КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina ii ii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Державин Г. Р. Капнист В. В. Мерзляков А. Ф. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Рубан В. Г. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/13[перев. не установлен]


На что стараться всей душою
Сребро и злато собирать...
На то ль, мой друг, чтобы́ порою
Их в жадну землю закопать?

5 Не лучше ль, страсти укрощая,
Безвестным, но полезным жить,
Чем мыслить, алчностью пылая,
Испанью с Ливьей съединить?

Чем боле воду испивает
10 Болезнью страждущ водяной,
Тем боле яд в себе питает
И мучится болезнью той —

Так страсть к богатству непомерна,
Увидя множество препон,
15 Достичь стремится меты верно
С каких бы ни было сторон.

Нет пользы в золоте сокрытом...
И подлинно лишь тот счастли́в,
Кто в удовольствии открытом
20 Не скуп, однако ж бережлив.

Любовью братскою склоненный,
Делил все братьям Прокулей,
И ветхой старостью согбенный,
Был счастлив он в семье своей;

25 Его почтенное названье
В пример осталось временам,
И как бесценное стяжанье
Со славой предалось и нам.

Когда, низверженный со трона,
30 Опять всходил на трон Фраат,
Заставила его корона
Всех думать — он блажен стократ!

Но не тому счастливым зваться —
Так добродетель нам гласит —
35 И не тому лишь величаться,
Кого блаженным мир сей чтит...

И ласково она венчает
Того златым своим венком,
Богатств кто многих не алкает,
40 И с завистью ввек не знаком.

«Сочинения и переводы студентов Харьковского университета...», Харьков, 1818, с. 104—105; подпись: «Белозерский».

Подражание Горацию. Книга II, ода 2.


Ст. 8. Испанью с Ливьей съединить. Т.е. имеет с своем владении Африку и Испанию; ибо в сих областях были у римлян богатейшие владения.

Ст. 22. Делил все братьям Прокулей. К. Прокулей кавалер римский — друг Августа; столько привязан был к братьям своим, что когда они ограблены были в междоусобной войне, то он снова разделил, по равной части, полученное им от отца имение, которое и прежде того между ними было разделено.

Ст. 30. Фраат — царь парфянский, за свою жестокость сверженный с престола, ушел к скифам, кои, победив Теридата, снова возвели его на царство.

[2/13[перев. не установлен]


Нет цвета сребру, о Саллустий! В притворных,
В скупых лишь оно сокрыто землях,
Когда не блистает в делах благотворных,
В прекрасных делах!

5 Любовь Прокулея в веках отдаленных,
И братская нежность с молвою пройдет,
И поздняя слава на кры́лах нетленных
Его вознесет.

Счастливее будешь, когда устремленный
10 К стяжанью — корыстный свой дух укротишь;
Тогда и Ливи́ю, Кади́кс отдаленный
Другим подари́шь.

В болезнях жестоких страдает несчастный,
Пока он лелеет желанья свои.
15 Страдалец! Терпеньем изгонишь ужасны
Страданья твои.

Фраата, достигшего цели желаний,
Счастливейшим Правда едва ль назовет;
Отучит народы от лживых мечтаний;
20 Их крики уймет.

Того и порфирой, и царством послушным
Судьба подари́т как наградой добра,
Кто оком лишь будет взирать равнодушным
На кучи сребра!

«Дамский журнал», М., 1832, ч. 37, № 3, с. 43—44; подпись: « *».

К Криспу Саллустию. Из Горация. (Книга II, ода 2.)


Ст. 5. Прокулея. Прокулей — римлянин, уделивший часть своего имущества братьям своим, лишившимся всего во время гражданской войны.

Ст. 17. Фраата. Фраат (Phraatus) — парфянский царь, очень жестокого характера. Он умертвил отца своего, братьев и сына; был свергнут с престола, но с помощию скифов снова воцарился.

[3/13Державин Г. Р.


Не блещет серебро, в скупой
Земле лежаще сокровенным.
Скопихин! враг его ты злой,
Употреблением полезным
5 Пока твоим не оценишь,
Сияющим не учинишь.

