КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina ii vi


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Вейнберг П. Голосовкер Я. Э. Капнист В. В. Кельш Н. Корчагин А. О. Крачковский В. Н. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Семенов-Тян-Шанский А. П. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/14Вейнберг П.


Се́птимий, вечно готовый за мною последовать в Кадикс
и к непокорным кантабрам, нелюбящим нашего ига,
в варваров Сирты, где вечно кипят мавританские волны, —
друг мой, пусть будет созданье аргосского выходца, Тибур,
5 лет моих старых приютом, пределом томительных странствий
по морю, суше и войнам! Когда ж ненавистные Парки
путь мне туда заградят, то возьму я иную дорогу —
к речке Галезу, любимой стадами овец густорунных,
и на поля, где когда-то лаконец Фалант был владыкой.
10 Этот земной уголок улыбнулся мне более прочих —
мед в нем Гимета не хуже, олива с венафрийской спорит;
с долгой весною туда шлет Юпитер туман не холодный,
Бахусу милый Авлон не завидует лозам фалернским.
Это-то место и эти блаженные холмы с тобою
15 вместе меня призывают; на них оросишь ты слезами
пепел еще не остывший умершего друга-поэта!

Вейнберг П., «Стихотворения», Одесса, 1854, с. 15—16.

К Септимию. (Книга 2-я, ода 6-я.)

[2/14Голосовкер Я. Э.


На край света рад плыть со мной Септимий,
До Гадары, вдаль до кантабров диких,
К варварам, туда, где в Сиртах клокочет
Вал мавританский.

5 Если бы Тибур, городок аргосских
Поселенцев, дал мне приют, о, если б
Дал под старость мне отдохнуть от долгих
Странствий, походов!

А откажут зло в том приюте Парки,
10 Удалюсь тогда к берегам Галеза,
К пастбищам овец тонкорунных, к весям
Древним Фаланта.

На земле милей уголок едва ли
Я найду, — где мед золотой Гимету
15 Не уступит, где урожай оливок
Спорит с Венафром,

Где весне дает долгий срок Юпитер,
А зиме тепло, где Авлон роскошно
Вакхом одарен — не ревнует даже
20 К гроздьям Фалерна.

В тот элизий мы на холмы блаженства
Званы. Там закрой мне глаза навеки
И скупой слезой ороси горячий
Пепел поэта.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 31—32.

Ода 6. К Септимию.

[3/14Капнист В. В.


Я знаю, друг мой! что за мною
На край бы света ты летел;
Со мной бестрепетной ногою
Гиркански дебри ты б прошел;
5 И ссылочной Сибири холод,
И средь песков ливийский знои,
Меж лютых кафров жажду, голод
Охотно б претерпел со мной.

Но дай бог, чтоб на бреге Псола,
10 Где липы мне шалаш плетут,
В тени зеленого раздола
Был старости моей приют!
Дай бог, чтоб счастье там прильнуло
К груди, усталой от забот,
15 И томно сердце отдохнуло
От бурных жизни непогод!

Но ежели свирепством рока
Удела милого лишусь,
На тучный брег Салдайска тока,
20 В Тавриду древню преселюсь,
Где овцы, пеленой обвиты,
Красу сребристых нежат рун;
Отколь в кумирах знаменитый
Владимиром сражен Перун.

25 Земли тот уголок счастливый
Всех боле мест манит мой взор:
Средь леса зреют там оливы,
Мед каплет из ущелья гор.
Там долго ветр весенний веет,
30 Гнетет недолго зимний хлад;
В долинах, как: янтарь, желтеет
Токайский сладкий виноград.

Вот там-то в рощице тенистой,
Устланной мягкой муравой,
35 Близ тока, из скалы кремнистой
Жемчужной льющегось струей,
Мы сядем отдохнуть с тобою
И дружны съединим сердца.
Там теплой оросишь слезою
40 Прах милого тебе певца.

1801 г. Впервые: Капнист В. В., «Лирические сочинения», СПб., 1806, с. 193—195.

<1801/05 г.> Другу сердца. Подражание Горацию (кн. II, ода VI).

[4/14Кельш Н.


Септимий, в Кадикс плыть со мной всегда готовый,
К кантабрам, нашего не терпящим ярма,
И в степи варваров, где вечно и сурово
Бьет мавританская волна.

