КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii i


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Бер Б. В. Гинцбург Н. С. Державин Г. Р. Дмитриев И. И. Капнист В. В. Кокотов А. Ю. Крачковский В. Н. Мелиоранский В. Морозкина З. Поповский Н. Н. Порфиров П. Ф. Рогович А. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/15Бер Б. В.


Брожу подчас в толпе людской
С досадой и тоской:
Томит меня
Их суетня
5 С их вечной пустотой.

Им участь славная дана:
Их пошлости нет дна,
В душе людской
Кумир святой
10 Как бог царит она.

Самодовольство их удел.
И жребий повелел,
Чтоб наглый смех
Звучал у всех,
15 Звучал могуч и смел.

Над всякой светлою мечтой,
Над чистой красотой,
Над роем грез,
Что в мир принес
20 Поэта дух святой.

Ликуй, веселая толпа,
Бессмысленно-тупа,
Земной свой рай
Благословляй,
25 О, пошлости раба!

Пусть не проглянет светлый луч
К тебе сквозь сумрак туч —
Души твоей
На дне морей
30 Давно затерян ключ!

1893 г. Бер Б. В., «Стихотворения», СПб., 1897, с. 20—21.

[2/15Гинцбург Н. С.


Противна чернь мне, чуждая тайн моих,
Благоговейте молча: служитель муз —
Досель неслыханные песни
Девам и юношам я слагаю.

5 Цари внушают подданных стаду страх,
А бог Юпитер грозен самим царям:
Гигантов одолевший, все он
В трепет движеньем бровей приводит.

Один — бывает — шире других в бразды
10 Сажает лозы; родом знатней, другой
Сойдет искателем на поле;
В славе иль доблести тот поспорит;

Толпой клиентов будет мной сильней, —
Но без пристрастья жребьем решает Смерть
15 Судьбу и знатных и ничтожных:
Выкинет урна любое имя.

Над чьей безбожной шеей повиснул меч,
Изъят из ножен, вкус усладить тому
Не сможет пир и сицилийский:
20 Сна не вернут ему птичек песни

Иль звон кифары. Сон не гнушается
Лачугой скромной сельского жителя,
Реки тенистого прибрежья,
Зыблемых ветром лощин Темпейских.

25 А кто доволен только насущным, тем
Совсем не страшен бурного моря шум,
Когда свирепый вихрь нагонит
Гед, восходя, иль Арктур, склоняясь;

Иль град, побивший лоз виноградных цвет;
30 Земли обманы: ливень, — когда шумят
Деревья, — жгучий зной созвездий,
Холод чрезмерный зимы суровой.

Уж рыбы чуют — водный простор стеснен,
Камней громады ввергнуты в моря глубь;
35 И вновь рабы спускают глыбы:
Смотрит подрядчик и сам хозяин,

Земли гнушаясь. Сходит, однако, Страх
Тотчас туда же, злые Угрозы вслед
И черная за ним Забота,
40 В крепкой ладье ль он, верхом ли едет.

Итак, ни красный мрамор, ни — ярче звезд —
Одежды пурпур мук не смягчал моих,
Ни лучший виноград, ни также
Мазь Ахемена... Зачем же стану

45 Я в новом стиле ввысь громоздить мой зал
С будящей зависть дверью? Зачем менять
На хлопотливые богатства
Мирные нивы долин Сабинских?

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 89—90.

Ода 1. Гораций, как «служитель муз», обращается к хору мальчиков и девушек. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 7. Гигантов одолевший... См. Оды II, 12, ст. 6 и II, 19, ст. 23.

Ст. 11. ...На поле, т.е. на Марсово поле, где происходили выборы должностных лиц. Гораций говорит так, как будто депо происходит еще в старой римской республике.

Ст. 17—21. Гораций имеет в виду рассказ о любимце сиракузского тирана Дионисия Старшего — Дамокле, над головой которого Дионисий во время пира велел повесить меч на одном конском волосе, чтобы показать ему непрочность земного счастья. См. Цицерон «Тускуланские беседы», V, 21, 61.

Ст. 24. Лощины Темпейские. См. Оды I, 7 и I, 21. Здесь просто в смысле живописных лощин.

Ст. 28. Гед, обычно Геды — две звезды в созвездии Возничего, с появлением которых (в начале октября) и с захождением Арктура (в конце ноября) совпадает период осенних бурь.

Ст. 44. Мазь Ахемена. Мазь из душистых индийских растений названа так в смысле «восточной» по имени основателя древнеперсидской династии Ахеменидов.

[3/15Державин Г. Р.


Прочь буйна чернь, непросвещенна
И презираемая мной!
Прострись вкруг тишина священна!
Пленил меня восторг святой!
5 Высоку песнь и дерзновенну,
Неслыханну и не внушенну,
Я слабым смертным днесь пою:
Всяк преклони главу свою.

