КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xxvii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Глусский В. В. Голосовкер Я. Э. Кокотов А. Ю. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/10[перев. не установлен]


Сражаться кубком, данным для радости
фракийцам можно. Вам же их дикий нрав
быть должен чуждым — Вакх стыдливый
кровью окрашенных ссор не любит.

5 Вино и светоч с саблей мидийскою
несовместимы. Тише, товарищи!
умерьте резкий шум и крики!
И за столом возлежите смирно.

Хотите, чтобы выпил я терпкого
10 фалерна с вами? Пусть же откроется
Мегиллы брат — какой он раной
счастлив и чьею стрелою ранен.

Ответить медлишь? Пить не заставите
меня иначе. Страстью, наверное,
15 горишь такою, что признанье
в краску тебя привести не может.

Ушам надежным имя любимое
шепни смелее. Что за несчастие!
Ты поглощен теперь Харибдой!
20 Лучшего пламени ты достоин!

Какой волшебник или волшебница
тебе поможет? Бог ли вмешается?
Теперь тебя едва ли спас бы
даже Пегас от твоей Химеры.

«Гермес», Пг., 1914, № 2, с. 62; подпись: «Згадай-Северский».

Из Од Горация. I, 27.

[2/10Глусский В. В.


Рожденной в пользу радости чашею
сражаться — это варваров Фракских: их
разрушьте нрав. Вина стыдливость
вы предпочтите кровавым ссорам.

5 Мидянян сабли светочам и вину
так разногласят! — вы же идущий крик
смирите нечестивый, други,
и оставайтесь на сгибе локтя.

Хотите чтобы часть я забрал вина
10 Фалерна злого? Скажет Опунции
Мегиллы брат, какой стрелою
раненый, жизнь завершил блаженно

Сдается воля? Я не чужою пью
наградой. Будешь ты прирученным, не
15 воспламеняясь полыханьем
грозным, огромной всегда любовью

ты все виновен. Что у тебя, давай,
ушам спокойным вкладывай, бедный, ах,
сколь поработал ты Харибде,
20 пламенем лучшим как надо, мальчик.

От Фессалийских ядов тебя какой
маг или баба сможет освободить?
Едва ль Пегас с тебя поднимет
троеобличной Химеры путы.

[3/10Голосовкер Я. Э.


Не для сражений чаши назначены,
А для веселья скромного в добрый час.
Ну что за варварский обычай
Распрей кровавой кончать пирушку.

5 Вино и свечи, право, не вяжутся
С мечом индийским. Други, уймите крик!
Долой бесчинство! Крепче левой
Облокотись и пируй пристойно.

И мне налили щедро фалернского,
10 Не разбавляя. Пусть же признается
Мегиллы брат, с какого неба
Ранен он насмерть и чьей стрелою.

Ах, он уперся! Только за выкуп пью!
Плати признаньем! Кто б ни была она,
15 Огонь стыда не жжет Венеры.
Ты благородной любовью грешен.

Так начистую! Смело выкладывай!
Надежны уши. Ну же! О мученик!
Увы, какой Харибде гиблой
20 Ты отдаешь свой чистейший пламень!

Какая ведьма иль фессалийский маг,
Какое зелье может спасти тебя?
Иль бог? От этакой Химеры
Даже Пегас не упас бы чудом.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 61—62.

Ода 27. Пирушка.

[4/10Кокотов А. Ю.


Бросьте вы обычай варваров кровавый
Чашами кидаться, малость перебрав.
Чаши — для веселья, грубые забавы
Оскорбляют Вакха нежестокий нрав.

5 В середине пира драться беспричинно
Не возможно вовсе было отродясь.
Не дерите глотку и пируйте, чинно
На покойно ложе все облокотясь.

Впрочем, Флакк охотно с вами тут возляжет
10 С медною хмельною чашею в руке,
Если опунтиец не таясь расскажет
По кому он чахнет в сладостной тоске.

Что же он? Не хочет? Что ж, уйду тогда я!
Нечего стыдиться, кто бы ни была
15 Тайная зазноба! Горды мы, страдая,
Как бы далеко нас страсть ни завела.

Ну, шепни тихонько только имя милой!
О юнец несчастный! Кто тебя спасет,
Если безвозвратно прямо перед Сциллой
20 Завлечен ты в черный злой водоворот?

