КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xxv


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Брюсов В. Я. Вердеревский В. Глусский В. В. Дуров С. Ф. Кейер Д. В. Корандей Ф. Крешев И. П. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Сельвинский И. Семенов-Тян-Шанский А. П. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/13Брюсов В. Я.


Реже всё трясут запертые двери,
Вперебой стуча, юноши лихие,
Не хотят твой сон прерывать, и любит
Дверца порог свой,

5 Легкие в былом чьи скрипели часто
Петли. Слышишь ты уж всё реже, реже:
«Ты, пока всю ночь по тебе страдаю,
Лидия, спишь ли?»

Дерзких шатунов в свой черед, старуха
10 Бедная, в глухом тупике оплачешь,
Фракийский когда голосит под ново-
лунием ветер.

Ярая любовь пусть тебе и жажда
Та, что кобылиц распаляет часто,
15 Раненую жжет неотступно печень, —
Пусть ты и плачешь, —

Пылкая, плющом молодежь зеленым
Тешится всегда, как и темным миртом,
Мертвые листы предавая Эвру,
20 Осени другу.

Впервые: «Гермес», Пг., 1916, № 15—16, с. 327—328.

[2/13Вердеревский В.


При блеске светочей, полуночной порою
У твоего, прелестница, окна,
Бывало, юноши сбиралися толпою
А ты, покинув ложе сна,
5 В полупрозрачной им являлася одежде;
Приветливо им отворяла дверь,
Манила их к восторгам — а теперь
Уж не поют тебе, как прежде:
«О Лидия, проснешься ль ты?
10 Не мучь меня напрасным ожиданьем!
Дай мне прервать твои мечты
Моим пылающим лобзаньем!»

Поверь, не постучится вновь
В твое окно твой друг неблагодарный!
15 Другая Лидия при нем твою любовь
Язвит насмешкою коварной.
Смотри без слез, как он в ее венок
Зеленый плющ и свежий мирт вплетает,
И в хладный Гебр — поблекший твой цветок
20 Без сожаления бросает!

«Северные цветы на 1828 год», СПб., 1827, с. 53—54.

[3/13Глусский В. В.


Окна связные реже всё колотит
частым кулаком бешеная юность,
забирая сон у тебя, а двери
любят порог свой.

5 Раньше очень кто ты легко сдвигала
сердце, меньше всё, ты всё меньше слышишь:
«Перейду с тобой долготу ночей я,
Лидия, спишь ли?»

Позванных в квартал ты кутил оплачешь,
10 старая, легко ты в пустом проулке,
чем вакхант Фракиец скорей под между-
луния ветром,

только пламя лишь той любви и страсти,
от которого кобылицы скачут,
15 разъярит тебе печени нарывы
жалобной вспышкой,

сила молодых возликует больше
зелени плюща, миртовому мраку,
посвятив сушняк — дружному с зимою
20 южному ветру.

[4/13Дуров С. Ф.


Реже у окон твоих молодежь собирается. Реже
Шумный их говор тебя пробуждает от сладкой дремоты.
Дверь покорилась замку; а бывало, она то и дело
Звонко на петлях визжит...

5 Нынче, как длинная ночь разольется широко по небу,
Реже и реже к тебе долетают признанья влюбленных,
Реже ты слышишь теперь: «Умираю от страсти безумной...»
Ты же — о Лидия! — спишь...

Скоро настанет пора: ты совсем отцветешь, и тогда-то,
10 В улице темной бродя и знобимая ветром холодным,
Вспомнишь невольно о тех, на которых ты прежде смотрела
О ленивым презреньем... Тогда

Сердце твое, как огонь, запылает мятежною страстью:
Будет оно день и ночь беспрестанным желаньем терзаться;
15 Кровь потечет у тебя, как по жилам степной кобылицы.
Ищущей в степи коня...

Тщетно ты взглянешь назад... Ведь румяная молодость любит
Мирты цветущие: лист, отлученный грозою от ветки,
Гордо кидает она, не заботясь о нем, в волны Эбра,
20 Спутника мертвой зимы...

Впервые: «Пантеон и репертуар русской сцены», СПб., 1848, ч. 4, № 7, с. 130.

[5/13Кейер Д. В.


Уж камни, пущенные дерзкою рукой,
Все тише бьются в ставни, сомкнутые строго:
Щадят поклонники вечерний твой покой,
И дверь в ладу с порогом, —

5 А прежде, помнишь, чуть не прыгала с петель!
Все реже ночью ты внимаешь песне страстной:
«Ты дремлешь, Лидия? Оставь свою постель,
Я гибну ежечасно!»

