КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii xvi


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Азаркович Т. Вольпин Н. Капнист В. В. Мерзляков А. Ф. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/10Азаркович Т.


Башни медной держа дочь в заточении,
Врат мощнейших замком и неусыпных псов
Мрачным бденьем отец мнил оградить навек
От ночных любодеев путь.

5 Но Венера обман с Зевсом Акрисию —
Стражу, деву сокрыл кто, боязливому, —
Учинили: лежит путь беспрепятственный,
В злато лишь обратился бог.

Любит золото течь через посредников,
10 Скалы мощью крушить, превосходящею
Молний с громом удар: так был и авгура
Аргивского низвержен дом,

Смерть в корысти найдя; сквозь городов врата
Македонский шeл муж, крепость соперников
15 Приношеньем взорвав: царских таран даров
И свирепых смирял вождей.

Хлопот бремя растет вслед накоплению,
Денег жаждет алчба: право же, убоюсь
Ввысь вздыматься главой слишком я, Меценат,
20 Украшенье сословия.

Сможешь в многой себе прибыли отказать —
От богов примешь дар: так, в невзыскующих
Стан нагим поспешу я перебежчиком,
Бросив клан богачей навек.

25 Всех лишенный тревог, сам господин себе, —
Апулиец сожнeт чтo, не ленясь, в амбар
Коль запру — не вздохну радостней, чем теперь,
Средь великих богатств бедняк.

Есть лесок небольшой, чистой воды ручей,
30 В пашне — твeрдый зарок мне пропитания:
Так не счастлив, как я, даже владеющий
Плодородной всей Африкой.

Пусть мне мeд не несут пчeлы Калабрии,
В лестригонских пускай амфорах у других
35 Вакх томится, и пусть скот не жиреет мой
В тучных Галлии пастбищах, —

Нищеты всe же нет тягостной и следа,
Если ж в чeм и нужда — мне не откажешь ты.
Дань скромна, но еe лучше взимаю я,
40 Обуздавши желания, —

Чем когда б я владел царством Алиатта
В мигдонийских полях: многого алчущим
Голод свой не унять — если ж от бога дар,
То и малым доволен будь.

[2/10Вольпин Н.


Башни медная грудь, крепких ворот литье,
Неусыпных собак стража угрюмая
Быть Данае могли б верной защитою
От лихих полуночников, —

5 Если б с Киприей Зевс не насмеялись зло
Над жестоким отцом, стражем напуганным
Девы-узницы: где ж не был свободен путь
Богу, золотом ставшему?

Средостенье любых телохранителей
10 Может золото снять, каменный кряж пробить,
Жарче молний разя. Амфиарая дом
Пал, погибели преданный

Злой корыстью людской. Крепости брал не раз
Македонский хитрец и побеждал царей
15 Властной силой даров. Флотоводителя
Дар не раз совращал с пути.

Где жиреет казна, там и забот мошна;
Алчут новых богатств. Не понапрасну я
Избегал, Меценат, лучший из всадников,
20 Возноситься над ближними.

Кто откажет себе, трижды тому воздаст
Щедрость божья. Презрев долю стяжателей,
Вот я к стану пристал чуждых имения
И ликую, хоть гол и наг!

25 Лучше пусть говорят: «Скуден его надел!»
Чем сказали бы так: «Он в закрома нагреб
Всё, что труженик снял с пашен Апулии,
Нищий средь изобилия!»

Чистый в поле ручей, несколько югеров
30 Леса, свой урожай — скудный, но верный хлеб,
Я ль не взыскан стократ рядом с владетелем
Африканских бескрайных нив?

Пусть не копят мне мед пчелы Калабрии,
Лестригонским вином пусть не томится Вакх
35 В погребах у меня; пастбища Галлии
Пусть растят для других руно, —

Всё ж докучливой нет бедности. И когда
Большего захочу, разве откажешь ты?
Лучше мне сокращать нужды свои — и тем
40 Небольшой повышать доход,

Чем Лидийским владеть царством и зариться
На Мигдонское. Знай: где притязания,
Там нехватка. Блажен, кто получил сполна
В меру малой потребности.

[3/10Капнист В. В.


Когда боясь невинной дщери,
Ахриз Данаю заточил
В темницу, где железны двери
Затвором медным укрепил.

5 Когда стрегущих денно-ночно
К вратам приставил чутких псов;
Казалось, что ее он прочно
От влюбчивых берег воров.