Бессмертно Минин будет жить,
Решившийся своим именьем
Москву от плена свободить,
10 И тот Демидов, что с терпеньем
Свой век казну копил и вдруг
Дал миллионы для наук.

О! если Шереметев к дням
Своим еще прибавил веку,
15 То не по тем своим пирам,
Что были дивом человеку,
Где тысячи расточены,
Народ, цари угощены!

Где, как в волшебных неких снах,
20 Зимой в мороз, против природы,
Цветущую весну в садах,
Шумящие с утесов воды
И, звезд рассыпав миллион,
Свой дом представил раем он.

25 Нет! Нет! — не роскошью такой
Его днесь в свете прославляют;
Столы прошли, как сон пустой,
Их гости скоро забывают;
Но тем обрел он всех любовь,
30 Что бедным дал, больным покров.

Сии щедроты в род и род,
Как солнечны лучи, не умрут;
Со дня их на день блеск течет;
От Бельта до Амура будут
35 С почтением все зреть на них,
По сущность учреждений их.

Престань и ты жить в погребах,
Как крот в ущельях подземельных,
И на чугунных там цепях
40 Стеречь, при блеске искр елейных,
Висящи бочки серебра
Иль лаять псом вокруг двора.

Томимый скорбью водяной
Чем больше пьет, тем больше жаждет;
45 Вредом вред умножая свой,
Сугубой слабостию страждет,
Доколь причину он беды
Не выгонит из жил — воды.

Лишаясь неких польз своих,
50 Держа Владимиров равенство
В торгу противу стран чужих,
Стяжал и честь и благоденство;
Хоть часто чернь и злобный свет
И добродетель злом зовет.

55 Но нет! она в себе одной
Все блага смертных заключает;
Уча их оценять собой,
Тем лавр и пальму доставляет,
Кто мог без зависти терпеть
60 На злато равнодушно зреть.

1803 г. Впервые: «Друг просвещения», М., 1805, ч. 2, № 4, с. 7—9.

От неизвестного. Подражание оде Горация (кн. II, ода 2).

[4/13Капнист В. В.


Державин! враг сокрытых кладов
И руд драгих в земле скупой!
Сребро не привлекает взглядов
Своим ни цветом, ни красой;
5 Встречает лишь одно презренье,
И незавидно никому,
Умеренно употребленье
Коль блеска не придаст ему.

Живут, и вечно будут живы,
10 Пожарский, Минин, честь граждан,
Которых рвеньем враг кичливый
Из царства русского изгнан.
Они к спасению державы
И жизнь и злато в дар несли:
15 Их имена на крыльях славы
Промчатся до концов земли.

Кто алчность обуздать умеет
Несытых прихотей своих,
Тот более богатств имеет,
20 Чем царь индийских недр златых;
Чем новый, хищностью водимый,
Атилла, если б покорил
И Волгой берега поймы
И быстрый Таг и тучный Нил.

25 Недугом водяным кто страждет,
В лечении не строг к себе,
Чем больше пьет, тем больше жаждет
В противной с Танталом судьбе;
С дня на день в нем дебелость вредна
30 С болезнью тяжкою растет;
Пока из тела мертво-бледна
Он злых острот не изженет.

Пускай кто славу счастьем числит,
Как Галлов вождь, похитит трон;
35 Различно мудрый с чернью мыслит
Счастливца в нем не видит он;
И мненье, чтимое народом,
Исправя, лавр тому дает,
На кучи злата мимоходом
40 И оком кто не поведет.

1811 г. Впервые: Капнист В. В., «Избранные сочинения», Л., 1941, с. 175—176.

<1811/12 г.> Против златолюбия. Последние три стиха имели вариант:


Исправя, лавр тому дарит,

На кучи злата мимоходом

И оком кто не покосит.


Капнист показал это стихотворение Державину, который подчеркнул в рукописи слово «покосит» и приписал на полях: «Это слово только переменить, ибо косить значит неприязненность, а тут надобно противное». И предложил здесь же вариант:


...тому дает

И глаза кто не возведет.