Под новолунье в тупике пустом, одна,
10 Старуха жалкая, повес разгульный гомон
С слезами вспомнишь ты потом, провождена
Лишь буйным Аквилоном,

И, ощущая, как любовный пыл и зуд,
Что кобылиц ярят неистовым томленьем,
15 Жестоко печень изнуренную грызут, —
Возропщешь с сожаленьем,

Что кудри нежные красавцев молодых
Вечнозеленый плющ и темный мирт венчают,
А мертвых листьев — Эвр, угодник зим седых,
20 Убранство получает.

«Древний мир и мы: Классическое наследие в Европе и России», СПб., 2014, с. 397—398.

[6/13Корандей Ф.


Ставен у тебя не колеблют больше
дерзкие юнцы; град ударов частых
не тревожит сон; подружились крепко
двери с порогом.

5 Прежде ты крючок поднимала легкий
часто; а теперь слышится все реже —
спишь? А я всю ночь под твоею дверью,
Лидия, зябну.

В свой черед потом, жалкая старуха,
10 этих наглецов поминать ты станешь,
плача на ветру в переулке в ново-
луние зимнем,

в час, когда любовь и томленье плоти —
то, с каким идут к жеребцу кобылы, —
15 вспыхнут, как огонь, в уязвленном чреве
жалобным стоном...

Юности дано веселиться новой
зеленью плюща, изумрудным миртом...
Высохшие лишь достаются листья
20 зимнему Эвру.

2013 г.

[7/13Крешев И. П.


Не часто, Лидия, у твоего окна,
Стучатся юноши; нескромная тревога
У глаз твоих давно не отнимала сна;
Стоит спокойно у порога

5 Измученная дверь, и реже слышишь ты:
«Я умираю здесь, а ты на ложе неги
Спишь, Лидия!» Увы, богиня красоты,
Года в неумолимом беге

Коснутся и тебя. Краса твоих плечей
10 Поблекнет навсегда в дыму роскошных тканей,
И будет жечь тебя, в часы немых ночей,
Огонь отвергнутых желаний...

Но тщетно: юноша чело себе увьет
Лишь миртовой лозой, живой, благоуханной,
15 А листья вялые в дань Эвру отдает,
Сопутнику зимы туманной.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1845, т. 68, № 12, отд. 1, с. 13—14.

[8/13Орлов В. И.


Прошли побед и спеси годы,
Когда и в ночь, и в непогоды
Толпа безумцев молодых
Теснилась у дверей твоих.

5 Ничто ни стукнет, ни шелохнет;
Ни цитр, ни песней звука нет,
И в дверь растворенную след
Травой нетоптаною глохнет.

Теперь твоя пора грустить,
10 И на покинутое ложе
Бесплодно юношей манить:
Теперь они тебя моложе.

И тщетно с неба беглецам
Зовешь отмщение отрадно:
15 Оно смеется беспощадно
Твоим молитвам и слезам.

Всему чреда: и мирт, и розы
Лелеет юность для венков;
Но терна высохшие лозы
20 Зима сбирает для горнов.

Орлов В. И., «Опыт перевода Горациевых од», СПб., 1830, с. 33—34.

Ода XXV. К Лидии. (Вольный перевод.)

[9/13Порфиров П. Ф.


Все реже юноши разгульные теперь
В окно закрытое стучат к тебе, все меней
Тревожат твой покой в минуты сновидений.
Бывало, часто эта дверь

5 Им открывалася, теперь — недвижно дремлет.
Все реже, реже ты внимаешь с каждым днем:
«Я здесь, о Лидия, томлюся под окном,
Тебя же сон объемлет».

Смотри, настанут дни, и — жалкая старуха —
10 О дерзких юношах всплакнешь и ты порой
В пустынной улице, где вихрь фракийский глухо
Гудит пред новою луной.

И если в грудь твою зной похоти вернется,
Что бесит кобылиц, — отвергнут будет он;
15 Коль в сердце раненом пыл страсти не уймется,
Как будет горек жалоб стон

На то, что в юности, в минуты наслажденья,
Из благовонных мирт венок свиваем мы,
А листья желтые несем без сожаленья
20 В дар Эвру — спутнику зимы.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Лидии.


Ст. 12. В темные, безлунные вечера сильнее бушует северный ветер.

Ст. 20. Eurus — холодный ветер. Некоторые, впрочем, читают здесь не Eurus, a Hebrus — (река во Фракии), но, по нашему мнению, совершенно произвольно, так как едва ли приложим к Hebrus эпитет hiemis sodalis.

