КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xxxviii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Вулих Н. В. Глусский В. В. Дмитриев М. А. Злобин В. Капнист В. В. Капнист С. Кокотов А. Ю. Корчагин А. О. Крестовский В. В. Крешев И. П. Крол Ш. Лебедев-Кумач В. И. Павлинова Н. Порфиров П. Ф. Рогович А. Север Г. М. Семенов-Тян-Шанский А. П. Степанов В. Г. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И. Шервинский С. В. Шмараков Р. Л.

[1/29[перев. не установлен]


Вина шампанского скорей
В кубо́к, красавица, налей
И розами его увей.
О, не завидую я роскоши презренной!
5 Твоей, тщеславный сибарит!..
Чело мое венчает мирт,
И в сельской хижине моей уединенной
Я светлых не даю пиров.
Здесь нет ни пурпура, ни злата,
10 Ни тканей, ни ковров;
А радость лишь живет крылата,
И дружба, и любовь!

«Заволжский муравей», Казань, 1833, ч. 2, № 16, с. 894—895.

Подражание Горациевой XXXVIII оде.

[2/29[перев. не установлен]


К чему нам роскошь, друг? Для вьющихся волос
Не связывай венков пруточком ивы гибкой!
Дитя! К чему искать в саду осенних роз,
Поникнувших на стебель зыбкий?

5 Зеленый мирт сорви — и скромный, и простой
Приличней он тебе, ребенок русокудрый,
И мне — когда платан беседкою густой
Меня хранит за чашей мудрой...

«Развлечение», М., 1890, № 9, с. 5.

Из Горация. Ода XXXVIII.

[3/29[перев. не установлен]


Мальчик, я затей не люблю персидских.
Пышного венка для меня не нужно.
Незачем искать, где еще остались
поздние розы.

5 В мирт простой вплетать ничего не надо —
и тебе, слуге, да и мне за чашей
здесь, под сенью лоз, листья мирта лучше
всех украшений.

«Гермес», Пг., 1913, № 10, с. 277; подпись: «Згадай Северский».

[4/29Вулих Н. В.


Роскошь персов мне ненавистна, мальчик.
Не люблю венков из цветов садовых.
Не ищи, прошу, в уголках укромных
розы осенней.

5 Мирт простой ничем украшать не надо,
он хорош и так. Мирт идет и слугам,
он и мне пристал, когда пью под сенью
лоз виноградных.

1961 г. Впервые: Вулих Н. В., Чистякова Н. А., «История античной литературы», Л., 1963, с. 251.

[5/29Глусский В. В.


Ненавижу все устроенья Персов,
мальчик; мне венок не в угоду липный,
пусть! исследовать, каковых же роза
мест запоздала.

5 К мирту голому нечего добавить
тщательно трудясь: ни тебя слугою
мирт тот посвятит, ни меня, под тесной
пьет кто лозою.

[6/29Дмитриев М. А.


Мальчик! Персидскую пышность я ненавижу!
Нет, не люблю я венков, искусно сплетенных!
Ты не ищи мне напрасно, где расцветает
Поздняя роза!

5 В мирты простые, смотри же, ты не вплетай мне
Лишних цветов! И к тебе, как вино мне подносишь,
Мирты идут; и ко мне, как я пью под густою
Сеткою гроздий!

1850 г. Впервые: Дмитриев М. А., «Стихотворения», М., 1865, ч. 2, с. 184.

<1 генв. 1850> К мальчику. (Кн. 1, ода 38.)

[7/29Злобин В.


Персидских одежд не люблю я,
Венки мне противны из роз —
Зачем же ты, отрок усердный,
Мне то и другое принес?

5 Из скромного мирта сплети мне
Для скромного пира венок;
Нам, жителям тихой деревни,
Иного не нужно, дружок.

«Свет и тени», М., 1883, № 19, с. 93.

Из Горация. (XXXVIII ода.)

[8/29Капнист В. В.


Не люблю персидской пышности,
Мальчик! и в венках мне нужды нет,
Тонким лычком перевязанных;
Не трудись искать, где поздняя
5 Роза здесь еще цветет.

Без хлопот, простою миртою
Я доволен: мирта скромная
Нам прилична, как тебе, слуге.
Так и мне, когда под ветвями
10 Виноградными я пью.

1815 г. Впервые: Капнист В. В., «Избранные сочинения», Л., 1941, с. 185—186.

<1815/16 г.> К слуге.

[9/29Капнист С.


Персидску пышность презираю;
Венка иметь я не желаю,
Что связан липовой корой.
Ты не ищи, где поздня роза
5 За день до зимнего мороза
Блистает красотой.

