КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina ii iii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Азаркович Т. Вейнберг П. Генжай А. Глебов Д. Голосовкер Я. Э. Жуковский В. А. Золотарев И. Капнист В. В. Кельш Н. Кокотов А. Ю. Мерзляков А. Ф. Норов А. С. Орлов В. И. Поповский Н. Н. Порфиров П. Ф. Пупышев А. М. Пушкин В. Л. Рогович А. Салтыков Г. Г. Семенов-Тян-Шанский А. П. Тучков С. А. Фет А. А. Филимонов В. С. Френкель А. А. Шатерников Н. И.

[1/27[перев. не установлен]


Когда ударом угрожает
Судьба, развеселяй свой дух;
Когда же счастье изливает
Тебе свои дары, мой друг,
5 Обуздывай чрезмерну радость —
И ты для смерти здесь рожден.

Ты можешь жизнь свою печально
В сем мире кратком провождать,
Иль в праздник на лугу приятно
10 С спокойствием торжествовать
С фалерским и с давно храненым,
Пенящимся как кровь вином.

Сосна где гибка и сребристый
Топо́ль нагбенные стоят,
15 И, съединив верхи ветвисты,
Под тень густую всех манят;
И где течь силится с журчаньем
Кристальный, блещущий ручей —

Вели принесть туда приятны
20 Цветущи розы, миг один,
Вино, мастики ароматны —
Пока еще ты счастья сын,
Пока и лета дозволяют,
Прядущи сестры жизнь твою.

25 Оставишь, друг мой, ты дубравы
Для ловли куплены, свой дом,
И мызу, тибрскими водами
Вкруг окропляему — сребром
И всем богатством овладеет
30 Один наследник только твой.

Рожден ли ты Инахом древним,
С богатством или в нищете,
Иль, будучи рожден от бедных,
Не зришь покрова ты себе,
35 Ничто тебе не помогает —
Ты жертва Орка, как и все.

Мы все падем во гробы, смертны!
Всех жребий обращает нас
В единой урне, не известный,
40 И рано ль, поздно ль возродясь,
Посадит на Харона лодку
Для превезенья в вечность всех.

«Приятное и полезное препровождение времени», М., 1798, ч. 20, с. 299—301.

К Делию. (Из Горация книг. 2, ода 3.)

[2/27[перев. не установлен]


Всегда разумен будь, о Делий,
И хладнокровья не теряй;
Не предавайся слишком горю
И мудро радость умеряй...

5 К чему сосна и белый тополь,
Сплетая ветви, тень дают?
К чему, журча, речные волны
Русло́м извилистым текут?

Вели принесть сюда в кувшинах
10 Вино, садись под тень листов,
И скромно жизнью наслаждайся —
Пока ты молод и здоров.

Придет пора, и ты покинешь
Густые рощи, сад и дом,
15 И равнодушный твой наследник
Вдруг завладеет всем добром.

Мы все для рока жертвой служим —
И тот, кто знатен и богат,
И тот, кто в рабстве свет увидел,
20 Кого поносят и бранят.

Один конец нам всем назначен,
Всех поджидает злой Плутон,
И всех нас — рано или поздно —
Встречает сумрачный Харон.

«Домашний очаг; отдел для детей и юношества», СПб., 1907, № 19, с. 143—144; подпись: «М. Б.»

К Делию.

[3/27Азаркович Т.


В беде рассудок хладным всегда храни,
Равно и в счастье радостных бурь беги,
Безумствам чужд чрезмерным: помни
Правило это, мой смертный Деллий, —

5 В тоске ли вечно ты пребываешь, — день
За днeм проводишь в празднествах ли, клонясь
На луг укромный, где Фалерна
Льeтся рекой для тебя блаженство;

Громады сосен, белые тополи
10 Где тень любезно гостеприимную
Простeрли; где с трудом струится
Беглый поток, меж брегов плутая.

Сюда душистых вин с притираньями
Принесть вели, цветущих охапку роз, —
15 Пока не велено навеки
Нитям зловещих сестeр порваться.

Оставив дом — угодья и выпасы,
И Тибра виллу рыжего на брегах, —
Умрeшь: над роскошью владений
20 Гордых упьeтся наследник властью.

Различья нет — ты ветхого ль Инаха
Потомок, иль отродье последнего
Из нищих — в час, когда предстанешь
Орка нещадного жалкой жертвой.

25 Влачимся все туда мы: в черeд свой всем
Из урны жребий выскочит, чтоб навек
Нас ввергнуть — рано или поздно —
Смертной ладьeй в лабиринт изгнанья.

[4/27Вейнберг П.


