КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii ix


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Автократов И. Бланк Б. К. Бобринский П. Волынец В. Гагарин П. С. Гинцбург Н. С. Голосовкер Я. Э. Краснов П. Кроль H. Манн Б. З. Муравьев М. Н. Орлов В. И. Ошеров С. Павлова М. К. Подшивалов В. Порфиров П. Ф. Пушкин В. Л. Розанов А. Романовский Н. С. Савин В. Саларев Д. Север Г. М. Семенов-Тян-Шанский А. П. Смердынский А. И. Сумароков А. П. Фет А. А. Френкель А. А. Шатерников Н. И. Шервинский С. В. Эмин Н.

[1/33[перев. не установлен]


Гор. Доколе нежну страсть ко мне ты сохраняла,
Доколе новой ты любови не внимала —
блаженнее царей себя тогда я чтил.
Лид. Доколе новый ты предмет не обожил,
5 И Лидия была пред Клоей непрезренна,
Превыше я была той жрицы вознесенна,
Которою Квирин на свет произведен.
Гор. Теперь у Клои быть в неволе я сужден.
Сколь сладкий глас она ко пенью напрягает?
10 С какою нежностью во арфу ударяет?
Смерть самая меня не может устрашить,
Коль жизнь ей за меня возможет рок продлить.
Лид. Во мне страсть пламенну Калаис возжигает;
К нему стремится мысль, и сердце обожает.
15 Двукратно я умру с весельем за него,
Кода судьба продлит дражайшу жизнь его.
Гор. Но если прежня страсть восторжествует мною,
И неразрывным нас союзом съединит,
Когда я изгоню из сердца нежна Клою —
20 И Лидия меня, презренна мной, простит?
Лид. Хоть прелестьми меня Калаис поражает,
И звезд сияние красою помрачает,
А ты хоть столько тверд и в мыслях и в делах,
Как лист, что слабый ветр колеблет на волнах, —
25 Однако всей душой тебя б любить я стала,
Твоею б я жила, с тобою б жить престала.

«Новые ежемесячные сочинения», СПб., 1788, ч. 25, с. 76—78.

Разговор Горация с Лидиею. (Подражание латинскому.)

[2/33[перев. не установлен]


Гораций. Пока меня ты, Лидия, ласкала,
Пока другому в тишине ночей
Ты девственной красою не блистала —
Я был блаженнее царей!

5 Лидия. Пока, иной любовью распаленный,
Для Хлои ты не покидал меня,
Любви твоей — за блага всей Вселенной,
О друг, — не отдала бы я.

Гораций. Теперь манят волшебные напевы
10 И юной Хлои дивная краса;
Пускай умру — лишь только б милой девы
Судьбу хранили небеса.

Лидия. Огнем любви к Альцесту молодому
Венера мне судила пламенеть...
15 Чтоб жизнь продлить красавцу дорогому,
Готова дважды умереть...

Гораций. Но если взор очей твоих пробудит
В душе моей уснувшую любовь?
Что, если сердце Хлою позабудет
20 А Лидию полюбит вновь?..

Лидия. Хотя звезды он утренней светлее —
Когда бежит пред нею ночи мгла, —
А ты волны коварнее и злее,
А все с тобой мне жизнь и смерть мила!

«Библиотека для чтения...», СПб., 1843, т. 58, № 4, с. 11—12; подпись: «С-тъ.»

Перевод из Горация.

[3/33Автократов И.


«Дорог был я пока тебе,
и пока ни один юноша более
шейки белой обнять не смел —
я счастливее был, чем сам персидский царь».
5 «Тебя пока не любил другой,
и еще не отверг для Хлои Лидию,
знали Лидию все тогда —
илионки славней в Риме была она».
«Правит мною фракиянка
10 Хлоя, лирой меня чудной пленившая...
За нее я и смерть приму,
если ей пережить друга позволит рок».
«Сын Орни́та Фурийского
Калаи́с страсти пыл в сердце моем зажег..
15 Дважды я за него умру,
если рок пощадит юношу милого».
«Если ж прежняя страсть придет,
цепью медной сковать нас, разлучившихся,
и, забыв кудри Хлоины,
20 дверь я вновь отопру Лидии брошенной?»
«Звезд хотя он прекраснее,
ты же пробки любой легче и вспыльчивей
грозных волн Адриатики —
но с тобой я хочу жить, и умру с тобой!»

«Гимназия», Ревель, 1898, № 3, с. 12.

Из Горация. Милый бранятся — только тешатся. (Стихотв. III 9.)

[4/33Бланк Б. К.


Гораций. Когда в любви меня ты с клятвой уверяла,
И страстные мои восторги разделяла —
Не знав соперника, один владел тобой;
Кто в счастии тогда равняться мог со мной?

5 Лидия. Когда одна тебе казалась я прекрасной,
Когда любовию горели оба страстной,
Когда ты верен был, и Хлои убегал...
Амур желаний мне других не поселял!

Гораций. Теперь под властью я у Хлои нахожуся;
10 Талантами ее и красотой горжуся;
Блаженство дней моих всечасно ей пою...
Чтоб дни ее спасти, я жизнь отдам мою!

Лидия. Теперь Калаиса я страстно полюбила;
Любовь сердца у нас навек соединила;
15 Не знаю, можно ли сильнее пламенеть...
Чтоб дни его продлить, готова умереть!

Гораций. Но если новую любовницу забуду,
Как я любил тебя опять любить так буду,
И заблуждения миг раскаянья слезой
20 Омыл бы, Лидия, теперь я пред тобой?..