Но Дий с Венерою украдкой
10 Смеялся, тщетность зря тревог;
Что везде путь сыщет гладкой
Преобращенный в злато бог.

Меж воев злато протекает;
Меж стражей окруживших дом;
15 Сквозь тверды камни проникает
Быстрее, чем крылатый гром.

Весь славный род Амфиарея
Алчбой корысти истреблен.
Филип, ключом златым владея,
20 Отверз врата твердейших стен.

Дары под власть его попрали
Царей стязующихся с ним;
Дары сердца людей смягчали,
Разбоям вдавшихся морским,

25 С богатствами растет к ним жадность;
Заботы вновь они родят.
Копить их, возвышаться в знатность,
Страшился я, о Меценат!

Чем больше мы себе откажем,
30 Тем больше боги нам дадут;
Но быть своих сокровищ стражем
Безумным лишь приличен труд.

И так богатых оставляю,
И наг, из табора сего
35 Ко стану тех перебегаю,
Что не желают ничего.

Именьем малым я владея,
Скупца богаче, что возмог
Собрать все жатвы Апулея:
40 При всем избытке он убог.

Лесок тенистый, ток прелестный
И нива, наградивша труд,
Царю Ливии неизвестный
Мне жребий счастия дают.

45 Хотя с полей Калабрских пчелы
Сотов мне не приносят в дар;
В Сицильских вазах застарелый
Не крепнет Бахусов нектар;

Хотя на Галльских паствах тучны
50 Стада мне волны не растят;
Однако с нищетой докучны
Меня и нужды не тягчат.

Когда б не стало мне стяжанья.
Ты б щедрою помог рукой:
55 Но сократя мои желанья,
Доход я увеличил мой;

И малым боле богатею,
Чем, если б мер алчбе не знав,
С Мигдонией стяжал я всею
60 Пространство Крезовых держав.

Кто много требует строптиво,
Тот в многом недостаток зрит.
Блажен, рукою бережливой
Кому довольство бог дарит!

Впервые: «Чтение в Беседе любителей русского слова», СПб., 1815, кн. 18, с. 42—44.

К Меценату. Способ к довольству.

[4/10Мерзляков А. Ф.


Башня, склеп чугуна, створы — столетний дуб, —
рьяных, воющих псов грозная сила — рать!
Это ль был не оплот прелестям Данаи
Против хитрых ночных гостей!

5 Что ж! Акризий отец девы, томимый им
варвар, темничный страж Зевсу, Венере сам
предал на смех себя: верен, свободен путь
богу, злата приявшу вид.

Злато мимо рядов телохранителей
10 смелым шагом идет; скалы дробит сильней
грома, падшего с туч! Весь дом гадателя
Амфиара корыстью злой

в бездну бедствий погряз; златом врата градов
царь Филипп отверзал; гордость соперников
15 златом свергнул во прах; злато упорнейших
вяжет узами битв вождей!

Злато в доме растет — в рост идут хлопоты,
мучит прибыли гладь!.. О, знаменитый друг!
В стыд вменяю, страшусь блеском стяжаний я
20 высить в мире главу свою!..

Тот, кто в многом себе любит отказывать,
с неба примет стократ. В лагерь бессребренных,
скудный, я убежал общества тучного,
жадных, злато, рабов твоих!

25 Барин с честью прямой в доле ничтожной, я
выше ставлюсь того, кто, в подземельи скрыв,
копит пот и труды ратая Аппула,
бедный в бездне всех благ земных!

Чистый ток ручейка, холмы дубравные
30 доброй нивы моей верность неложная —
все тут! Но не сменюсь с жребием пышным тем,
коим чванился Нила царь.

Сотов мне не дают пчелы Калабрии,
Бахус, пленник, томясь в амфорах Формии
35 мне не зреет на стол; в пастбищах Галлии
нежной я не коплю волны!

Впрочем, чужда и мне бедность угрюмая!
Больше вздумал бы: ты сам не откажешь!.. Нет!..
Лучше малой свой быть — спутав все прихоти, —
40 мирно дома уметь беречь.

Лучше, нежели слив Лидию с Фригией,
всем владеть одному — многожелающим
многого нет всегда. Благо что бог дает
в меру дланью скупою нам!

Мерзляков А. Ф., «Подражания и переводы», М., 1826, ч. 2, с. 125—126.