Никакой колдуньей самою великой
Вырван быть не сможешь из таких тенет!
Ведь цепей Химеры злобной и трехликой
Сам Пегас копытом в жизнь не разобьет.

2017 г.

[5/10Порфиров П. Ф.


Бокалом, что служит веселью, фракийцам лишь драться обычно:
Оставьте обычаи варваров — им.
Вам скромнаго Вакха мешать неприлично
К раздорам кровавым своим.

5 К светильникам пира, к вину недостойно
Примешивать, други, медийский кинжал:
Умерьте-ж безчинные крики и ссоры, чтоб каждый спокойно
На ложе своем возлежал.

Хотите, чтоб с вами я крепкаго выпил фалерна? —
10 Пусть брат опунтийской Мегиллы, пусть он
Мне скажет, кто ранен и страждет, счастливец, безмерно
И чьею стрелой уязвлен?

Не хочет? Не надо — я иначе пить не желаю...
Какая бы дева тебя ни пленила, — она никогда
15 Тебя не заставит стыдиться, я знаю:
В любви благородной ты грешен всегда.

Без страха шепни, что томит тебя тяжко,
Вот так на ушко мне. — О горе! теперь
Я вижу, какою Харибдой крушим ты, бедняжка:
20 Ты, юноша, лучшей достоин, поверь.

Не знаю, каким тебя зельем, какой-то волшебник великий,
Колдунья-ли, бог ли отнимет у ней?
Едва ли у этой Химеры триликой
Исторг бы тебя и Пегас из сетей.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К собеседникам.


Ст. 10. Из города Опунта в Локриде.

Ст. 18. Вероятно, после этих слов влюбленный юноша назвал ея имя.

Ст. 24. Беллерофонт, с помощью крылатаго коня Пегаса, убил огнедышащее чудовище Химеру.

[6/10Тучков С. А.


Бутылки, рюмки и стаканы
Устроены лишь для забав.
Фраки́яне, напившись пьяны,
В пирах являют грубый нрав;

5 А вам пристало ль ими драться,
О вы, любезные друзья?
Пусть варварские истребятся
Обычаи среди питья.

Положим Бахусу границы!
10 Будь вежлив он средь пиршества́.
Подобны ль мидянов гробницы
Свечам веселым торжества?

Раздоры, крики, шум прервите,
Друзья, пирующи в гостях;
15 Сидите смирно, говорите
Опе́ршись на своих локтях.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 90.

Ода XXII. К друзьям. Не ссорьтесь за столом.


Ст. 11. Мидяне при поминках на могилах родственников своих царапали и разбивали себе лица до крови.

[7/10Фет А. А.


Бокалом, созданным к веселью, воевать
Фракийцам свойственно. Обычай тот неправый
Оставьте варварам и бойтесь обижать
Лиэя скромного вы распрею кровавой.

5 Вину и факелам индийца острый меч
противоречие ужасное. Смягчите
Крикливо-вздорную заносчивую речь
И, чинно подпершись локтями, возлежите.

Фалерна терпкого я с вами выпит рад,
10 но с оговоркою, друзья мои одною:
Пусть опунтийской нам Мегиллы скажет брат,
Кем сладко ранен он и чьей пронзён стрелою.

Не хочешь? Ни за что другое я не пью!
Но, как ни покорен Венериною властью,
15 Краснеть не будешь ты за милую свою,
И можешь погрешить лишь благородной страстью.

Что б в сердце ни таил, не опасайся — вверь
Ушам надежным все. Увы, лишен ты воли
Какой Харибдою ты поглощен теперь,
20 Несчастный юноша, достойный лучшей доли!

Какой же маг тебя, ворожея, иль бог
Избавит наконец от гибели великой.
С трудом бы и Пегас тебя похитить мог
Из пагубных когтей Химеры троеликой.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XXVII. Вебер относит эту оду к первым произведениям Горация (к 717). Поэт, желая обратить внимание ссорящихся собеседников на другой предмет, предлагает тосты в честь возлюбленных.


Ст. 4. Лиэй — разрушитель, рассеватель забот, Вакх.

Ст. 11. Опунт — город в Локриде. Трудно решить, находился ли точно грек, брат опунтийской Мегиллы, в числе собеседников, и Гораций пытается узнать имя его возлюбленной, или же он в шутку называет его братом и только хочет убедить его публично сознаться в своей страсти.