Лидия. Увы! Как слез твоих тебе известна сила!..
Со всеми прелестьми Калаиса забыла,
И снова отдаю тебе, мой друг, себя —
Я жить и умереть готова для тебя.

«Московский зритель», М., 1806, ч. 4, № 11, с. 20—21; подпись: «Б.»

Подражание 3-й книги 9-й оде Горация. Гораций и Лидия.

[5/33Бобринский П.


«Дни, когда я был люб тебе,
и никто без меня не обнимал тебя,
грудь твою белоснежную —
я счастливей царя прожил персидского».
5 «В дни, когда я была твоей,
больше Хлои любил ты меня — Лидию;
го́рда именем Лидии,
я счастливей жила Илии римлянки».
«Ныне Хлоя-фракиянка
10 покорила меня, в пеньи искусная;
за нее я и умер бы,
если б жизнь дорогой боги оставили».
«Острым взглядом обжег меня
молодой Калаис, гордый сын Орнита;
15 дважды смерть я бы при́няла,
если б юноше жизнь боги оставили».
«Что, а коль любовь старая,
возвратясь, свяжет нас крепкими узами?
Если Хлоя отринута,
20 снова о́тперта дверь брошенной Лидии?»
«Хоть прекрасней созвездий он,
легче пробки ты сам, более вспыльчивый,
чем неверный вал Адрия —
я с тобой хочу жить; вместе умрем, любя».

Бобринский П., «Стихотворения», Пг., 1912, с. 16—17.

Ad Lydiam. (С Горация.)

[6/33Волынец В.


Он. Пока твое сердце любовью горело,
Пока я один мог тебя обнимать —
Я мог утверждать безбоязненно, смело,
Что счастья такого царю не видать.

5 Она. Пока твое сердце мой образ хранило,
Пока ты меня не забыл для нее —
Твоею любовью, мой милый, я жи́ла;
Она была гордость и счастье мое.

Он. Теперь моя Хлоя, мой ангел, игрою
10 На лире и дивною песнью своей
Чарует меня, и готов я собою
Пожертвовать ради красотки моей.

Она. А я... Я, сгорая от бешеной страсти,
Готова за друга отдать своего
15 Все, все, чем я жертвовать только во власти, —
Минуту бы жизни продлить для него.

Он. ...А что, если вновь, дорогая, вернется
Любовь к нам былая — что, если забыв
Про Хлою, по прежнему сердце забьется,
20 И крикнет тебе свой влюбленный призыв?

Она. Хотя он звезды полуночной красивей,
Ты ж — ветра изменчивей, в гневе порой
Опаснее моря, — с тобой я счастли́вей
Жить буду, и смерть не страшна мне с тобой!

Волынец В., «Стихотворения», Ревель, 1906, вып. 1, с. 133—134.

(Гораций.)

[7/33Гагарин П. С.


Гораций. Счастливее земных властителей я был,
Когда на мне твой взор покоиться любил.
В забавах дни текли по воле нашей страсти;
Тогда не ведал я томящей дух напасти.

5 Лида. Не меньше и моя счастлива часть была,
Когда в любви с тобой взаимной я жила.
Блаженну страсть мою всему предпочитала —
Тогда еще тебя Филлида не пленяла.

Гораций. Чрез арфу нежную, чрез сладостное пенье
10 Она в душе моей рождает восхищенье.
Ах! Если хладна смерть восхочет ей грозить,
Готов я дни ее своими искупить.

Лида. Киприда и меня утехи не лишает;
Красивый и младой Аминт меня пленяет.
15 Готова за него я жертвовать собой,
Собою отвращать удары смерти злой.

Гораций. И так хоть прежняя и при́дет к нам любовь,
И я к тебе одной воспламенюся вновь;
Но ты отвергнешь все — и жертву, и страданье,
20 Не примешь ничего проступна в оправданье?

Лида. Любезен мне Аминт — но ты милее стал;
Мой дух уже тебя преступник оправдал.
Пусть буду век судьбой я строгою гонима,
Но все счастливей всех когда тобой любима.

«Чтение для вкуса, разума и чувствований», М., 1792, ч. 7, с. 244—246.

Гораций и Лида. Ода. Прим. ред.: Сия ода, говорит г. Переводчик, которого за такую присылку мы искренне благодарим, может почесться мастерским произведением славного Горация, в рассуждении тонкости и нежности своей; а как разговор — то не имеет себе подобной. Мы присовокупим, что Скалигер ее, и третью оду четвертой книги, которую также мы сообщим со временем в переводе, почитает слаще амврозии и нектара, говоря, что Горациевы оды вообще исполнены неподражаемой прелести и приличия. Такая красота ее побуждает нас (сообщенный нам сделан с французского перевода герцога Нивернуа) приложить перевод и с самого подлинника, дабы читатели, всякий по своему вкусу, определили по изволению цену и древним красотам оригинала, и новым, частию от французского переводчика прибавленным.

[8/33Гинцбург Н. С.


«Был пока я любим тобой,
И руками никто больше из юношей
Шеи не обвивал твоей,
Был счастливее я персов царя тогда!»
5 «Ах, пока не пылал к другой
Страстью ты, не сменил Лидию Хлоею,
Имя Лидии славилось,
Я счастливей была римлянки Илии!»
«Я под властью Фракиянки,
10 Нежны песни ее, сладок кифары звон;
За нее умереть готов,
Лишь бы только судьба милой продлила век!»
«Мне взаимным огнем зажег
Кровь туриец Калай, Орнита юный сын:
15 За него дважды смерть приму,
Лишь бы только судьба друга продлила век!»
«А вдруг прежняя страсть придет
И нас свяжет опять крепким, как медь, ярмом,
К русой Хлое остынет пыл,
20 И откроется дверь снова для Лидии?»
«Хоть звезды он красивее,
Ты коры на волнах легче и вспыльчивей
Злого, мрачного Адрия,
Я с тобой хочу жить, я и умру с тобой!»