К Августу. (К. III, О. 5.)

[5/10Порфиров П. Ф.


Твердыня медная, куда Данаю скрыли,
И двери крепкия, и псов сторожевых
Дозор затворницу наверно-б охранили
От обольстителей ночных,

5 Когда б Юпитер сам с Венерой поглумиться
Над стражем трепетным — Акризием — тогда
Не вздумал: если бог в червонцы превратится,
Повсюду путь открыть всегда.

К телохранителям в толпу проходит злато,
10 И рушит крепи стен оно грозы сильней:
Аргивца вещаго погиб весь род когда-то,
Потоплен алчностью своей.

Муж Македонский мог враждебныя ворота
Раскрыть, соперников с престола низложить
15 Ценою подкупа; вождей суровых флота
Мог подкуп в сети уловить.

Богатство множится, — тревоги следом мчатся
И алчность большаго. И прав был ужас мой,
О, всадников краса, о Меценат, подняться
20 Над всеми гордой головой.

Чем больше кто себе откажет, приметь столько
От вышних: к ничего не жаждущим стремлюсь
Я в лагерь, голый сам, — богатых бросить только,
Как перебежчик, тороплюсь,

25 Хозяин малаго, но более блестящий,
Чем если б — шла молва — я спрятал в закромах,
Что апулиец мог посеять работящий,
И — был бы нищ средь пышных благ.

Кристальный ручеек, лес малый, урожая
30 Предвестье верное — все это чуждо им,
Кто, властный, Африкой обильной управляя,
Блистает жребием своим.

Хоть не калабрския дают мне меду пчелы,
Не в лестригонския амфоры и вино
35 Вливается, хотя не галльские мне долы
Несут пушистое руно,

Однако я далек от бедности гнетущей,
Желал бы, — в большем ты не отказал бы мне.
Сдержав лишь страсть свою, себя сдержать могущий,
40 Доход умножу в тишине

Верней, чем если б я к Мигдонии огромной
Прибавил Лидию. Кто много хочет, тот
И многаго лишен. Блажен, кому дает
Бог, сколько надо, дланью скромной.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Меценату.


Ст. 8. Даная — дочь аргосскаго царя Акризия — содержалась отцом взаперти под строгим надзором. Но Юпитер проник к ней в образе золотого дождя, и она родила Персея — убийцу Акризия. Гораций этому мифу придает тот смысл, что Юпитер золотом подкупил стражей Данаи.

Ст. 12. Речь идет о семье Амфиарая. Эрифила, жена его, подкупленная золотым ожерельем Полиника, погубила мужа. Сын Амфиарая Алкмеон отомстил за отца, убив мать, но и сам, в свою очередь, умер насильственною смертью.

Ст. 15. Разумеется изречение Филиппа Македонскаго о всемогуществе золота.

Ст. 20. По свидетельству Светония, Гораций отказался от предлагаемой ему Августом высокой должности личнаго секретаря. К этому времени и относится сочинение настоящаго стихотворения.

Ст. 22. Мысль, удивительная для языческаго мира.

[6/10Тучков С. А.


Из меди башня сотворенна
Хранима стражею была,
Акрисием где заключенна
Даная в скуке жизнь вела.

5 Врат твердость, сталью укрепленных,
Лай псов в ночи со всех сторон
Для всех, красой ее плененных,
Являли множество препон.

Пред богом, в злато превращенным,
10 Ничто не может устоять;
С его сияньем драгоценным
Все можно в свете предприять.

Меж стражей злато путь являет,
Ему подвластен свет давно,
15 Сильней перуна раздробляет
Твердейши мраморы оно.

Любовью к злату ослепленный,
Разрушен Амфиара дом;
Филипп, быв златом подкрепленный,
20 Со славой нес оружья гром.

Он им прошел ужасны горы,
Народы многи покорил,
И тяжки врат градских затворы
Он блеском злата отворил.

25 Сияньем злата опровергнул
Он власть царей, своих врагов;
Неукротимейших подвергнул
Плененью, тягости оков.

Но больше тот к нему стремится,
30 Кто в жизни сделался богат —
И для того им ослепиться
Брегуся я, о Меценат!

Богов щедро́той наслаждаясь,
Умерен в жизни я моей;
35 Завистных, гордых удаляясь,
Нелестных зрю себе друзей.