5 Тибур, основанный аргивским селянином,
Пусть будет в старости приютом сладким мне,
Пределом странствия по морю, по равнинам,
И в тихом мире, и в войне.

Когда ж мне Парки здесь дорогу загородят,
10 К реке Галезу я пойду иным путем,
Где царствовал Фалант, и где спокойно бродят
Стада овец с густым руном.

Приветнее всех стран тот уголок счастливый
Мне улыбается — его душистый мед
15 Гимета не слабей; зеленая олива
Как в Венафри́и там растет.

Весною долгою отрадною прохладой
Отцом-Юпитером там воздух растворен;
Не позавидует Фалерна винограду —
20 Там, дружный с Бахусом, Авлон.

И эти-то места зовут тебя со мною,
Блаженные холмы и рощи на холмах —
Там скоро оросишь ты должною слезою
Поэта-друга теплый прах.

Впервые: «Москвитянин», М., 1855, т. 5, № 19—20, с. 73.

К Септимию. (Горация ода 4, кн. II.)

[5/14Корчагин А. О.


В Гадес ты готов путь держать, Септимий,
к ка́нтабрам, что иго не стерпят наше,
или к Сиртам варварским, где бушуют
знойные волны.

5 Мне милее Тибур, земля родная.
Выходец из Аргоса Тибур создал.
Тибур даст мне отдых от битв и моря
в старости долгой.

Если запретят в Тибур путь мне Парки,
10 то тогда пойду я к реке Галезу,
где овец стада бродят, где Фаланта
было селенье.

Мне улыбку шлет уголок тот славный,
где столь вкусен мед, что гиметтский даже
15 так не сладок мед, а маслины — лучше
спелых венафрских.

Долгая весна в тех краях, а зимы
теплые Юпитер дает, и Авлон,
Вакха друг, ничуть виноград фалернский
20 не презирает.

В те места, Септимий, спеши со мною.
В том краю прекрасном слезу однажды
ты прольешь над друга-поэта пеплом,
все еще теплым.

2016 г.

[6/14Крачковский В. Н.


За мной, Септимий, рад ты всюду — в Кадис,
к кантабрам непокорным, к Сиртам диким,
туда, где мавританский злобный вал
бушует вечно...

5 О, если бы основанный аргосцем
Тибур приют мне оказал под старость!
Покойно там почил бы я навек
от треволнений.

Когда же Парк на то не будет воля,
10 отправлюсь я к прозрачному Галезу,
где важно возлежат овец стада,
роскошнорунных,

на те места, бродил Фалант по коим.
Ах, лучезарней всех других на свете,
15 мне кажется прекрасный этот край!
Там мед не хуже

гимедского, олива же поспорит
с венафрскою; зима — всего короче,
весна — всего длинней там; Аулон —
20 там светлый; Вакху

любезный, соком славный превосходным...
Зовут с тобой нас те холмы и долы
блаженные! Там оросишь слезами
поэта прах.

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 188—189.

К Септимию. (Кн. 2, ода 6.)


Ст. 1. Кадис — нынешний Кадикс.

Ст. 5. Аргосцем. Тибуртом.

Ст. 10. Галезу. Галез — река вблизи Тарента.

Ст. 13. Фалант — изгнанный царь Спартанский, основавший Тарент.

Ст. 19. Аулон — холм близ Тарента, покрытый виноградниками.

[7/14Орлов В. И.


Септимий! Ты всюду со мною готов:
К кантабрам, где иго неведомо Рима;
И в дикие степи, где, зноем палима,
У маврских клокочет волна берегов.

5 Тибур нам воздвигли аргивские длани.
Пусть будет он кровом дряхлеющих дней.
Я здесь успокоюсь как странник морей,
Как путник усталый, как воин по брани.

Отсюда ль исторгнет судьбины вражда?
10 Я твой, о Таренто, Фалантом созданный,
Где воды Галеза, цветами венчанны,
Пьют шерстью шелковой одеты стада.

Как ласково манит сей угол счастливый!
Другого в подлунной не знает мой взор:
15 Там соты душисты Гиметту укор,
Там маслина спорит с венафрской оливой.

Почти беспрерывно цветет там весна;
Короткие зимы теплы, не суровы;
Авлон, дружный с Вакхом, лелеет готовы
20 Не меньше фалернских запасы вина.