Впервые: «Гермес», Пг., 1912, № 6, с. 171—172.

Ст. 8. Иначе Рея Сильвия — мать легендарных Ромула и Рема, основателей Рима.

Ст. 9. Хлои.

Ст. 14. Из области города Турий в южной Италии.

Ст. 21. Калаид — один из Бореадов, участник похода аргонавтов.

[9/33Голосовкер Я. Э.


Он. Вспомни время, когда тебе
Был я мил, и другой, шею обвив твою.
Не ласкал тебя в дерзкий час, —
Ах. блаженней меня не был и царь царей!
5 Она. Вспомни время, когда и ты
Не пленялся другой, Лидию милую
Не меняя на Хлою. Верь!
Я славнее жила сказочной Илии.
Он. Ныне Хлоя владеет мной,
10 Песней тешит она, нежит кифарою,
За нее умереть — ничто,
Только б Хлою мою рок сохранил живой.
Она. Жжет меня, и сама горю,
Калаид молодой, Орнита пылкий сын,
15 Дважды мне умереть — ничто,
Только б рок сохранил милого мне живым.
Он. Да?.. А если б наш пыл былой
Вдруг вернулся — и вновь скованы страстью мы?
Если б Хлою из сердца прочь, —
20 Не откроется ль дверь прежняя к Лидии?
Она. Да?.. Хотя он пышнее звезд,
Ты ж скорлупки пустой легче и вспыльчивей
Вероломного Адрия, —
Жить с тобой мне милей и умереть с тобой!

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 42—43.

Ода 9. К Лидии.

[10/33Краснов П.


Поэт. Пока я любимым тобой оставался,
И плеч твоих белых, любовью горя,
Другой дерзновенной рукой не касался,
Счастливей персидского жил я царя.

5 Лидия. Пока ты другой не любил еще страстно,
И Лидия Хлои милее была,
Я Илии даже — римлянки прекрасной,
Квирина родившей, — славнее жила.

Поэт. Фракиянкой Хлоей теперь я пленился —
10 Игрою на цитре она увлекла,
И я б умереть за нее согласился;
Когда бы она моей смертью жила.

Лидия. К Калаису нежною страстью пылаю,
Из юношей мне он один только мил;
15 И дважды сама умереть я желаю —
Когда б моей смертью возлюбленный жил.

Поэт. А что, дорогая, когда б съединило
Влеченье сердечное вместе нас вновь,
И русая Хлоя тебе уступила —
20 Как, Лидия, — примешь мою ты любовь?

Лидия. Хотя он прекраснее звезд и незлобен,
А ты легкомысленней рек тростника,
Волнам Адриатики бурным подобен, —
С тобою как жизнь, так и смерть мне сладка.

Впервые: «Журнал Министерства народного просвещения», СПб., 1892, № 12, отд. 5, с. 126—127.

Примирение.

[11/33Кроль H.


Гораций. Пока из юношей никто рукою смелой
Не обвивал твоей как лебедь шеи белой —
Счастливей Ксерксовой судьба была моя.

Лидия. Покуда разделял ты ласки лишь со мною,
5 И Лидию свою не променял на Хлою —
Как Илия собой гордилась всюду я.

Гораций. Я Хлоей русою моею околдован.
Я песнями ее и лютней очарован.
Чтоб жизнь ее продлить, я б отдал жизнь свою.

10 Лидия. К Калаю страстию горю непобедимой.
Мне платит юноша взаимностью любимый.
За жизнь его отдам два раза жизнь свою.

Гораций. Но если для тебя цепь сбросив золотую,
В дверь Лидии моей вновь тихо постучу я —
15 Захочет ли она их другу отпереть?

Лидия. О, пусть Калай красой с самой Авророй в споре,
Ты ж — ветрен как листок и зол как в бурю море —
Желала б жить с тобой, с тобою умереть.

«Общезанимательный вестник», СПб., 1857, № 2, с. 64.

К Лидии. (Из Горация, ода IX, книга III).

[12/33Манн Б. З.


Гораций. Пока я был любим тобой,
Пока другой, соперник мой,
Не обнимал рукой своей
Той шеи, что снегов белей, —
5 Я не сменялся бы судьбой
С владыкой Персии самой.

Лидия. Пока ты к женщине другой
На лоно не приник главой,
Пока, любовь одну ценя,
10 На Хлою не сменял меня —
Я той счастливее была,
Что Риму двух царей дала.

Гораций. Теперь в душе моей царит
Фракьянка Хлоя; говорит
15 Она так чудно, а игрой
Меня уносит в мир иной.
Беру в свидетели богов —
Я жизнь ей всю отдать готов.

Лидия. Любви мы пламенем горим
20 С Калайсом, юношей моим;
Вдали от Рима он рожден,
Сын Орнита, туриец он, —
Я два бы раза умерла,
Лишь бы его судьба спасла.

25 Гораций. А вдруг кольцом любви опять
Нас боги вздумают сковать,
И Хлоя с огненной косой
Владеть не будет больше мной —
Коль постучусь к тебе я вновь,
30 Ты мне вернешь свою любовь?

Лидия. Блестящ Калайса юный взор,
Но твой игривый разговор,
Твой нрав, изменчивой волне
Подобный, все ж милее мне —
35 С тобою жизнь моя полна,
С тобой и смерть мне не страшна.

