КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xxxvi


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Глусский В. В. Порфиров П. Ф. Столяров Н. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/9[перев. не установлен]


Вам, боги, жертвы без числа,
Вам фимиам и лиры звуки.
Друзья! Минули дни разлуки —
Судьба мне друга принесла.

5 Хвала богам!.. Вернулся он
Из стран Гесперии далекой,
Средь нас изгнанник одинокий —
Прервите, други, хладный сон.

Иди в объятия мои,
10 Товарищ юности, мечтаний
И жизни первых начинаний
Помянем прошлые мы дни!

Пускай вино не умолкая
Течет из вечно полных чаш,
15 Пока Аврора золотая
Не успокоит праздник наш.

Пляшите бешеной толпой,
Держа фракийские амфоры;
Нам сколию, певец, запой
20 И радостно гремят пусть хоры.

Веселье сердце нам зажгло —
Ликуя, друга прославляйте
И розами, друзья, венчайте
Его высокое чело!

1890 г. «Литературный сборник в пользу бедных», СПб., 1891, вып. 2, с. 35—36; подпись: «А. С.»

<Февраль, 1890 г.> Из Горация. (XXXVI ода I книги.)

[2/9Глусский В. В.


Фимиамом и верностью
здраво чтить и бычка должною кровию
стражей божьих Нумидии,
целый кто теперь из крайней Гесперии
5 всем дражайшим приятелям
но сверх них никому дарует поцелуй,
сладкой Ламии лишь, зачтя
уж прошедшее все царство мальчишества,
тогой сразу смененное.
10 Красный день не лишен ни знатной критянки,
и поспешная амфора
сразу тут, и «покой» ног на Салийский лад,
Басе от Дамалис не вином
многим уж побежден «залповым» Фракии,
15 нет нехватки для пира роз,
бодрый есть сельдерей, лилия краткая.
Все на Дамалис уж кладут
очи томные и Дамалис не возьмешь
вновь изменою, а она
20 прихотливых плющей всех откровеннее.

[3/9Порфиров П. Ф.


И ароматами, и лирными струнами,
И кровью жертвенной хвалу мы воздадим
Богам — хранителям Нумида, что пред нами
Из стран Испании явился невредим.

5 Но, радостных друзей в восторге обнимая,
Он больше всех других целует одного
Красавца Ламия, невольно вспоминая,
Что с дядькою одним дни детства своего

Они вели, потом сменили вместе тоги.
10 Мы праздник нынешний отпразднуем светлей,
Пусть осушаются амфоры поскорей,
Пусть, как у салиев, не ждут покоя ноги.

Пусть состязаются в попойке скифской Басс
И Дамалида здесь, в кругу гостей безпечных.
15 Живучей зелени подать сюда сейчас
И роз, и лилий кратковечных!

Все, страстно взорами красавицу ища,
Глядят и ждут, но — нет, не в силах Дамалида
Оставить новаго любовника — Нумида,
20 Прильнув к нему тесней кудряваго плюша.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Плотию Нумиде. Стихотворение написано по поводу возвращения друга Горация — Нумида из похода в далекую Испанию.


Ст. 7. Элий Ламий (см. стихотв. ХХVI) — друг детства Нумида.

Ст. 9. Т. е., как ровесники, единовременно надели togam virilem.

Ст. 12. Жрецы Марса. Во время годичных праздников этого бога они плясали по улицам, откуда и произошло их название салии (плясуны — от salire). Изображения богов помещались на особых ложах-подушках (pulvinar), а вокруг ставились обильныя яства.

Ст. 14. Особенно популярныя на попойках лица. Здесь намекается на возникавшее нередко среди подвыпивших гостей состязание в уменье пить по-скифски, т. е., чтобы весь кубок осушался сразу.

[4/9Столяров Н.


Фимиамом, и пеньем струн,
И закланьем тельца ныне почтим богов:
Из далекой Гесперии
Возвратился Нумид в добром здоровьи к
5 Он целует своих друзей,
Горячее же всех милого Ламия:
Тот же выходил дядька их,
В тот же час довелось тогой облечься им.
Белой меткой отмечен будь
10 Ты отныне для нас, встречи счастливый день.
Пусть амфоры несут чредой,
Пусть забудет нога в пляске об отдыхе,
Пусть, счет кубкам утратив, Басе
С Дамалидой самой ныне сравняется,
15 Пусть нам розы украсят пир,
Темнолиственный плющ, белые лилии,
На тебя заглядятся все,
Дамалида. Вотще! Всех позабыв, прильнешь
Ты к любовнику новому,
20 Как извилистый плющ листьями льнет к скале.

«Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 70.

Ода 36. К Плотию Нумиду.

[5/9Тучков С. А.


Да воскурятся фимиамы
В благодарение судьбам —
И жертвы, мною обеща́нны,
Да принесу теперь богам.

5 Богам, Нумидия хранящим,
Я песни новы воспою —
Уже с усердием горящим
Он паки зрит страну свою;

С брегов гесперских возвратился,
10 Пребыв счастливо долго там.
Колико он в пути трудился,
Теперь объятия друзьям

С усердьем многим разделяет;
Всяк зрит в нем друга своего,
15 Но больше всех их получает
Любезный Ламий, друг его.

Они с ним в детстве обитали,
Наставник, книги их одни,
И вместе также восприяли
20 Одежду юношей они.

Да будет день сей днем блаженным,
Воспляшем мы и воспоем,
И в духе, радостью плененном,
Вино обильно излием.

25 Подайте листья, что сияют
Всегда зеленостью своей,
И роз, что чувства услаждают,
И белосре́бряных лиле́й.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 105—106.

Ода XXX. Поздравляет Нумидия с возвращением из Гишпании.


Ст. 9. Гешперия, или Гишпания.

