КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii x


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Голосовкер Я. Э. Карский М. Кокотов А. Ю. Павлова М. К. Порфиров П. Ф. Семенов-Тян-Шанский А. П. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/9Голосовкер Я. Э.


Если б даже струя Дона далекого
Утоляла тебя в доме у варвара,
Ты меня у твоей двери, продрогшего
На ветру, пожалела бы.

5 Лика, вслушайся в ночь: створы ворот скрипят,
Там, под кровлями вилл, воем на вой ветров
Отзывается сад, и леденит снега
Сам Юпитер, властитель стуж.

Пред любовью сломи жестокосердие,
10 Берегись, побежит вспять колесо судьбы,
Иль тиренец тебя недосягаемой
Пенелопой на свет родил?

Ах, тебя ни мольбы, ни драгоценный дар,
Ни влюбленной толпы бледность — фиалки цвет,
15 Не преклонят, ни месть мужу, гречанкою
Уязвленному. Смилуйся,

Пощади! Хотя ты сердцем, как дуб, мягка
И нежней, чем укус змей Мавритании.
Мне ли век под дождем, даже с небес любви,
20 У порога погоды ждать?

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 45.

Ода 10. К Лике.

[2/9Карский М.


Если б ты, Лика, у дальнего Дона жила,
Ставши женою сурового мужа,
Видя меня у дверей твоих, слезы б лила —
Здесь обдают меня ветры и стужа.

5 Слышишь ли, как от ветров дверь сильно стучит,
Как сад зеленый шумит между зданий,
Как, наконец, под ногами снег мерзлый хрустит —
Дар он Юпитера хладных дыханий.

Гордость оставь — неприятна Венере она.
10 Бойся — канат с колесом уйдет вместе...
Не Пенелопой на свет ты отцом создана,
Столь женихам недоступной невестой.

Хоть ни мольбы, ни подарки, ни бледность ланит
Всех, полюбивших тебя неизменно,
15 Ни твой супруг, что к Пиерии страстью горит,
Тронуть не могут тебя, несомненно.

Все же поклонников ты пощади — ты, что душой
Дуба не мягче и змей не добрей, —
Ведь не всегда ж у дверей твоих дождь проливной,
20 Буду сносить я — открой их скорей.

«Гермес», Пг., 1915, № 11—12, с. 298—299.

Ода III, 10. К Лике.

[3/9Кокотов А. Ю.


Пей из Дона ты отдаленного,
Будь ты скифа женой разъяренного —
Этот ветер услышав шальной,
Ты бы сжалилась надо мной.

5 Двери хлопают как безумные,
Рощи гнутся кругом грозношумные,
Сам Юпитер меня гонит прочь —
Выпал снег ледяной в эту ночь.

И твердят тебе двери, хлопая, —
10 Родилася ты не Пенелопою;
Перетянешь — порвется леса,
Не удержишь разбег колеса.

Уж намерзся тут в полной мере я,
Муж к гетере ушел из Пиерии,
15 Все поклонники сникли в мольбе —
Все ничто, неприступной, тебе.

Дуба тверже и терпеливее
Злой песчаной змеи ты из Ливии.
Коль меня ты не впустишь к утру —
20 На твоем я пороге умру.

2017 г.

[4/9Павлова М. К.


Если б, Лика, пила воду из Дона ты,
муж твой был бы дикарь — все ж пожалела бы
ты меня, пред твоей дверью безжалостной
на ветру распростертого.

5 Слышишь — двери скрипят, стонет под окнами
во дворе старый сад, ветром терзаемый;
небо ясно, а снег выпавший льдом покрыт
по веленью Юпитера.

Гордость брось, не шути с властной Венерою,
10 колесо, раскрутясь, может канат увлечь,
у отца родилась не Пенелопой ты,
женихам недоступною.

Ни дары, ни мольбы гордой не трогают,
ни фиалковый лик грустных вздыхателей,
15 и ни то, что твой муж юной гречанкою
покорен, — все ж молящему

дай пощаду, смирись, хоть тверже дуба ты,
не нежнее душой, чем змеи Африки, —
не всегда же мой бок будет здесь в сырости
20 на пороге твоем лежать!

«Поэзия 1986: Альманах», М., 1986, вып. 45, с. 182.

Книга 3, ода 10.

[5/9Порфиров П. Ф.


Хотя бы в Скифии жила ты отдаленной
За мужем дикарем, — впустила б ты и там
Меня, простертаго пред дверью непреклонной
В добычу северным ветрам.

5 А здесь — ты слышишь — дверь с каким дрожит стенаньем,
Как сад меж пышными строеньями гудит?
А небо ясное безоблачным дыханьем
Снежок окрестный леденит?

Венеру радуя, оставь свой нрав надменный,
10 Я умолять тебя не буду без конца:
Не Пенелопой же родилась неизменной
Ты от таррентскаго отца.

Хотя подарков блеск тебя не преклоняет,
Ни лица бледныя влюбившихся в тебя,
15 Ни муж, что с девою гречанкой изменяет.
Ее, разлучницу, любя, —

О, сжалься над моей, смиренною мольбою,
Ты, что суровее душой опасных змей:
Не вечно буду я томиться пред тобою
20 В дождь у безжалостных дверей.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Лике. Настоящее стихотворение — любовная серенада, переходящая, впрочем в шутливый тон.


Ст. 2. Viri ad Tanain habitantes adulteras morte multabunt. См. стих. 24 этой книги.

Ст. 12. Иными словами: не тебе, кровной итальянке, прикидываться скромницей.

