.

Удирай от него, словно олень, в другой
30 части луга в траве волка завидевший,
лоб воздев, позабыв даже дышать, забыв,
что не то обещал ты ей!

Пусть сперва отведет кару Ахиллов гнев
от фригийских матрон, день не далек уже!
35 десять зим и взойдет к небу ахейское
зарево илионских крыш».

2016 г.

[8/13Орлов В. И.


Вероломный пастух гостеприимную
влек Елену; корабль резво следил моря;
вдруг Нерей, тишиной ветер сжав тяжкою
Горький жребий троянцу рек:

5 «Под зловещей звездой мчишься ты в отчий дом:
вся Эллада придет, грозно заклявшися
твой союз разорвать, до основания
дом и царство Приама срыть.

Сколько пота прольют кони и всадники!
10 Сколько прочишь смертей роду дарданскому!
Зрю: Паллада уже щит свой готовит, шлем,
колесницы и бешенство.

Тщетно Цитереи гордый защитою,
кудри русые вьешь; слабою цитрою
15 очаруешь лишь жен, браней трепещущих
в брачном скроешься ль тереме?

Критских острия стрел, копия тяжкие,
быстротечный Аякс — там обретут тебя:
Поздно час твой придет: прах и кровь главу
20 умастят любодейную.

Зришь ли Нестора ты с сыном Лаэртовым,
гибель ближним твоим хитро готовящих?
Зришь Сфенела бойца, коней смирителя?
Зришь ли Тевкра бесстрашного?

25 Сколь могущ Мерион, тяжко почувствуешь!
Лютый сам Диомед, лучший родителя,
с воплем ищет тебя, хищника слабых жен;
Робкий! Бегству позорному

Ты вверяешь себя: так боязливая
30 с волком встретившись лань, до издыхания
мчится с злачных лугов! Где ж обещанная
прежде помощь возлюбленной?

Гнев Ахилла продлит дни злополучные!
Упованьем вздохнул жены фригийские...
35 Тщетно: все попалит пламень Ахаии!
Сгибнет Троя с лица земли.

Орлов В. И., «Опыт перевода Горациевых од», СПб., 1830, с. 23—25.

1830 г. Ода XV. Прорицательство Нерея о падении Трои. (Размером подлинника.)

[9/13Порфиров П. Ф.


Когда увозил по пучинам морей
Пастух, преступивши радушье, Елену,
Досадными затишьем шум ветра Нерей
Прервал, чтоб жестокой судьбы перемену

5 Предречь: «В час недобрый плывешь ты домой —
Войною потребуют пленницу греки,
Поклявшись разрушить союз с нею твой
И древнее царство Приама навеки.

Как трудно и мужам, и коням в борьбе!
10 Какую ты гибель дарданцам в столицу
Везешь! Уж Паллада готовит себе
Во гневе эгиду, шелом, колесницу...

Ах, тщетно расчесывать волны кудрей
Ты будешь, Венерой хранимый, и страстно
15 Любовь петь на томной кифаре своей;
И в спальню от стрел и от копий напрасно

Бежать: от Аякса тебе не уйти, —
Он вихрем несется средь бури военной, —
Увы, хоть и поздно, но кудри твои
20 Покроются прахом, любовник презренный.

Вот гибель троянцев — Улисс Лаертид,
Вот, видишь ли, Нестор — пилосцев властитель?
Вот Тевкр саламинский тебя уж теснит,
Сфенел вслед за ними — искусный воитель,

25 И сам же, где надо, возничий лихой.
Ты видишь ли: там Мерион запыленный,
А вот и славнейший отца — за тобой
Повсюду спешит Диомед разъяренный.

А ты, как пугливая серна, что чуть
30 Далекаго волка завидит в испуге —
Помчишься, от страха не смея дохнуть,
Хотя обещал ты иное подруге.

Отсрочит Ахилла упорнаго флот
День гибели Трои и женщин Пергама,
35 Но время наступит, огнь греков сожжет
Великое царство Приама».

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Парису.


Ст. 2. Парис. Гекубе, жене Приама, царя троянскаго, приснилось, что она родит факел. В этом видели предвещание, что Троя будет сожжена, и отец приказал бросить Париса на горе Иде. Здесь нашли его и воспитали пастухи.

Ст. 3. Морской бог, сын Океана и Фетиды.

Ст. 20. Ср. Илиада, III, 54: Не пригодилась бы цитра тогда, ни дары Афродиты, // Кудри твои и лицо, а лежал бы ты, с прахом смешавшись. (Пер. Н. Минскаго)

Ст. 23. Ср. Илиада, III, 381.

Ст. 24. Сфенел — возничий Диомеда.

Ст. 26. Мерион и затем Диомед (Тидид) упоминались уже в стихотворении VI.

Ст. 34. В подлиннике: diem proferet Ilio. Diem в смысле гибели, diem supremum. Ср. Псалом 136, ст. 7: «Помяни, Господи, сыны Едомские в день Иepyсалимов».

[10/13Сокольский Г. В.