В бедствиях будь постоянен, и твердо сноси их, о Деллий!
В доле счастливой старайся умерить безумную радость.
Смертен ты — будешь ли жить ты во всякое время в печали,
или же в праздничный день, преклоняся на дерн отдаленный,
5 будешь блаженство вкушать из бокала с фалернскою влагой.
В тот уголок, где высокая со́сна и снежная тополь
дружно сплетают ветвями приветно-манящие тени,
где меж излучин ручей пробивается с легким журчаньем, —
дай приказанье рабам принести дорогих ароматов,
10 вин и букеты из роз, и душистых и вянущих скоро.
Делай все это покамест и годы и счастье позволят,
Парки угрюмые нити покамест твоей не прервали...
Время настанет — ты кинешь и дом, и обширные рощи,
виллу, которую Тибр золотистой волной омывает;
15 кинешь — и столько богатств достояньем наследника станет...
Будь человек и богат и от древнего рода Инаха,
будь он незнатного рода и беден, всегда без приюта, —
мало различья! И все мы, добыча жестокого Орка,
к пропасти общей стремимся, гонимые мрачною смертью...
20 Жребий наш в урне кружится; оттуда он рано иль поздно
выйдет, и мы на ладье переправимся в вечную ссылку!..

Впервые: Вейнберг П., «Стихотворения», Одесса, 1854, с. 11—12.

К Деллию. (Книга 2-я, ода 5-я.) Посвящено Е. В. Судовщикову.

[5/27Генжай А.


А ты спокоен будь и в горе и в беде,
И радостям не придавай значенья.
Все уплывет
Как листья по воде,
5 В излучине блеснет
Как вечных вод теченье.

Иди сюда!
Смотри, какая тень
От тополя и сосен, и в бокалах
10 Фалернское,
И впереди весь день,
Покуда Парка нить не оборвала.

Ты нищ,
Иль золото не счел,
15 Чтоб все его оставить свету?
Спеши!
Твой жребий — твой дырявый челн.
Сойдешь в него и канешь в Лету.

2006 г.

Из Горация (подражание).

[6/27Глебов Д.


Пускай ты испытал судьбы своей гоненье,
Пребудь, о Делий мой, душой неколебим.
Без алчности люби сей жизни наслажденье,
Час смерти роковой для нас неотразим.

5 На жертву ль горести с рожденья обреченный,
Без пользы в юности златые дни влачил?
Или воссев на злак, весною возрожденный,
Фалернское вино в сени прохладной пил?

Туда, где гордый дуб с трепещущею ивой
10 Обнявшись дружески, склоняются на брег,
Где влагой сребреной источник говорливой
Скользит по зелени, удвоя быстрый бег, —

Вели ты принести вино и ароматы;
И розы: — бренности красноречив их вид,
15 Доколе бодр, — лови утехи час крылатый,
Коль Парка грозная тебе его дарит.

Наступит час — тогда, прости! сей сад прохладный,
И пышные цветы, и лоно тихих вод,
С коварной радостью сорвет наследник жадный
20 С трудом, с терпением тобой взращенный плод.

Родился ль в нищете, обиженный судьбою,
Иль славой праотцев твой знатный род блестит?
Всё встретишь некогда Смерть бледную с косою:
Неумолимую наш стон не умягчит.

25 Верь, смертных имена рукой предназначенья
Равно вращаются все в урне роковой,
И рано ль, поздно ли ко брегу заточенья
Мы будем брошены подземною волной.

Впервые: «Новости русской литературы», М., 1826, т. 15, с. 146—147.

[7/27Голосовкер Я. Э.


За мудрость духа! Круто придется ли, —
Невозмутимость выкажи, счастье ли
Сверкнет, — смири восторгов бурю,
Ибо ты смертен, о друг мой Деллий:

5 Рабом ли скорби ты проскучаешь век,
Рабом ли неги с кубком фалернского,
В траве под небом полулежа,
Вкусишь ты, празднуя, дни блаженства.

Зачем, скажи мне, тополь серебряный,
10 Сплетясь ветвями с мощной сосной, зовет
Под сень прохладную, и воды
Перебегают в ручье нагорном?

Вина подать нам! Нежный бальзам сюда!
Рассыпать розы, краткие прелестью,
15 Пока дела, года и нити
Черные Парок не возбраняют.

А там усадьбу — домик с угодьями,
Где плещут волны желтые Тибра, — всё,
Что ты скупал, копил годами,
20 Неотвратимый наследник примет.

Будь ты потомком древнего Инаха,
Будь богатеем, будь простолюдином,
Будь нищим без гроша и крова,
Ты обречен преисподней — Орку.

25 Вращайся, урна! Рано ли, поздно ли,
Но рок свершится, жребии выпадут,
И увлечет ладья Харона
Нас в безвозвратную мглу изгнанья.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 97—98.

Ода 3. К Квинту Деллию.

[8/27Жуковский В. А.


Умерен, Делий, будь в печали
И в счастии не ослеплен:
На миг нам жизнь бессмертны дали;
Всем путь к Тенару проложен.

5 Хотя б заботы нас томили,
Хотя б токайское вино
Мы, нежася на дёрне, пили —
Умрём: так Дием суждено.