Ст. 34. Галлов вождь — Наполеон.

[5/13Мерзляков А. Ф.


Нет цены сребру, в подземельях темных,
блеска нет ему на земле, враг лихвы,
Кист Саллюстий, коль не блестит разумным
употребленьем!

5 Долго будет жить Прокулей почтенный,
братьям как отец разделивший блага:
мужа выспрь несет на нетленных крылах
слава к потомкам!

Царь всемощный ты, коль смиряешь страсти;
10 шире власть твоя, чем того, кто бреги
афров, кто Гадес, Карфагена оба
правит единый!

В теле злой недуг возрастает негой;
жажда нас томит, коль вина болезни
15 не оставит жил, со бледных членов
слабость не сгонят.

Кира трон себе возвратил Фраатес;
счастлив, мыслят, — нет! Несогласна с чернью
доблесть, злого часть освятить презрела,
20 миру урок дав,

как ценить людей — Диадиму царство,
лавров чистых дар, отнесла другому,
кто горящих глаз на громады злата
не обращает!

Мерзляков А. Ф., «Подражания и переводы», М., 1826, ч. 2, с. 137—138.

К Саллюстию Криспу. (К. II, О. 2.)


Ст. 17. Фраатес. Царь парфянский; который около того времени свержен был с престола Кирова, и опять овладел им, подкупив скифов; но справедливость восторжествовала, и он опять изгнан.

[6/13Орлов В. И.


О Саллюстий, враг благородный слитков,
в глубину земли ненасытной скрытых;
нет красы в сребре, коль оно не блещет
целью полезной.

5 Долго проживет Прокулей в потомстве,
сирых братьев друг, заменивший родших;
долго возвещать не престанет слава
подвиг прекрасный!

Жадную корысть покорив, сильнейшим
10 будешь ты царем, чем когда б два царства,
оба пунны, в прах пред одним тобою
выи склонили!

Зависть, как болезнь водяная, больше
от питья растет и не гонит жажды,
15 с бледных щек, пока не сбежит зародыш
лютой болезни.

Сколь блажен Фраат, возвративший трон свой,
восклицает чернь; но мудрец иначе
о блаженстве мнит, разрушая черни
20 ложные мысли.

Царственным венцом и венком лавровым
без боязни тот лишь владеть достоин,
в ком достанет сил равнодушно видеть
груды сокровищ.

Орлов В. В., «Опыт перевода Горациевых од», СПб., 1830, с. 49—51.

Ода II. К Криспу Саллюстию. (Размером подлинника.)

[7/13Порфиров П. Ф.


Теряет серебро свой блеск, когда сокрыто
Под землю алчную, о Крисп Саллюстий мой,
Презревший тлен богатств, которыя не блещут
Разумной тратой пред тобой.

5 Столь славный за любовь отеческую к братьям,
Жив будет Прокулей из рода в дальний род,
Его на крылиях незыблемых и вечных
По смерти слава вознесет.

Смирив свой алчный дух, ты царь и царь сильнейший,
10 Чем если б к Кадису прибавил своему
Всю область Ливию, и оба Карфагена
Тебе служили-б одному.

Растет капризная и страшная водянка,
Все жаждая, пока причина жажды той
15 Из жил не выйдет прочь, из бледнаго же тела —
Вся немочь с влагою больной.

Суждениям толпы чужая, добродетель
Фраата не могла-б счастливым признавать, —
Хоть возвращен ему трон Кира, — научая
20 Понятий ложных избегать:

Она и власть царя с надежной диадемой,
И славу должную дарует лишь тому,
Кто на несметныя сокровища бросает
Взор, неподвластный ничему.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Саллюстию Криспу. Гай Саллюстий Крисп — племянник (sororis nepos) историка Саллюстия. Будучи весьма близким человеком к императору Августу, он, однако, не добивался почетных должностей: всю жизнь он оставался римским всадником. Разумная и великодушная щедрость Саллюстия в Риме и за его пределами гремела при Августе и его преемнике Тиверии. Державин в стихотворении «К Скопихину» подражает Горацию:


Не блещет серебро в скупой

Земле лежаще сокровенным.