Когда коварный сын Приама
С Еленой по морям на парусах летел,
Нерей, владыка Океана,
Сном ветры оковав, судьбину Трои пел:

5 «Лети, под гневною судьбою,
С добычей в отчий дом! Восстанет сильна рать
И в прах низринет горду Трою;
Восстанет Греция союз твой покарать!

Польется градом пот кровавый,
10 С коней и всадников; падут полки троян!
Уже царица бранной славы
Готовит щит, и шлем, и меч на фригиян.

Вотще, Кипридою надменный,
Ты будешь умащать власы златых кудрей;
15 Или цевницей драгоценной
Пленять троянских жен — от яростных мечей,

От стрел и копий в сече страшной,
От быстротечных стоп Аякса, в дом родной
Не убежишь на ложе брачно;
20 Власы кудрявые смешаются с землей!

Не зришь ли ты Лаерта сына,
И Нестора — твоим крушение друзьям!
Се Тевкр, наследник Саламина,
Бесстрашно за тобой стремится по пятам —

25 И Сфенел, греков оборона,
Искусной мышцею смиряющий коней, —
Познай угрозы Мериона!
А тамо Диомид, лютейший из вождей, —

Тебя его алкают взоры!
30 Как лань, покинув злак, чуть дышуща, бежит,
Увидя волка, в даль на горы;
Так ты его бежишь — и где сокроешь стыд?

И пусть корабль Ахилла гневный
Продлит Пергама дни, фригийских радость жен —
35 Но десять зим... И, в час плачевный,
Огнь лютый сокрушил троянских крепость стен».

«Труды Общества любителей российской словесности», М., 1819, ч. 16, с. 118—120.

1819 г. Перевод из Горация, 15-й оды 1-й книги.

[11/13Тучков С. А.


Когда, любовию пылая,
Забыв закон, не знав стыда,
Парис супругу Менелая
Похитил на свои суда —
5 Собрав все ветры с бурна моря,
Нерей в пещеры заключил;
Тем страхи бед и лютость горя
Он хищнику предвозвестил.

Парис! Ты, страстью ослепленный,
10 Под знаками ужасных бед,
Везешь жену, быв ей плененный,
Но знай — вся Греция придет!
Придет за нею к Илиону,
Поклявшись твой разрушить брак,
15 Противный общему закону;
Горит отмщеньем воин всяк.

Я зрю в поту покрытых прахом
Героев, всадников, коней,
Несущих смерть с ужасным страхом
20 И пагубу стране твоей!
Уже готовит колесницу
Паллада, щит и твердый шлем,
И кровожаждущу десницу
Вооружает копием.

25 Вотще надежду полагаешь,
Вотще Венеры чтишь покров,
И тщетно руки упражняешь
На украшение власов!
Вотще на лире пред жена́ми
30 Ты песни страстные поешь,
И тщетно, оградясь стенами,
Спасения в чертогах ждешь.

Вотще их в мыслях поставляешь
Аякса быстрости предел;
35 Вотще в них скрыть себя желаешь
От пагубных критянских стрел!
Несчастный! Зри гоненье грозно,
Зри трепет свой и бледный страх!
Власы твои — увы! — но поздно
40 Погружены пребудут в прах!

Зри Нестора премудра славу!..
Уже Лаертов сын готов
Низринуть в прах твою державу.
Зри сильных множество полков!
45 Уже Тевсер неустрашимый,
Стелен, искусный вождь коней,
Своей рукой непобедимой
Теснят тебя в стране твоей!

Познаешь силу Мериона;
50 А здесь свирепый Диомид
Приямова паденье Трона
Свершить рукой своей спешит.
Отца храбрейший многократно,
Тебя он жаждет обрести.
55 Бежишь ты, счастье зря превратно,
Не можешь сил его снести!

Где храбрость, коей пред Еленой
Превозносил себя ты сам?
Так лютым страхом пораженный
60 Олень стремится по горам!
Увидя волка, оставляет
Приятну паству и луга,
Бежит! Куда? Он сам не знает,
Страшится сильного врага!

65 С героями Ахиллес прею
Троян судьбу остановит;
Но вскоре пламенной зарею
Грек Трою в пепел обратит!
Никто не свободит от плену
70 Троянских дев, троянских жен!
Увидим Трою разоренну
И трон Приямов сокрушен.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 73—75.

Ода XIII. Предсказание Нерея о разрушении Трои. Некоторые думают, что сия ода содержит иносказательный смысл, и что Гораций под именем Париса и Елены представляет Антония и Клеопатру.


Ст. 6. Нерей, морской бог, почитаемый больше Нептуна; по словам Гезиода, он был сын Океана и Фетиды.

Ст. 42. Лаертов сын. Улисс, царь Итаки.

Ст. 46. Стелен. Спутник Диомидов, управлявший его колесницей.

[12/13Фет А. А.


Когда на корабле Идейском увозил
Предательский пастух Елену через воды,
Нерей дыхание ветров остановил
Затем, чтоб горестные годы

5 Предречь. «Недобрых птиц ты видевши, домой
Увозишь пленницу недолгую Пергама;
Клянется Греция союз разрушить твой
И царство древнее Приама.