Полезнее всегда считаю
Богатства блеск пренебрегать,
Чем, грозного страшась случа́ю,
40 Среди сокровищей вздыхать.

Хотя б апулян жатвы многи
Я в житницах моих вместил,
Конечно б тем смущенья строги
Я от себя не удалил.

45 Властитель Африки не знает,
Что я богатее его —
Ручьем, который протекает
Среди владенья моего,

Лиющим воды чисты, здравы;
50 Леском, исполненным прохлад,
Питающим мои забавы,
Дающим множества отрад;

И небольшим земли уделом,
Всегда за труд платящим мой, —
55 Я в сем довольствии веселом
Вкушаю счастье и покой.

Хотя в Калабрии не спеет
Мне сот от пчел в ее лесах,
Хотя Фалерна не стареет
60 В моих глубоких погребах,

Хоть не мои стада питают
Луга галлийски средь прохлад,
Не мне там во́лну собирают
И не меня ей богатят —

65 Но я спокойством наслаждаюсь,
Доволен счастием моим,
И духом ввек не унижаюсь,
Нет зависти во мне к другим.

Я знаю — если бы стремленье
70 Мое к богатству возросло,
Исполнить в том мое хотенье
Ничто б тебя не отвлекло.

Почто ж, коль малым обладая,
Свободней легку дань плачу,
75 Как нежель, жадностью пылая,
Страны велики получу.

Блажен, кто в простоте счастливой
Далек убожества живет,
Не ищет жизни прихотливой,
80 Закон умеренности чтет.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 186—189.

Ода XI. К Меценату. Злато все может; но с ним часто бываем мы несчастливы. Умеренность составляет истинное наше благополучие.


Ст. 3. Акрисий. Царь аргосский, отец Данаи. Оракул предсказал ему, что он будет убит от внука своего; сие принудило его заключить единую свою дочь навсегда в башню; но Юпитер, превратясь в золотой дождь, достиг к ней и родил от нее Персея, который по возрасте своем нечаянно лишил жизни деда своего Акрисия.

Ст. 18. Амфиар, или Амфиарус, или Амфиарас, был сын Аполлона и Гиперметры, сделался наконец царем в Аргосе; но как он имел дар узнавать будущее, то и открыл, что должно ему погибнуть в войне против Адраста, и сие принудило его скрыться. Жена его Эрифила, быв обольщена богатым ожерельем, открыла место где он таился, чем и сбылось предсказание его о самом себе.

Ст. 19. Филипп. Царь македонский, отец Александра Великого; сделал многие завоевания, но не столько силою оружия, сколько хитростью и дарами.

[7/10Фет А. А.


И башня медная, и псов угрюмых стая,
И крепкий дуб ворот, надежно припертых,
Казалось бы, могли укрыть тебя, Даная,
От соблазнителей ночных,

5 Когда б Юпитер сам с наставницей Венерой
Тому, что деву так Акризий устерег,
Не посмеялися. Какой укроешь мерой,
Коль в злато превратился бог?

Меж стражей путь всегда монеты находили,
10 И любят каменный они крушить оплот
Сильнее молнии. И злато погубило
Аргивца вещего весь род.

Хитрец Филипп умел ворота городския
Им отворять, умел соперников царей
15 Смирять подарками. И горы золотыя
Вождя подкупят кораблей.

Коль деньги множатся, и алчность, прибавляясь,
Все хочет большего. Я прав, о Меценат,
Отрада всадников! — при мысли содрогаясь,
20 Ну что, когда б я был богат?

Чем больше кто себе отказывать умеет,
Тем боги более дают ему. Я наг,
С улыбкой от того бегу, кто всем владеет,
К тому, кто не желает благ,

25 И я довольнее в моей презренной доле,
Чем если б в житнице все то собрать я мог,
Что сеет труженик на апулийском поле,
И был бы в роскоши убог.

Поток прозрачных вод, лесок мой невеликий
30 И с неизменных нив прибыток годовой
Я с африканским бы не променял владыкой:
Его я счастливей судьбой.

Хоть не калабрские мне пчелы носят меду,
Не лестригонский вакх в мои амфоры влит,
35 И галльской шерстию, пушистою в породу,
Меня овца не подарит.