Сидят на тронах возвышенны
10 Над всей вселенною цари,
Ужасной стражей окруженны,
Подъемля скиптры, судят при.
Но бог есть вышний и над ними;
Блистая молньями своими,
15 Он сверг Гигантов с горних мест
И перстом водит хоры звезд.

Пусть занял юными древами
Тот область целую под сад;
Тот горд породою, чинами;
20 Пред тем полки рабов стоят;
А сей звучит трубой военной.
Но в урне рока неизмерной,
Кто мал и кто велик, забвен:
Своим всяк жребьем наделен.

25 Когда меч острый, обнаженный
Злодея над главой висит,
Обилием отягощенный
Его стол вкусный не прельстит;
Ни нежной цитры глас звенящий,
30 Ни птиц весенних хор гремящий
Уж чувств его не усладят
И крепка сна не возвратят.

Сон сладостный не презирает
Ни хижин бедных поселян,
35 Ниже дубрав не убегает,
Ни низменных, ни тихих стран,
На коих по колосьям нивы
Под тенью облаков игривый
Перебирается зефир,
40 Где царствует покой и мир.

Кто хочет только, что лишь нужно,
Тот не заботится никак,
Что море взволновалось бурно;
Что, огненный вращая зрак,
45 Медведица нисходит в бездны;
Что лев, на свод несяся звездный,
От гривы сыплет вкруг лучи;
Что блещет молния в ночи.

Не беспокоится, что градом
50 На холмах виноград побит;
Что проливных дождей упадом
Надежда, цвет полей, не льстит;
Что жрет и мраз и зной жестокий
Поля, леса; а там в глубоки
55 Моря отломки гор валят
И рыб в жилищах их теснят.

Здесь тонут зиждущих плотину
Работников и зодчих тьма,
Затем что стали властелину
60 На суше скучны терема.
Но и средь волн в чертоги входит
Страх, грусть и там вельмож находит,
Рой скук за кораблем жужжит
И вслед за всадником летит.

65 Когда ни мраморы прекрасны
Не утоляют скорби мне,
Ни пурпур, что, как облак ясный,
На светлой блещет вышине;
Ни грозды, соком наполненны,
70 Ни вина, вкусом драгоценны,
Ни благовонья аромат
Минуты жизни не продлят.

Почто ж великолепьем пышным,
Удобным зависть возрождать,
75 По новым чертежам отличным
Огромны зданья созидать?
Почто спокойну жизнь, свободну,
Мне всем приятну, всем довольну,
И сельский домик мой — желать
80 На светлый блеск двора менять?

1798 г. Впервые: Державин Г. Р., «Сочинения», СПб., 1808, ч. 2, с. 64—67.

Об удовольствии. Переложение оды Горация (кн. III, ода 1). Слово «удовольствие» означает «довольство малым». — Западов В. А.

[4/15Дмитриев И. И.


Служитель муз, хочу я истины воспеть
В стихах, неслыханных доныне:
Феб движет, — прочь, враги святыне!
А вы, о юноши!.. внимать, благоговеть!

5 Царям подвластен мир, цари подвластны богу
Тому, кто с облачных высот
Гигантам в ад отверз дорогу,
Кто манием бровей колеблет неба свод.

Владей во всей земле ты рудами златыми,
10 А ты народов будь отцом,
Хвались ты предками своими,
А вы талантами, геройством и умом, —

Умрете все: закон судьбины непреложен;
Кто б ни был — мал или велик,
15 Пред смертью всяк равно ничтожен;
В сосуде роковом нет жребиям отлик!

За царскою ль себя трапезой насыщает,
Пернатым внемлет ли весной,
Ко сну ль главу на пух склоняет —
20 Злодей всегда зрит меч, висящий над собой.

Сон сладкий только дан оратаям в отраду:
Он любит их смиренный кров,
Тенистой рощицы прохладу,
Цветы и злак долин, журчанье ручейков.

25 Пусть грозный океан клокочет под валами,
Пусть буря черными крылами
При блеске молний восшумит —
Мудрец на брань стихий спокойно с брега зрит.

Один громадами стесняет рыб и давит,
30 Казною пропасти бутит
И на зыбях чертоги ставит —
Но где он от забот, печали будет скрыт?

Безумец! ты бежишь от совести напрасно:
Тиран твой сердца в глубине;
35 Она с тобою повсечасно
Летит на корабле и скачет на коне.

Что ж пурпур, аромат и мраморы фригийски?
К чему фалернское вино?
Почто взносить мне обелиски,
40 Когда спокойствия мне с ними не дано?

Нет! злату не бывать души моей кумиром;
Мои желанья: скромно жить,
Не с завистью — с сердечным миром,
И счастье в уголку собинском находить.

1794 г. Впервые: Дмитриев И. И., «Сочинения и переводы», М., 1805, ч. 3, с. 87—89.