Неси ж сюда, где тополь с ивой
10 Из ветвей соплетают кров,
Где вьётся ручеёк игривый
Среди излучистых брегов,

Вино, и масти ароматны,
И розы, дышащие миг.
15 О Делий, годы невозвратны:
Играй — пока нить дней твоих

У чёрной Парки под перстами;
Ударит час — всему конец:
Тогда прости и луг с стадами,
20 И твой из юных роз венец,

И соловья приятны трели
В лесу вечернею порой,
И звук пастушеской свирели,
И дом, и садик над рекой,

25 Где мы, при факеле Дианы,
Вокруг дернового стола,
Стучим стаканами в стаканы
И пьём из чистого стекла

В вине печалей всех забвенье;
30 Играй — таков есть мой совет;
Не годы жизнь, а наслажденье;
Кто счастье знал, тот жил сто лет;

Пусть быстрым, лишь бы светлым, током
Промчатся дни чрез жизни луг;
35 Пусть смерть зайдёт к нам ненароком,
Как добрый, но нежданный друг.

1809 г. Впервые: «Вестник Европы», М., 1810, ч. 49, № 3, с. 188—189.

[9/27Золотарев И.


Сноси в терпении судьбы удары гневной;
При счастьи не гордись; все, Делий, улетит;
Мы ничего с собой в дом не возьмем подземный —
Минувшего для нас сам Зевс не возвратит.

5 Течет ли жизнь твоя в восторгах, наслажденьи
Любви и радостей, как тихий, сладкий сон;
Влачится ль средь забот в мучительном томленьи —
Все в жертву смерти ты судьбою обречен.

Спеши ж скорей туда, где тополь горделивый
10 С младою ивою сплели приветну сень,
Где тихим шепотом листов зефир игривый,
Ручей журчанием наводят негу, лень.

Неси туда вино — сей дар богов бесценный —
И розы свежие, прельщающи красой;
15 И да веселия сопутник несравненный,
Стыдливая любовь, придет туда с тобой.

Не упускай минут веселья скоротечных,
Доколе жизнь твою бессмертные хранят;
О Делий! Все минет... И мы с тобой не вечны —
20 Как вихрь дни, месяцы и годы улетят.

Смотри, как времени невидимо теченье
Дни юности твоей вдаль от тебя несет.
И неприметно век пройдет; как сновиденье
Исчезнет все, чем здесь душа твоя живет.

25 Ударит час — прости и сень, и луг с стадами,
Где скромный домик твой в стекле глядится вод,
Где величавый Тибр между́ брегов струями
Златыми катится — все смерть от нас возьмет.

Твой раб, клянущий жизнь среди трудов, страданья,
30 И счастья баловень, взлелеянный судьбой,
Чья жизнь в веселии, как сон очарованья,
Течет — все к Оркусу придут стезей одной.

Так, в урне жребий наш хранится сокровенный;
И Парка мрачная всегда сидит над ней
35 И жребии берет... Лишь вынет чей — мгновенно
Харон чрез мрачный Стикс примчится к нам с ладьей.

«Труды студентов — любителей отечественной словесности в императорском Харьковском университете», Харьков, 1819, с. 105—107.

К Делию. (Подражание Горацию.)

[10/27Капнист В. В.


В напастях, горести старайся
С великодушием терпеть;
А в счастии не забывайся.
Мой друг! ты должен умереть.

5 Умрешь, хотя печалься вечно;
Хоть в праздные, веселы дни,
Вино ты прийдешь пить беспечно
В гостеприимной древ тени;

Сребриста тополь, ель высока,
10 Где дружны ветви в свод плетут,
С журчаньем где струи потока,
Извившись, торопко текут.

Вели ж там вина, ароматы
И кратковечных роз принестъ;
15 Пока нам счастье, дни крылаты
И младость позволяют цвесть.

Домы, сады распространенны
Покинешь ты, о ставя свет;
И клад, годами накопленный,
20 Наследник алчный твой возьмет.

Хотя богат, породы знатной,
Хоть раб, и в хижине живешь,
Хоть царь, но смерти беспощадной
Равно ты жертвою падешь.

25 Назначен всем предел нам равной;
Всяк жребий вынут наугад;
И в вечну ссылку, поздно ль, рано,
Нам Парки всем спешить велят.

1801 г. Впервые: Капнист В. В., «Лирические сочинения», СПб., 1806.

<1801/05 г.> Совет. Подражание Горацию (кн. II, ода III).

[11/27Кельш Н.


В бедах разумен будь, сноси их твердо, Деллий,
И радость резвую старайся умерять;
Мы все, мой друг, идем к одной и той же цели —
Когда-нибудь нам всем придется умирать.

5 Пройдет ли жизнь твоя среди тоски тяжелой,
Иль будешь ты, склонясь на мягкие цветы,
Вкушать фалернское, беспечный и веселый —
Мой друг, не забывай, что не бессмертен ты.

Где гордая сосна и тополь серебристый
10 Гостеприимную кидают тень кругом,
И где бежит, шумя своей волною чистой,
Серебряный ручей извилистым путем —

Туда рабам принесть вина и умащений
И быстровянущих душистых роз вели,
15 Пока еще не стар, пока нет грусти тени,
И Парки нить твою пока не отвили.

Пора придет — свой дом покинешь ты и виллу,
Где пробегает Тибр зеленою волной;
Оставишь все, мой друг, что было сердцу мило,
20 И все сокровища возьмет наследник твой.

Будь человек богат и родом от Инаха,
Будь и не знатен он, знай горести одне —
Все без различия мы станем горстью праха,
И в темной Орковой очнемся стороне.