Скопихин! враг его ты злой,

Употреблением полезным

Пока твоим не оценишь,

Сияющим не учинишь.

Безсмертно Минин будет жить,

Решившийся своим именьем

Москву от плена свободить,

И тот Демидов, что с терпеньем

Свой век казну копил и вдруг

Дал миллионы для наук, и пр.


Ст. 8. Гай Прокулей — римский всадник, близкий друг Августа, разделил свое громадное состояние с братьями (Сципионом и Муреною), обедневшими во время междоусобных войн.

Ст. 10. Кадис или Гадес — город в Испании, нынешний Кадикс.

Ст. 16. Образное сравнение ненасытной алчности с безобразной водянкой.

Ст. 19. Фраат, царь парфянский, свергнутый с престола Тиридатом, вновь воцарился при помощи скифов в 27 г. до Р. X.

Ст. 24. По учению стоиков, лишь мудрец — истинный царь.

[8/13Рубан В. Г.


Что пользы в серебре и злате,
Сокрытом в землю от скупых?
Оно быть до́лжно в мерной трате,
Для исправленья нужд людских.

5 Жить будет Прокул долголетно,
Явивший братьям дух отца;
Пускай веков пройдет несчетно,
Но славе нет его конца.

Кто водяной болезнью страждет —
10 Чем больше бременит питьем
Себя, тем ненасытней жаждет,
Пока вся боль уймется в нем.

Подобно и сребролюбивы —
Чем боле злата соберут,
15 Тем боле то искать тщаливы,
Пока всю страсть не отсекут.

Хоть паки на престоле Кира
Сидит Фраат, подвластных страх,
Хоть блещет вкруг на нем порфира,
20 И обращает скиптр в руках,

Отвсюду глас приветствий внемлет —
Но добродетель не смотря
На шум сей, из среды изъемлет
Блаженных и сего царя.

25 Она бесстрастна украшает
Венцом нетленным тех одних,
Которых взоры не прельщает
Сияние вещей драгих.

Впервые: «Ни то ни се в прозе и стихах», СПб., 1769, с. 11—12.

Перевод из Горация.

[9/13Тучков С. А.


Саллустий, дух твой презирает
Богатство, скрытое скупым, —
Тот, кто умеренность в нем знает,
Один лишь тот владеет им.
5 Любовью к братиям известный,
И нежный в дружбе Прокулей
Воспримет похвалы нелестны
И вечну славу в жизни сей.

Кто жадность обуздать умеет,
10 Доволен жребием своим,
Тот бо́льшим счастием владеет —
Хотя бы Ливия за ним
И Кадикс во владенье были,
Хотя бы грады Карфаген
15 Его одни законы чтили —
Не будет больше он блажен.

Кто страждет водяной однажды,
Тот множит боль свою питьем —
Не утолит свирепой жажды,
20 Доколе в теле он своем
Иметь болезнь и воду будет,
Доколе их не истребит;
Терзаем скорбью он пребудет
И облегченья не узрит.

25 Кто добродетель почитает,
Не мыслит как народ простой,
Тот Фраате́са не считает
Блаженным средь богатств собой.
Хоть Кира трон себе в наследство
30 Сей смертный в жизни восприял,
Он зрит его всегдашне бедство,
И знает, сколь он духом мал.

Кто светом разума сияет,
Не терпит ложных тот имян;
35 Своим примером научает
Как чтить достоинства гражда́н,
Царя названье, власть высоку,
И справедливый лавр дарить
Тому, кто чужд всегда пороку
40 Без зависти богатства зрить.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 114—116.

Ода II. К Саллустию. О употреблении богатства.


