КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina ii xvii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Гаспаров М. Л. Гинцбург Н. С. Капнист В. В. Кокотов А. Ю. Любин В. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/9Гаспаров М. Л.


Зачем томишь мне сердце тоской своей?
Так решено богами и мной самим:
Из нас двоих умру я первым,
О Меценат, мой оплот и гордость!

5 А если смерть из двух половин души
Твою похитит раньше, — зачем тогда
Моей, калеке одинокой,
Медлить на свете? Тот день обоим

Принес бы гибель. Клятву неложную
10 Тебе даю я: выступим, выступим
С тобою вместе в путь последний,
Вместе, когда б ты его ни начал!

Ничто не в силах нас разлучить с тобой:
Ни злость Химеры пламенно-дышащей,
15 Ни мощь сторукого Гианта, —
Правда и Парки о том судили.

Весов созвездье иль Скорпион лихой
Вершит мне участь, ставши владыкою
В мой час рожденья, Козерог ли,
20 Воли Гесперийских владыка мощный, —

Но как-то дивно наши созвездия
Друг с другом сходны: спас тебя блещущий
Отец Юпитер от Сатурна,
Крылья замедлив Судьбы летучей

25 В тот год, когда народ многочисленный
В театре трижды рукоплескал тебе;
Меня ж, над головой обрушась,
Дерево чуть не лишило жизни,

Но Фавн, хранитель паствы Меркурия,
30 Отвел удар. Итак, не жалей богам
В обетном храме жертв обильных, —
Я же зарежу простую ярку.

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 117—118.

Ода 17. К Меценату. Размер: Алкеева строфа. О болезненности и мнительности Мецената упоминают многие античные писатели. Он умер в 8 г. до н.э., и Гораций действительно пережил его лишь на несколько месяцев. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 15. Гиант — великан, сын Земли

Ст. 17—24. Весы и Юпитер считались у астрологов счастливыми светилами, Сатурн, Скорпион и Козерог (знак декабря самого бурного средиземноморского месяца) — несчастливыми.

Ст. 29. Меркурий назван покровителем поэтов как изобретатель лиры (ср. Оду 1, 10).

[2/9Гинцбург Н. С.


Зачем мне сердце грустью своей томишь?
Не мило то ни вышним богам ни мне,
Чтоб жизнь вперед меня ты кончил,
Ты, моя гордость, краса, оплот мой!

5 Но если б раньше смерть унесла тебя,
Моей души часть, с частью другой зачем —
Себе не мил, уже калека —
Медлить я стал бы? Тот день обоим

Принес бы гибель. Дал ведь не ложно я
10 Святую клятву: «Вместе пойдем с тобой,
Куда ни поведешь, мы вместе
Путь и последний свершить готовы!»

Ничто не в силах нас разлучить с тобой:
Ни злой Химеры пламенный жар, ни сам
15 Гиант сторукий, вновь восставши, —
Правды могучей и Парк то воля.

И все равно, кто зрел, одержавши верх,
Мой час рожденья: иль Скорпион лихой,
Весов созвездье, Козерог ли,
20 Волн Гесперийских владыка мощный.

У нас обоих сходится дивно так
Светил влиянье. Злого Сатурна свет
Затмив, тебя Юпитер вырвал,
Спас от него и Судьбы крылатой

25 Полет замедлил: радости полн тогда
В театре трижды рукоплескал народ,
Меня ж, над головой обрушась,
Древо сгубило б, но Фавн, хранитель

Людей Гермеса, доброй рукой удар
30 Смягчил. Там жертвы надо тебе воздать
И храм построить по обету:
Я ж заколю только агнца скромно.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 80—81.

Ода 17. К больному Меценату. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 22. Злого Сатурна свет... Планета Сатурн считалась враждебной людям, а Юпитер — наоборот, благоприятной, радостной.

Ст. 26. ...Трижды рукоплескал народ... — См. Оды I, 20.

Ст. 28. ...Древо сгубило б. — См. Оды II, 13.

Ст. 28. Фавн — италийское божество, отожествлявшееся с греческим Паном, сыном Гермеса (Меркурия), — считался покровителем поэтов.

[3/9Капнист В. В.


Почто ты жалобой твоею,
Почто мою терзаешь грудь!
Чтоб ты скорей меня окончил жизни путь,
Не сходно с волей то моею,
5 Не сходно с волею богов,
О Меценат, моя подпора и покров!