25 Мы к общей пропасти, гонимы смертью грозной,
Идем без отдыха — всех равный жребий ждет;
Кружится в урне он, и рано или поздно —
Он выпадет и нас в изгнанье отошлет.

Впервые: «Москвитянин», М., 1855, т. 5, № 19—20, с. 72.

К Деллию. (Горация ода 2, кн. II.)

[12/27Кокотов А. Ю.


Равнодушие в буйном весельи
И когда повороты круты
Сохраняй, друже Деллий,
Помня — смертен и ты.

5 Пусть тоска весь твой век непомерна
Или выдастся праздничный день,
Чтоб с амфо́рой Фалерна
Мог улечься ты в тень —

Для чего переплел серебристый
10 Тополь ветви с могучей сосной?
Ключ зачем этот чистый
Бьет холодной волной?

Ароматами роз наслаждайся,
Пусть вина принесут — будем пить;
15 Перережет нам Айса
Скоро черную нить.

Дом отстроенный, сад по соседству,
Омываемый желтой рекой,
Заберут как наследство —
20 Безразличной рукой.

И того, кто знатнее, чем Инах,
И того, кто был в рабстве рожден,
Ждет в бездонных глубинах
Беспощадный Плутон.

25 И влечет нас все ниже по склону,
Жребий разный, а все к одному —
Плыть нам в лодке Харона
В непроглядную тьму.

2016 г.

[13/27Мерзляков А. Ф.


О Делий! Ты умрешь!.. Умей и веселиться
В минуты радости своей
И, жизни на пути влачась, не оступиться,
О бедный труженик, умей!
5 Текут ли дни твои забот и бед стезями,
Или, счастливец, ты живешь
В чертогах роскоши, с любовию, играми,
О Делий, Делий! Ты умрешь!..
Где сосна гордая и тополь серебристый
10 Сплели, как давние друзья,
Гостеприимну сень в тени ветвей волнистой,
Где быстропенная струя
Пробраться силится искривленной стезею —
Туда неси вино, собрат,
15 И розы, утренней омытые росою,
И благовонный аромат.
Туда неси восторг, туда сбирай веселья,
Доколь мы в силах и летах,
Доколь прядется нить предвестниц новоселья,
20 Угрюмых сестр в руках!
Не вечно в закупных нам дачах забавляться:
И дом, и благодатна весь,
Вкруг коей любит Тибр зеленый извиваться, —
Все, все покинешь здесь.
25 Смотри, как жадные, но скрытны мещет взгляды
Наследник твой, сей хитрый льстец,
На возвышенные домов твоих громады:
Не ты ему — твой мил конец!
Все должен ты отдать, востребован судьбиной!
30 Будь сын царей, как Крез, богат,
Будь нищий, без куска, бездомный — все едино:
Возьмет неумолимый ад!..
Туда все нудит нас, туда стезей прямою
Влечемся мы, стада овнов!
35 Всемощная сидит над урной роковою,
И взор вперен в поток часов!
И смерть коварная, сей гладный соглядатай,
Стоит незримо на пирах:
Сегодни ль, завтра ли, тебе иль мне, — вожатай,
40 И ждет нас лодка при брегах!..

Впервые: «Труды Общества любителей российской словесности», М., 1817, ч. 7, с. 30—31.

К Делию. (Кн. II, О. 3.)

[14/27Норов А. С.


Храни в душе твоей раве́нство,
В печалях мира твердым будь,
Не полагайся на блаженство.
Ты смертен, Делий, — не забудь!

5 Грустишь ли в жизни сей несчастной,
Вина ль с фиалою в руке,
В беседе ль с девою прекрасной —
Смерть от тебя не вдалеке!

То место знаешь ты, где ивы
10 Сплетяся с ивами шумят,
Склоняся на ручей игривый,
И в тень прохладную манят —

Туда вели отраду нашу
Принесть — фалернское вино!
15 Наполним круговую чашу
И осушим с весельем дно.

Пусть розы свежи, ароматны
Благоухают там вкруг нас;
Пока мы юны и богаты
20 И не настал последний час!

Как тень веселие минется —
На Тибре твой с садами дом
Оставить некогда придется;
Наследник твой жить будет в нем.

25 В порфире, в храминах богатый;
Без крова, в рубище бедняк —
Равно могилой будут взяты,
К одной стремится цели всяк.

Судьба наш жребий произвольно
30 Берет из урны роковой;
Мы после жизни беспокойной
Находим в вечности покой.

«Дух журналов», СПб., 1816, ч. 13, № 32, с. 312—314.

К Делию. (Из Горация.)

[15/27Орлов В. И.


Спокойный дух в дни тяжкой нужды,
В дни счастия презорства чуждый,
Умей сберечь, о Делий мой,
Равно добыча смерти жадной:
5 Влачить ли будешь век с бедой,
Или за чашею отрадной,
На мураве, уединён,
Ты сладко вкусишь жизни сон.

