КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xxxiv


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Гинцбург Н. С. Глусский В. В. Голосовкер Я. Э. Дмитриев М. А. Добролюбов Н. А. Кантемир А. Д. Капнист В. В. Кокотов А. Ю. Крачковский В. Н. Крешев И. П. Ленкевич Ф. И. Манн Б. З. Мерзляков А. Ф. Олин В. Н. Порфиров П. Ф. Семенов-Тян-Шанский А. П. Смердынский А. И. Тучков С. А. Фет А. А. Чернявский И. И. Шатерников Н. И. Якубович А.

[1/25[перев. не установлен]


Богов презритель дерзкий, буйный!
Когда я чести им воздал?
Влекомый мудростью безумной
Доселе слепо я блуждал.
5 Ветрила ныне обращаю,
Противный направляю бег.
Виновен! Прежде пренебрег!
О боги! Вам себя вручаю.

Дрожу Юпитера гремяща,
10 И с треском силою огней
Небесну чисту твердь разяща.
Он рьяных в бег пустив коней,
Перуны, молнии бросает,
И гор сердца, хребты зыбей,
15 Стикс, Тенар, ад, брег, дно морей
Колеблет, движет, потрясает.

Бог силен в ад с небес низвергнуть,
Из бездны до небес подъять.
Восхочет — славные померкнут;
20 Речет — из мрака возблестят.
Зрю — счастье колесо вращает,
Едино то утехой чтит,
Коль нижню часть ввыспрь быстро мчит,
Верх в самый низ преобращает.

«Чтение для вкуса, разума и чувствований», М., 1791, ч. 1, с. 323.

Ст. 11. Небесну чисту твердь. По мнению древних, гром, ударивший при ясности воздуха, предзнаменовал что-нибудь противное.

[2/25[перев. не установлен]


Ученьем ложным напоенный,
Досель я Бога отрицал,
И редко храм его священный,
Безумец дерзкий, посещал.

5 Теперь узрев, что заблуждаю,
Спешу к оставленной стезе;
Души объятья простираю,
О Боже, Бог богов, к тебе!

Ты есь! То молнии змеисты
10 Гласят из черных облаков,
И в день весенний ясный, чистый
Звучащий грозно гул громов,

От коих гор сердца трепещут
И преисподни глубины,
15 В брега со стоном реки плещут,
Трясутся все концы земли.

Ты, Боже, низких возвышаешь,
Высоких низвергаешь в ров,
Несчастных счастьем наделяешь
20 И гордых сокрушаешь рог.

«Заволжский муравей», Казань, 1832, ч. 1, № 2, с. 76.

Книги I ода 27-я. (Из Горация.)

[3/25Гинцбург Н. С.


Я редко, скупо честь воздавал богам,
пока, безумной мудрости полн, блуждал;
теперь я принужден обратно
парус направить на путь забытый —

5 зане Юпитер — бог, что громады туч
обычно режет молний огнями, — вдруг
промчался по лазури ясной —
кони гремят колесницей быстрой;

земли недвижной грудь и потоки рек,
10 и Стикс, и недра жуткие грозных гор
Тенара, и Атланта грани —
все содрогнулось. Во власти бога

возвысить низких, славу безвестным дать,
принизить гордых — с шумом Фортуна вдруг
15 сорвет с главы царя тиару
прочь — и другому, ликуя, взложит.

«Гермес», Пг., 1915, № 15—16, с. 373.

Гораций. Ода I, 34.

[4/25Глусский В. В.


Нечастый чтитель и не блюстительный,
пока советник мудрости хилой той
блуждал, теперь я подвигаем
парус поднять и пройти маршрутом,

5 что мною брошен. Ибо отец богов,
огня сверканьем облако разорвав,
по небу в чистоте гремящих
гонит коней на возке летучем,

чем грубость почвы, ходы потоком рек,
10 чем Стикс и место страшное Гекара —
безвидный вход, предел Атланта
все сотрясается. Низ и верхи

здоров менять Зевс. Славного отдавив
намерен темных выдвинуть, как венец
15 Фортуна хищно с шумом бурным
сей заберет, положить рад будет.

[5/25Голосовкер Я. Э.