Однако ж нищеты не знаю я докучной,
А больше пожелай — и ты б не отказал.
Без алчности досель казной моей сподручной
40 Я с большей пользой управлял,

Чем с алиаттовой когда бы свел страною
Поля мигдонския. Кто много захотел —
Всегда в нужде. Блажен, кому скупой рукою
Бог, сколько нужно, дал в удел.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XVI. Толкователи относят эту оду к 726 году, когда Гораций, по свидетельству Светония, отклонил от себя предлагаемую ему Августом должность секретаря, связанную, разумеется, с богатством и почестями. Не желая навлечь на себя немилость Октавиана, Гораций обращается не прямо к нему, а излагает другу и покровителю Меценату все зло, проистекающее от алчности к золоту, прибавляя, что сам он (Гораций) не знает этой страсти и чувствует себя совершенно счастливым при ограниченности своих средств.


Ст. 1. Аргосский царь Акризий, которому оракул предвещал смерть от руки внука, запер дочь свою Данаю в медную башню, чтобы сохранить ее от мужчин. Юпитер спустился к ней золотым дождем и она родила Персея — убийцу Акризия.

Ст. 12. Эрифила, подкупленная золотым ожерельем Полиника, погубила мужа своего. Сын ее, Алкмеон, убил мать, и, в свою очередь, убит братом.

Ст. 13. Филипп Македонский говорит, что он каждую крепость возьмет, в которую может проникнуть осел, навьюченный золотом.

Ст. 33. Калабрия (I, од. 33, 15) славилась превосходным медом.

Ст. 34. Близь Формий, в земле лестригонской, возделывалось славное формианское вино.

Ст. 35. Порода галльских овец отличалась густотой и мягкостью шерсти.

Ст. 41. Лидия названа страною Алиатта, отца Креза.

Ст. 42. Фригия получила название Мигдонии, во мнению одних, от царя Мигдона, а по мнению других, по имени поселившегося в ней фракийского племени.

[8/10Церетели Г. Ф.


Башни медной замок, двери дубовые
И бессонных собак лай угрожающий
Для Данаи могли б верным оплотом быть
От ночных обольстителей.

5 Но над стражем ее, робким Акрисием,
Посмеялся Зевес вместе с Венерою,
И открылся им путь верный, едва лишь бог
Превратил себя в золото.

Злато минет ряды телохранителей
10 И расколет скалу глубже, чем молния;
Рухнул в прах и погиб жертвою алчности
Дом пророка аргивского.

Городские врата муж-македонянин
Для себя раскрывал, силою подкупа
15 Низвергал он царей; и на морских вождей
Подкуп сети накидывал.

Рост богатства влечет приумножения
Жажду, кучу забот... Вот и не смею я
Всем на зависть чело вскидывать гордое,
20 Меценат, краса всадников.

Больше будешь себя ты ограничивать
Больше боги дадут! Стан богатеющих
Покидаю, бедняк, и перебежчиком
К неимущим держу свой путь —

25 Я владею славней скудными крохами,
Чем когда бы я стал хлеб всей Апулии
Работящей таить без толку в житницах,
Нищий средь изобилия.

Ключ прозрачный и лес в несколько югеров
30 И всегда урожай верный с полей моих
Далеко превзойдут пышность владетелей
Плодороднейшей Африки.

Правда, нет у меня меда калабрских пчел,
И в амфорах вино из Лестригонии
35 Не стареет, и мне выгоны галльские
Не растят тучных овчих стад.

Но меня не гнетет бедность тяжелая;
Пожелай я еще, ты не откажешь мне.
Сжав желанья свои, с прибылью малою
40 Буду жить я счастливее,

Чем прибравши к рукам царство Лидийское
И Мигдонский удел. Многого ищущий —
Многим беден. Блажен тот, кому бережно
Бог дает только нужное.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 116—117.

Ода 16. К Меценату. Размер: II Асклепиадова строфа.


Ст. 12. Пророк аргивский — Амфиарай, посланный подкупленной женою в гибельный поход.

Ст. 13. Муж-македонянин — царь Филипп, отец Александра Великого, знаменитый мастер подкупа.

Ст. 15. Морской вождь — Менодор, флотоводец Секста Помпея, несколько раз переходивший в гражданской войне от него к Октавиану и обратно.

Ст. 34. Лестригония — Формии, винодельческий город, основанный, по преданию, Ламом, царем легендарных лестригонов.

[9/10Церетели Г. Ф.


Башни медной замок, двери дубовые,
Караульных собак лай угрожающий
Для Данаи могли б верным оплотом быть
От ночных обольстителей.