Доволен миртой я простою,
Она прилична нам с тобою;
Тебе — как станешь подносить
10 Вино, из гроздов мной взращенных,
А мне — под сводом древ сплетенных
Когда я стану пить.

«Журнал древней и новой словесности», СПб., 1818, ч. 2, № 7, с. 121.

Перевод Горациевой оды. Кн. I. од. XXXII. Слуге.

[10/29Кокотов А. Ю.


Персидских не люблю изобретений,
Хитросплетений лыковых не множь,
И роз предсмертного цветенья,
О мальчик, не тревожь.
5 Простого мирта — если спросишь —
Нет лучше украшенья для волос,
Когда ты мне вино подносишь
Под сенью этих лоз.

2016 г.

[11/29Корчагин А. О.


Ненавижу я, мальчик, персов роскошь,
и из липы здесь их венки претят мне,
брось искать то место, где розы поздней
цвет притаился.

5 Лучше мирта нет, он и прост, и красен,
даже ты, слуга, красотою блещешь
в миртовом венке. Мирт и мне приятен,
пьющему вина.

2014 г.

[12/29Крестовский В. В.


Отрок нежный, мне не надо
Чар полуночных пиров —
Не носи ж ты мне из сада
Пышных розовых венков.

5 Лучше миртовую ветку
Свей венком над головой —
И пойдем скорей в беседку
Под навес лозы густой...

1858 г. Впервые: «Время», СПб., 1862, № 10, с. 364.

[13/29Крешев И. П.


Что в лишней роскоши?.. Для кольчатых волос
Не связывай венков корою липы гибкой...
Дитя! Зачем искать в саду осенних роз,
Поникнувших на стебель зыбкий?..

5 Сорви зеленый мирт — и скромный, и простой,
Приличен он тебе, ребенок темнокудрый,
И мне, когда платан беседкою густой
Меня хранит за чашей мудрой.

«Библиотека для чтения...», СПб., 1844, т. 65, № 6, отд. 1, с. 6.

Из Горация. Ода XXXVIII, кн. I.

[14/29Крешев И. П.


Персидской роскоши я не терплю, не надо
Венка, сплетенного древесною корой,
И запоздалых роз в уединеньи сада
Осенней не ищи порой.

5 Довольно мирты нам зеленой, без прикрас;
Обоим нам пристал венок из мирты скромной,
Тебе, слуга, и мне, когда я пью подчас
Под сенью винограда темной.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1855, т. 133, № 10, отд. 1, с. 128.

[15/29Крол Ш.


Не терплю персидскую пышность, мальчик,
не люблю венков, перевитых лыком,
брось искать, в каком поджидает месте
поздняя роза.

5 Мирт простой ничем не трудись украсить,
строгий мой наказ: и тебе, прислужник,
мирт к лицу, и мне, когда я под гроздью
пью виноградной.

2006 г.

[16/29Лебедев-Кумач В. И.


Роскошь брось, юнец, ты пиров персидских —
расплетется нить на венках красивых.
Брось искать тех мест, где еще остались
поздние розы.

5 Мирт простой оставь — ничего другого.
Он приличен нам — и тебе, кто служит,
да и мне, кто пьет под густым навесом
лоз виноградных.

1914 г. Впервые: «Гермес», Пг., 1918, № 1—6, с. 118.

<1914—1918 гг.> Кн. I, Ода XII. Прислужнику.

[17/29Павлинова Н.


Не люблю роскошных пиров персидских,
Не люблю я в лентах венков душистых,
Мальчик, не ищи поздних роз, что скрыты
В листьях осенних.

5 К мирту скромному прибавлять не надо
Ничего, прошу, — мне довольно мирта,
И тебе, слуге, когда под густою
Пью я лозою.

«Гермес», Пг., 1911, № 14, с. 361.

[18/29Порфиров П. Ф.


Противна роскошь мне персидская, поверь,
Венков плетеных мне не надо,
О, мальчик, не трудись разыскивать теперь
Последних роз в аллеях сада.

5 Послушай, не вплетай цветов в венок простой,
Простые мирты нам с тобою, право, краше:
Тебе, слуга, и мне, сидящему за чашей
Под виноградною лозой.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К мальчику-прислужнику.


Ст. 2. Для пиршеств венки сплетались из древесной коры и украшались кругом живыми цветами.

[19/29Рогович А.


Мальчик, я затей не терплю персидских,
пышных мне венков доставать не надо,
брось искать вокруг, где еще осталась
поздняя роза.

5 Мирт простой красив украшений чуждый,
мирт равно пристал и слуге на пире,
также мне, когда я лежу под тенью
лоз виноградных.

1916 г. Рогович А., «Противоречия», М., 1916, с. 39.

К молодому слуге. Горация ода XXXVIII, книга I. (Размером подлинника.)