Увы! коль строгая судьбина
Тебя, о полдуши моей!
Безвременно сразит, почто, в разлуке сей,
10 Не столь драгая половина
Здесь будет жертвой скорбей злых?
Нет, нет; — один нас день в гроб сринет обоих.

Я клялся клятвой неизменной;
Дай руку, друг мой! поспешим:
15 Коль в невозвратный путь, в последний путь, моим
Предтечей быть тебе сужденно,
Не раз лучась пойдем, пойдем,
И вместе гробовой порог перешагнем.

Ни зев Химеры вспламененный,
20 Ни вновь родясь сторукий Гиг
Не разлучат меня с тобою ни на миг:
Так правосудия священный,
Благотворительный завет,
Так милосердных Парк определил совет.

25 Весы ль, в день моего рожденья,
Приосеняли; небосклон,
Взирал ли на меня ужасный Скорпион,
Столь страшный в час его всхожденья;
Предвестник ли морских тревог,
30 Гесперской глубины, владыка, Козерог;

Но удивительно согласны
Созвездья наши меж собой.
Сам Юпитер сдержал уж над твоей главой
Удар Сатурна столь ужасный,
35 И крылья рока отягчил,
Когда трикратный плеск феатры оглушил.

Под падшим древом пал я б мертвый,
Когда б меня, в тот грозный час,
Питомцев Гермеса хранитель, Фавн не спас.
40 Ты, тучные заклавши жертвы,
Воздвигни храм бессмертным в честь;
А мне довлеет им ягненка лишь принесть.

1820 г. Впервые: Капнист В. В., «Избранные сочинения», Л., 1941, с. 220—221.

<1820 г., Обуховка.> Болящему другу.

[4/9Кокотов А. Ю.


Зачем стенаньями мою ты душу рвешь,
Судьбы моей хранитель, Меценат?
Из нас двоих ты первым не уйдешь —
Я не хочу того, и боги не хотят.

5 О! Если все ж быстрей тебя исхитит мрак,
Души моей излюбленная часть,
Второй — не жить, и коль случится так —
Вне целого тотчас она должна пропасть.

В последний день, когда наш общий рухнет дом,
10 Клянуся я, не лгу я здесь ничуть, —
Уйдем вдвоем — ты слышишь ли? — вдвоем!
И будешь ты во тьме указывать мне путь.

Сторукий ли гигант, когда б он смог ожить,
Химеры ли дыханья едкий жар
15 Сумеют нас с тобой разъединить?
Не выйдет ничего! — тут Парок высший дар.

Пусть угрожающе опустятся Весы,
Пусть злобою пылает Скорпион,
Пусть Гончие ярятся злые Псы,
20 Пусть гневом пышет весь огромный Орион,

Но наши две звезды в согласии всегда.
Юпитером надежно ты храним —
Он спас тебя от гибели. Тогда
Три раза чествовал тебя, вставая, Рим.

25 В Сабинах под стволом упавшим я бы мог
Погибнуть враз, но Фавна мне послал
Отвесть удар мой хитроумный бог.
Храним Меркурием, я невредимым встал.

Давно обещанный построить не забудь
30 Ты новый храм спасительным богам.
И я с тобой! Я победнее чуть —
Ягненка малого я в жертву им отдам.

2017 г.

[5/9Любин В.


Зачем мне ранишь сердце стенаньями?
Нет, не угодно вышним, чтоб сирого
Ты, Меценат, меня оставил, —
Ты моя гордость, краса, опора!

5 Но, если б грозный рок поразил тебя,
Разъяв мне душу, — части души лишен,
Став самому себе постылым,
Я бы не медлил. Конец обоим

Тот день принес бы. Дал ведь не ложно я
10 Обет высокий всюду с тобой идти.
Куда б ни повелел, пойду я, —
Путь и последний свершим мы вместе!

Ничто не сможет нас разлучить с тобой,
Будь то химеры огненный дых иль сам
15 Гигант сторукий воскрешенный.
Парки и правда так порешили.

И кто б ни встретил первый, осилив всех,
Меня младенцем, злой Скорпиона взор,
Весы ль благие, Козерог ли,
20 Гордый властитель волн гесперийских.

Светил значенье дивно похоже так
У нас с тобою, — грозный Сатурна свет
Затмив, — спас нам тебя Юпитер,
Крылья разящей судьбы замедлив.