Вольный перевод из Горация.

[5/15Капнист В. В.


Непросвещенну чернь с презреньем изгоняю.
А вы! безмолвствуйте: парнасских жрец богинь,
Для юношей и дев стихи я воспеваю
Еще неслыханны донынь.

5 Цари — подвластным страх; царей — Зевес властитель,
Титеи дерзостных низвергший в прах детей,
Колеблющий весь мир и звездную обитель
Единым манием бровей.

Пусть тот садов себя пространством величает;
10 Сей, знатен, в Марсов круг за почестьми течет;
Того пусть слух доброт повсюду прославляет,
Сего толпящийся причет;

Равняет всех их смерть: вельможа напыщенный
Иль нищий, — всем ее быть жертвой суждено,;
15 И в урне роковой все имена вмещенны,
Судьбой мешаются равно

Злодей, зря меч нагий, над головой висящий,
Не может яств вкушать сицильских и вина;
Ни пенье птиц, ни лир приятно глас звенящий
20 Ему не возвращают сна.

В убогой хижине, приосененной миром,
Не презирает сон приятна уголка,
И на брегу реки, колеблема зефиром,
Покрова темного леска.

25 Умеренного кто довольства лишь желает,
Того ни бурное морских волненье вод,
Ни запад лютого Арктура не смущает,
Ни звездного Козла восход,

Ни град, цвет гроздия, иль плод его разящий,
30 Ни жатва, льстившая надеждою златой,
Ни сад, то дождь ливный, то лютость зим винящий,
То землю иссушивший зной.

Уж рыбы зрят моря оплотами стесненны;
Богач пред богачом там с челядью своей
35 И с зодчими в волнах спешат возвысить стены,
Наскуча твердою землей.

Но страх, но скорбь за сим вельможей вслед стремятся,
Забота тощая с нахмуренным челом,
В трирему, медью вкруг обиту, с ним садится,
40 И задь седла его верхом.

Почто ж, коль мраморы драгие синадийски,
Ни благовоннейший персидский аромат,
Ни багряницы блеск, ни вина кампанийски
Печали гнета не легчат?

45 Почто желать, столпы воздвигнув приворотны,
Чтоб новый вкус мой дом, на зависть всем, одел,
И на сокровища променивать заботны
Сабинский малый мой удел?

Впервые: «Труды Казанского общества любителей отечественной словесности», Казань, 1815, кн. 1, с. 208—210.

Ничтожество богатств.


Ст. 1—2. Ср. «Чернь» Пушкина (1828). Оде I книги III Горация подражал и Державин — «О удовольствии» (1798).

Ст. 10. Марсов круг — «в Риме пространная площадь, где собирается народ для избрания чиновников».

Ст. 15—16. «Древние присвояли судьбе чашу, в которой все жребии, или участи людей находились».

Ст. 17—18. «Гораций имел здесь в виду философа Дамокла. Дионисий, устроив для него богатейший пир, потчевал вкуснейшими яствами в напитками. Дамокл был в восхищении, как вдруг увидел над головою своею висящий на конском волосе обнаженный меч; опасность смерти воспрепятствовала ему наслаждаться пиршеством».

Ст. 33. «Богачи римские любили строить загородные дома на взморьях, поступая оными сколько возможно далее в воду».

Ст. 48. Страна Сабинцев «была в соседстве Рима между Наром н Анно, примыкала к Апеннинским горам и к Омбрии... Гораций имел там небольшую дачу, на берегах Тибура».

[6/15Кокотов А. Ю.


Жрецом пред Музами стою —
Непросвещенному невежде
Сюда нет хода. Я пою
Никем не слыханное прежде.

5 Пусть безраздельна власть царей
Над им врученными стадами,
Лишь легким манием бровей
Повелевает Зевс царями.

У одного привой сильней,
10 Распаханное шире поле,
Тот благородней, тот славней,
Того счастливей в жизни доля,

Другой всех прочих превзойдет
В боях победами своими —
15 Но жребий тихо смерть метнет
И выпадет любое имя.

Кто помнит, что ему грозит
Неотвратимая секира,
Тот вкуса яств не ощутит
20 Среди изысканного пира.

Претит ему кифары звук,
И день не мил, и ночь бессонна;
но в хижину простую вдруг
Покой нисходит благосклонно.

25 Умей лишь малого хотеть,
Не требуй лишнего запаса,
И можешь смело ты смотреть
На глаз кровавый Волопаса,

И не страшны тебе ни град,
30 Ни засух жаркое дыханье,
Ни наводнения, ни хлад,
Ни прочих бедствий предсказанья.

Уже переполох у рыб
Мелея, море закипает —
35 Рабы возы огромных глыб
Таскают и на дно кидают —

Тебе уж тесно на земле.
От страха смерти где спасешься?
Не уплывешь на корабле,
40 И на коне не унесешься.

