КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xxxvii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Брюсов В. Я. Глусский В. В. Кокотов А. Ю. Корандей Ф. Крачковский В. Н. Муравьев М. Н. Порфиров П. Ф. Рогович А. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И. Шервинский С. В.

[1/13Брюсов В. Я.


Теперь мы выпьем! Ноги свободные
Пусть землю топчут; и салиарскими
Богов сиденья украсить
Яствами время настало, други.

5 Доныне грех был кекуб откупорить
В подвалах отчих, ведь Капитолию
Готовила в безумьи гибель
И всей империи гроб царица,

С толпой позорной гнусно-болезненных
10 Своих клевретов, всякой лишенная
Надежды, а судьбиной сладкой
Пьяная, — но усмирил надменность

Один ушедший челн от погибели!
И опьяненный дух Мареотикой
15 Вернул к правдивым страхам Кесарь,
Мчась, от Италии, вслед на веслах

За убегавшей (гонят так ястребы
Голубок робких, ловкий охотник так
Геминии на снежных склонах
20 Зайца), врага рокового чтобы

Предать оковам. Но благороднее
Стремясь погибнуть и не как женщина
Глядя на меч, к брегам далеким
С быстрым она не помчалась флотом.

25 Сумела видеть царство погибшее
С лицом спокойным; смелая, яростных
Ехидн приветила и черным
Ядом свое напитала тело.

Она бесстрашно смерть свою выбрала;
30 Либурнам грозным, нет, не позволила
Вести себя рабой в роскошном,
Женщина с твердой душой, триумфе!

«Зарубежная литература в переводах Валерия Брюсова», М., 1994, с. 47—49.

[2/13Глусский В. В.


Теперь нам — выпить, стоп свобождением
толкать по почве, пир чтоб горою был богам
прекрасным сделать ложе
время пришло для пиров, о други.

5 Нельзя то было Цекуба вин извлечь
приделов дедов, для Капитолия
пока приготовляла траур
с ним и безумные разрушенья

царица в смеси стада позорнейших
10 мужей болящих, как-то надеяться
не может сладостной фортуной
пьяная. Сразу безумье вычел

лишь только целый плыл из огня корабль,
и ум родниковый Мареотика
15 вернул правдивой чести Цезарь,
как от страны понесся нашей,

нажав на весла, ястреб проворный иль
голубок нежных» может быть зайца, как
охотник на заснежных долах
20 края Фессалии, дать цепям чтоб

тот чудищ рока, что благороднее
ища погибнуть, а не по-женски, нет,
меча бледнело, не восставит
парусом быстрым часов сокрытость,

25 отважась видеть ясным лицом своим
царицу лежа, сильных извлекши змей,
суровых телом, черных ядов
чтоб напилась, свободясь от смерти

отважно, дико, или жестоко так,
30 возненавидев все погребение,
отрешена в триумфе гордом
матерь ненизкая быть ведомой.

[3/13Кокотов А. Ю.


В землю бить ногою будем,
Будем невозбранно пить,
У стола не позабудем
Милых Лар установить.

5 День назад безумьем было
За кекубским в погреб лезть —
Въявь царица нам грозила
Капитолий в прах разнесть.

Черных дел счастливым ходом
10 Опьяненная вполне,
Со своим опасным сбродом
Подступала, но в огне

Лишь одна и не сгорела,
Развернув кораблик вспять,
15 Сок лозы марейской спелой
Дал ей храбрости бежать.

Ястребом за ней пустился
Кесарь, грозен и свиреп,
Как он в цепи взять стремился
20 Это чудище судеб!

Только гордая царица
Одолела женский страх,
Хоть могла и быстро скрыться
При попутных ей ветрах.

25 Мир окинув взором смелым,
Злобных змей клубок взяла,
Сжала руку и всем телом
Жадно яд их приняла.

Умерла она царицей,
30 Не про Кесаря та честь
Пленницей за колесницей
В свой триумф ее провесть.

2016 г.

[4/13Корандей Ф.


Нам нынче, братья, пить позволяется
и в пляске топать, землю колеблющей;
пора богам за стол улечься,
щедро украшенный, на подушки.

