КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii xix


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Крачковский В. Н. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/7Гинцбург Н. С.


Кем приходится Инаху
Кодр, что принял без слов смерть за отечество,
Ты твердишь, про Эаков род
И про древнюю брань возле троянских стен,
5 Но сказать не умеешь ты,
Сколько стоит вина кадка хиосского,
В чьем дому попируем мы
И когда мы стряхнем холод Пелигнии.
Дай же, мальчик, вина скорей
10 В честь полуночи, в честь новой луны и в честь
Дай Мурены-хозяина,
Девять чаш или три с теплой смешав водой.
Тот, кто любит нечетных Муз,
Тот, как буйный поэт, требует девять влить;
15 А тремя ограничиться
Миролюбцам велят три неразлучные
Обнаженные Грации.
Рад безумствовать я: что ж берекинтских флейт
Не слышны дуновения?
20 Что, молчанье храня, с лирой висит свирель?
Ненавижу я скаредность —
Сыпь же розы щедрей! С завистью старый Лик
Шум безумный услышит пусть,
И соседка его, старцу нелегкая.
25 Вот уж взрослая, льнет к тебе
Рода, блещешь ты сам, Телеф, в кудрях густых,
Ясный, словно звезда, — меня ж
Иссушает, томя, к милой Гликере страсть.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 120—121.

Ода 19. К Телефу. Размер: IV Асклепиадова строфа.


Ст. 8. Пелигния — суровая область в Апеннинских горах.

Ст. 11. Мурена — См. примеч. к Оде II, 10.

Ст. 12. Девять чаш или три с теплой смешав водой. — Древние пили вино, смешанное с водой: отношение вина к воде 9:3 считалось крепким, отношение 3:9 — слабым.

Ст. 18. Берекинтские флейты употреблялись в экстатических обрядах культа Кибелы.

[2/7Гинцбург Н. С.


Сколь позднее, чем царь Инах,
Кодр без страха принял ради отчизны смерть,
Ты твердишь, про Эака род,
Как сражались в боях близ Илиона стен;
5 Сколько ж стоит кувшин вина
Лоз хиосских и кто воду согреет нам,
Кто нам дом отведет, когда
Хлад пелигнов терпеть кончу я, — ты молчишь.
Дай же, мальчик, вина скорей
10 В честь полуночи, в честь новой луны, и дай
В честь Мурены: мешать с водой
Можно девять, иль три киафа взяв вина.
Тот, кто любит нечетных Муз,
Тот — в восторге поэт — требует девять влить;
15 Тронуть киафов больше трех,
Ссор боясь, не велят голые Грации,
Три, обнявшись всегда, сестры.
Рад безумствовать я: что ж берекинтских флейт
Звуки медлят еще свистеть?
20 Что, молчанье храня, с лирой висит свирель?
Рук скупых не терплю ведь я:
Сыпь же розы щедрей! С завистью старый Лик
Шум безумный услышит пусть,
Пусть строптивая с ним слышит соседка шум.
25 Вот уж взрослая, льнет к тебе
Рода, блещешь ты сам, Телеф, в кудрях густых,
Ясный, словно звезда, — меня ж
Иссушает, томя, к милой Гликере страсть.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 132.

Ода 19. К Телефу. Кто этот Телеф, неизвестно. Гораций насмехается над его историческими изысканиями. Размер: 4-я Асклепиадова строфа.

[3/7Крачковский В. Н.


Ты говоришь нам о том И́нах родился когда,
Кодр когда умер, о роде Эаковом ты повествуешь,
об илионской священной вспоминаешь войне...
Но молчишь ты — кувшин хиосского ныне что стоит,
5 баню кто вытопит нам, дров раздобуду где я,
мне не погибнуть дабы от пелигнийских морозов.
Мальчик! Налей нам вина; в честь новолуния выпьем!
В чаши вливай или по́ три циата, иль три раза столько ж!
Кто поклоняется Музам, тот, вдохновенный поэт,
10 девять требует, Грация ж, голых сестер обнимая,
просит не более трех, нежная, ссор опасаясь.
Люблю безумствовать! Флейты фригийской не слышу зачем?
Лира безмолвная что́ даром висит на стене?
Руки прочь скупые — розы без счета рассыпь!
15 С завистью слушает пусть Люций, с женою старик
шум безобразный! Телеф! Не молодая уже,
Родэ пылает любовью к тебе, лучезарному утру,
к юной Глицере любовь сердце сжигает мое.

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 205—206.

К Телефу. (Кн. 3, ода 19.)


Ст. 1. Инах — выходец из Египта, первый царь аргивский.

Ст. 2. Кодр — последний царь Афинский.

Ст. 2. Эаковом. Эак — царь эгинский, отец Пелея и Теламона, дед Ахиллеса и Аякса; был, за свою мудрость, сделан судьей в царстве теней.

Ст. 10. Девять требует. По числу Муз.

Ст. 11. Трех. По числу Граций.

[4/7Порфиров П. Ф.


Насколько Инах царь древнее,
Чем Кодр, за родину умерший, не бледнея, —
Толкуешь ты, иль о сынах
Эака, о былых под Троею боях;

5 А тут молчишь — по чем придется
Кувшин хиосского, кто воду греть займется,
В чьем доме пир, в часу каком
От лютых холодов согреюсь я вином?