25 Твое спасенье славили все тогда,
В театре трижды рукоплескал народ, —
Ствол надо мной в тот миг повиснул, —
Фавн тут — хранитель сынов Гермеса

Рукой искусной грозный смягчил удар.
30 Воздай же вышним жертвы обильные;
Ты по обету храм воздвигни,
Я же смиренно почту ягненком.

Ода 17. К больному Меценату.

[6/9Порфиров П. Ф.


О, что́ ты мне стонами сердце терзаешь?
Богам, Меценат, не угодно, ни я
Помыслить не смею, чтоб умер ты раньше,
Великая слава, защита моя.

5 Нет, если бы ты — часть души моей — прежде
Похищен был смертью, на что, невредим,
Остался бы я — часть другая — постылый
Себе же? Тот день роковой нам двоим

Погибелью будет. Не ложно я клялся:
10 Куда поведешь ты, мы вместе пойдем,
Пойдем, — и последний путь смерти с тобою
Готов я пройти неразлучно вдвоем.

Меня ни Химера, огонь изрыгая,
Ни — если бы ожил — сторукий Гиас
15 С тобой не разлучат: так мощная Правда,
Так Парки от века решили для нас.

Созвездье ль Весов, Скорпион ли ужасный,
Впервые-ль меня Козерог озарил,
Владыка суровый на западном море, —
20 Под чьим бы созвездьем я в жизнь ни вступил,

Но участи наши таинственно сходны:
Планета — Юпитер, блеснувши тебе,
Тебя сохранила от козней Сатурна
И крылья связала крылатой судьбе

25 В те дни, как в театре приветствовал, помнишь,
Тебя троекратный восторженный клик.
Меня же упавшее дерево сразу
Собой задавило-б, но Фавн в этот миг —

Хранитель поэтов — десницей своею
30 Паденье отвел. Не забудь же, молю,
Жертв тучных, алтарь по обету воздвигнув, —
Я — скудный — ягнёнка богам заколю.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Меценату. Гораций утешает больного Мецената.


Ст. 13. Химера — мифическое чудовище с львиной головой, туловищем козы, змеевидным хвостом и огненным дыханьем, убитое, по преданно, Беллерофонтом.

Ст. 14. Великан, сын Урана и Геи.

Ст. 17. По учению древних астрологов, человек, родившийся во время восхождения Скорпиона, отличался жестокостью.

Ст. 19. Захождение Козерога, предвещало бурю.

[7/9Тучков С. А.


Моя подпора и блаженство,
О ты, любезный Меценат,
Крепящий счастья совершенство
И множество моих отрад, —

5 Почто в отчаянье ввергаешь
Ты жалобой своих друзей?
Почто сим дух мой сокрушаешь
И множишь стон тоски моей?

Нет, жизнь твоя не прекратится,
10 Ты прежде не умрешь меня;
В том власть богов еще не зрится,
Нет воли их, не моея.

Увы, когда бы то случилось,
Чтоб рок в свирепости своей
15 Сразил тебя, и прекратилось
Драгих твоих теченье дней,

Когда б столь важну и драгую
Себя часть мог я потерять —
Возможно ль долю остальную,
20 Возможно ль было б поддержать?

Клянусь, о Меценат, собою,
Клянуся всем на свете я —
С тобой единою судьбою
Прервется жизни нить моя!

25 Мы вместе в путь пойдем подземный,
Везде я буду спутник твой;
Пещеры ада страшны, темны
Не разлучат меня с тобой.

Пускай Химеры пламень может
30 Еще Гиаса в свет родить;
Гигант сторучный не возможет
Меня с тобою разлучить.

Се истины определенье,
Се Парки строгия закон —
35 Весы ли при твоем рожденье
Явились, или Скорпион?

Иль Рак, который надмевает
Валы Гесперии горой?
Судьба предивно представляет
40 Звезд наших сходство меж собой.

Тебя Зевесово храненье
Спасло от лютых оных дней,
Когда Сатурна устремленье
Лило блеск гибельных лучей;

45 Услышаны молитвы стали,
И смерти отвращен полет —
Народ, гражда́не восплескали
Твоих о продолженьи лет.

Меня бы древо задавило;
50 Но Фавн, сей бог, любящий Муз, —
Его раченье отвратило
Мой рок, спасло от смертных уз.

Прерви ты стоны, мысли вольно,
И дай обет воздвигнуть храм;
55 Овечки для меня довольно
На посвящение богам.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 140—142.

Ода XIV. К Меценату. Утешает его в болезни.

[8/9Фет А. А.