[20/29Рогович А.


Не надо нам венков, искусственно сплетенных,
Восточной пышности я, мальчик, не терплю;
И поздних алых роз, духами напоенных,
Я не люблю.

5 Простой зеленый мирт обоим нам пристоен,
Тебе — когда вином наполнишь кубок мой,
И мне — когда лежу я, счастлив и спокоен,
В тени густой.

1916 г. Рогович А., «Противоречия», М., 1916, с. 39.

Вольное переложение.

[21/29Север Г. М.


Не терплю затей я персидских, мальчик.
Не люблю венков, проплетенных лыком.
Перестань искать, где последней розы
куст доцветает.

5 Украшать простой не трудись прилежно
мирт — не смей. К лицу и тебе, прислужник,
он, и мне — когда под укромной сенью
пью виноградной.

2010 г.

Почти у каждого античного автора упоминаются «персидские затеи», persicus apparatus. В самом Риме времен Горация персидская роскошь была известна не понаслышке; в это время здесь уже долго находился заложником сын персидского царя Фраата; какое-то время пребывал Тиридат, который приезжал в Рим просить поддержки Августа. Об изощренности персов писал еще Ксенофонт (Кироп. VIII 8, 15):

Вдобавок ко всему, персы стали теперь гораздо изнеженнее, чем при Кире... Им уже не достаточно стелить себе мягкие постели, они ставят свои ложа ножками на ковры, чтобы те не упирались в пол, а утопали в этих коврах... Они держат специальных изобретателей как кушаний, так и приправ к ним... Летом им мало тени от деревьев и скал, специальные люди, стоя рядом с ними, создают им вдобавок искусственную тень... А теперь у них на конях больше покрывал, чем на ложах, ибо они не столько думают о верховой езде, сколько о мягком сидении для себя...

Эти «персидские затеи», которые получали в Риме все большее распространение, стали ассоциироваться с новым пост-республиканским порядком. У Горация, который всегда вкладывает в образ несколько значений, это короткое стихотворение в конце книги воспринимается как недвусмысленное замечание. Здесь читается противопоставление приходящей имперской «роскоши персов» (чуждой исконному римскому духу) уходящему республиканскому «простому мирту». Последние строки придают оде явный пессимистичный оттенок; Гораций понимает, что ушедшие времена ушли безвозвратно (мысль, которая проводится у него во многих местах), ему остается одиночество и размышления.

Кирхнер и Гротефенд датируют оду 725—729 A.U.C. Предполагается также, что прототипом оды могло послужить не дошедшее стихотворение Анакреонта.


Ст. 2. Венки и гирлянды для пиршеств сплетались из мягкой ароматной коры липового дуба, и украшались живыми цветами. Ср. Ов. Фаст. 335—339:

Все за столами себе венками виски оплетают,
всюду на светлых столах видны покровы из роз;
и собутыльники тут, заплетя себе волосы лыком,
пляшут и без толку все чистое тянут вино.

Ст. 3—4. Характерная для Горация двусмысленность образа; не ищи последней розы для моего венка; осень старых времен наступила, цветы этих времен отцвели.

Ст. 5. Изначально венки для пиршеств делались из чистого мирта, затем в них стали вплетать цветы. Как многие предметы и обычаи обихода, пиршественные венки имеют сакральное происхождение; см. Плин. Ест. XV 36:

Миртовое дерево было там, где теперь находится Рим, уже тогда когда он основывался; поскольку передают, что римляне и сабиняне, собравшись сражаться из-за похищения дев, отложили оружие и совершили очищение священными ветвями мирта, в том месте, где сейчас находятся статуи Венеры Клуацины; cluere в старину значило очищать.

Мирт был священным растением Венеры Клуацины («Очистительницы»); как считалось, разгонял винные пары и препятствовал сильному или быстрому опьянению. Таким образом, Гораций ограждает себя от «дурмана» современных времен сакральностью и порядком старых времен; при этом делая акцент на их простоте («к лицу и тебе, прислужник, он и мне»).

Ст. 7. под укромной сенью — у Горация artus, 1) плотный, густой 2) стеснительный, неблагоприятный 3) близкий, интимный; в общем образ «созерцательного» уединения от чуждых времен в узком кругу избранных.

[22/29Семенов-Тян-Шанский А. П.


Мальчик, не терплю я затей персидских —
не люблю венков я, сплетенных туго;
брось искать кругом уголка, где роза
поздняя медлит.

5 К мирту ничего прибавлять не надо —
мирт простой к лицу и тебе, когда ты
служишь, как и мне, когда пью, укрывшись
в тень винограда.

«Гораций: Избранная лирика», М.—Л., 1936, с. 57.