Смотри, как тополь величавый
10 Сплетает верх с сосной кудрявой;
Гостеприимной сени друг
Поток журчит и вьется вкруг.
Покуда молод, до напасти,
Сюда неси вино и масти,
15 И благовонных роз цветы
Мгновенных слишком, как и ты!

Неодолима рока злоба!
Оставить все у двери гроба,
Что дорогой купил ценой;
20 Где Тибр твой дом, усадьбу, рощи
Лобзает желтою струёй,
Богатством, собранным тобой
Упьется там наследник тощий.

Царей ли сильных отрасль ты,
25 Или презренный сын рабыни,
Рука безжалостной судьбины
Различий сгладит все черты.
Она всех жребии равно
В ужасной урне потрясает;
30 И рано ль, поздно ли — кто знает?
Всем быть за Стиксом суждено!

Впервые: «Московский телеграф», М., 1826, ч. 9, № 12, отд. 2, с. 155—156.

Ода III. К Делию.

[16/27Поповский Н. Н.


Сноси напасти терпеливо,
Будь духом бодр, о человек!
И не гордись, живя счастливо,
Смерть памятуй и краткий век.

5 Хотя бедами утесненный
Век будешь с скукой продолжать,
Хотя ты в роще отдаленной
В дни будешь праздничны лежать,

Где тенью дерева густою
10 При летнем зное холодят,
Одна гоняясь за другою,
Струи в источнике журчат.

Сюда сладчайшие напитки,
Сюда вели и розы несть,
15 Покамест рок, лета, избытки,
Дозволят жизнь веселу весть.

Оставить время всё приспеет,
Деревни, рощи, пышный дом;
Наследник после овладеет
20 Твоим и златом и сребром.

Богатым ли или убогим,
Царем иль подлым ты рожден,
Всё то ж, ты будешь роком строгим
Без жалости во гроб сведен.

25 Всех гонят нас к тому ж пределу,
Своя всем при́дет череда.
Хоть скоро, хоть не скоро, телу
С душей расстаться навсегда.

Впервые: «Полезное увеселение», М., 1760, № 2, с. 76—77. В издании-источнике регулярно с буквой «ё» пишется только слово «всё». В остальных случаях остается неясным, как произносятся такие слова, как «утесненный», «отдаленной», «рожден», «сведен», «веселу». — klausnick

Век будешь с скукой продолжать — будешь с скукой: неблагозвучное сочетание согласных.

В дни будешь праздничны лежать — праздничны: беззаботные.

Где тенью дерева густою — дерева (ударение на последнем слоге): деревья.

Покамест рок, лета, избытки — избытки: «обилие, изобилие, достаток, излишество, богатство» (Даль).

Оставить время всё приспеет — наступит время, когда придется все оставить.

Царем иль подлым ты рожден — подлый: «о человеке, сословии: из черни, темного, низкого рода-племени, из рабов, холопов, крепостного сословья» (Даль).

Своя всем придет череда — придет: ударение на первом слоге.

Прим. — klausnick

[17/27Порфиров П. Ф.


Не забывай хранить в минуты жизни трудной
Спокойствие души, счастливой же порой —
Воздержность в радости, чрезмерно-безразсудной.
Равно ты смертен, Деллий мой,

5 Печально ли влачить всей жизни станешь годы
Иль, лежа на лужке, где тишь и благодать,
Ты будешь праздничный досуг среди природы
Фалернским старым услаждать.

Зачем огромная сосна и тополь белый
10 Так дружно любят сплесть узорами ветвей
Приветливую тень? Зачем с горы ручей
Едва журчит струей несмелой?

Сюда вина скорей несите на простор, —
Сюда мгновенных роз, прекрасных роз, несите,
15 Пока благоволят и возраст наш, и нити
Из черной пряжи трех Сестер.

Покинешь все луга, что ты скупил повсюду,
Дом, виллу, где течет Тибр желтою волной, —
Покинешь, — и богатств накопленную груду
20 Захватит в миг наследник твой.

Богат ли ты и горд своим старинным родом,
Иль — рода низкаго и в бедности рожден —
Жизнь безприютную влачишь под небосводом, —
Жестокий всех найдёт Плутон.

25 Всех гонят нас туда, в единое собранье,
Всем жребий выпадет из урны роковой,
Всем — раньше, позже-ли — и бросит за собой
На челн для вечного изгнанья.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Деллию. В этом стихотворении, посвященном другу Деллию, Гораций развивает свою любимую тему, рисуя идеал жизни: пока жив, пользуйся всеми благами жизни.

[18/27Пупышев А. М.


В дни напастей крепись и спокойствие духа храни!
Будь простым, не безумствуй, ликуя в счастливые дни!

Ведь... унылыми ль будут года, что лежат впереди,
Или счастьем Фортуна наполнит их, ты погляди

5 Как погибли все те, кто считал себя центром земли!
Им везло ль, не везло ль, все, однако, в могилу легли.

И, вино попивая в саду неземной красоты,
Видя розы вокруг и фонтаны, задумайся ты:

Что имеет значенье на свете, меняющем лик?
10 Только был ты младенцем, теперь уже дряхлый старик!

Хоть катаешься в масле, хоть слезы печальные льешь,
Ни богатств, ни несчастий ты в землю с собой не возьмешь.