Пока, безумной мудрости преданный,
Я нерадивым богопоклонником
Беспечно жил, я заблуждался.
Ныне ладью повернул и правлю

5 К теченьям давним. Тучегонитель-бог,
Сверканьем молний тьму рассекающий,
Вдруг прогремел на колеснице
По небу ясному четвернею:

И твердь от грома, реки-скиталицы,
10 И Стикс, и недра Тартаром страшного
Тенара, и предел Атланта
Потрясены. Переменчив жребий:

Возвысить властен бог из ничтожества
И гордых славой ввергнуть в бесславие.
15 Смеясь, сорвет венец Фортуна
И, улыбаясь, им увенчает.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 90.

Ода 34. Отречение.

[6/25Дмитриев М. А.


Мудрости тщетный поклонник, и скупо и редко
Чтил я бессмертных богов; но отныне я снова
Пускаюсь в оставленный путь — и обратно
Свой парус направлю;

5 Ибо доныне перуном лишь тучи одни рассекавший,
Ныне, я видел, Юпитер по ясному небу
Промчался в крылатой своей колеснице
На конях гремящих!

Страшно от них трепетала земля; колебались
10 Быстро текущие реки; дрожал краеземный
Атла́с, и тряслись ненавистные оку
Жилища Тенара!

Верю — есть Бог! Он из бездны выводит; он гордость
Быстро свергает с высот; свет выводит из мрака!
15 Там с шумом венцы похищает Фортуна;
А там — раздает их!

1850 г. Дмитриев М. А., «Стихотворения», М., 1865, ч. 2, с. 183.

<19 сент. 1850> Обращение. (Кн. 1, Ода 34.)

[7/25Добролюбов Н. А.


О, заблуждал я, заблуждал,
Средь нашей мудрости безумной,
Когда богов не уважал
В душе беспечной, вольнодумной!

5 Теперь я должен изменить
Свои все мысли и желанья,
Вновь той дорогой проходить
Которой шел я без сознанья...

Сейчас Юпитер, облака
10 Разрезав молнией блестящей,
Вдруг в ясном небе сдалека
Пустил коней своих гремящих

И колесницу вдруг промчал —
И неподвижный берег дальний,
15 И на водах восставший вал,
И Стикс, угрюмый и печальный,

И ненавистные места —
Ужасная обитель ада,
И Атлантиды берега —
20 Все содрогнулось от удара.

О да, бог си́лен унижать,
То, что недавно возвышалось,
Блеск знаменитых потемнять
И обнаружить, что скрывалось.

25 Так, гордый дух унизив мой
Ужасным грома грохотаньем,
Судьба смеется надо мной,
Мое увидя состоянье.

Впервые: Добролюбов Н. А., «Полное собрание сочинений», М., 1939, т. 6, с. 541—542.

<13—14 сентября 1850 г.> Ода из Горация.

[8/25Кантемир А. Д.


Тщетную мудрость мира вы оставьте,
Злы богоборцы! обратив кормило,
Корабль свой к брегу истины направьте,
Теченье ваше досель блудно было.

5 Признайте бога, иже управляет
Тварь всю, своими созданну руками.
Той простер небо да в нем нам сияет,
Дал света солнце источник с звездами.

Той луну, солнца лучи преломляти
10 Научив, темну плоть светить заставил.
Им зрятся чудны сии протекати
Телеса воздух, и в них той уставил

Течений меру, порядок и время,
И так увесил все махины части,
15 Что нигде лишна легкость, нигде бремя,
Друг друга держат и не могут пасти.

Его же словом в воздушном пространстве,
Как мячик легкий, так земля катится;
В трав же зеленом и дубрав убранстве
20 Тут гора, тамо долина гордится.

Той из источник извел быстры реки,
И песком слабым убедил схраняти
Моря свирепы свой предел вовеки,
И ветрам лешим дал с шумом дышати,

25 Разны животных оживил он роды.
Часть пером легким в воздух тела бремя
Удобно взносит, часть же сечет воды,
Ползет иль ходит грубейшее племя.

С малой частицы мы блата сплетенны
30 Того ж в плоть нашу всесильными персты
И устен духом его оживленны;
Он нам к понятью дал разум отверзтый.

Той, черный облак жарким разделяя
Перуном, громко гремя, устрашает
35 Землю и воды, и дальнейша края
Темного царства быстр звук достизает;

Низит высоких, низких возвышает;
Тут даст, что тамо восхотел отъяти.
Горам коснувся — дыметь понуждает:
40 Манием мир весь силен потрясати.

Впервые: Кантемир А. Д., «Сатиры и другие стихотворческие сочинения», СПб., 1762, с. 143—145.

Противу безбожных.

[9/25Капнист В. В.