Ни виллою обзаведясь
С запасом сладкого фалерна,
Ни в злато с пурпуром рядясь
Печали не избыть безмерной.

45 К чему б я вздумал украшать
По новой моде атрий малый?
Мне роскоши не нужно знать
Персидской вашей небывалой.

2017 г.

[7/15Крачковский В. Н.


Пошлую чернь ненавижу и прочь от себя отгоняю!
Внемлите звукам, доселе неслышанным вами! Служитель
муз вдохновенный, пою для дев и для юношей я.
Грозным присвоена власть царям над стадами народов,
5 а над царями самими Юпитер державнейший есть,
преодолевший гигантов, и брови одним мановеньем
правящий всем. Рассадить искусно умеет кусты
тот, а другой, благороднее, в поле рыщет за славой;
третий, еще благородней, спорит с другими душой;
10 нужно четвертому только клиентов побольше... Но Смерть
равной рукой вынимает жребий для низких и славных.
Урна вмещает обширная всякое имя. Над чьей
меч головой обреченной повиснул, тому не доставят
вкуса приятного яства Сицилии; пение птиц,
15 лира и флейта тому грез золотых не навеют.
Сладкий не брезгает сон под низкую кровлю влететь;
берег отраден ему тенистый и Темпе долина —
резвых зефиров приют. Того, кто доволен немногим,
не беспокоят созвездия — ни грозный Аркту́ра заход,
20 ни восходящего Эда ярость; тому не внушат
горя ни лозы побитые, ни обманувшее поле,
ни пустые ветви деревьев, винящие то
дождь, то созвездий вражду, то стужу суровой зимы.
Рыбы в смятеньи ужаснейшем — моря простор уменьшается;
25 то — повелитель земли (подрядчик с толпою рабов)
в море громаду камней бросает. Но Страх и Тревога
мстят повелителю мира, идя следом за ним.
Мрачная мчится Забота на медью обитой триреме,
и за спиною сидит всадника. Если ж тебя
30 (коль опечален и страждешь) не могут развлечь ни фригийский
мрамор, ни вина Фалерна, ни пурпур, ярчайший зари, —
то воздвигать ли, скажи, мне атриум великолепный,
в стиле новейшем, с притвором, дразнящий завистливый взор?
И для богатства и роскоши, бледной заботой хранимых,
35 мне расставаться ли с ясной долиной Сабинской моей?

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 198—200.

К хору дев и юношей. (Кн. 3, ода 1.)


Ст. 19—20. Арктура заход, ни восходящего Эда. Арктур и Эд — созвездия Козерога и Медведицы, предвещавшие, по убеждению римлян, бурю.

Ст. 26. В море громаду камней. Для морских сооружений.

[8/15Мелиоранский В.


Прочь, чернь тупая, — ты ненавистна мне.
Внимайте, молча; песни, до сей поры
неслыханные, муз служитель
девам и юношам я вещаю.

5 Царям довлеет власть и народов страх,
царей самих владыка — могучий Зевс,
гигантов славный победитель,
движущий все мановеньем брови.

Один владеет бо́льшими пашнями;
10 другой, потомок рода знатнейшего,
имеет легче доступ к власти;
тот знаменитее доброй славой,

а этот большей сворой приспешников
гордится — делит рок без пристрастия
15 людей на высших и на низших,
жребии всех сотрясая в урне.

Над чьей безбожной выей уж поднят меч,
того не ма́нят благоуханные
плоды Сицилии прекрасной;
20 птиц щебетанье, кифары струны

ко сну не кло́нят. Сны легкокрылые —
в лачужках сельских гости обычные,
в густой тени лощин прибрежных,
нежным дыханьем зефира полных.

25 Кому немного надобно — горя нет,
что буря воет на́ море грозная
в тот час, когда заходит мрачный
Арктур, иль на́ небо всходит Гэдус.

Ему не страшен град, винодельца бич;
30 чужда судьба полей, от избытка вод
полегших, иль сожженных солнцем,
или побитых морозом поздним.

Вот чует рыба моря стеснение —
в пучину скалы ввергнуты; суетно
35 камня́ми дно загромождает
жизнью на суше богач наскучив.

Вотще все это — Страхи и Ужасы
туда ж ползут, во след богача, и вот
на меднокованной триреме
40 и на коне с седоком — Забота.

Что ж, если боли камни фригийские,
ни пурпур тоги — ярче, чем солнца цвет, —
не утолят, ни лоз фалернских
сок, ни целебный бальзам персидский —

45 зачем я стал бы строить, на зависть всем,
на балках своды нового атрия?
Зачем, в обмен за дол сабинский,
денег искать в хлопота́х излишних?

«Гермес», Пг., 1913, № 10, с. 278—279.