Увы! В каком поту и мужи и кони!
10 Как много Дарданов ты отошлешь к Аиду!
Паллада гневная готовит шлем, взгляни,
И колесницу, и эгиду.

Венеры баловень, вотще власы свои
Ты чешешь весело и женщинам так страстно
15 На цитре сладостной бряцаешь гимн любви,
И в спальне избежать напрасно

Захочешь гносских стрел, и копий, и мечей...
Забыть и крик войны, и натиск неизбежный
Аякса. Но, увы, хоть поздно, любодей,
20 Покроет пыль твой волос нежный.

Улисса видишь ли, согражданам твоим
Врага? Ты видишь ли пилосского героя?
Уж саламинский Тевкр теснит тебя, за ним
Вослед Стенел, движений боя

25 Знаток, а ежели смиряет бег коней —
Возница ревностный. Вот Мерион, смотри-ка!
А вот, храбрей отца, Тидид среди мечей
Тебя глазами ищет дико.

И как олень в лугу, завидя волка, вдруг
30 Забывши о траве, со всей стремится силой —
Ты, робкий, от него бежишь, спирая дух,
Хоть обещал иное милой.

Отсрочат грозные фригийским женам дни
Ахилла гнев и с ним вражда
35 Агамемнона; Но срок минет зимам... ахейские огни
Пожгут жилища Илиона.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XV. Некоторые толкователи несправедливо видели в этой оде аллегорию, касательно отношения Антония к Клеопатре; но изображение труса Париса вовсе не соответствует образу римского героя. Стихотворение это, по содержанию чисто греческое, Кирхнер относит к 723 году.


Ст. 2. Предательским Гораций называет Париса, пасшего на Иде (обильной корабельным лесом, откуда идейский корабль) овец, за то что он не уважил гостеприимства.

Ст. 3. Нерей, сын Понта и Геи, отец Нереид, подобно другим морским божествам, владел даром пророчества.

Ст. 5. Древние чаще всего по полету птиц судили об удачном или неудачном начинании.

Ст. 9. Нерей вдруг видит страшный бой со всеми его подробностями.

Ст. 12. Эгида — собственно шкура козы Amaltheia, кормилицы Зевеса, которою обтянут его непобедимый щит. Этот щит носит и любимая дочь Зевеса, Минерва.

Ст. 17. Жители острова Крита, где был город Гносс, приготовляли тростниковые стрелы.

Ст. 19. Здесь не теламонов сын Аякс, но филеев.

Ст. 20. Ты упадешь во прах.

Ст. 22. Нестор — царь пилосский, известный мудростью советов.

Ст. 23. Тевкр, см. I од. 7, 22.

Ст. 14. Стенел, возница Диомеда, с которым он сражался под Фивами.

Ст. 26. Мерион — один из девяти героев Гомера, решавшихся сражаться с Гектором.

Ст. 27. Диомед превзошел подвигами отца своего, Тидея.

Ст. 35. Вместо «годам». Часть вместо целого. Гнев Ахиллеса только отсрочит гибель Трои.

[13/13Шатерников Н. И.


Как коварный пастух гостеприимную
Влек Елену в волнах, — Ида корабль дала, —
Ветрам тишь приказал быстрым, не в радость им,
Бог Нерей, чтобы грозные

5 Молвить су дыбы: «Везешь к горю ты горькому
Ту, что ратью большой греки вернуть хотят:
Разорвать поклялись брак твой и древнее
Царство рушить Приамово.

Горе! Сколько прольют кони и воины
10 Пота! Сколько смертей роду Дарданскому
Мчишь с собой, щит и шлем, кони Палладины
Уж готовы, и ярость в ней!

От Венеры твой пыл, но свои волосы
Будешь тщетно чесать с мирной кифарою
15 Песни сладкие петь, женщинам милые.
Тщетно в спальне ты спрячешься

От ударов копья киосских тростинок-стрел,
От Аянта шагов, шума военного.
Тщетно! Пусть и лоз дней, но любо денные
20 Кудри в пыль погрузишь свои.

Оглянись, — вот Улисс, гибель троянская,
Нестор тут за тобой, старец из Пилоса;
И бесстрашные здесь: мощь саламинская, —
Тевкр, Сфенел в бое опытный;

25 Коль с конями ему надо управиться,
Он проворен и здесь... И Мериона знай!
Вот, стремясь за тобой, мчится, как бешеный,
Сын Тидея, отца смелей.

Как несется олень, волка завидевший
30 Там, вдали, на лугу, — не до травы ему, —
Так и ты побежишь и задохнешься, трус.
Это ль с милой предвидел ты?

Пусть Ахилла корабль, в гневе ушедшего,
Смерти день отдалит Трое, фригиянкам...
35 Зим пройдет череда, — племя Ахейское
Зданья Трои до тла сожжет!»

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

ОДА 15. Эта ода, в которой некоторые исследователи хотели усмотреть аллегорию на Антония и Клеопатру, является скорее всего подражанием какому-нибудь греческому стихотворению, до нас не дошедшему.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016