К чему плачевный стон меня терзает твой?
Мне боги изрекать не станут приговора,
Чтоб ты, о Меценат! отшел передо мной,
Отрада дней моих и сильная опора.

5 Ах, если б часть души в тебе меня лишил
Злой рок до времени, с ничтожной половиной
Душе зачем мне быть? Ни сам себе не мил,
Ни в силах прошлое восстановить кручиной!

В один и тот же день со мною ты умрешь.
10 Не даром я клялся в душе нелицемерной:
Иду, иду с тобой, куда ни поведешь,
Последнего пути твой сотоварищ верный.

Дыханье грозное химеры огневой
И сам сторукий Гиг, хотя бы воскресили
15 Его, не разлучат вовек меня с тобой.
Так Правда мощная и Парки так решили.

Живу ль под знаком я таинственным Весов,
Иль страшный Скорпион участье принял рано
В течении моих пожизненных часов,
20 Иль Козерог, тиран волнений океана —

Невероятное согласие у нас
С тобой в созвездиях. Тебя рукой могучей
Юпитер осенил и от Сатурна спас,
А крылья у судьбы остановил летучей,

25 Когда народ толпой три раза огласил
Тебе во сретенье кругом театр гремящий...
Меня древесный ствол наверно бы убил,
Упавши в голову, когда бы Фавн, хранящий

Сынов Меркурия, искусною рукой
30 Не отклонил беды. О жертвоприношеньи
И храме не забудь, обещанном тобой;
Ягненка принесу на жертву я в смиреньи.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XVII. По свидетельству Плиybя и Сенеки, Меценат нередко страдал жестокой лихорадкой. По поводу одного из подобных припадков, на который, вероятно, жаловался Меценат, теряя надежду на выздоровление, написана эта ода. Упоминаемые в ней единовременные события: рукоплескание в театре и падение дерева, о котором говорится в другом месте (см. III, од. 7), дают возможность почти с достоверностью считать это стихотворение, написанным в первых числах марта 724 года.


Ст. 13. О химере см. I, од. 27, 2—1. Многие писатели представляют химеру чудовищем, изрыгающим пламя.

Ст. 14. У исполина Гига, сына неба и земли, было сто рук и пятьдесят голов.

Ст. 17. По астрономическим понятиям древних, знак Весов обещал родившемуся под ним силу и мудрость; Скорпион считался неблагоприятным, а знак Козерога вызывал бурю.

Ст. 23. По понятиям астрологов, звезды имели влияние одна на другую. В этом месте благодетельная звезда Юпитера спасает Мецената от пагубного Сатурна.

Ст. 28. Фавн — бог лесов, сам у поэтов является вещим (см. «Энеиду» VII, 31). Вот почему он охраняет поэта, любимца Меркуpия.

Ст. 31. Богатые римляне, по выздоровлении, строили храмы. Вероятно, и Меценат обещал построить храм, а смиренный поэт в состоянии только принести в жертву ягненка.

[9/9Шатерников Н. И.


Зачем ты мучишь друга роптанием?
Нет больше силы, нет и решения
Богов, чтоб умер ты, опора
Жизни моей, Меценат, и радость.

5 Ах, если смертью ты, полдуши моей,
Взят скоро будешь, — ждать половине мне
Чего ж? Не мил себе я стану,
Духом не целый... Нет! Наши жизни

День тот же кончит... Клятву не ложную
10 Сейчас сказал я: выступим, выступим
Мы, в путь готовые последний,
Вместе, когда б ты его ни начал...

О нет! Химере, пламенно дышащей,
Или Гиганту, грозно-сторукому,
15 Не разорвать нас, — так решили
Парки и мощная справедливость.

Весов созвездье иль Скорпион глядит
На жизнь поэта, ставши владыкою
В мой час рожденья, иль далеких
20 Западных волн Козерог властитель,

Но как-то дивно наши созвездия
Друг с другом сходны: спас тебя блещущий
Отец Юпитер от Сатурна
Грозного; он же судьбы летучей

25 Замедлил крылья, — и многочисленный
Народ в театре трижды кричал тебе...
А мне на голову свалилось
Дерево, гибель неся; но Фавном, —

Он нас спасает, паству Меркурия, —
30 Удар задержан... С жертвой обильною
Построить храм — обет свой помни!
Я ж принесу свою ярку скромно.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 17. К больному Меценату. В предпоследней строфе Горации говорит о событиях, уже упомянутых в одах I, 20 и II, 13.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016