2010 г.

К Делию.

[19/27Пушкин В. Л.


В несчастии будь тверд и в счастьи не гордись!
О Делий, смертные — судьбины лютой жертвы:
Сегодня живы, завтра мертвы;
Мы чада смерти все. Не бойся, веселись!

5 В убежище твоем, где тополь горделивый,
Сплетаясь с ивою, несется к облакам,
Где с гор утесистых бежит ручей игривый
По зеленеющим долинам и лугам —

Там, в розовом венке, друзьями окруженный,
10 Фалернское вино лей в кубок золотой!
Подруги нежныя пленяясь красотой,
Бряцай на лире гимн, Эротом вдохновенный!

Ударит грозный час — и сад прекрасный твой,
Волнами Тибра орошенный,
15 Великолепный дом, и лес уединенный,
Сокровища твои — исчезнут пред тобой!

Сын бедного отца, согбенный над сохою,
Рожденный в горести, воспитанный в трудах,
И правнук кесаря, роскошствуя в пирах,
20 К Плутону все пойдут плачевною стезёю.

Так, в урне роковой назначен жребий нам!
Падет! Не будем зреть тебя, о мир прелестный!
И рано ль, поздно ль, в край для смертных неизвестный
С Хароном пустимся к таинственным брегам!

Впервые: «Санкт-Петербургский вестник», СПб., 1812, ч. 1, № 1, с. 48—49.

К Делию. Подражание Горацию.

[20/27Рогович А.


Течет ли время в тяжких страданиях,
иль жизнь веселым праздником сложится,
и, нежась средь лугов душистых,
вина фалернские пить ты будешь —

5 сумей остаться, в час испытания,
спокоен духом, также и в счастии
не будь рабом страстей, о Деллий,
помни — тебе умереть придется.

Волною светлой с тихим журчанием
10 бежит ручей, и статно красуется
над ним сосна, и, тень бросая,
ветви склонил серебристый тополь;

Туда скорее вина и пряности,
и роз душистых, к вечеру вянущих,
15 вели принесть — пока жестоко
Парки твоей не прервали жизни.

Уйдешь от пастбищ, дорого купленных,
от вилл и Тибра с желтыми водами,
уйдешь — и всем твоим богатством
20 будет владеть твой наследник жадный.

Богат и знатен царским рождением,
иль в бедной доле люда бездомного —
ты все же без различья станешь
жертвой Плутона в подземном царстве.

25 Мы все сойдемся в пристань унылую,
где челн Харона в тьму безвозвратную
плывет, и всем плачевный жребий
рано иль поздно из урны выйдет.

1916 г. Рогович А., «Противоречия», М., 1916, с. 35—37.

К Деллию. Горация ода III, книга II. (Размером подлинника.)

[21/27Салтыков Г. Г.


Хоть мрачны на брегах Аверны
В злой горести ты дни ведешь;
Иль в радости вино Фалерны,
Чтоб жизнь продлить приятну, пьешь —
5 Коль сказано уже судьбами,
Что смертный гроба не минет,
Воспользуемся, Деллий, днями,
Которы рок еще дает.

Пускай дух твердый, терпеливый
10 Приучит нас сносить напа́сть —
А в жизни радостной, счастливой
Надменности умерить страсть.
Средь пу́стыни твоей приятной,
Где с тополем смешенна ель,
15 И запах розы ароматной
Воссесть зовут тебя под тень.

Близ вод спокойных, тихих, ясных,
Которые стремятся течь,
При всех преградах им опасных,
20 Чтоб ток полезный их пресечь;
Доколь весенние утехи
Досуги, крепость и покой
Тебя лелеют без помехи —
Носи венок, пей, вольность пой.

25 Прекрасны розы нас прельщают,
Но царство их — лишь утро дня;
Едва расцветши — увядают,
И скрылся блеск их как заря.
Так время быстрое, крылато,
30 От жизни пожирает нас.
К тебе, в твой римский дом богатый,
Смерть, может быть, войдет сей час.

Тут рощи той, что ты руками
Своими сам любил сажать,
35 Где гордый Тибр шумит волнами,
Тебе уж боле не видать.
С поспешностью наследник жадный
Трудов твоих плоды пожнет,
И глаз его, сухой и хладный,
40 Слезы на прах твой не прольет.

Ни бедность нас от смерти страха,
Ни блеск богатства не спасут;
И низкий род, и кровь Ина́ха
Косой сраженны все падут.
45 Неумолимый рок жестокий
Назначил нам несчастный час,
Где к бездне вечности глубокой
Харон переселяет нас.

«Друг просвещения», М., 1805, ч. 2, № 6, с. 192—194.

К Квинту Деллию. Третия ода Горация книги второй.

[22/27Семенов-Тян-Шанский А. П.


Хранить старайся духа спокойствие
Во дни напасти; в дни же счастливые
Не опьяняйся ликованьем,
Смерти, как все мы, подвластный Деллий.

5 Печально ль жизни будет течение,
Иль часто будешь ты услаждать себя
Вином Фалерна лучшей метки,
Праздник на мягкой траве встречая.