5 Пришлось таиться долго кекубскому
вину в подвалах, ведь Капитолию
одна, с ума сойдя, царица
гибель творила и траур Риму,

соединившись с шайкой разнузданной
10 больных мужчинок, меры не знавшая
ни в чем, пьяна своей удачей.
Резвость ее укротил ничтожный

один кораблик, выплыв из пламени,
а дух, опитый зельем египетским,
15 в пучины трепета низвергся,
прочь от Италии отлетая,

когда, шумящий веслами, ринулся
за нею Цезарь. Мчится от ястреба
голубка, зайчика на снежных
20 нивах Гемонии ловят! Сгинуть

в цепях позорных чудищем?! Лучшую
избрать решила гибель, без робости,
присущей женщинам, в далекий
край от меча убегать не стала,

25 но, без волненья глядя на павшую
свою столицу, змей отвратительных
не струсив в руки взять, отравой
черной свое напоила тело

и устремилась к смерти решительно,
30 к судам либурнским грозным презрением
полна, как пленницу простую
смевшим везти на триумф царицу.

2016 г.

[5/13Крачковский В. Н.


Настало время, други, пить
И ликовать! Теперь мы можем
Ногой свободной землю бить.
Салийский радостно возложим
5 Огонь на жертвенник богов,
Цекубское из погребов
Прадедовских вино достанем;
Торжествовать не перестанем
Мы избавленья светлый день!
10 Опасности висела тень
Над Рима крепостью священной,
Пока царицей дерзновенной
С толпою евнухов презренной
Стране готовился удар...
15 Но охладил царицын жар
Корабль единый уцелевший;
В трезвейший кинул Кесарь страх
Дух, в мореонтских угоревший.
Ах, как на славных парусах
20 Гнал он врага!.. Так в небесах
Голубок ястреб гонит нежных,
Охотник зайца так на снежных
Травит Гемонии полях.

Но честь спою и Клеопатре гордой!
25 Отчаянью не давшись, не ввела
Проворный в сердце меч. С душою твердой
С улыбкой смерть иную приняла —
К груди своей прекрасной смертоносных
Бесстрашно змей преподнесла...
30 За колесницей не пошла
Великая жена, в цепях несносных!

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 186—187.

К друзьям. (Кн. I, ода 37.)


Ст. 4. Салийский. Салийские дары — особенно пышные.

Ст. 12. Царицей дерзновенной. Клеопатрой.

Ст. 13. Евнухов. Телохранители-евнухи.

Ст. 18. В мореонтских. Мореонтских (египетских) винах.

[6/13Муравьев М. Н.


Сегодня пир: сегодня пить,
ногой свободной о пол бить.
Столы покройте сладкой брашной.
Со мной вы сядьте в круг, друзья,
5 Пусть сам предстанет бог домашной,
В убранстве праздничном, как я...

1777 г. «Письма русских писателей XVIII века», Л., 1980, с. 289.. Шесть строк в письме сестре, Феодосье Никитишне, от 7 сентября 1777 г.

[7/13Порфиров П. Ф.


Теперь-то время пить и в пляске ударять
О землю нам, друзья, свободными стопами,
Теперь-то пищею салийской уставлять
Пора подушки пред богами.

5 Доселе было грех из дедовских амфор
Брать цекуб нам, пока царица Капитолий
Мечтала раззорить своей безумной волей
И всей империи паденье и позор

Готовила с толпой отмеченных уродством
10 Развратных эвнухов. От счастья опьянев,
Она кичилася всесильным превосходством,
Но усмирен безумный гнев:

Едва один корабль ушел лишь от сожженья;
Ум, затуманенный в египетских пирах,
15 Ей Цезарь протрезвил и вверг в неложный страх,
Когда он гнался вслед, не зная утомленья,

Пленить чудовище, рожденное судьбой.
За слабым голубем так ястреб молодой
Порою гонится, так по равнине снежной
20 За зайцем носится подчас ловец прилежный.

Смятенья женскаго чужда,
Стремяся умереть, но в царственном почете,
Не устрашилася меча она тогда
И не бежала вдаль на быстрокрылом флоте.

25 О нет, — спокойно-ясный взгляд
Бросает на дворец она осиротелый
И змей ласкает дланью смелой,
Чтоб в грудь всосался чёрный яд.