«Уфимский альманах», Уфа, 1912, с. 129—130.

Из Горация.

[13/33Муравьев М. Н.


Гораций. Доколь приятен был тебе
И нравиться тебе лишь тщился,
Завидовать я не учился
Там перского царя судьбе.

5 Лидия. Доколь другой ты не горел,
По Хлое Лидия не чтилась,
Тогда моя лишь слава мчилась,
Мой лучше Илии рок цвел.

Гораций. Мне Хлоя лютнею своей
10 Одна угодна днесь фракийска,
Искусна знанья мусикийска, —
Я б принял смерть, чтоб жизнь дать ей.

Лидия. Младый Калай меня пленил
Взаимною любовью ныне, —
15 Дала б жизнь дважды, коль судьбине
Льзя было сделать, чтоб он жил.

Гораций. Что, если придет прежня страсть
И помирит меня с тобою,
Из сердца коль извергну Хлою
20 И Лидье снова вдамся в власть?

Лидия. Прекрасен тот, но как презреть?
Неверный! я тебя любила
И счастливой себя б почтила
С тобою жить и умереть!

Впервые: Муравьев М. Н., «Переводные стихотворения», СПб., 1773, с. 6—7.

[14/33Орлов В. И.


Гораций. Когда я был любим тобой,
Пока не оплетал руками
Лилейных плеч твоих счастливейший другой
Блаженством спорил я с царями.

5 Лидия. Когда пылал ты мной одной,
Пока соперницы лукавой
Ты не ласкал еще, я Илии самой
Высокой не прельщалась славой.

Гораций. Критянку Клою рад любить,
10 Рад слушать цитры нежной звуки,
И песни сладкие... Чтоб Клои дни продлить
Вкусить готов и смерти муки!

Лидия. Взаимно рада я любить
Орнита сына молодого...
15 Чтоб жизнь Калаиса от смерти искупить,
Я дважды умереть готова.

Гораций. Что, если прежняя любовь
Воспламенится новой силой?
Погасит к Клое страсть? И недра сердца вновь
20 Раскроет для забытой милой?

Лидия. Как ночи яркая звезда
Блистает юноша красою...
Ты легок как перо, свиреп как волн вражда;
И жить, и умереть с тобою!

Впервые: «Московский телеграф», М., 1829, ч. 26, № 8, с. 407—408.

1829 г. Ода IX. Примирение.

[15/33Ошеров С.


«Раньше дорог я был тебе,
И не мог ни один шею лилейную
Сжать в объятиях юноша —
Я счастливей тогда был, чем персидский царь».
5 «Раньше ты не пылал к другой
И милей не была Хлоя, чем Лидия, —
Имя Лидии самое
Слыло выше тогда имени Илии».
«Я фракиянке стал рабом:
10 Струн кифарных лады знает искусная;
Смело смерть за нее приму,
Лишь бы дольше меня Хлое дал рок прожить».
«Сын фурийского Орнита
Калаид мне зажег в сердце ответный жар;
15 Дважды смерть за него приму,
Лишь бы дольше меня дал ему рок прожить».
«Ну, а если наденет страсть
Прежний медный ярем на разлучившихся
И, от Хлои избавившись,
20 Вновь я дверь отворю брошенной Лидии?»
«Пусть, как звезды небесные,
Он прекрасен, а ты злей Адриатики,
Легче пробки — что мне с того?
Жить с тобой лишь хочу и умереть с тобой!»

«Парнас», М., 1980, с. 256—257.

1980 г. К Лидии.

[16/33Павлова М. К.


«Так, пока я был мил тебе
и не смел ни один избранный рук своих
к шее белой протягивать,
грозных персов царя был я блаженнее».
5 « Но пока не зажгла тебя
страсть к другой, не сменил Хлоей ты Лидию,
с громким именем Лидии
я славнее была Илии римлянки».
« Ныне Хлоя из Фракии,
10 изучившая лад звонких кифары струн,
правит мной — я бы отдал жизнь,
только б милой вреда су́дьбы не сделали!»
« Мой туриец, сын Орнита,
Калаид — наша страсть жжет как факел нас!
15 Дважды смерть приняла бы я,
только б другу вреда су́дьбы не сделали!»
« А как прежняя вспыхнет страсть,
сочетает ярмом двух разлучившихся,
Хлою рыжую побоку —
20 а пред Лидией дверь снова откроется?»
« Хоть мой друг краше месяца,
ты же пробки в воде неуловимее
и капризнее Адрия —
я хотела бы жить и умереть с тобой!»

«Поэзия 1986: Альманах», М., 1986, вып. 45, с. 181—182.

Книга 3, ода 9.

[17/33Подшивалов В.


Гор. Когда твой взор меня не находил милее,
То не касалася к твоей прелестной шее
Ничья рука, кроме́ лишь дерзостной моей,
И я блаженнее персидский жил царей.

5 Лид. Когда ты не горел к другой любовью вдвое,
И Лида не была пожертвована Хлое,
То Лида более чем Илия цвела —
Что римлянам отца на свет произвела.

Гор. Теперь я критянку, теперь люблю я Хлою,
10 За голос сладостный со лирною игрою,
И безбоязненно б смерть самую вкусил —
Лишь только б душу рок оставшу пощадил.

Лид. В приятных узах дух мой держит вспламененный
Калас, Орнитом в свет тарентским порожденный;
15 И я бы дважды смерть с охотою снесла —
Когда б к небу судьба не гневна лишь была.

Гор. Но что, когда любовь к нам прежня возвратится
И связь разорванна теснее утвердится?
Коль желтовласую я Хлою изгоню
20 И к Лиде пре́зренной свой жар возобновлю?