Ст. 6. Прокулей, римский кавалер и друг императора Августа, известен любовию своею к ближним. По смерти отца своего разделил он наследство на ровные части с двумя его братьями Муреном и Сципионом, которые потом во время междоусобных браней лишились всего; тогда разделил он имение свое еще на три доли и отдал две братьям. Плутарх повествует, что Антоний, умирая, говорил Клеопатре, что изо всех любимцев Августовых может она поверить жребий свой только одному Прокулею. В самом деле, по смерти Антония Август послал его, дабы привезти ее в живых, однако ж он в сем не успел.

Ст. 14. Разумеет о старой и новой Карфагене. Карфагена находилась на берегах африканских, неподалеку от того места, где ныне Тунис.

Ст. 7. Фраатес, или Фраат. Сего имени известны в истории четыре государя. I-й. Царь парфянский, умерший в 141 году до Рожд. I.Х. Сей был отличен только единою любовию к своим подданным; оставя по смерти малолетних детей, отказал он престол свой Митридату. II-й. Царствовал по смерти отца своего Митридата за 131 год до Рожд. I.Х.; воевал против Антиоха Сидета, царя сирского, и убит в сражении. III-й, проименованный богом. Наследовал отцу своему Синтрику в 66 году до Рожд. I.Х. Он взял в покровительство свое Тиграна, сына Тиграна, великого царя армянского, и отдал за него дочь свою. Спустя несколько <лет> вздумал он овладеть престолом отца своего зятя, но предприятие сие не удалося. Возвратясь в свои владения, был он убит от сынов своих Орода и Митридата, что последовало за 36 лет до Рожд. I.Х. IV-й. Объявлен был царем от отца своего еще при жизни оного, за 53 г. до Рожд. I.Х. Сей бесчеловечный сын не только умертвил всех своих братьев и отца своего Орода, с которым в начале разделял он власть, но даже сына своего — опасаясь, чтоб сей не похитил его владения. Он воевал против Марка Антония и принудил его отступить с потерей, и хотя вскоре потом свержен был с престола Тиридатом, но помощию скифов паки приобрел оный, наконец умер от яда за два года до Рожд. I.Х., быв отравлен по повелению Фраатеса. Кажется, что он нем-то упоминает Гораций в сей оде.

[10/13Фет А. А.


К блеску сребра, что скупой зарывает,
Прав ты, Саллюстии, питая презренье;
Цену ему лишь одно сообщает:
Употребленье.

5 Братской любовью в веках отдаленных
Будет сиять Прокулей величаво:
Мчит его подвиг на крыльях нетленных
Вечная слава.

Более царь ты, смиривши стремленья
10 Алчного духа, чем, если б ливийских
Стран повелитель, ты оба владенья
Занял пунийских.

Множится в неге болезнь водяная,
Жажда неймется, доколь не успела
15 Сущность недужная, влага больная
Выйти из тела.

Пусть на престоле наследует Киру
Фрат — добродетель его исключает
Назло толпе из счастливцев, и миру
20 Правду вещает:

Прочное царство, престолы земные,
Лавр заслуженный тому лишь награда,
Кто и на горы не кинет златые
Лишнего взгляда.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. II. Крисп Саллюстий, племянник знаменитого историка, был в молодости известен по легкости поведения, а в зрелых летах по благородному употреблению своего богатства; он также, как Меценат, всю жизнь оставался всадником. Ода эта, по смыслу 17 стиха, относится к 728 году, когда Фраат снова был возведен скифами на парфский престол.


Ст. 6. Римский всадник, К. Прокулей Варрон Мурена, свою часть наследственного имения вновь разделил между братьями, по несчастью, утратившими достоинство.

Ст. 116. Оба пунийские владения, то есть Старый Карфаген в Африке и Новый в Испании.

Ст. 14. Гораций алчность к богатству уподобляет водяной болезни, которая жаждет, по свойству самого недуга, новой для себя пищи.

Ст. 17. Фраат только в том смысле наследует Киру, что тот и другой персидские цари,

Ст. 19. Добродетель не может признать Фраата вполне счастливым, и в этом случае расходится во мнении с толпой.

[11/13Церетели Г. Ф.