Гораций Флакк. Третья книга песней. I.

[9/15Морозкина З.


Противна чернь мне, таинствам чуждая!
Уста сомкните! Ныне, служитель муз,
Еще неслыханные песни
Девам и юношам запеваю.

5 Цари грозны для трепетных подданных,
Царей превыше воля Юпитера.
Гигантов одолев со славой,
Мир он колеблет движеньем брови.

Иной раскинет шире ряды борозд
10 В своих поместьях; родом знатней, другой
Сойдет за почестями в поле;
Добрыми нравами славен третий;

Четвертый горд толпою приспешников;
Но мечет с равной неотвратимостью
15 Судьба простым и знатным жребий; —
В урне равны имена людские.

Кто чует меч над шеей преступною,
Тому не в радость яства Сицилии,
Ни мирный звон, ни птичье пенье
20 Сна не воротят душе тревожной.

Но миротворный сон не чуждается
Убогой кровли сельского жителя,
Ни ветром зыблемой долины,
Ни прибережных дубрав тенистых.

25 Кто тем, что есть, доволен — тому уже
Не страшно море неугомонное
И бури грозные несущий
Геда восход иль закат Арктура,

Не страшен град, лозу побивающий,
30 И не страшна земля, недовольная
То ливнем злым, то летней сушью,
То холодами зимы суровой.

А здесь и рыбам тесно в пучине вод:
За глыбой глыба рушится с берега.
35 И вновь рабов подрядчик гонит:
Места себе не найдет хозяин

На прежней суше. Но и в морской приют
К нему нагрянут Страх и Предчувствия;
И на корабль взойдет Забота,
40 И за седлом примостится конским.

Так если нам ни мрамором Фригии,
Ни ярче звезд блистающим пурпуром,
Ни соком лоз, ни нардом персов
Не успокоить душевной муки, —

45 Зачем на зависть людям высокие
Покои мне и двери роскошные?
Зачем менять мой дол сабинский
На истомляющее богатство?

«Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 125—127.

Ода 1. К хору юношей и девушек. Эта Ода, как и пять последующих («римские Оды»), написана Алкеевой строфой.


Ст. 2. Уста сомкните! — возглас жреца перед важными обрядами.

Ст. 11. Поле — Марсово поле, где избирались должностные лица в Риме.

Ст. 17—20. Намек на известный рассказ о дамокловом мече.

Ст. 28. Геда восход иль закат Арктура... — Восход Геда (в созвездии Возничего) и заход Арктура совпадал с осенними равноденственными бурями.

[10/15Поповский Н. Н.


Непросвещенны отступите —
Стихи неслыханны пою;
Девицы, отроки, внушите
Благоговейно песнь мою.

5 Цари земными обладают;
Но Боги над царями царь,
Пред ним Гиганты упадают,
Одним всю духом движет тварь.

Иной богатством превосходит,
10 Садами, домом отменит;
Другой от Августа выводит
Свой род, и дедом знаменит.

Тот жизнию честно́й прославлен,
И добрый человек слывет;
15 А сей знакомцами обставлен,
Толпой друзей, идущих вслед.

Но смерть всех равно похищает,
И знатных, и незнатных в ад,
На всех нас жеребей бросает;
20 Берет кому ни выйдет ряд.

Над чьею выей, за неправы
Дела, на нитке меч висит,
Не вкусны сладких яств приправы,
Орфей того не усыпит.

25 Приятный сон не презирает
Убогих хижин в деревнях,
Зефир <селян> где прохлаждает,
И тень дерев при берегах.

Кто больше нужного не ищет,
30 Того не возмущает страх,
Что бурный вихрь над понтом свищет,
Что сверху громы, шум в войнах;

Что град побил древа и розы,
Что мало с поля снял, с садов,
35 И что дожди, жары, морозы,
Довольных не дали плодов.

Уж рыбы чуют, что морские
Вдруг стали уже берега,
Каменья, дерева большие
40 Везде морского ищут дна.

В пучину насыпи бросает
С слугами жадный откупщик;
Наследну землю презирает,
На коей жить уже привык.

45 Но неспокойствия восходят
Туда ж, куда и господин,
И страх со скукою наводят
Ему в полях и близ пучин.

Когда ж его не утешает
50 Ничто и посреди богатств,
Но в горькой скуке пребывает
Средь роскошей, забав, изрядств —

Почто ж мне гордый дом и стройный
Законом новым воздвигать?
55 И на богатства беспокойны
Сабинску вотчину менять?

«Полезное увеселение», М., 1760, № 7, с. 3—5; подпись: «Н. П.»

[11/15Порфиров П. Ф.


Непосвященную толпу я презираю,
Пусть удалится прочь; теперь внемлите мне:
Жрец муз, я отрокам и девам возвещаю
Еще неслышанныя песни в тишине.