Надменная своим решеньем смерти твёрдым,
30 Боясь, чтоб не увез ее корабль чужой
В своем триумфе гордом,
Ее, великую, рабынею простой.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К друзьям. Это стихотворение написано осенью 30 г. до Р. X.. когда было получено известие о самоубийстве Клеопатры. Гораций с негодованием вспоминает о безумно честолюбивых замыслах Клеопатры, но затем, как-бы примиренный ея смертью, удивляется характеру и неженскому спокойствию гордой царицы, решившейся самоубийством избегнуть унизительного плена.

[8/13Рогович А.


Вином налейте кубки, товарищи,
пускай веселой пляской земля дрожит —
теперь богов святых трапе́зы
время пришло украшать дарами.

5 Грешно нам было вина цекубские
цедить из бочек прежде, чем замыслы
царицы, ум терявшей в счастьи,
рушились. Грозно она мечтала

разрушить крепость, и с Капитолием
10 унизить Рима силу державную,
и с нею сонм мужей развратных
нас погубить замышлял свирепо.

Но скоро ярость грозных воителей
сменилась страхом гибели огненной —
15 всего один корабль спасенный
гонит стремительно Цезарь в море.

Работой весел гонит бегущую —
как хищный ястреб сизого голубя,
и как охотник зайца в поле —
20 с тем, чтоб ее заключить в оковы.

Она же гордо сносит опасности,
без страха видит меч угрожающий
и с быстрым флотом для спасенья
в гаванях тихих не ищет скрыться;

25 спокойным взором видя поверженным
престол свой царский, быстро решается,
и черным ядом змей шершавых
тело свое обрекает смерти;

На смерть решившись, сильная волею
30 она не хочет в царском величии
дозволить, чтоб ее в триумфе
пленную вез победитель гордый.

1915 г. Рогович А., «Не равнодушным и не злым», М., 1915, с. 35—37.

Ода Горация XXXVII, книга I. (Размером подлинника.)

[9/13Тучков С. А.


Пейте, други, веселитесь,
Пеньем, пляской насладитесь;
Жертвой алтари богов
Да украсятся повсюду;
5 Грех коснуться нам сосуда
Было наших бы отцов
В дни счастливы той царицы,
Дерзостно грозящей всем
Рим и все его границы
10 Сокрушить своим мечем.

Дух тщетою услаждая,
Дерзким войском управляя,
В роскоши привыкшим быть,
В нем надежду полагала,
15 Капитолию желала
В прах и пепел обратить!
Но уже воспламенился
Флот ее от наших стрел,
И един лишь сохранился
20 Ей корабль к спасенью цел.

Видя гордости паденье,
Ищет, чтоб вином смущенье
Хоть на время укротить.
Тогда кесарь лавры новы
25 Пожиная, ей оковы
Устремился возложить.
Как за голубем летает
Ястреб, выше облаков,
Иль охотник поспешает
30 За зверьми среди снегов —

Тако он за ней стремится.
Но царица, коя зрится
Выше пола своего,
Зрит кинжал бесстрашным оком,
35 И в смущении жестоком
Не внимает ничего.
Не в страны далеки скрыться,
И не жизнь свою спасать,
Славной смертию гордится,
40 Ищет твердость показать,

Силу духа превосходну —
И мужам едва ли сродну!
Емлет лютую змею,
Смерть без страха призывает,
45 И свирепый яд впускает
В кровь кипящую свою —
Чтобы славу тем убавить
Римских воев навсегда,
И в оковах не представить
50 Душу горду никогда.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 106—108.

Ода XXXI. К друзьям. Возбуждает их радоваться о смерти Клеопатры.


Клеопатра, царица Египетская, дочь Авлета; была любовницей Юлия Кесаря, а по смерти его — Антония, который из любви к ней развелся с женой своей Октавиею, сестрой Октавия, названного потом Августом. Сие, и властолюбие, произвело между ними войну. Клеопатра вооружила флот, состоявший из 500 кораблей, и захотела сама им начальствовать, соединя оный с флотом Антония, но оба сии флоты были побеждены Октавием при берегах Епирских, близ города Актиума за 31 год до Р.Х.; и когда вскоре после сего несчастия Антоний закололся, то и она лишилась жизни, дав себя ужалить змее, что произошло за 30 лет до Р.Х.

Ст. 6. Говорит о бочке, или кувшине вина, хранимом еще предками, увеличивая тем доброту оного, и что грешно бы было употребить его на какой-нибудь другой праздник.

Ст. 22. Царица Клеопатра столько же известна своею красотою и разумом, сколько роскошью и распутным поведением своим с Антонием.