(2) Мальчику-прислужнику [1, 38].

[23/29Степанов В. Г.


Тошно, мальчик, мне от персидских мазей,
не люблю венков, перевитых липой.
Брось искать места, где еще таится
поздняя роза.

5 Одного хочу — чтобы с миртом скромным
не сплетал цветов; ни тебя-прислугу
не бесчестит он, ни меня, в беседке
пьющего мирно.

Степанов В. Г., «Римская мозаика», Псков, 2008, с. 37.

Ода обращена к мальчику-прислужнику. Гораций выражает свое негативное отношение к излишествам жизни, предпочитая скромность и умеренность во всем. Мотив навеян обычаем пирующих украшать себя причудливыми венками.


Ст. 1. От персидских мазей. В обычаях персов было умащивать себя пахучими мазями.

Ст. 2. Перевитых липой. Из тончайшей кожицы этого дерева изготавливались изящные ленты, которыми обвивали венки. Дерево было посвящено Венере. В ранней античной мифологии Филира, мать кентавра Хирона, превратилась в липу из-за того, что Рея приревновала ее к богу Крону.

Ст. 3. Где еще таится. В смысле: «до сих пор еще находится в цвету, в то время как у нас розы уже отцвели».

Ст. 5. С миртом. Мирт; растение, посвященное Венере. Обычно кустарник с ланцетовидными листьями и белыми цветами на верхушках соцветий.

[24/29Тучков С. А.


Я персов роскошь презираю,
Мне их противна пестрота;
Избавь себя, тебе вещаю,
Отыскивать сии места,

5 Где розы поздни сохраняют;
Не требую таких венков,
В которых блеск свой разливают
Различных множество цветов.

Доволен миртой я простою,
10 Пусть украшает нас она;
Прилична мне она с тобою,
Прилична в кажды времена —

Тебе, когда повелеваю
Налить вино мне в кубок мой,
15 А мне — когда я воспеваю,
В восторге внемля лиры строй.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 108.

Ода XXXII. К своему слуге.

[25/29Фет А. А.


Персидской роскоши я, мальчик, не терплю,
Плетеного венка завязок не люблю.
Когда приблизиться грозят зимы морозы,
Ты не ищи нигде мне запоздалой розы.

5 Побеги нежные свивая, мирт простой
Ни с чем не смешивай заботливой рукой;
Не нужно ни тебе красивее наряда,
Ни мне за чашею под сенью винограда.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XXXVIII. Кирхнер полагает, что эта ода написана в 729 г. Гораций на замечание слуги, что по причине поздней осени нет роз, говорит, чтобы он из простого мирта приготовил венки для себя и для поэта.


Ст. 1. Персидская роскошь уже у древних вошла в пословицу.

Ст. 2. Римляне приготовляли искусственные венки, прикрепляя отдельные листы и цветы к повязке из лыка. Такие венки назывались: sutiles.

Ст. 7. Слуги на пирах нередко бывали увенчаны подобно пирующим.

[26/29Шатерников Н. И.


Персов роскошь мне ненавистна, мальчик,
вкуса нет к венкам, заплетенным лыком;
брось искать, в каком уголке осталась
поздняя роза.

5 Мирт простой у нас, и зачем прибавить
рвешься что-нибудь? И тебе, наперсник,
мирт идет к лицу, да и мне, в беседке
пьющему тесной.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

[27/29Шервинский С. В.


Ненавистна, мальчик, мне роскошь персов,
не хочу венков, заплетенных лыком.
Перестань искать, где еще осталась
поздняя роза.

5 Мирт простой ни с чем не свивай прилежно,
я прошу. Тебе он идет, прислужник,
также мне пристал он, когда под сенью
пью виноградной.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 53.

Ода 38. К прислужнику. Размер: Cапфическая строфа.

[28/29Шервинский С. В.


Персов роскошь мне ненавистна, мальчик,
не люблю венков, заплетенных лыком.
Перестань отыскивать, где осталась
поздняя роза.

5 Мирт простой ни с чем не сплетай прилежно,
я прошу. Тебе он идет, прислужник,
также мне пристал он, когда под сенью
пью виноградной.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 72.

Ода 38. К мальчику-прислужнику. Размер: Сапфическая строфа.

[29/29Шмараков Р. Л.


Роскошь персиян мне досадна, отрок;
немилы венки в лубяном завое;
дознаваться брось, где могла бы роза
поздняя медлить.

5 С миртом ты простым сочетать другова
не трудись, молю: ни тебя, мой кравчий,
не бесславит мирт, ни меня, меж лозных
пьющего теней.

2012 г. Шмараков Р. Л., «Овидий в изгнании», Луганск, 2012, с. 415.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016