5 Владыки грозные своим лишь стадом правят,
А над владыками Юпитер — царь царей,
Кого — низвергшаго гигантов — люди славят,
Кто сотрясает мир движением бровей,

Так в жизни: тот себе побольше винограда
10 Рядами на холмах разсадит, чем другой,
Кто родовитее — быть избранным отрада
Тому в почетный сан, тот лестною молвой

И нравственностью горд, тот большею толпою
Клиентов властвует, — но смерть для всех равна,
15 И знатных и простых уносит за собою,
Все урна емкая вращает имена.

Над чьею головой меч острый тяготеет,
Грозя преступному, — роскошныя блюда́
Тому не сладкими покажутся тогда,
20 Тому ни пенье птиц снов легких не навеет,

Ни цитры тихий звон. У бедных поселян
Сон мирный не бежит приземистой лачуги.
Под тенью у реки он с ними на досуге
И средь обвеянных прохладою полян.

25 Кто лишь насущнаго желает и находит,
Тех не тревожит путь чрез море в час грозы,
Ни ветры буйные, когда Арктур заходит,
Ни восходящее созвездие Козы,

Ни виноградников, побитых градом, лозы,
30 Ни скудный урожай, ни маслины, порой
В неплодии то дождь винящия, то зной,
Сжигающий поля, то лютые морозы.

Вот — рыбы чувствуют — стеснилася пучина
От вторгшихся в моря воздвигнутых громад:
35 Для ненасытнаго землею властелина
Подрядчиков рабы щебенкой дно бутят.

Но совесть грозная и страх спешат туда же,
Где он, и с корабля, одетаго броней,
Забота мрачная не сходит, и она же
40 У всадника в седле таится за спиной.

Так, если мраморы фригийские наверно,
Ни роскошь пурпура, что краше звезд самих,
Ни драгоценный нард, ни виноград Фалерна
Мне не размы́кают душевных мук моих,

45 К чему мне громоздить, по моде прихотливой,
С высоким атрием, на зависть всем, портал,
К чему холмы Сабин я вдруг бы променял
На Все сокровища с заботой хлопотливой?

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К хору дев и отроков. Гораций торжественно и вдохновенно приглашает слушателей к вниманию: он поет новыя песни для молодого поколения. Поэт разумеет первыя шесть стихотворений 3-й книги, отличающихся серьезным нравственным со держанием. Это возвышенная проповедь о тех идеалах, которые должны вести в жизни римскую молодежь. Настоящее стихотворение говорит об умеренности в желаниях, о довольстве малым.


Ст. 41. Дорогой (красный с синими жилками) мрамор из окрестностей гор. Синнад во Фригии.

[12/15Рогович А.


Толпу с презреньем прочь отгоняю я.
Уймите крики! Песнью неслыханной,
служитель муз, на лире звучной
буду вещать молодым и чистым.

5 Цари земные страшны в странах своих,
Юпитер — властью выше самих царей,
когда, гигантов бросив в бездну,
правит землей мановеньем брови.

Сосед богатый рад виноградником
10 затмить соседа; гордый породою
спешит на форум, где соперник
славой и честью его сильнее;

иной являться любит с охраною
толпы клиентов — смерть, без различия,
15 судьбой слепою всех равняет,
знатным и слабым мешая жребий.

Над кем повиснет меч угрожающий —
тому не в радость яства Сицилии,
тому ни птиц, ни цитры пенье
20 сладкого сна не навеют ночью.

Витают нежно сны благодатные
под низкой кровлей скромного пахаря,
когда в тиши долин росистых
сонные воды зефир ласкает.

25 Кто жизнь устроил, малым довольствуясь,
тому не страшно море шумящее,
когда в глухую осень буря
диким порывом вздымает волны;

Не страшны градом грозди побитые,
30 и нет тревоги, если в полях посев
зальют дожди, иль зной засушит,
или жестоким побьет морозом;

Земли им мало! С шумом неистовым,
пугая рыб, подрядчик с рабочими
35 на дно цемент и камней груды,
мол созидая, бросают в море;

но страх и горе той же дорогою
идут повсюду, и не уйдут от них
ни всадник, вскачь коня пустивший,
40 ни быстроходный корабль на море.

Но коль ни роскошь мрамора Фригии,
ни пурпур, ярче солнца сияющий,
ни сладость вин и благовоний
счастья страдальцу вернуть не могут;

45 зачем же буду строить с затеями
дворец роскошный, зависть внушающий,
зачем, взамен моей долины,
тягость богатства искать я буду?

1916 г. Рогович А., «Противоречия», М., 1916, с. 27—29.

Горация ода I, книга III. (Размером подлинника.)

[13/15Тучков С. А.