Ты, Саллюстий Крисп, серебра не любишь,
Коль оно не блещет в разумной трате.
Пользы в деньгах нет, коли они зарыты
В землю скупцами.

5 Будет Прокулей жить в веках грядущих,
Нежного отца заменив для братьев,
Вознесет его на нетленных крыльях
Вечная слава.

Алчность обуздав, будешь ты скорее
10 На земле царем, чем к далеким Гадам
Ливию придав и рабами сделав
Два Карфагена.

Жажде волю дав, все растет водянка,
Теша блажь свою, коль исток болезни
15 Не оставит жил, а дурная влага —
Бледного тела.

Пусть сидит Фраат на престоле Кира!
Отучая чернь от понятий ложных,
С нею врозь идя, не узрит счастливца
20 В нем Добродетель.

Ведь она и власть, и венец надежный
И победный лавр лишь тому дарует —
Кто бы ни был он, — кто глядит на злато
Взором бесстрастным.

«Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 59.

Ода 2. К Саллюстию Криспу. Саллюстий Крисп — приемный сын знаменитого историка, известный богач. Размер: Cапфическая строфа.


Ст. 5. Прокулей — шурин Мецената, поделившийся своим состоянием с братьями, разоренными в гражданской войне.

Ст. 12. Два Карфагена — в Африке (Ливии) и Испании (Гады ныне Кадис).

Ст. 17. Фраат — парфянский царь с 30 г. до н.э.

[12/13Церетели Г. Ф.


Крисп Саллюстий, «враг подлого металла,
Коль не блещет он в блеске умной траты»,
Пользы в деньгах нет, коли они зарыты
В землю скупцами.

5 Будет Прокулей жить в веках грядущих,
Нежного отца заменив для братьев,
Вознесет его на нетленных крыльях
Вечная слава.

Алчность обуздав, будешь ты скорее
10 На земле царем, чем к далеким Гадам
Ливию придав и рабами сделав
Два Карфагена.

Жажде волю дав, все растет водянка,
Теша блажь свою, коль болезни сущность
15 Не оставит жил и с ней вместе недуг
Бледного тела.

Пусть сидит Фраат на престоле Кира!
Отучая чернь от понятий ложных
И с ней врозь идя, не узрит счастливца
20 В нем Добродетель.

Ведь она и власть, и венец надежный,
И победный лавр лишь тому дарует, —
Кто бы ни был он, — кто глядит на злато
Взором бесстрастным.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 77.

Ода 2. К Гаю Саллюстию Криспу, внучатному племяннику историка Саллюстия, не занимавшему, подобно Меценату, никаких общественных должностей. Размер: Сапфическая строфа.


Ст. 12. Два Карфагена — Старый в Африке (Ливии) и Новый в Испании.

Ст. 17. На престоле Кира. Парфянские цари считали себя преемниками древних персидских царей.

[13/13Шатерников Н. И.


Не блестит совсем серебро, зарыто
Под землей скупцом, — это так, Саллюстий,
Денег ярый враг, коль они не блещут
В деле разумном.

5 Вечной жизнью жить Прокулей наш будет,
Братьям он отцом оказался добрым;
Будет слава жить — и его поднимет
Мощно крылами.

Ты скорее царь, коли сдержишь алчный
10 Дух свой, чем стремясь и Гадес далекий,
И Ливийский край охватить, — владыка
Двух Карфагенов.

Страшная живет для себя водянка;
Жажды не смягчит, коль болезни семя
15 Не уйдет из жил, не исчезнет слабость
В теле бескровном.

Доблесть не сочтет, несогласна с чернью,
Что блажен Фраат на престоле Кира, —
Отучить народ от неверных мыслей
20 Доблесть стремится,

Объяснить, что царь безопасен будет,
Что надежна ветвь лишь тому от лавра,
Кто на груды благ, взгроможденных кучей,
Смотрит спокойно.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 2. К внучатному племяннику историка Саллюстия, Гаю Саллюстию Криспу, не занимавшему, как и Меценат, никаких общественных 166 должностей и славившемуся своей щедростью. Написана ода, вероятно, около 26 г.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016