5 Но над стражем ее, робким Акрисием,
Сам Юпитер-отец вместе с Венерою
Подшутил: путь найден верный, едва лишь бог
Превратил себя в золото.

Злато так и плывет в руки прислужникам
10 И скорей, чем перун, может скалу разбить, —
Рухнул сразу и пал жертвою алчности
Дом пророка аргивского.

В городских воротах муж-македонянин,
Разуверясь, свергал силою подкупа
15 Всех, кто метил на трон; и на морских вождей
Подкуп сети накидывал.

Рост богатства влечет приумножения
Жажду, кучу забот... А потому боюсь
Вверх подъятым челом взор привлекать к себе,
20 Меценат, краса всадников.

Больше будешь себя ты ограничивать,
Больше боги дадут! Стан богатеющих
Покидаю, бедняк, и перебежчиком
К неимущим держу свой путь —

25 Я хозяин тех крох, что не в чести у всех,
Лучший, чем если б стал хлеб всей Апулии
Работящей таить без толку в житницах,
Нищий средь изобилия.

Но кто правит, как царь, плодною Африкой,
30 Не поймет, что мое лучше владение, —
Ключ прозрачный и лес в несколько югеров,
И полей жатва верная!

Правда, нет у меня меда калабрских пчел,
И в амфорах вино из Лестригонии
35 Не стареет, и мне выгоны галльские
Не растят тучных овчих стад.

Но меня не гнетет бедность тяжелая
И от новых твоих я откажусь даров!
Сжав желанья свои, с прибылью малою
40 Буду жить я счастливее,

Чем к Мигдонским полям царство Лидийское
Прибавляя... Когда к многому тянешься,
Не хватает всегда многого. Тот блажен,
Бог кому, сколько надо, дал.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 128—129.

Ода 16. К Меценату. Размер: 2-я Асклепиадова строфа.


Ст. 12. Пророк Аргивский — мифический герой Амфиарай, погубленный своей женою Эрифилой, подкупленной Полиником и за это уговорившей мужа принять участие в походе на Фивы.

Ст. 13. Македонянин — Филипп, царь македонский, говоривший, по словам Цицерона («Письма к Аттику» I, 16, 12), что может взять любую крепость, в ворота которой может пройти осел, нагруженный золотом.

[10/10Шатерников Н. И.


Башня медная, дверь крепкого дерева,
Свора чутких собак, грозных хранителей, —
Быть Данае могли прочной защитою
От ночного любовника;

5 Но Юпитеру смех вместе с Венерою
Над трусливым отцом спрятанной девушки...
Знали: путь не закрыт, путь без опасностей —
Богу, ставшему золотом.

Минет золото строй телохранителей;
10 Камни ломит оно, более властное,
Чем и молний удар: гибнет Агросского.
Дом провидца раздавленный, —

Губят деньги его. Царь Македонии
Златом шел в города, смел и соперников
15 Всех с пути своего. Флота начальники
В подкуп путались грозные.

Рой несется забот вслед за богатствами:
Больших хочется благ.. Правильно делал я,
Всем страшась напоказ выставить голову,
20 Меценат, краса всадников!

Будем больше себе в жизни отказывать, —
Боги больше дадут! И перебежчиком
Рвусь, бедняк, я теперь в стан нестяжателей,
Стан богатых покинувши.

25 Отказаться сумев, — лучший владетель я,
Чем коль окажут, что мной собрано в житницу
Все, что труженик дал с пашен Апулии, —
О, бедняк средь богатства я!

Чистой влаги ручей, несколько югеров
30 Леса и урожай верный от нив моих, —
Этот жребий благой чужд для сияющих
Властью в пажитях Африки.

И хоть нет у меня меда калабрского,
И не крепнет вино, взятое в Формиях,
35 По амфорам моим, в пастбищах Галлии
Нет овец с шерстью тучною, —

Но и бедности нет, тягостной бедности.
Захоти я еще — не отказал бы ты...
Но, желанья сдержав, малый прибыток свой
40 Я скорей увеличил бы,

Чем в пределы включив царства Лидийского
И Митдонии край. Многого ищущий, —
Многим беден. Блажен, скупо дано кому
Богом необходимое.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 16. К Меценату. Может быть, эта ода написана Горацием по поводу отказа поэта от должности секретаря, которую предлагал ему Август.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016