Лид. Тогда — пусть он небес прекраснее лазурных;
Ты ж легче и пера, и вод гневливей бурных —
Но Лиде не́ к чему желаний простереть,
Как чтобы жить с тобой, с тобой и умереть.

«Чтение для вкуса, разума и чувствований», М., 1792, ч. 7, с. 247—248.

В подлиннике она IX ода 3 книги, и названа разговором между Горацием и Лидою. Как бы перевод близок ни был, но перевод со стихов на стихи все много теряет красот оригинальных.


Ст. 4. Персидских... царей, утопавших тогда в роскоши и сластолюбии.

Ст. 7. Илия цвела. От Илии, или Реи, родился Ромул. Всякий народ гордится своим родоначальником, а потому очень натурально произведшую его на свет почитать счастливою.

[18/33Порфиров П. Ф.


Гораций. Пока для тебя был я дорог и мил,
И юный соперник, в объятиях нежных,
Касаться не смел твоих плеч белоснежных, —
Счастливей властителя персов я жил.

5 Лидия. Пока по другой не пылал ты сильнее,
И Лидия ближе, чем Хлоя, была, —
Воспетая громко тобою, славнее
Я — Лидия — Илии римской жила.

Гораций. Фракиянка Хлоя уж властвует мною,
10 С кифарой искусная сладостно петь,
Я был бы готов за нее умереть,
Лишь милый бы век был оставлен судьбою.

Лидия. Калай — сын Орнита туринца — теперь
Томить меня страсти взаимной тоскою,
15 И дважды умру за него я, поверь,
Лишь был бы помилован отрок судьбою.

Гораций. Что, если былая вернется любовь,
Разбредшихся вечным союзом сближая,
И, русую Хлою опять покидая,
20 Открою для Лидии двери я вновь?

Лидия. Хоть он и прекраснее звезд на лазури,
А ты легкомыслен и ветрен душой,
И гневней, чем грознаго Адрия бури, —
С тобой буду жить и умру я с тобой.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Лидии.

[19/33Пушкин В. Л.


Гораций. Когда я был любим тобою,
Когда уверен был я в нежности твоей,
Кто равен был со мною?
Я был довольнее вельможей и царей!

5 Лидия. Когда душой и сердцем я владела,
Когда пленялся ты моею красотой,
Когда соперницей я Хлою не имела,
Я Илии была счастливее судьбой!

Гораций. Приятным голосом обворожает Хлоя,
10 Мне весело ее любить!
Без Хлои для меня нет счастья, ни покоя,
Я умереть готов, чтоб дни ее продлить!

Лидия. Калаис юный ждет отрады,
Утех и счастия от взора моего;
15 За верность и любовь достоин он награды —
Я жизнь свою отдать согласна за него.

Гораций. Но если б, с сердцем воздыхая,
Тобою, Лидия, я восхищался вновь,
И, связь постыдную навеки разрывая,
20 Тебе я возвратил всю прежнюю любовь?

Лидия. Хотя Калаис занят мною,
И страстью нежною клянется ввек гореть,
Хотя неверен ты!.. Но я хочу с тобою
И жить, и умереть!

1817 г. Впервые: «Труды Общества любителей российской словесности», М., 1818, ч. 10, с. 75—76.

Разговор Горация с Лидией. Подражание.

[20/33Розанов А.


Гораций. Пока я был любим тобой
И сердца твоего другие не пленяли —
Цари персидские меня не удивляли;
Я был довольней их собой.

5 Лидия. Пока Лиди́ю ты одну имел в предмете,
И Хлоя не была твоей —
Мечтала в мысли я своей,
Что я была славней Или́и римской в свете.

Гораций. Но — Хлоей я уже пленен,
10 И голосом ее и лирой восхищаюсь;
Я для нее сойти во гроб не ужасаюсь
Коль буду роком осужден.

Лидия. Калаис страстен мной, и я равно им страстна;
Умру я дважды для него,
15 Коль сохрани тем жизнь его.
Для милого и смерть приятна, не ужасна!..

Гораций. Однако ж — если бы опять
Я прежними цепьми с тобой соединился —
Я б Хлою позабыл, с Лиди́ей помирился,
20 Одну тебя стал обожать?

Лидия. Хоть он прекраснее небесного светила,
А ты и ветрен, и сердит;
Но сердце все тобой горит —
С тобой приятней жить, приятней и могила!

«Друг просвещения», М., 1806, ч. 2, № 6, с. 196—197; подпись: «А.....й Роз...ъ».

Перевод с латинского. Из Горация. Том III, книга 3, ода 9-я. Разговор Горация с Лидиею.


Ст. 3. Цари персидские, как то: Кир, Дарий и проч. у древних почитались самыми знаменитейшими в целом свете.

Ст. 8. Илии. Илия, жена Марсова, мать Ромула — основательница Римской империи;, почему и названа здесь у Горация римскою.

[21/33Романовский Н. С.


«Прежде дорог я был тебе,
И руками никто больше из юношей
Шеи не обвивал твоей,
И счастливей царя был я персидского!»
5 «Прежде страстью горел ко мне,
И для Хлои забыть Лидию мог ли ты,
Имя Лидии славилось,
И знатней я была римлянки Илии».
«Мной для Хлои забыто все,
10 Нежны песни ее, сладок кифары звон;
За нее умереть готов,
Лишь бы только судьба милой продлила век».
«Мне взаимным огнем зажег
Кровь туриец Калай, Орнита юный сын;
15 За него дважды смерть приму,
Лишь бы только судьба друга продлила век».
«Если ж прежняя страсть придет
И нас свяжет опять крепким, как медь, ярмом;
К русой Хлое остынет пыл,
20 И откроется дверь снова для Лидии».
«Хоть звезды он красивее,
Ты ж коры на волнах легче и вспыльчивей
Злого, мрачного Адрия,
Я с тобой хочу жить и умереть с тобой».