[10/13Фет А. А.


Теперь давайте пить и вольною ногою
О землю ударять; теперь, о други, нам
Пора салийских яств украсить чередою
Подстилки божествам.

5 Дотоле было грех из отчего подвала
Старинный цекуб брать, преступно было пить
Пока царица нас поработить мечтала,
А Капитолий срыть.

С толпой своих мущин болезненной и гадкой
10 Мечтала так она о том, что выше сил,
Вполне упоена улыбкой счастья сладкой...
Но гордость усмирил

Едва один корабль, бежавший истребленья —
А дух спасавшейся к родимым берегам
15 Ей Цезарь протрезвил от чада опьяненья,
На веслах по волнам,

Погнавшись ей во след, (так гонит ястреб горный
Пугливых голубей, иль зайца так точь-в-точь
В лесах Гемонии следит ловец проворный),
20 Чтоб рока злую дочь

Цепями оковать; но, смерти благородной
Взалкавши, мужества не женского полна,
Меча не у страшась, на дальний брег свободный
Не бросилась она.

25 Нет, с радостным челом она взирает смело
На грустный свой чертог, и храбрая стократ
Ласкает лютых змий, чтоб царственное тело
Всосало черный яд.

Обдумав смерть свою, достойную царицы,
30 Либурнам торжество расстроила она
И не пошла рабой у гордой колесницы
Великая жена.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XXXVII. В сентябре 724 года М. Туллий Цицерон (сын оратора) привез известие о смерти Антония и Клеопатры и о взятии Александра. В этой оде принадлежащей к лучшим произведениям Горация, поэт, несмотря на ненависть к Клеопатре, как врагу отечества, отдает справедливость величию ее духа.


Ст. 3. О салийских жрецах см. I, од. 36, 12. Для них учреждались богатые пиршества, так что со временем все роскошные пиры и яства назывались салийскими.

Ст. 4. В торжественных случаях, при излиянии благодарности, для укрощения гнева богов, пред изваяниями их ставили изысканные яства на особенных подстилках: pulvinar. В подобных случаях Цицерон советует праздновать в домах с женами и детьми (к Кат. III).

Ст. 6. Цекуб — кампанское вино, получившее название от горы того же имени.

Ст. 7. Клеопатра.

Ст. 9. По обычаю Востока, невольники, окружавшие Клеопатру, были евнухи.

Ст. 13. Прозаик сказал бы: ее гордость усмирилась, когда из всего флота один корабль, да и тот едва уцелел, но поэт говорит: едва один, и проч.

Ст. 15. Намекается на пиры Антония и Клеопатры.

Ст. 19. Гемонией, или Эмонией, называлась северная часть Фессалии, прилегавшая к Македонии, по имени царя Эмона, сына Девкалиона.

Ст. 20. Клеопатра долгое время была роковой для Рима.

Ст. 24. Не бежала из Александрии.

Ст. 28. Клеопатра не без основания боялась идти за триумфальной колесницей. Проперций (III, 9, 53) говорит, что сам видел, как несли ее статую, у которой рука была обвита аспидом.

Ст. 30. Иллирийский народ, Либурны, на мелких и быстрых судах своих того же имени много содействовали успеху Августа при Акциуме.

[11/13Церетели Г. Ф.


Нам пить пора, пора нам свободною
Стопою в землю бить, сотрапезники,
Пора для пышных яств салийских
Ложа богов разубрать богаче.

5 Грехом доселе было цекубское
Из погребов нам черпать, из дедовских,
Пока царица Капитолий
Мнила в безумье своем разрушить,

Грозя с толпой уродливых евнухов
10 Державе нашей смертью позорною.
Не зная для надежд предела,
Счастьем она опьянялась сладким.

Но спал задор, — всего лишь один корабль
Ушел огня, и ум, затуманенный
15 Вином у ней мареотийским,
В ужас неложный повергнул Цезарь,

За ней, бегущей вспять от Италии,
Гонясь на веслах... Как за голубкою
Несется коршун, иль за зайцем
20 Ловчий проворный по ниве снежной,

Так мчался Цезарь вслед за чудовищем,
Чтоб цепь накинуть. Но, хоть и женщина,
Меча она не убоялась,
Чуждых краев не искала с флотом, —

25 Нет, умереть желая царицею,
На павший дом взглянула с улыбкою
И злобных змей к груди прижала,
Чтобы всем телом впитать отраву:

Она решилась твердо на смерть идти
30 Из страха, что царицей развенчанной
Ее позорно для триумфа
Гордого вражья умчит либурна.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 51—52.