Не для того ли тень сочетается
10 Сосны огромной с тополя белого
Отрадной тенью, — не к тому ли
Резвой струею ручей играет,

Чтобы сюда ты ви́на подать велел,
Бальзам и розы, кратко цветущие,
15 Пока судьба, года́ и Парок
Темная нить еще срок дают нам.

Ведь ты оставишь эти угодия,
Что Тибр волнами моет янтарными,
И дом с поместьем, — и богатством
20 Всем завладеет твоим наследник.

Не все ль равно, ты И́наха ль древнего
Богатый отпрыск, рода ли низкого,
Влачащий дни под чистым небом, —
Ты беспощадного жертва Орка.

25 Мы все гонимы в царство подземное.
Верти́тся урна: рано ли, поздно ли —
Наш жребий выпадет, и вот он —
В вечность изгнанья челнок пред нами.

Впервые: «Гораций: Избранная лирика», М., 1936, с. 61—63.

(1) Ода 3. К Квинту Деллию, отличившемуся политической неустойчивостью. Он перешел в конце концов на сторону Октавиана, покинув Антония еще до битвы при Акциуме. Размер: Алкеева строфа.

(2) Квинту Деллию [II, 3]. Богач Квинт Деллий играл некоторую политическую роль в Риме, не отличаясь, однако, устойчивостью убеждений.


(1) Ст. 28. В вечность изгнанья челнок..., т. е. ладья Харона, перевозчика теней умерших в преисподнюю.

(2) Ст. 18. Река Тибр, на которой расположен Рим, отличается желтым оттенком.

Ст. 21. Инах — древнейший Аргосский царь, славившийся богатством.

Ст. 24. Под именем Орка здесь разумеется бог подземного царства, Плутон.

Ст. 28. Изгнанья челнок — управляемый Хароном челн в котором, по преданию, души умерших перевозились через подземную реку Стикс.

[23/27Тучков С. А.


Судьбы премену презирая,
Всегда умеренность храни.
В бедах тверд духом пребывая,
В счастливы равномерно дни

5 Блюдись излишнее веселье
И радость лестную вкушать —
Хотя б ты жил в бедах, в гоненье,
Иль мог бы время провождать

Средь роскоши, пиров и неги,
10 И на прелестных муравах,
Где быстрых вод шумящи беги́,
Крутясь, блистают в берегах.

Или́ под тенью древ зеленых
Приятство жизни ты вкушал,
15 Или́ в долинах испещренных
Вином фалернским вкус прельщал.

Спокойством духа наслаждайся,
Доколе Парки и случа́й
Так жить позволят; утешайся
20 И суетность пренебрегай.

Вели принесть плоды и ви́ны,
Которых здесь приятней нет;
Подай забавы сей единый
Призна́к неложный — розы цвет.

25 Ах! Скоро розы цвет завянет,
Листочки скоро отпадут;
Тебя прельщать то перестанет,
Что люди в жизни счастьем чтут.

Оставишь ты сии пределы,
30 Трудов своих оставишь плод
И тибрские брега веселы
С струями быстрых шумных вод.

Что ты сбирал чрез многи годы,
И все, что так твой дух влечет, —
35 Наследник твой, не знав заботы,
Все без трудов приобретет.

Хоть в жизни кто царем родится,
Иль нищим в свет произведен —
Он тою ж жертвой станови́тся,
40 Равно бывает чувств лишен.

Всех жребий урна заключает;
Лишь только смертный свет узрит —
В ладью свирепый рок вмещает
И в ссылку вечную стремит!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 116—117.

Ода III. К Делию.


Ст. 43. Говорит о ладье Хароновой.

[24/27Фет А. А.


Покой не забывай душевный сохранять
В минуты трудные, а также и веселий
Безумных в счастии старайся избегать:
Ведь все же смертен ты, о Деллий!

5 Хоть целый век живи печален и угрюм,
Но праздник радостью встречай нелицемерной,
И лежа на траве, гоняй приливы дум
Старинной влагою Фалерна.

Где с белым тополем огромная сосна
10 На тень отрадную спешит соединиться
Ветвями длинными, и резвая волна
С трудом в излучинах струится,

Туда духов, вина и радостных цветов
Вели нам принести недолговечной розы...
15 Пока богат и юн, ты позабыть готов
Прядущих трех сестер угрозы.

Оставишь ты леса, что накупил, и дом
И виллу, где волной прибрежной Тибр желтеет,
Оставишь навсегда, и нажитым добром
20 Твоим наследник завладеет.

Богат ли, род ли свой от Инаха ведешь,
Тут нет различия; иль, бедностью страдая,
Последним из граждан под солнцем ты живешь —
Ты жертва Орка роковая.

25 В одном и том же все мы свидимся краю;
Поздней ли, раньше ли, наш жребий без сознанья
Из урны выскочит и бросит нас в ладью
Для вековечного изгнанья.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. III. Кв. Деллий сначала принадлежал к партии народного трибуна Доллабелы, перешел потом к Кассию, но вскоре оставил и его, пристав к партии Антония. Он убедил Клеопатру соединиться с Антонием, но не дождавшись акциумской битвы, перешел на сторону Октавиана, из чего можно заключить, что Гораций не раньше этого последнего шага с ним сблизился, и следовательно, эта ода написана около 725 года. Зная легкомыслие своего друга, Гораций советует ему быть более ровным среди превратностей судьбы.