Ст. 24. «Ты так опутан этой страстью, что никакой колдун тебе не пособит». Пегас спас Беллерофонта от Химеры. У Химеры три головы и тройное тело. «Лев сопреди, созади же змея, сосреди же коза есть». (Тредьяковский).

[8/10Церетели Г. Ф.


Кончайте ссору! Тяжкими кубками
Пускай дерутся в варварской Фракии!
Они даны на радость людям —
Вакх ненавидит раздор кровавый!

5 Зачем блестит меж вин и светильников
Кинжал мидийский? Тише, приятели!
Умерьте крик и гам безбожный
И возлежите, склонясь на локоть...

Я должен с вами выпить фалернского?
10 Идет! Но пусть сначала признается
Мне брат Мегиллы Опунтийской,
Кто его ранил стрелой блаженства?

Не говоришь? Иначе не буду пить!
Любовь какая б ни увлекла тебя,
15 Палит она огнем не стыдным, —
Лишь в благородной любви ты грешен!

Что б ни таил, шепни-ка мне на ухо, —
Тебя не выдам. О злополучный мой,
В какой мятешься ты Харибде,
20 Юноша, лучшей любви достойный!

Какой ведун иль ведьма Фессалии
Тебя изымет зельями? Бог какой?
Ид этих уз тройной Химеры
Вряд ли тебя и Пегас исторгнет!

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 39.

Ода 27. К пирующим. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 2, 6. Фракийским обычаем было пить до потери сознания, мидийским — не снимать кинжала даже на пиру.

Ст. 21. ...ведьма Фессалии... — Фессалия славилась колдуньями.

Ст. 23. Химера — трехтелое чудовище, с которым герой Беллерофонт бился верхом на Пегасе.

[9/10Церетели Г. Ф.


Пускать в ход кубки, что для веселия
Даны, — позорно! Нравы фракийские
Оставьте, и держите Вакха
Скромного дальше от ссор кровавых.

5 К вину, к лампадам, право, совсем нейдет
Кинжал мидийский. Вы, собутыльники,
Умерьте крик и гам безбожный
И возлежите, склонясь на локоть...

Я должен с вами крепость фалернского
10 Отведать вместе? Пусть не скрывает брат
Мегиллы Опунтийской, кто же
Ранил стрелою его, счастливца!

Охоты нет? Иначе не буду пить!
Любовь какая б ни увлекла тебя,
15 Палит она огнем не стыдным, —
Лишь в благородной любви ты грешен!

Что б ни таил, шепни-ка мне на ухо, —
Тебя не выдам. О злополучный мой,
Какою ты крушим Харибдой, —
20 Пламени лучшего ты достоин!

Какой ведун иль ведьма Фессалии
Тебя изымет зельями? Бог какой?
Триликой сжатого Химерой,
Вряд ли тебя и Пегас исторгнет!

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 57.

Ода 27. Эта Ода «к собутыльникам» вероятно одна из ранних Од Горация. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 6. Кинжал мидийский приводится как образец «варварства». «Мидийцы», т. е. персы парфяне, не снимали своего оружия даже на пиру.

Ст. 10—11. Брат Мегиллы Опунтийской, вероятно, лицо вымышленное, как и сама Мегилла.

[10/10Шатерников Н. И.


Война за чашей, к радости созданной, —
Фракийцев дело... Бросьте же варварский
Обычай, и стыдливость Вакха
Не нарушайте кровавой распрей.

5 Где вина, свечи, — сабля мидийская
Совсем не к месту: бросьте ж, товарищи,
Кричать за пиром нечестиво
И возлежите, согнувши локти.

Фалерн вы крепкий мне предлагаете,
10 Чтоб выпил долю. Ну-ка, Мегиллы брат,
Опунтской девы, — кем на счастье
Ранено сердце? откуда стрелы?

Сказать не хочешь! Пью при условии
Я только этом! Кем ни увлекся ты,
15 Огней любви чего ж стыдиться?
Ведь благородной ты только страсти

Поддаться можешь! Ну-ка, шепни скорей!
Ведь я надежен буду... О, бедненький,
В какой Харибде ты страдаешь,
20 Юноша, лучшей любви достойный!

Какой гадалке, магу спасти тебя
Фессальским соком, иль из богов кому?
Объят Химерой ты трехликой, —
Тут и Пегас не поможет быстрый...

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016