Ода 37. К друзьям. Написана в 30 году по получении в Риме известия о падении Александрии и смерти Антония и Клеопатры.


Ст. 4. Ложа богов. Гораций имеет здесь в виду обычай «угощения богов», так называемое lectisternium, когда перед изображениями богов, поставленных на ложа, ставились кушанья. Роскошь подобных пиршеств, устраиваемых коллегией салиев (см. предыдущую Оду, ст. 12), вошла в поговорку.

Ст. 7. Царица — Клеопатра.

Ст. 13. ...Всего лишь один корабль... Это или преувеличение, так как в битве при Акциуме (12 сентября 31 года) спаслось 60 кораблей Клеопатры, или же указание на трирему Антония, на которой тот бежал после гибели своего Флота.

Ст. 15. Вино мареотийское — с берегов озера Мареотии около Александрии. Намек на оргии Антония и Клеопатры.

Ст. 16. Цезарь — Октавиан.

Ст. 32. Либурна. Либурнами назывались небольшие быстроходные корабли, построенные по образцу судов либурнов, живших на побережье Иллирии.

[12/13Шатерников Н. И.


Теперь давайте пить, без стеснения
Плясать давайте! Нынче, товарищи,
Богов нам ложе приготовить
К пиру салийскому было б время.

5 Безбожно б раньше цекуб из погреба
Расхитить дедов, раз Капитолию
Безумной гибелью царица
И разрушеньем грозила власти,

С толпой безумной низких прислужников
10 Давая волю всякому чаянью
И от своей удачи сладкой
Пьяная. Ужасы стали меньше,

Когда в пожаре спасся единственный
Корабль. Марейским ядом отравленной,
15 Вселил ей в сердце ужас истый
Цезарь, — забыт италийский берег,

А он несется. Ястреб стремительный
Так мчит голубок в снежной Фессалии,
Так зайца мчит охотник быстрый
20 В поле. Чудовище роковое

Он в цепи ввергнет. Но благороднейшей
Желая смерти, не испугалась та
Меча по-женски; в лодках быстрых
В край безопасный бежать не стала.

25 В дворец заходит, всеми покинутый,
С лицом веселым. Храбро приблизила
К себе свирепых змей, чтоб смертный
Яд себе в тело пустить змеиный.

Решив погибнуть, стала бесстрашнее;
30 Везти к триумфу в Риме роскошному
Себя не даст ладьям либурнским
Пленницей, — женщина не из низких.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

[13/13Шервинский С. В.


Теперь — пируем! Вольной ногой теперь
Ударим оземь! Время пришло, друзья
Салийским угощеньем щедро
Ложа кумиров почтить во храме!

5 В подвалах древних не подобало нам
Цедить вино, доколь Капитолию
И всей империи крушеньем
Смела в безумье грозить царица

С блудливой сворой хворых любимчиков
10 Уже не зная меры мечтам с тех пор,
Как ей вскружил успех любовный
Голову. Но поутихло буйство,

Когда один лишь спасся от пламени
Корабль, и душу, разгоряченную
15 Вином Египта, в страх и трепет
Цезарь поверг, на упругих весла?

Гоня беглянку прочь от Италии,
Как гонит ястреб робкого голубя
Иль и снежном поле фессалийском
20 Зайца охотник. Готовил цели

Он роковому диву. Но доблестней
Себе искала женщина гибели:
Не закололась малодушно,
К дальним краям не помчалась морем.

25 Взглянуть смогла на пепел палат своих
Спокойным взором и, разъяренных змей
Руками взяв бесстрашно, черным
Тело свое напоила ядом,

Вдвойне отважна. Так, умереть решив,
30 Не допустила, чтобы суда врагов
Венца лишенную царицу
Мчали рабой на триумф их гордый.

Впервые: «Античная лирика», М., 1968, с. 388—389.

Ода 37. К пирующим. Описывается поход Клеопатры с Антонием против Цезаря (Октавиана), их бегство после битвы при Акции и самоубийство Клеопатры. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 3. Угощения ставились перед статуями богов при благодарственных молебствиях.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016