Пусть зависть разверзает зевы,
Невежд я отвращаю вид;
Внемлите, юноши и девы,
Что чистых Муз певец гласит.
5 Цари возвышены в народе;
Но свыше их в небесном своде
Над ними держит власть Зевес,
Гигантов гордых победитель,
Молниеносный вседержитель,
10 Трясущий громом твердь небес!

Пускай обширной обладает
Иной пред прочими землей;
Где он в гульбищах насаждает
Древа по прихоти своей.
15 Иной породою гордится,
Иной дни свято весть стремится,
Иной войну и славу чтет,
Иной богатство собирает,
Иной тщеславьем дух прельщает
20 И гордо в роскоши живет.

Но жребий смертных без разбора
Вмещен во урне роковой,
От бедных и счастливых взора
Сокрыт всесильною рукой.
25 Судьба сей урной потрясает,
Никто вовеки не познает,
Как в ней сокрыты имена
Вращаются и возникают
И в мрачность смерти упадают —
30 Она известна лишь одна!

Кому меч строгий повседневно
Являет совесть в казнь грехов,
Тому ни яство драгоценно,
Ни тень древес, ни шум ручьев,
35 Ни свисты птичек велегласны,
Ни мусикийский звук согласный
Не придадут спокойства сна;
Но сон и в хижине убогой
Того мечтой не мучит строгой,
40 Кем правда властвует одна.

Кто малым быть доволен чтится,
Ни бурных моря тот валов,
Ни звезд летящих не страшится,
Ни летня зноя, ни снегов;
45 Ни молнии, ни вихрь, ни грады,
Ни в небе грозных туч громады
Покой его не возмутят;
Ни ветви древ, плодов лишенны,
Поля, Бореем разоренны,
50 Тоской в нем дух не сокрушат.

Валы в брегах морских стонают
И тягость чувствуют громад;
Уже и рыбы ощущают,
Что их в жилище вод теснят;
55 Каменья, горы повергает
Пределы моря убавляет
Богач в неистовстве своем;
Но скука, зависть, попеченье,
Его забота, огорченье
60 Смущают ночью, мучат днем.

Когда же здания прекрасны,
Фригийский мрамор и порфир,
Каменья, перлов блески ясны,
Согласный звук приятных лир,
65 Сосуды пышные златые,
Фалернски вина дорогие,
Лаконский пурпур для одежд,
Избра́нные персидски масти —
Отрады не дают в напасти
70 И ввек не умудрят невежд.

Почто же мне искать богатства,
Чертоги пышны созидать?
Не видя в них душе приятства,
Столпы огромны возвышать?
75 И за пременой вкуса гнаться,
Развратом нравов величаться,
Чтить роскошь славой, не стыдом,
На суетность обширна зданья
Менять умеренность желанья
80 И с оным мой сабинский дом!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 153—156.

Ода I. Блаженство смертных зависит от их добродетели.


Ст. 62. Фригия. Часть Малой Азии, где была древняя Троя. Хотя в оной и находятся мраморы, но вероятно, что римляне щеголяли древними мраморами, собираемыми в развалинах Трои.

[14/15Фет А. А.


Темную чернь отвергаю с презрением:
Тайным доселе внемлите напевам!
Жрец, вдохновенный Камен повелением,
Мальчикам ныне пою я и девам.

5 В страхе народ укрощен властелинами;
Воля Юпитера правит царями:
Славным триумфом в бою с исполинами
Грозными свет потрясает бровями.

Садит прививки на грядах просторнее
10 Тот, а другой в состязаньях на поле
Марсовом всех и смелей, и проворнее;
Нравами этот прославился боле.

Тот, окруженный клиентами давними,
Горд их толпою. Судьба наделяет
15 Высших и низших законами равными,
Емкий сосуд имена всех вращает.

Если висит над главою развратного
Меч обнаженный — нет сласти в богатых
Яствах, и сна не вернут благодатного
20 Цитры напевы и голос пернатых.

Сладостный сон не минует убогого
Сельского крова; его не пугает
Сумрак долины иль брега сурового,
В час, как деревья Зефир потрясает.

25 Малым довольный ничем не смущается;
Море ему не ужасно при буре,
Он не боится, коль Гед зарождается,
Думать забыл он о грозном Арктуре.

Град ли посек виноградники зрелые,
30 Что ему? Грунт изменил ли бесплодный,
Или деревья сожгло пожелтелые,
Или зимой их побило холодной...

Чувствуют рыбы, что воды стесняются,
Тяжестей столько повергли в пучину:
35 Слуги подрядчика щебнем стараются
Дно забутить, уж давно господину

Берег постыл; но бесчувственны к жалобе
Страх и тоска идут теми ж следами.
Он на корабль — и забота на палубе,
40 Он на коня — и печаль за плечами.

Если ни пурпур, ни камня фригийского
Блеск омраченной душе не отрада,
Если не сладок растенья индийского
Дым и не радует сок винограда,

45 Так колоннадой к чему исполинскою
Вход мне в дому украшать прихотливой?
Так для чего же долину сабинскую
Роскошью я заменю хлопотливой?