Пока вслед буйного ученья
Я в мраке слепо заблуждал,
Богам не часто долг почтенья
И не усердно воздавал,

5 Теперь я принужден кормою
Назад мой челн поворотить,
И в путь, давно забытый мною,
Невольно, со стыдом вступить.

Зевес на небесах пространных
10 Обыкший облака сгущать,
Чтоб молнией из туч раздранных
Вселенной гнев свой возвещать,

Нередко взяв перун в десницу,
Взнесясь в безоблачный зенит,
15 С высот гремящу колесницу
С летящими коньми стремит.

Земля трепещет, быстры реки
И Стикс, клонящий к аду бег,
Атлантские хребты далеки,
20 Трепещет и Тенара брег.

Долину может бог смиренну
В скалу подзвездную вознесть;
И, сринув дерзость напыщенну,
В величье, в славу кротость ввесть.

25 Фортуна колесом вращает
Ей свыше подчиненный свет,
Корону с буйного срывает,
И мнимый исполин падет.

Впервые: «Чтение в Беседе любителей русского слова», СПб., 1815, т. 17, с. 97—98.. Последние два стиха, намекающие на Наполеона, в рукописи имели вариант: «Тут с треском острый верх срывает, // Где хочет — там его кладет».

1813 г. Судьба. Подражание Горацию.

[10/25Кокотов А. Ю.


Перед богами я, виною неизбывной
Был виноват — забывчив и ленив.
Но в парус свой теперь я ветр ловлю противный
И вспять плыву, все круто изменив.

5 Затем, что, вдруг взбешен, послал Тучегонитель
Горящий сноп молниеносных стрел,
И долгий тяжкий гром сотряс его обитель,
И небосвод вдруг тяжко почернел,

И воды буйствуют, и вся земля трясется,
10 И Стикс кипит, и Тенар весь в огне,
На колеснице Зевс столь яростно несется,
Что слышен шум на океанском дне.

Все может грозный бог; метнет свои перуны —
И трон любой рассыплется вконец.
15 Под резкий шелест крыл легко сорвет Фортуна
С любой главы торжественный венец.

2017 г.

[11/25Крачковский В. Н.


В безумство мудрости я уклонился
И неусердно стал я почитать
Бессмертных... Ныне должен руль поспешно
Я повернуть и старый путь искать,
5 Дабы обресть спасенье...

Затем, что в ясном небе надо мной
Творец на колеснице прогремел —
И содрогнулись земли и моря,
Приют Тенара мрачный и предел
10 Атланта отдаленный...

Все может Бог — вознесть и преуменьшить!
Он мраку свет и свету мрак дает.
Незримо хищная Судьба над нами
Кружит — внезапно тут венец сорвет,
15 Опустит там, ликуя...

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 185.

К самому себе. (Кн. I, ода 34.)

[12/25Крешев И. П.


Презрев служение богам,
Блуждал я с мудростью безумной,
Довольно! Из пучины шумной
Направлю парус к берегам.

5 Я видел Зевса. Не на лоне
Свинцовых туч — в лазури дня
Громовые неслися кони
На крыльях бурного огня.

От бега тяжких колесниц
10 Шатнулись океана недры,
И тартар задрожал, и кедры
Поверглися главами ниц...

И я стоял исполнен страха:
Я верил, что богов глагол
15 Возносит слабое из праха,
Срывая с гордых ореол.

Впервые: «Отечественные записки», СПб., 1845, № 12, отд. 1, с. 246.

[13/25Ленкевич Ф. И.


Безумных мудрецов последуя стезям,
Я редко воздавал почтение богам,
Но ныне ветрила обратно направляю,
Да более в путях моих не заблуждаю.
5 Зане Зевес, грядый всегда по облакам,
Дробимым быстротой огней светло-багровых,
Днесь с колесницею коней своих громовых
Внезапно устремил по чистым небесам:
Земля и зыби рек, Атланта тверды ребра,
10 И Стикс, и адовы восколебались недра...
Бог силен превратить свет в тьму и тьму во свет;
Великих вержет вниз и малых возвышает...
Там с шумом счастие венцы с одних срывает,
Здесь на чело других с улыбкою кладет.

1807 г. Впервые: «Цветник», СПб., 1809, ч. 1, № 2, с. 171—172.

Ст. 1. Безумных мудрецов. Т. е. эпикурейцев, коих секте следовал Гораций, как и многие из его современников; а особливо любимцы счастия — и Августа.