[6/9Семенов-Тян-Шанский А. П.


Лика, если бы ты в скифском замужестве
Влагу Дона пила, — все же, простертого
На ветру пред твоей дверью жестокою,
Ты меня пожалела бы!

5 Слышишь, как в темноте двери гремят твои,
Как шумит во дворе, ветру ответствуя,
Сад твой, как леденит Зевс с неба ясного
Стужей снег свежевыпавший?

Брось — Венера велит — гордость надменную,
10 Чтоб не лопнул канат, туго натянутый!
Ведь родил же тебя не Пенелопою
Твой отец из Этрурии!

И хотя бы была ты непреклонною
Пред дарами, мольбой, бледностью любящих,
15 Пред тем, что твой муж юной гречанкою
Увлечен, — все же смилуйся

Над молящим! Не будь дуба упорнее
И ужасней в душе змей Мавритании;
Ведь не вечно мой бок будет бесчувственным
20 И к порогу и к сырости!

Впервые: «Гораций: Избранная лирика», М.—Л., 1936, с. 109.

Ода 10. К Лике. Размер: II Асклепиадова строфа.

[7/9Семенов-Тян-Шанский А. П.


Если Дона струи, Лика, пила бы ты,
Став женой дикаря, всё же, простертого
На ветру́ пред твоей дверью жестокою,
Ты меня пожалела бы!

5 Слышишь, как в темноте двери гремят твои,
Стонет как между вилл, ветру ответствуя,
Сад твой, — как леденит Зевс с неба ясного
Стужей снег свежевыпавший?

Брось же гордость свою ты, неприятную
10 Для Венеры, чтоб нить не оборва́лась вдруг:
Ведь родил же тебя не Пенелопою
Твой отец из Этрурии!

И хотя бы была ты непреклонною
Пред дарами, мольбой, бледностью любящих,
15 Между тем как твой муж юной гречанкою
Увлечен, — все же смилуйся

Над молящим! Не будь дуба упористей
И ужасней в душе змей Мавритании:
Ведь не вечно мой бок будет бесчувственен
20 И к порогу, и к сырости!

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 121.

(1) Ода 10. Эта Ода — серенада к этрурянке Лике. Древнейшим латинским образцом такого рода стихотворений (или скорее пародией на них) является серенада в «Куркулионе» Плавта (ст. 146—155). Размер: 2-я Асклепиадова строфа.

(2) Серенада [III, 10].


(2) Ст. 1. Лика, замужняя женщина, была предметом недолгого увлечения Горация. К ней же относится полная раздражения ода поэта, передаваемая нами под заглавием «Лике» (IV, 13); написана она приблизительно 12 лет спустя.

Ст. 12. Этрурия — местность в средней Италии, на западе граничившая с Тирренским морем.

Ст. 18. Змей Мавритании... Мавритания — местность на северном берегу Африки (ныне Фец, Марокко и западный Алжир).

[8/9Фет А. А.


Хотя бы, Лика, ты и в жребии убогом,
За мужем-дикарем пила далекий Дон —
Ты пожалела бы, что лег я за порогом,
Где свищет Аквилон.

5 Ты слышишь, дверь с каким колеблет сотрясеньем,
Как сеянный вокруг жилища стонет лес,
Как вновь упавший снег морозит дуновеньем
Безоблачный Зевес?

Киприду радуя, от гордости преступной
10 Отстань. И счастие изменит наконец.
Не Пенелопой же, исканьям недоступной,
Родил тебя отец.

О, пусть тебя склонить не в силах приношенье,
На плач влюблённого, ни бледный цвет лица,
15 Ни муж, что оказал гречанке предпочтенье...
Но пощади сердца

Твоих вздыхателей! Ты злобою похожа
На змей степных! Как дуб душою ты жестка.
А вечного дождя, здесь на пороге лёжа,
20 Не вытерпят бока.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од, X. Муж Лики, дочери этруска, поддерживал связь с македонянкой. Гораций любил Лику короткое время, вскоре по смерти Цинары (IV, од. 13, 21), следовательно, около 724 года. В этой оде, написанной, вероятно, спустя некоторое время, Гораций старается склонить Лику серенадой и в то же время переходит в насмешливый тон. Должно предполагать, что поэт не был услышан и в 736 году излил всю желчь свою в IV, од. 13.


Ст. 2. Хотя бы ты была женою скифа.

Ст. 6. Лес, разведенный вокруг виллы Лики.

Ст. 8. Зевес, бог неба, вместо самого неба.

Ст. 15. Гораций старается склонить Лику, возбудив в ней чувство мести к неверному мужу.

[9/9Шатерников Н. И.


Если б, Лика, и Дон дальний поил тебя,
Муж твой был бы дикарь, — все ж пожалела бы,
Что, пред дверью простерт неумолимою,
Аквилону оставлен я.

5 Слышишь: громко скрипит дверь под порывами,
Сад шумит во дворе дома богатого,
Небо ясно, а бог — льдом заморозил здесь
Кучи снега напавшие.

Брось, — Венера велит, — брось свои гордости;
10 Колесо убежит — с ним и канат уйдет!
Ведь тирренец родил не Пенелопу нам,
Женихам недоступную...

Хоть подарки тебя, просьбы — не трогают
И фиалковый цвет бледных любовников,
15 Даже то, что влюблен в деву Пиэрии
Муж твой, — пылким поклонникам

Дай пощаду! Душой — дуба негибкого
Вряд ли мягче, и змей кротче ты Африки!
Здесь на камне лежать, дождь этот вынести
20 О, всегда ли смогу стерпеть?

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016