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 107.

Ода 9. Диалог между Лидией и Горацием. Размер: 4-я Асклепиадова строфа.


Ст. 14. Туриец — из луканского города Турий (или Фурий) около древнего Сибариса.

[22/33Савин В.


Гораций: Пока я был тобой любим,
Не позволяла ты другим
К белейшей шее льнуть своей:
Я счастлив был, как царь царей!

5 Лидия: Пока ты Лидию любил,
Не отдал Хлое страсти пыл,
Мое славнее было имя,
Роскошней Илии из Рима.

Гораций: Пленен я фракианкой Хлоей,
10 Кифары нежною игрою;
Судьба храни ее и впредь,
Я за любовь готов на смерть.

Лидия: Зажег мне сердце страстью жаркой
Сын Орнита, мой Калай яркий;
15 Чтоб страждать от взаимной жажды
Готова умереть я дважды.

Гораций: Что если страсть вернется снова,
И прочно свяжут нас оковы?
Что если я отвергну Хлою,
20 И двери к Лидии открою?

Лидия: Он — как звезда в ночи мне люб,
Ты — легче пробки, буен, груб,
Как Адрий, но с тобой всечасно
Я жить и умереть согласна.

2007 г.

[23/33Саларев Д.


Он. Доколь я был любим тобою,
Доколь твой взор меня лишь одного ласкал —
Довольный скромною судьбою,
Счастливей всех царей себя я почитал!

5 Она. Доколь ты мной пылал, и Хлоя
С досадой ревности смотрела на меня,
Напрасно б, кем погибла Троя,
Парис по мне вздыхал, Елене изменя.

Он. Перстами ль по струнам порхает,
10 Иль пеньем мне во грудь вливает Хлоя страсть —
Во всем равно меня прельщает!
Живи она! Готов сражен Сатурном пасть!

Она. Как сердце Калаиса нежно!
Возможно ль слез с его ланит не отереть?
15 Когда б ему погибнуть неизбежно,
Готова б за него я дважды умереть!

Он. Что если бы, забывши Хлою,
До гроба я тебе поклялся верным быть —
Ужели клятвою такою
20 Не мог бы я в тебе холодность истребить?

Она. Хоть Калаис собой прекрасен
Как утро вешнее, и кроток как зефир,
Ты ж в ревности как вихрь ужасен —
С тобой мила мне жизнь, тене́й не страшен мир!

«Благонамеренный», СПб., 1820, ч. 10, № 11, с. 372—373; подпись: «Д. С-въ».

Примирение. (Подражание Горацию.)

[24/33Север Г. М.


«Был я дорог когда тебе,
и не смел ни один юноша белую
дерзче шею обвить рукой —
был персидских царей много счастливей я».
5 «Страстью жарче когда к другой
не пылал ты, не шла Лидия Хлое вслед —
имя Лидии знали все,
я славнее была римлянки Сильвии».
«В сердце Хлоя теперь царит,
10 знает мудрый она сладкой кифары лад.
Смерть принять за нее готов —
лишь бы только судьба милой продлила век».
«Жжет ответным огнем меня
сын турийца Калай Орнита. Дважды я
15 смерть принять за него смогу —
лишь бы только судьба другу продлила век».
«Если прежняя страсть придет,
нас повяжет как медь крепкими узами,
если Хлои забуду лик,
20 вновь откроется дверь брошенной Лидии?»
«Пусть звезды он красивей, пусть
ты скорлупки пустой легче и вспыльчивей
сам капризного Адрия —
жить с тобой я хочу, и умереть с тобой».

2006 г. «Кв. Гораций Флакк: Оды, Послания», Toronto, 2017, с. 43.

Кв. Гораций Флакк: Оды, Послания. Перев. и прим. Г. М. Севера.

Toronto: Aeterna, 2017 (серия «Новые переводы классиков»).

[25/33Семенов-Тян-Шанский А. П.


«Мил покуда я был тебе
И другой не дерзал тронуть объятием ж.
Шею девственно-белую, —
Право, жил я царя персов счастливее».
5 «Не пылал пока страстию
Ты к другой, вознеся Хлою над Лидией, —
С гордым Лидии именем
Я знатнее жила римлянки Илии».
«Надо мной уж царит теперь,
10 Звоном цитры пленив, Хлоя фракиянка.
За нее умереть я рад, —
Было б лишь суждено счастье голубушке».
«А меня страсти пламенем
Охватил Калаид, юный сын Орнита.
15 За него хоть две смерти мне, —
Было б лишь суждено счастие милому».
Ну а если б пришла опять
К нам любовь и ярмом прочно сковала нас?
Если б русую Хлою я
20 Позабыл и открыл двери для Лидии?»
«Хоть звезды он прекраснее,
Ты ж древесной коры легче и Адрия
Злого ты своенравнее, —
Рада жить я с тобой и умереть с тобой!»

Впервые: «Гермес», Пг., 1916, № 10, с. 237—238.

(2) Примирение [III, 9].


(2) Ст. 8. Римлянки Илии... — подразумевается Рея Сильвия, мать Ромула и Рема.

Ст. 22. Древесной коры... — подразумевается кора пробкового дуба, отличавшаяся особой легкостью.

Ст. 22. Адрий — бурное Адриатическое море.

[26/33Смердынский А. И.