[14/25Манн Б. З.


Уж я не тот теперь, каков был в дни младые,
Когда в беспечности о славе не мечтал,
А лишь Надин, Зизи глазенки голубые,
Да кури черные Анюты воспевал...

5 Теперь я каждый день о славе лишь мечтаю;
Надин, Зизи, Аннет забыл уж я давно;
С утра с пером в руке из кожи вылезаю —
А проку в этом я не вижу все равно!

О! Дайте ж славу вы бессмертному поэту!..
10 Без славы жизни я, ей-богу, не терплю...
Не то я сам пойду искать ее по свету —
И вот, назло же вам, — в кассиры поступлю.

«Шут», СПб., 1879, № 46, с. 3.

Подражание Горацию.

[15/25Мерзляков А. Ф.


Богов беспечный чтитель, хладный
Раб суемудрия, раб буйственной мечты,
Блуждал я, странник безотрадный,
В пучине бурных волн земныя суеты. —

5 Теперь свой парус пременяю;
Теперь спешу я вспять по дознанным следам;
Теперь тебя ищу, — желаю,
О неба луч благий, спасение пловцам!..

Я зрел ужасное виденье!
10 Я зрел: сам бог-отец вдруг пламенным мечом
Рассек эфира облаченье.
И, тучи разделив, блистательным путем

На огнердяной колеснице
Мчал яростных коней, дымящихся враждой. —
15 Фиал суда в его деснице.
Протек — и возгремел средь ясности грозой —

И восстенала вкруг вселенна:
И грубая земля, и все собранья вод,
И Стикс, и Тенара смущенна
20 Обитель мрачная — неправедных исход,

И сердце гор — основный камень —
Всё трепет вкруг объял, и в трепете всё ждет!..
Всевышний, неприступный пламень
Меж небом и землей превыше бурь течет

25 И след на тучах оставляет —
Отрадную дугу, в урок земных детей...
Так! так! — Он миром управляет,
И царь, и судия! — строитель дивный сей,

Единый действует и может!
30 Величие царей, все мира красоты
Восхощет — вознесет; восхощет — уничтожит,
Его раба, Фортуна, ты!..

Впервые: «Труды Общества любителей российской словесности», М., 1819, ч. 15, с. 6—7.

Обращение. (К. I, О. 34.)

[16/25Олин В. Н.


К богам я редко обращался,
Не мыслил благость их молить.
В безумной мудрости доколе заблуждался —
Днесь должен в путь обратный плыть!

5 Дий в мраках, с молнией в деснице,
Браздящий недра облакам,
На громовых конях в крылатой колеснице
Протек по чистым небесам —

Земля трясется от удара,
10 Моря, и холмны высоты́,
И Стикс, и пропасти ужасного Тенара,
И дальни А́тласа хребты.

Зевес, в владычестве великом,
Всесилен низить, возвышать —
15 Фортуна рвет верхи с пронзительным здесь криком,
Чтоб там, где хочет, полагать.

«Сын Отечества», СПб., 1818, ч. 43, № 3, с. 116—117.

Перевод Горациевой оды. Кн. I, од. XXXIV.

[17/25Порфиров П. Ф.


Служитель божества и редкий, и скупой,
Блуждал я, в мудрости погрязнув святотатной.
Довольно! Ныне вновь я поднял парус свой,
И снова, снова в путь обратный

5 Я должен двинуться: зане Юпитер сам,
Делящий облака сверкающей десницей,
Погнал коней своих по ясным небесам,
Гремя летучей колесницей.

И содрогнулася недвижная земля,
10 И реки зыбкия, и Стикс, и дом ужасный
Всем ненавистнаго Тенара, и края
Атланта. Бог десницей властной

Возносит малое, а гордое смирит.
Так, хищная судьба, с одних венец срывая,
15 Шумит пронзительно крылом и прочь спешит,
Другого радостно венчая.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К самому себе. Проф. Шебор: «Под впечатлением внезапнаго удара молнии при безоблачном небе, поэт убеждается в несостоятельности учения Эпикура о невмешательстве богов в судьбы вселенной и вытекающей отсюда безполезности богопочитания, и в душе его пробуждается сознание необходимости вернуться к покинутой им вере своей юности, к вере в зависимость человека от божества, не безучастно взирающаго на мир и на людей, но властно управляющего их судьбами».


Ст. 11. Taenarus — мыс Лаконики с пещерою, которая, по преданию, вела в ад. Здесь Тенар — олицетворенное божество преисподней.