Туда, мой Септимий, от бурного света
В обитель покоя пойдешь ты со мной;
Там дружбе заплатишь, печальной слезой
Омывши горячий прах друга — поэта.

Впервые: «Вестник Европы», М., 1824, ч. 137, № 20, с. 296—297.

Ода VI. К Септимию. (Посв. А. А. Иванову.)

[8/14Порфиров П. Ф.


Септимий, к Кадису за мной пойти готовый,
К кантабрам ли, от нас незнающим оков,
В пустыни-ль дикия, где плещет вал суровый
У мавританских берегов!

5 О, если бы Тибур, что создан пришлецами
Аргосскими, призрел меня на склоне дней,
Меня, измученнаго сушей и морями,
И службой воинской моей.

Отсюда, если мне откажут Парки злыя,
10 Пойду, где славится шерсть тонкая овец,
К Галезу, к пажитям, где правил в дни былые
Фалант — Лаконии пришлец.

Мне улыбается тот уголок счастливый,
Где и гиметскому не уступает мед,
15 Где, споря зеленью с венафрскою оливой,
Олива пышная растет,

Где долгую весну за теплою зимою
Юпитер даровал, и где авлонсшкий скат
Мил Вакху щедрому и славится лозою,
20 И, как Фалерн, лозой богат.

Та местность, тех холмов приют благословенный
Тебя зовут со мной: там, верный до конца,
Слезою дружеской почтишь ты пепел бренный
Товарища-певца.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Септимию. Септимий — близкий друг Горация, столь преданный поэту, что готов следовать за ним хоть на край света. В этом простом и задушевном стихотворении Гораций мечтает о тихом пристанище своей старости на лоне природы в Тибуре, или же где-либо у речки Галеза или горы Авлона, под Тарентом. Здесь, вдалеке от сутолоки столичной жизни, поэт желал бы умереть на руках своего друга.


Ст. 2. Кантабры — испанский горный народ, обитавший у Бискайскаго залива. Он оказал долгое и отчаянное сопротивление римлянам и был покорен ими окончательно лишь в 19 году до Р. X. См., напр., Epist. I, 12, 26—27.

Ст. 12. Тарент, по преданию, основан в конце VIII века до Р. X. лакедемонскими выходцами, под предводительством Фаланта.

Ст. 14. Hymettus — гористая местность в Аттике, славилась медом. Venafrum, город в Лации — оливковыми садами.

[9/14Семенов-Тян-Шанский А. П.


В Гады, знаю я, ты готов, Септимий,
Следовать за мной, и к кантабрам диким,
И к заливам тем, где кипят извечно
Маврские волны.

5 Но моя мечта, чтоб Тибур, что создан
Греческой рукой, мне приют под старость
Дал, и в нем от бурь, от пути и службы
Отдых обрел я.

Если ж возбранят мне и это Парки,
10 К милым устремлюсь берегам Галеза,
Пышнорунные где пасутся овцы
В царстве Фаланта.

Улыбнулся мне больше всех на свете
Этот уголок. Там и мед гиметтским
15 Не был превзойдён, а оливки спорят
Славой с Венафром.

Долги вёсны там, там Юпитер зимы
Мягкие нам шлет, и, любезный Вакху,
Зависти там чужд плодоносный Авлон
20 К гроздьям фалернским.

Этот край — приют, благодати полный,
Нас с тобой зовет, и, быть может, должной
Оросишь слезой ты горячий прах там
Друга-поэта.

«Гораций: Избранная лирика», М.—Л., 1936, с. 73—75.

(2) Мечта [II, 6]. Ода написана, когда Гораций не был еще, по милости Мецената, обладателем небольшого Сабинского поместья (Устика).


(2) Ст. 1. Гады (Gades) — город на ю.-з. берегу Испании, нынешний Кадикс.

Ст. 2. Кантабры — племя, жившее в северной части Испании и покоренное Цезарем Августом.

Ст. 4. Маврские волны — морские волны у берегов Мавритании, то есть Северной Африки.

Ст. 5. Тибур — древний город Лациума (Тиволи), где любил проживать Гораций.

Ст. 10. Галез — река близ Тарента в Южной Италии.

Ст. 12. Фалант — основатель Тарента, колонист из Спарты.

Ст. 14. Гиметт — гора в Аттике, славившаяся мрамором и пчеловодством в своих окрестностях.