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. 1. Гораций в убеждениях сходился с Меценатом, что, вероятно, было причиною их дружбы. Не станем отыскивать, указало ли поэту вдохновение или советы друга на содержание трех первых од этой книги, столь сходных между собою но дидактическому направленно. Пробегая жизнь Горация, мы видели, что Меценат уж раз, в 725 году, убедил Октавиана оставить власть за собою. В 728 году Август снова хотел отказаться от правления. В это-то время Гораций, убежденный в благодетельном влиянии единодержавия на Рим, в трех предлежащих одах указывает на доблести, могущие дать государству при новом порядке вещей новые силы. Он говорит в первой оде о довольстве малым, во второй, о готовности переносить все воинские труды и самую смерть за отечество, и в третьей о непоколебимой твердости духа, соединенной с любовью к правоте. Сознавая свое призвание: всенародно высказывать поучительные истины, поэт, в качестве жреца Муз, начинает речь воззванием к Юпитеру и всеобъемлющей Судьбе.


Ст. 1. Перед свершением религиозных обрядов жрец удаляет темную, непосвященную толпу.

Ст. 4. Хору мальчиков и дев.

Ст. 7. О борьбе Юпитера с исполинами см. II, Од. 12, 6 и 19, 23.

Ст. 9. Один владеет обширными садами, другой обладает иными преимуществами.

Ст. 11. На Марсовом поле, близ Рима, собирались для совещаний (comitia), а юноши предавались телесным упражнениям, метанию оружия, бегу, борьбе, верховой езде, игре в мяч и проч.

Ст. 16. См. II, Од. 3, 27.

Ст. 17. Гораций, вероятно, имел в виду сказание о мече Дамокла.

Ст. 27. Созвездие Гиад восходит в октябре, а созвездие Арктура в сентябре; рождение первого сопровождают дожди, а при восхождении второго бывают бури с градом. Кто довольствуется крайне необходимым, тот не боится, вследствие неблагоприятных явлений природы, потерять состояние.

Ст. 33. Гораций на постройки в море (см. II, Од. 18, 17) смотрит, как на вторжение человека в область рыб.

Ст. 41. Малоазийский мрамор отличался белизной.

Ст. 46. Во время Горация богатые римляне украшали колоннадой переднюю залу (atrium).

Ст. 48. В последнем стихе некоторые толкователи хотят видеть намек на то, что Гораций отказался быть секретарем у Августа.

[15/15Шатерников Н. И.


Непосвещенных прочь удаляю я!
А вы — молчите! Не возглашенные
Доселе песни, муз служитель,
Девам и юношам петь я буду.

5 Толпою рабской грозные властвуют
Цари; над ними — власть у Юпитера,
Что, победив в борьбе гигантов,
Все потрясает бровей движеньем.

Иной для сада площадь пространнее
10 Межой обводит; тот к полю Марсову
Спешит, искатель родовитый;
Нравами тот выдается, славой,

Спеша туда же; больше у третьего
Клиентов... Рок же всех одинаково
15 И высших ждет, к себе, и низших:
Емкая урна всех имя держит.

Коль обнаженный у нечестивца меч
Висит над шеей, — яства Сицилии
Свой вкус приятный потеряют,
20 Пение птиц и кифары звуки

Ко сну не склонят, — но земледельческих
Невзрачных хижин, брега тенистого
Не станет обегать сон легкий
Или долины, где ветер веет.

25 Кого желанья строго-умеренны,
Того не мучит моря волнение,
Арктур в закате, Гед всходящий,
Страшную бурю что нам приносят,

Ни град, побивший все виноградники,
30 Ни прихоть почвы: плачется маслина
На дождь порой, иль на созвездья,
Поле что сушат, иль страшный холод.

Стянулось море — рыбы то чувствуют —
От груд огромных: камень тут ревностно
35 Подрядчик громоздит с рабами.
Здесь и хозяин, — ему несносно

На суше. Страх же, призраки грозные
За ним несутся. Дума гнетущая
Триремы медной не оставит,
40 Всадник ли он — за спиною сядет.

Когда не могут мрамор из Фригии,
Иль звезд красивей ткани пурпурные
Смягчить нам горя, иль Фалерна
Лозы, иль мазей восточных запах, —

45 Зачем высокий атрий по-новому
С роскошной дверью строить, на зависть всем?
Зачем Сабинскую долину
Пышностью мне заменять тревожной?

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 1. Этою одой, в которой Гораций, как «муз служитель», обращается к хорам «дев и юношей», открывается цикл программных од, направленных против падения нравов в Римской республике. Единство первых шести од третьей книги подчеркивается и единством их стихотворного размера — алкеевой строфой.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016