Ст. 20. В Риме было обыкновение, что каждый возраст имел свою собственную одежду. Перемена одежд возрастов производилась торжественно в храмах.

[6/9Фет А. А.


И ладаном мы, и струнами
Почтим охранявших Нумиду богов.
И кровью, пролитой тельцами,
Что прибыл с гесперских он цел берегов.

5 Лобзанья кругом расточая
Любезным друзьям, к одному всех тесней
Он Ламию льнет, вспоминая
Про общего дядьку ребяческих дней,

Про тоги, прельщавшие взоры.
10 Пусть белая день нам отметит черта,
Пусть меры не знают амфоры,
Ни устали в пляске салийской пята!

Чтоб Басе с Дамалидой равнялся!
Глотком по-фракийски из чаши он пей,
15 Чтоб розами пир украшался
И свежей пеструшкой, и цветом лилей!

Все клонят и взоры, и речи
К одной Дамалиде: но дева рукой
Любовника нового плечи
20 Тесней обвивает, чем плющ молодой.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XXXVI. В 730 году Плотий Нумида, друг Горация, сопровождавший Августа в походе, возвратился из Испании, и поэт в этой оде описывает празднество, которым друзья встречают Нумиду, причем не забыто и жертвоприношение.


Ст. 7. Элий Ламия (см. I, од. 26 и III, 17), с которым воспитывался Плотий Нумида, возбуждает в последнем воспоминание детства: у них был общий дядька и обоим хотелось поскорей надеть тоги — одежду взрослых.

Ст. 10. Белая черта указывает на обычай римлян обозначать на таблице счастливые дни мелом, а несчастные углем, чтобы под конец года видеть, каких больше.

Ст. 12. Нума учредил 12 жрецов Марса, которые во время годичных праздников плясали но улицам и назывались салийцами от salire (плясать).

Ст. 13. Дамалида, без сомнения, либертина, певица и артистка. Только вольноотпущенные женщины пили вино, и притом в таком количестве, что Гораций хочет, чтоб известный питух Басс поравнялся с Дамалидой.

Ст. 14. При подобных состязаниях вся чаша осушалась по-фракийски, одним глотком.

Ст. 16. Римляне на пиршестве украшали столы зеленью и надевали венки.

Ст. 19. Плотия Нумиды, как виновника торжества.

[7/9Церетели Г. Ф.


Фимиамом, и струнами,
И закланьем тельца, жертвою должною,
Ублажим мы богов за то,
Что Нумиду они к нам из Испании
5 Невредимым доставили.
Всех лобзая друзей, больше чем Ламию
Никого не лобзает он,
Помня, что при одном дядьке взросли они,
Вместе в тогу оделися.
10 Ныне белой чертой день сей отметим мы!
Пусть амфоры чредой идут,
Пляшут ноги пускай, словно у салиев.
Пусть в фракийском питье наш Басc
Дамалиде не сдаст, жадной до выпивки;
15 Пир украсят пусть груды роз,
Зелень мирты, и в ней — лилия бледная.
Все стремить взоры томные
К Дамалиде начнут, но Дамалида лишь
К полюбовнику новому
20 Будет жаться тесней, чем сладострастный плющ.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 50.

Ода 36. Плотию Нумиде. Испанский поход Августа был предпринят в 27—24 гг. до н.э. Размер: IV Асклепиадова строфа.


Ст. 12. Салии — жрецы, совершавшие ритуальную пляску в честь Марса.

[8/9Церетели Г. Ф.


Фимиамом, и струнами
И закланьем тельца, жертвою должною,
Ублажим мы богов за то,
Что Нумиду они к нам из Испании
5 Невредимым доставили.
Всех лобзая друзей, больше чем Ламия
Никого не лобзает он,
Помня, что при одном дядьке взросли они,
Вместе в тогу оделися.
10 Ныне белой чертой день сей отметим мы!
Пусть амфоры чредой идут,
Пляшут ноги пускай, словно у салиев.
Пусть в фракийском питье наш Басc
Дамалиде не сдаст, жадной до выпивки;
15 Пир украсят пусть груды роз,
Плющ живучий и с ним лилия бледная.
Все стремить взоры томные
К Дамалиде начнут, но Дамалида лишь
К полюбовнику новому
20 Будет жаться тесней, чем неотвязный плющ.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 68.

Ода 36. Обращена к Плотию Нумиде, возвратившемуся из Испанского похода в 24 году. Размер: 4-я Асклепиадова строфа.


Ст. 6. Ламий. — Элий Ламий (см. выше Оду 26), друг детства и сверстник Нумиды, с которым они одновременно надели одежду взрослых — тогу.

Ст. 10. Белой чертой отмечались счастливые дни в календаре.

Ст. 13. Басс. — О Бассе и Дамалиде, пившей по фракийскому способу, т. е. залпом, сведений нет.

[9/9Шатерников Н. И.


Сладко лирой, курением
И теленком почтить, к жертве назначенным,
Нам богов — стражей Нумиды:
Он пришел невредим с крайнего Запада.
5 Милых щедро товарищей
Поцелуем дарит; всех же милей ему
Ламий-друг, — вспоминается,
Что наставник один был у них в юности,
Смена тог — одновременна.
10 Белой метим чертой день восхитительный!
Пьем без меры амфору мы!
На салийский мы лад пляшем без отдыха!..
Дамалиду, что пить сильна,
Пусть-ка Басс перепьет, — пить по-фракийскому!
15 Роз на пир, быстро вянущих!
Лилий нам! сельдерей с листьями свежими!
Обратят к Дамалиде все
Взоры мутных очей, — ту ж оторвать нельзя
От поклонника нового:
20 Крепче льнет, чем и плющ, густо разросшийся...

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016