Ст. 18. Воды Тибра, от глинистой почвы, имеют желтоватый цвет.

Ст. 21. Инах, выходец из Египта, поселился в Пелопоннесе и был первым царем аргивским. На берегах реки Инаха он построил замок Лариссу. Римские всадники (equites) должны были иметь не менее 400,000 сестерций, и поэтому Гораций предполагает, что богатый должен происходить от знатного рода, в противоположность последнему из граждан — свободных, разумеется.

Ст. 24. Орк — жилище теней

Ст. 18. По понятию Горация, богиня Судьба держит в руке урну, наполненную людскими именами, и когда, потрясая урной, она выбросит один из жребиев, то тот, кому он принадлежит, должен умереть (см. III, од. 1, 16).

[25/27Филимонов В. С.


Будь тверд, несчастьем удрученный
и в счастье, гордостью не ослепленный,
умерен будь. О Деллий! Ты умрешь...
Печально ль жизнь ты провождаешь,
5 на дерне ль нежася, ты в праздник отдыхаешь
и старое вино, красу фалерна, пьешь,
о Деллий! Все умрешь.
Где тополь белая с высокою сосною,
сплетясь ветвями меж собою,
10 гостеприимну тень дают,
и вьется ручеек дрожащею струею...
О Деллий! Пусть туда несут,
в приют уединенный,
вино, и аромат, и розу, цвет мгновенный...
15 Живи, коль юность позволяет лет,
заботы тяжкой, горя нет,
и черна нить тремя не прервана сестрами...
Расстанешься с роскошными садами,
оставишь скупленны леса, дом сельский свой,
20 вкруг Тибром желтым орошенный,
богатства скоплены возьмет наследник твой.
Потомок Иноха, богатством наделенный,
из черни ль низкой ты,
без крова, жертва нищеты —
25 добычей Орка быть твое определенье!
Судьба нас всех влечет к мете одной:
всех в урне жребии вращает роковой,
заутра, ныне ли падет и жребий твой —
и в вечное, в ладье, помчится заточенье...

1824 г. Впервые: «Полярная звезда на 1824 год», СПб., 1824, с. 237—238.

[26/27Френкель А. А.


Мирись, Делий, с жизнью! Случится ль невзгода
И в сердце вольется отчаянья ад,
Раскроет ли двери к веселью свобода,
И будешь ты счастлив, здоров и богат —
5 Смиряй свои чувства, порывы и страсти,
Подпасть берегися их гибельной власти!
Наступит ли праздник, и примет долина
Тебя под свою благотворную тень,
Начнут ли струиться фалернские вина —
10 Ты помни — настанет последний твой день!
Зачем же сосна с ароматной прохладой
И белая тополь сплелися вдвоем?
И мчится к чему с быстротой водопада
Река меж утесов, окутанных мхом?
15 Сюда принесите вино вы и розы,
Пока не исчезли их запах и цвет,
И жизни пока не сломили нас грозы,
И ведают Парки счисление лет.
Со временем должен ты будешь расстаться
20 С домами, лесами и злаком полей,
Что Тибр омывает, и всем наслаждаться
Наследники будут по смерти твоей!
Богат ли ты, славен, иль знатного рода
И роскошью царской всегда окружен —
25 Живешь ли под кровлей небесного свода —
Похитит тебя беспощадный Плутон.
Всех смертных судьбина одна постигает,
И каждого жребий известен давно,
И челн злополучный уже ожидает
30 Увлечь нас туда, где все тайны полно!

Впервые: «Литературный сборник произведений студентов Имп. С.-Петербургского университета», СПб., 1896, с. 225.

Из Горация.

[27/27Шатерников Н. И.


Покой душевный в горе хранить умей
Всегда, о Деллий, — в счастьи ж от радости
Чрезмерной дух сдержи не меньше:
Ты предназначен судьбою к смерти, —

5 Живешь ли вечно только с печалями,
Иль, отыскавши место укромное,
В траве лежишь и с наслажденьем
Старый фалерн попиваешь в праздник.

Зачем нам тополь, сосны высокие
10 Гостеприимной сенью раскинули
Свой верх? и воды хлопотливо
Змейкой струятся в ручье проворном?

Вина несите, мази пахучие
И раз прекрасных, вмиг отцветающих,
15 Пока и средства позволяют,
Возраст и Парки печальной прялка.

Ты дом свой бросишь, лес твой накупленный
И виллу с Тибра желтыми волнами, —
И твой наследник завладеет
20 Кучей громадной твоих сокровищ.

Богач ли будешь, родом от Инаха,
Времен древнейших, рода ли низкого
Бедняк на свете — нет различья:
Орк беспощадный всех ждет, как жертву

25 В одном мы месте все будем собраны...
Вращает урна жребий: он выпадет —
Поздней иль раньше — и усадит
В лодку Харона навек в изгнанье.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016