Гораций. Пока я был любим тобой,
Пока другой, соперник мой,
Не обнимал рукой своей
Той шеи, что снегов белей, —
5 Я не сменялся бы судьбой
С владыкой Персии самой.

Лидия. Пока ты к женщине другой
На лоно не приник главой,
Пока, любовь одну ценя,
10 На Хлою не сменял меня —
Я той счастливее была,
Что Риму двух царей дала.

Гораций. Теперь в душе моей царит
Фракьянка Хлоя; говорит
15 Она так чудно, а игрой
Меня уносит в мир иной.
Беру в свидетели богов —
Я жизнь ей всю отдать готов.

Лидия. Любви мы пламенем горим
20 С Калайсом, юношей моим;
Вдали от Рима он рожден,
Сын Орнита, туриец он, —
Я два бы раза умерла,
Лишь бы его судьба спасла.

25 Гораций. А вдруг кольцом любви опять
Нас боги вздумают сковать,
И Хлоя с огненной косой
Владеть не будет больше мной —
Коль постучусь к тебе я вновь,
30 Ты мне вернешь свою любовь?

Лидия. Блестящ Калайса юный взор,
Но твой игривый разговор,
Твой нрав, изменчивой волне
Подобный, все ж милее мне —
35 С тобою жизнь моя полна,
С тобой и смерть мне не страшна.

«Уфимский альманах», Уфа, 1912, с. 129—130.

Из Горация.

[27/33Сумароков А. П.


Любовник. Доколе ты меня любила,
И мне неверностью своей не согрубила,
Я счастливее всех считал себя, быв мил.

Любовница. Доколе я была любима,
5 И только лишь одна тобой приятна зрима,
Я счастливее всех, ты всех милей мне был.

Любовник. Владеет ныне Хлоя мною;
Не буду заражен красавицей иною,
И буду верен ей, доколе буду жив.

10 Любовница. Миртиллом я плененна;
Не буду я к нему в любви пременна;
Он искренен со мной, и жар его не лжив.

Любовник. А если Хлою я оставлю,
И жара прежния любви еще прибавлю,
15 Захочешь ли меня любовником ты зреть?

Любовница. Так я и Миртилла позабуду,
И вечно я твоей любовницею буду,
С тобой хочу я жить, с тобою умереть.

Впервые: «Трудолюбивая пчела», СПб., 1759, № 6, с. 381—382.

[28/33Сумароков А. П.


«Не терзай ты себя —
Не люблю я тебя.
Полно время губить —
Я не буду любить.
5 Не взята тобой я,
И не буду твоя».

«Не терзаю себя —
Не люблю я тебя.
Дни на что мне губить —
10 Я не буду любить.
Не пленюсь тобой я,
Тщетна гордость твоя».

«А когда пременюсь
И к тебе я склонюсь —
15 Так полюбишь ли ты
И сорвешь ли цветы?
Я хранить их могла —
Для тебя берегла».

«Так и я пременюсь
20 И всем сердцем склонюсь,
Мне мила будешь ты,
И сорву я цветы.
Ты хранить их могла —
Для меня берегла».

25 «Я покорна судьбе
И вручаюсь тебе.
Ты напрасно дни тьмил,
Как душа стал ты мил.
Перестань ты тужить!
30 Будем дружно мы жить».

«Я покорен судьбе
И вручаюсь тебе.
Я напрасно дни тьмил,
Коль и я столько ж мил.
35 Перестань ты тужить!
Будем дружно мы жить».

Впервые: Сумароков А. П., «Двадцать две рифмы», СПб., 1774, с. 3—4.

[29/33Фет А. А.


Гораций: Доколе милым я тебе еще казался,
И белых плеч твоих, любовию горя,
Никто из юношей рукою не касался,
Я жил блаженнее персидского царя.

5 Лидия: Доколь любовь твоя к другой не обратилась
И Хлои Лидия милей тебе была,
Счастливым именем я Лидии гордилась
И римской Илии прославленней жила.

Гораций: Я Хлое уж теперь фракийской покорился,
10 Ея искусна песнь и сладок цитры звон;
Для ней и умереть бы я не устрашился,
Лишь был бы юный век судьбами пощажен.

Лидия: Горю я пламенем взаимности к Калаю,
Тому, что Орнитом турийским порожден,
15 И дважды за него я умереть желаю,
Лишь был бы юноша судьбами пощажен.

Гораций: Что, если бы любовь, как в счастливое время,
Ярмом незыблемым связала нас теперь?
И русой Хлои я с себя низвергнул бремя,
20 Забытой Лидии отверз бы снова дверь?

Лидия: Хоть красотою он полночных звезд светлее,
Ты ж споришь в легкости с древесного корой,
И злого Адрия причудливей и злее —
С тобой хотела б жить и умереть с тобой.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. IX. Хотя Кирхнер и считает эту оду написанной в 735 году, но Оббариус, относя первую размолвку Горация с Лидией (I, од. 13) к 724, совершенный разрыв с нею (I, од. 25) к 725, вслед за тем обращение поэта к Хлое (I, од. 23), к 726 и жалобу на ее медленность (III, од. 26) к 727, считает и эту оду, написанной в этом же 727 году. Гораций забыл Лидию для Хлои; Хлоя, с своей стороны, изменяла ему для Телефа и турийского Калая. Встретясь, они припоминают счастливое время их согласия и мирятся окончательно.


Ст. 4. Величие и счастье персидских царей вошло у древних в пословицу,

Ст. 8. Когда Гораций любил Лидию, то имя ее, прославленное им, затмило славу Реи Сильвии.

Ст. 9. Фракия славилась изнеженностью.