Ст. 12. Атлант считался предельною горою западнаго Mиpa.

Ст. 13. Эту мысль часто встречаем в Св. Писании, напр.: «низложи сильныя со престол и вознесе смиренныя» (Св. Ев., Лук., I, 52).

[18/25Семенов-Тян-Шанский А. П.


Богов поклонник редкий и ветреный,
Хотя безумной мудрости следуя,
Блуждал я, ныне вспять направить
Я принужден свой челнок и прежних

5 Путей держаться. Ибо Диеспитер,
Обычно тучи молнией режущий,
Вдруг по безоблачному небу
Коней промчал с грохотаньем тяжким,

Что потрясает землю недвижную
10 И зыби рек, и Стикс, и ужасные
Врата Тенара, и Атланта
Крайний предел. Божеству подвластно

Высоким сделать низкое, славного
Низринуть сразу, выявить скрытое:
15 Судьба венец с тебя срывает.
Чтобы, ликуя, венчать другого.

Впервые: «Гермес», Пг., 1917, № 2, с. 50—51.

Ода 34. К самому себе. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 2. Безумная мудрость — учение эпикурейцев, считавших, что боги не заботятся о людских делах. Удар грома с ясного неба заставляет поэта думать иначе.

Ст. 6. Диеспитер — торжественное имя Юпитера.

[19/25Семенов-Тян-Шанский А. П.


Богов поклонник редкий и ветреный,
Хотя безумной мудрости следуя,
Блуждаю, ныне вспять направить
Я принужден свой челнок и прежних

5 Путей держаться. Ибо Дие́спитер,
Обычно тучи молнией режущий,
По небу чистому внезапно
Ко́ней промчал с грохотаньем тяжким,

Что потрясает землю недвижную
10 И зыби рек, и Стикс, и ужасные
Врата Тенара, и Атланта
Крайний предел. Только бог сей властен

Высоким сделать низкое, — славного
Низринуть сразу, выявив скрытое:
15 Судьба венец с тебя срывает,
Чтобы, ликуя, венчать другого.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 65.

(1) Ода 34. К самому себе. Ода написана под впечатлением удара грома в чистом небе, но тон ее иронический, а вовсе не религиозный. Размер: Алкеева строфа.

(2) На прежний путь [1, 34].


(1) Ст. 10. Стикс — река в преисподней.

Ст. 11. Врата Тенара. Мыс Тенар, составляющий южную оконечность Пелопоннеса (ныне мыс Матапан), считался в древности одним из входов в преисподнюю.

Ст. 11. Атланта крайний предел, т. е. крайний запад, где по мифу великан Атлант поддерживает небо.

(2) Ст. 5. Диеспитер — Юпитер.

Ст. 11. Врата Тенара — вход в подземное царство, находившийся, по верованию древних, у нынешнего мыса Матапан, на южной оконечности Морей.

Ст. 1 1—12. Гора (точнее: горы) Атлант (или Атлас) в Мавритании представлялась римлянам пределом мира.

[20/25Смердынский А. И.


Уж я не тот теперь, каков был в дни младые,
Когда в беспечности о славе не мечтал,
А лишь Надин, Зизи глазенки голубые,
Да кури черные Анюты воспевал...

5 Теперь я каждый день о славе лишь мечтаю;
Надин, Зизи, Аннет забыл уж я давно;
С утра с пером в руке из кожи вылезаю —
А проку в этом я не вижу все равно!

О! Дайте ж славу вы бессмертному поэту!..
10 Без славы жизни я, ей-богу, не терплю...
Не то я сам пойду искать ее по свету —
И вот, назло же вам, — в кассиры поступлю.

«Шут», СПб., 1879, № 46, с. 3.

Подражание Горацию.

[21/25Тучков С. А.


Преступник! Я не чтил богов,
И философии опасной
Носил все тягости грехов —
Отступник истины несчастной!

5 Я редко жертвы возжигал,
Но ныне паки преклоняюсь
К бессмертным, коих забывал;
На путь правдивый обращаюсь.

Ах! Правда, огненной чертой
10 Юпитер небо разделяет,
На колеснице громовой
Между́ угрюмых туч летает.

Ее ужасный стук колес
Колеблет пропасти подземны;
15 Дрожит земля и твердь небес,
И адские пещеры темны.

Так, точно может божество
Всегда судьбами смертных править,
Низринуть сильных торжество,
20 И в славу бедного восставить.