Ст. 16. Венафр — городок в Северной Кампании, славившийся оливками.

Ст. 19. Авлон — гора в Калабрии, близ Тарента.

[10/14Тучков С. А.


Пройдем Гесперию со мною,
Пройдем ее пространство вод;
Или́ особою судьбою
Кантабрский мы узрим народ.

5 Иль варварски пески глубоки,
Септимий, мы с тобой пройдем,
Где воды восстают высоки
В приливе ко брегам своем.

Но я к бессмертным воссылаю
10 Мольбы — да обрету покой,
Да в старости моей познаю
Отрады Тиволи драгой.

Се место, где я избавляюсь
От всех смущений и сует;
15 От шума, распрей удаляюсь,
Которыми наполнен свет.

Когда ж судьба не согласится,
Чтоб я там кончил дни свои, —
Туда Гораций удалится,
20 Галессус где влечет струи́.

Где воды кажут вид кристалла,
Где гордых нету согражда́н,
И ссылка где существовала
В дни древних лакедемонян.

25 Сей малый уголок Вселенной
Милее мне, чем целый свет, —
Там воздух зрится несравненный,
Кой смертным здравие дает.

Гиметский мед не превосходит
30 Какой иметь возможно там;
В оливах всяк тот вкус находит
Венаврски чем известны нам;

Там, долго пользуясь весною,
Вкушать возможно тьмы отрад;
35 Там холод не жесток зимою,
Там редки зной, бореи, град.

Гора Олон где пребывает,
Нередко Бахус, веселясь,
Плоды Фалерны презирает,
40 Обилием своим гордясь.

Вот где хочу я быть с тобою —
На тех смеющихся брегах;
Ты тамо оросишь слезою
Любимого поэта прах.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 118—119.

Ода IV. К Септимию. О том, что он предпочитает Тиволи, или Тускулам, и Тарент всем местам на свете и желает проводить в оных остаток своей жизни.


Ст. 4. Кантабрский народ. Кантабрия ныне называется Бискайя, приморская область Гишпании; достойна примечания тем, что народ оной имеет особенный язык, который не сходствует ни с каким из европейских.

Ст. 5. Упоминает о варварских берегах Африки.

Ст. 20. Галессус. Река в Калабрии, впадающая в Тарентинский пролив.

Ст. 29. Гиметский мед. Гора Гимет, неподалеку от Афин.

Ст. 32. Венавр был небольшой город в Италии.

Ст. 37. Олон. Гора в Калабрии.

[11/14Фет А. А.


В Гадес, Септимий, ты рад бы за мною,
Рад бы к Кантабрам, ярму непокорным,
Даже к Сиртам, с мавританской волною
В споре упорным.

5 Если б аргивцем Тибур насажденный
Дал мне, под старость, приют на просторе,
Мне, испытавшему в службе военной
Сушу и море!

Парки же злые коль скажут иное,
10 К пастьбам овец мы к Галезу с тобою
Едем. Фалант там во время былое
Правил страною.

Этот земли уголок пред глазами
Вечно моими смеется красивый.
15 Мед как с Гимета; с Венафром плодами
Спорят оливы.

Долгой весне там и краткой быть стуже
Зевс повелел, и любимый безмерно
Вакхом Авлон в винограде не хуже
20 Гроздий Фалерна.

Эти вершины и край отдаленный
Ждут нас, о друг мой! в забвении света
Должной слезой там смочи раскаленный
Пепел поэта.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. VI. Эту оду Гораций написал в 717 году, воротясь из Брундизия и еще полный впечатлений, оставленных в нем окрестностями Тибура и Тарента. Что эта ода не может быть отнесена к позднейшему времени, видно из того, во-первых, что кантабров (бискайцев) он называет непокорными (они покорены Августом в 725 году), во вторых, Гораций мог желать жить в окрестностях Тибура только до получения Сабина, и наконец, 7-й стих доказывает, что впечатления военного поприща Горация не изгладились в его памяти.


Ст. 1. Гораций уверен, что друг его Септимий готов следовать за ним всюду, например, в Гадес (ныне Кадикс), который считался самым отдаленным пределом к бискайцам, и даже в мавританские степи.

Ст. 5. См. 1, 7, од. 13.

Ст. 10. Река Галез нынче Galaso, протекает по окрестностям Тарента, славившимся овцеводством.