Ст. 14. Турий — древний Сибарас в Лукании (Южной Италии). Орнит и Калай, равно как и Хлоя, вымышленный имена.

Ст. 22. С корою пробочного дерева.

[30/33Френкель А. А.


«Пока тебе еще мой взор приятен был,
Пока не обвивал соперник страстно-нежный
В объятиях твоей он шеи белоснежной —
Счастливее царя персидского я жил».

5 «Пока не предпочел другую ты мне вдруг,
И Хлои Лидия была тебе дороже —
То, красотою всех превосходя подруг,
Я римской Сильвии была счастливей тоже».

«Теперь фраки́янка владеет Хлоя мной,
10 Целит сердечные она мне пеньем боли...
Расстался б для нее я с жизнию земной,
Когда бы жизнь ее моей продлилась боле».

«Прелестней для меня всех Ка́лаис теперь,
И я не ведаю мучительной тревоги...
15 Но дважды умереть желала б я, поверь,
Когда бы жизнь его продлили вдвое боги».

«Что, если изменюсь я к лучшему опять,
И снова Лидия на прежнем будет месте?
И будем век вдвоем с тобой мы коротать,
20 Капризную судьбу благословляя вместе?»

«Хотя б небесных звезд прекраснее был он,
А ты, мой ветреник, волны непостоянней —
Один ты для меня всегда других желанней,
Не поддаваяся забвению времен».

Френкель А. А., «Анютины глазки», Киев, 1899, с. 27—28.

Из Горация.

[31/33Шатерников Н. И.


«Был пока я любим тобой,
И счастливец другой к шее сверкающей
Рук своих не протягивал, —
Был блаженнее я деспота Персии».
5 «О, пока не любил другой
Страстно ты, не сменил Лидию Хлоею, —
С громким именем Лидии
Я славнее была Илии-римлянки».
«Я во власти фракиянки
10 Хлои, — сладко поет, в струнах искусница.
Жизнь бы отдал охотно я,
Лишь бы милой моей су́дьбы не тронули».
«Страсть зажег мне сын Орнита,
Сам в огне, Калаис, рода фурийского.
15 Дважды жизнь за него отдам,
Только б милого мне су́дьбы не тронули».
«Что ж, коль вспыхнет былая страсть
И накинет ярмо на разлучившихся, —
Русой Хлое конец придет,
20 И растворится дверь вновь перед Лидией?»
«Пусть звезды тот прекраснее,
Ты же легче коры, моря гневливее,
Моря злой Адриатики, —
Жить с тобою хочу — и умереть, любя!»

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 9. Ода — диалог между Горацием и Лидией.

[32/33Шервинский С. В.


«Мил доколе я был тебе
И не смел ни один юноша белую
Шею нежно рукой обвить,
Я счастливее жил, нежели персов царь».
5 «Ты доколе не стал пылать
Страстью к Хлое сильней, нежели к Лидии,
Имя Лидии славилось,
И знатней я была римлянки Илии».
«Покорен я фракиянкой, —
10 Хлоя сладко поет, лире обучена.
За нее умереть готов,
Только жизни бы срок душеньке Рок продлил».
«Мы взаимно огнем горим,
Я и Калаид, сын эллина Орнита.
15 Дважды ради него умру,
Только жизни бы срок юноше Рок продлил».
«Что, коль вновь возвратится страсть
И железным ярмом свяжет расставшихся?
Что, коль рыжую Хлою — прочь
20 И отворится дверь брошенной Лидии?»
«Хоть звезды он прекраснее,
Ты же легче щепы, непостояннее
Адриатики бешеной, —
Жить с тобою хочу и умереть любя!»

Впервые: «Античная лирика», М., 1968, с. 402.

Ода 9. К Лидии. Ода представляет собой диалог между Горацием и Лидией: партеры обмениваются симметрично построенными репликами. Размер: IV Асклепиадова строфа.

[33/33Эмин Н.


Гораций. Когда любим я был тобою,
И страсть взаимную питал,
Тогда, гордясь своей судьбою,
Счастливей всех себя считал!

5 И ревности ужасны змеи
Не смели мысль мою терзать,
И дерзких рук вкруг белой шеи
Не смел тогда никто сплетать!

Лидия. Когда в душе твоей жила Лиди́я,
10 Когда не ощущал красот ты Клои власть,
Тогда мать римлян, славная Илия,
Блистательнее ее была Лиди́и часть!

Гораций. Душою Клоя обладает
Благополучен я, любим!
15 Она тон лютни съединяет
С прекрасным голосом своим.

Любовь мы часто с нею пели.
Готов я жизнь ей посвятить,
Когда бы боги захотели
20 Ценою той ей дни продлить.

Лидия. Калаис мил (об Клое я ни слова!),
Калаис страстный мной умел меня пленить,
Сто раз я умереть, клянусь, готова,
Чтоб только жизнь его дражайшу сохранить.

25 Гораций. Ну, ежели я все расстрою,
И упаду к ногам твоим,
Забуду белокуру Клою,
Калаис будет все любим!

Лидия. Хотя Калаис мил, как день приятный,
30 Хоть любит он меня, хоть чувств и чести полн,
Хоть постоянен ты как ветр превратный,
Хотя скорей вскипишь и адриятских волн,

Тобой дышу, жестокий и неверный,
И мыслию к тебе и сердцем я лечу;
35 Ничто Калаиса мне жар безмерный —
С тобою вечно жить и умереть хочу.

Эмин Н., «Подражания древним», СПб., 1795, с. 96—98.

Ода VIII. Гораций и Лидия.


Ст. 11. Илия. Мать Ромула и Рема.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016