Так, счастие в игра́х своих
Венцы царей земных срывает
И возлагает на других —
Когда никто сего не чает.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 100—101.

Ода XXVIII. Притворствует в почтении богов.

[22/25Фет А. А.


Скудный богов почитатель и ветреный;
Мудростию заблужденный безумною,
Ныне задумал ветрила поставить я
Вспять и, расставшись с пучиною шумною,

5 Путь отыскать, потому что Юпитер бог,
Вечно огнем потрясавший над тучею,
С громом промчал по лазури безоблачной
Звучных коней с колесницей летучею,

Коей земля и потоки подвижные,
10 Коею Стикс и Тенара глубокое
Страшное дно, и граница Атлантская
Вмиг сотрясаются. Властен высокое

Бог преклонить и затмить лучезарное,
Тьму озаривши. Фортуна меняется,
15 Там похищает венец быстрокрылая,
Здесь, возложивши его, улыбается.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XXXIV. Громовой удар на безоблачном небе внушил Горацию эту оду, которую Буттман, по содержанию последних трех стихов, относит ко времени борьбы Тиридата с Фраатом и, следовательно, к 730 году.


Ст. 4. Явно, что вся эта картина значит: я хочу обратиться на путь истинный.

Ст. 5. Diespiter, отец дня — Юпитер.

Ст. 10. Тенар, нынче Cap Matapan, где по мнению древних находится вход в царство теней.

Ст. 11. Гору Атлас древние представляли богом, поддерживающим небесный свод на границе мироздания.

[23/25Чернявский И. И.


Богов небрежный, хладный чтитель
И жертва буйственных умов,
Их суемудрия ревнитель,
В путь прежний обращаюсь вновь.

5 Я вижу с трепетом душевным
Губительных перунов луч;
По сводам неба уясненным
Катится гром как в недрах туч.

Земля трепещет в основаньи;
10 Клубится, пенясь, океан;
Глубокий тартар — в содроганьи;
Бледнеют тени мрачных стран.

Речет Бог, и — престолы в персти,
В порфиру нищий облечен.
15 Тот — с высоты низринут чести,
А сей — из праха вознесен.

«Периодическое сочинение об успехах народного просвещения», СПб., 1813, № 35, с. 346—347.

Из книги I-й ода XXXIV. К себе.

[24/25Шатерников Н. И.


Богов не щедро и без усердия
Я чтил, блуждая в поисках мудрости
Безумной, — но теперь я должен
Парус опять повернуть и старой

5 Пойти дорогой. Бог, рассекающий
Огня сверканьем тучи небесные,
На ясном небе мчал сегодня
Быстрых коней, колесницу с громом.

Земли вся тяжесть, реки текучие,
10 И Стикс, и область страшная Тенара,
И грани крайние Атланта, —
Все сотряслось. Обращают боги

Во прах величье. Сбив именитое,
Возвысят низких. Хищница быстрая —
15 Судьба, шумя крылами резко,
Снимет венец и другому кинет.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

[25/25Якубович А.


Предавшись мудрости надменной,
Я заблужденье лобызал;
Бессмертным божествам Вселенной
Почтения не отдавал.
5 Теперь уже я направляю
Не в тот свои ветрила путь;
Но на оставленный вступаю,
Куда ум, совесть поведут.

И се с высот — издалека,
10 Уже Зевес огнем сверкает;
И сизы, черны облака
Зубчатой молньей раздирает;
Свирепых громовых коней
Он устремив своей десницей,
15 Сапфирной, светлою стезей
Летит в пернатой колеснице.

Земля уныло застонала —
Там реки в берегах шумят,
Геенна там вострепетала,
20 И волны Стиксовы горят;
И Тенар мрачный и кичливый,
Поколебался в недре бед;
И верх Атланта горделивый
Потрясшись — преклонил хребет.

25 Так — Бог могущ! Велик Предвечный! —
В Его деснице обращать
Честей с престола, в бедства вечны, —
Блестящу пышность потемнять.
На бедность с кротостью взирая,
30 Всем благом, счастьем наделять;
Своим эгидом осеняя,
Гремящей славой увенчать.

Фортуна хищно здесь свергает
Свирепою рукой своей
35 Владык с престола и честей;
А там — с улыбкой возвышает.

Впервые: «Приятное и полезное препровождение времени», М., 1798, ч. 18, с. 348—349.

К самому себе. (Из Горация. Ода 34, книг. I.)

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016