[10/13Сельвинский И.


Лидия, увы! Миновали ночи
Юности твоей, когда то и дело
Слышался призыв под твоим окошком
Модных сатиров.

5 Хлопала тогда твоя дверь до света...
А теперь ты спишь, и никто не скажет:
«Как ты можешь спать, когда я, о нимфа,
Глаз не смыкаю?»

Скоро облетят и поблекнут краски.
10 Будешь ты ловить облыселой ведьмой
Где-нибудь в углу под порывом ветра
Похоть прохожих.

А когда тебя сладострастья голос,
В бешеный полет кобылиц зовущий,
15 Жарко позовет, возопишь ты, дева,
В жалобе горькой.

Укоряя мир, что ценить умеет
В жесткости своей молодую зелень,
А увядший лист отдает без грусти
20 Бурному Эвру.

«Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 41.

[11/13Семенов-Тян-Шанский А. П.


Реже по ночам в заперты́е ставни
Раздается стук молодежи дерзкой,
Чтоб прервать твой сон, и покой свой любит
Дверь на пороге,

5 Что она легко покидала прежде.
Стала слышать ты реже все и реже:
«Сна лишен тобой я, — ужель спокоен,
Лидия, сон твой?»

Увядая, ты по лихим повесам
10 В свой черед всплакнешь в уголке безлюдном
Под напев ветро́в, что ярятся пуще
Под новолунье;

И в тот час, когда любострастья пламень,
Что в обычный срок кобылицу бесит,
15 Распалит тебя, ты возропщешь, плача,
В горьком сознаньи,

Что и плющ и мирт лишь в красе зеленой
Ценит молодежь, предавая воле
Спутника зимы — ледяного ветра
20 Листья сухие.

Впервые: «Гермес», Пг., 1916, № 19, с. 447.

(1) Ода 25. Настоящее имя Лидии неизвестно, также как и время написания Оды. Размер: Сапфическая строфа.

(2) Лидии [1, 25].


(2) Ст. 15. Этот стих подлинника, имеющий, по моему мнению, физиологический смысл согласно понятиям того времени (ср. 11 и 12, именно, sub interlunia) переведен сокращенно, с намерением сгладить натуралистическую его детальность.

Ст. 17—18. Эти стихи переведены согласно толкованию Ф. Ф. Зелинского.

[12/13Фет А. А.


Юноши буйные в окна закрытые
Реже к тебе уж стучатся теперь;
Не прерывают твой сон и забытая
Заперта дверь.

5 Ржавые петли в том верной порукою...
Реже и реже тебе говорят:
Лидия спишь ли, как ночь всю я мукою
Страсти объят.

Хват ли старухе порою пригрезится,
10 Станешь на улице плакать пустой,
Выйдя на ветер фракийский, что бесится
С новой луной.

Грудь распалят и любовь, и желание,
Что с кобылицею носится вскачь —
15 Ревностью лютой заложит дыхание...
Бедная, плачь!

Юноши пылкие, плющем увитые,
Миртом зеленым любуются там,
Листья же зимние, стужей убитые,
20 В жертву ветрам.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XXV. Лидия (не должно смешивать ее с той, к которой относится ода I, 8) изменила Горацию, на что он жалуется (1, од. 13, 1, и III, 9, 14). В этой оде он доказывает ей, как мало он об этом сожалеет.


Ст. 8. Хотя у Горация anus и значит старуха, но, по смыслу стихотворения, видно, что он ей обещает положение, которого она еще не достигла.

Ст. 10. Ко всякому ветру идет эпитет фракийский, потому что греки Фракию считали родиной ветров.

[13/13Шатерников Н. И.


Реже, реже все в запертые окна
Буйная к тебе молодежь стучится.
Не отнимут сна у тебя; с порогом
Дверь подружилась.

5 Легкий двигать крюк приходилось раньше
Часто ей; теперь ты услышишь редко:
«Лидия, ты спишь, а любовник гибнет
В долгие ночи!»

Очередь твоя, — и дурной старухой
10 Тщетно будешь звать в переулке дальнем
Блудных, — как Борей поминутно крепнет
При новолуньи.

Пыл любви, порыв сладострастья жгучий —
Кобылиц всегда, охватив, он бесит, —
15 Печень, в язвах всю, потрясет, и будешь
Сетовать грустно,

Что приятен плющ молодой для юных,
Что веселье им — в сероватом мирте,
А засохший лист они Евру бросят,
20 Другу ненастья.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016