Ст. 11. Царь спартанский Фалант, изгнанный из отечества, основал город Тарент.

Ст. 15. Гиметт гора в Аттике, славная мрамором и пчеловодством. Венафр, небольшой город в Северной Кампании, славился оливами.

Ст. 19. Аулон, гора близ Тарента.

[12/14Церетели Г. Ф.


Ты со мною рад и к столпам Геракла,
И к кантабрам плыть, непривычным к игу,
И в Ливийский край, где клокочут в Сирте
Маврские волны.

5 Ну, а мне милей в пожилые годы
Тибур, что воздвиг гражданин Аргосский, —
Отдохну я там от тревог военных
Суши и моря.

Если ж злые в том мне откажут Парки,
10 Я пойду в тот край, для овец отрадный,
Где шумит Галез, где когда-то было
Царство Фаланта.

Этот уголок мне давно по сердцу,
Мед не хуже там, чем с Гиметтских склонов,
15 А плоды олив без труда поспорят
С пышным Венафром,

Там весна долга, там дарит Юпитер
Смену теплых зим, и Авлон, что Вакху
Плодоносцу люб, зависти не знает
20 К лозам Фалерна.

Тот блаженный край и его стремнины
Ждут меня с тобой, там слезою должной
Ты почтишь, скорбя, неостывший пепел
Друга-поэта.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 64.

Ода 6. К Септимию. Размер: Cапфическая строфа.


Ст. 2. Кантабры — только что покоренное племя в Испании.

Ст. 3. Сирт — мелководный залив в Африке с вечно прогретой водой.

Ст. 10. ...тот край... — окрестности Тарента в Южной Италии (основанного спартанцем Фалантом, ст. 12), с рекой Галезом и холмом Авлоном.

Ст. 14—20. Гиметт в Аттике славился медом, а Венафр и Фалерн в Кампании — маслом и вином.

[13/14Церетели Г. Ф.


Ты готов со мной в Гады плыть, Септимий,
И к кантабрам плыть, непривычным к игу,
И в край диких Сирт где клокочут глухо
Маврские волны.

5 Лучше пусть меня приютит под старость
Тибур, что воздвиг гражданин Аргосский, —
Отдохну я там от тревог военных
Суши и моря.

Если ж злые в том мне откажут Парки,
10 Я пойду в тот край, для овец отрадный,
Где шумит Галез, где когда-то было
Царство Фаланта.

Этот уголок мне давно по сердцу,
Мед не хуже там, чем с Гиметтских склонов,
15 И оливы плод без труда поспорить
Может с венафрским.

Там весна долга, там дает Юпитер
Смену теплых зим, и Авлон, что Вакху
Плодоносцу люб, зависти не знает
20 К лозам Фалерна.

Тот блаженный край и его стремнины
Ждут меня с тобой, там слезою должной
Ты почтишь, скорбя, раскаленный пепел
Друга-поэта.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 81.

Ода 6. Кто этот Септимий, к которому обращена Ода, неизвестно. Размер: Сапфическая строфа.


Ст. 5. Гражданин Аргосский — мифический основатель Тибура, Тибурн, выходец из Аргоса.

Ст. 11. Тарентинские овцы давали тонкую и ценную шерсть.

[14/14Шатерников Н. И.


Ты итти со мной и в Гадес готовый,
И в кантабров край, где не свыклись с игом
Рима, иль в залив, где шумят, Септимий,
Африки волны, —

5 Тибур пусть, что муж основал Аргосский,
Тибур пусть меня приютит на старость;
Я устал блуждать по земле и морю
В жизни военной.

Если ж Парок суд не пошлет мне милость,
10 О, Галез, река, где в попонах овцы, —
Рвусь к тебе, к полям, где Фалант лаконец
Царь был когда-то.

Место там — из всех уголков вселенной
Мне милей: там мед, что Гиметта соты,
15 Там оливка спор заведет с зеленой
Данью Венафра...

Весны долги там; несуровой зиму
Там Юпитер шлет, и Авлон любезный
Так богат вином, что к Фалерна лозам
20 Зависть исчезнет.

Нас с тобою ждет уголок тот, ждет нас
Край блаженств и нет, и слезою должной
Ты омочишь там неостывший пепел
Друга-поэта.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 6. К Септимию, бывшему другом Горация и Августа; подробных сведений о нем не сохранилось.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016