Бокал сюда! За перемену
10 Луны, другой — за ночь, а третий за Мурену
Авгура каждый в чашу влей
Себе теперь вина — три, девять ли частей.

Певец, кто муз нечетных знает, —
Тот девять для себя, восторженный, вливает.
15 Другим — не больше трех лишь; ссор
Боится скромная стыдливость трех Сестер,

Обнявшихся четою голой.
Безумье сладко мне; но почему веселый
Берецентийский рог молчит?
20 Что́ лира с флейтою безмолвная висит?

Я ненавижу жадных дланей —
Раскинь побольше роз; пусть буйство восклицаний
Услышит с завистию Лик
С соседкой молодой и — погрустит старик.

25 Телеф, в кудрях своих прекрасный,
К тебе, блистающий как будто вечер ясный,
Уж Рода пышная кипит;
Глицеры тихая любовь меня томит.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Телефу. Это шутливое стихотворение обращено к некоему Телефу — хорошему знатоку мифологии, но плохому распорядителю предстоящей пирушки по случаю назначения Лициния Мурены в коллегию авгуров.


Ст. 6. Акрон: ‘nam tepefacts aquis solebant graeсi vina temperare’. Другое толкованье этого места, принадлежащее Орелли: ‘quis balneum caletaciet’. Конечно, толкование Акрона гораздо правдоподобнее. Впрочем, это очевидно из дальнейших строк.

Ст. 17. Восторженный поэт велит в честь муз смешать девять циатов (½ секстария — разливальная ложка) вина с тремя циатами воды; кто же — поклонник граций — заботится соблюдать в пирушке приличие, тот пусть смешивает 3 циата вина (по числу граций) с 9 циатами воды.

[5/7Тучков С. А.


Ты рассказывать пустился
Нам о славных тех царях,
Коих свет всегда страшился,
Кто был Корд, кто был Ина́х.

5 Род Эака нам толкует,
Чем известен в жизни он,
О сраженьях повествует,
Чем прославлен Илион.

Но о том, что бочка стоит
10 Нам хиоского вина,
Кто нам баню приготовит,
И не ждет ли нас она,

Иль давно она готова,
Скоро ль мы в нее пойдем —
15 Ты молчишь, о том ни слова
В разговоре нет твоем.

Дайте нам вина отменна
Новолунных в честь ночей;
А за здравие Мурена
20 Мне, слуга, еще налей.

В три иль в девять раз скончает
Кубок всяк пускай из нас;
Тот, кто Муз любить желает,
Трижды три пить должен раз.

25 Стихотворец в восхищенье
Должен помнить Муз число,
Пить под лирою в веселье,
Увенчав свое чело.

Хоть одна из Граций нежных
30 Ищет Муз не оставлять,
Но, бояся ссор мятежных,
Запрещает прибавлять.

Где богини Берецинды
Трубы скрыты? Дайте их;
35 Пусть веселья разны виды
Умножаются от них.

С лирой кто свирель златою
Здесь повесил? Скрыт их звук;
Дайте мне, я их настрою,
40 Ненавижу праздных рук.

Пусть сосед скупой познает
С престарелою женой
Нашу резвость и вздыхает,
Недоволен быв собой.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 193—194.

Ода XIV. К Телефу.


Ст. 4. Инах. Сын Океана; основал царство Аргосское.

Ст. 19. Мурен был брат Мецената.

Ст. 33. Берецинтою, или Берециндою называли иногда мать богов Цибелу, празднование которой отправлялось пением и пляскою.

[6/7Фет А. А.


За Инахом в какое время
Жил Кодр, что пал за край родной,
Ты знаешь. Про Эака племя
Расскажешь, про троянский бой.

5 Но как с хиосским продается
Вином бочонок, хоть дрожишь
От стужи, где для нас найдется
И дом и баня, ты молчишь.

Мурене в честь, новорожденной
10 Луне во славу, в честь ночей
Три меры влаги благовонной
Иль девять в чашу, мальчик, влей!

Тому три раза по три в пору,
Кто муз нечетных любит ряд;
15 Пить больше трех, боясь раздору,
Нагия Грации претят.

Отрадно буйствовать!
Но что же Берецентийской я досель
Не слышу флейты? Отчего же
20 Молчат и лира, и свирель?

Сыпь роз! Мне ненавистны руки
Скупые. Пусть услышит Лик
С соседкою разгула звуки
И позавидует старик!

25 А роза по тебе вздыхает:
Как на блестящую зарю,
Она на Телефа взирает...
А я к Глицере все горю.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XIX. Хотя имя Телефа встречается I, од. 13, 1 и IV, 11, 21, но ясно, что лицо, к которому относится эта ода, не имеет ничего общего с упомянутым. Из содержания оды видно, что Гораций смеется над Телефом, углубленным в исторические изыскания и мало способным распорядиться насчет предстоящего пира. Так как в последнем стихе говорится о любви к Глицере, то оду эту должно отнести к 730 году.


Ст. 1. Инах, см. II, од. 13, 21.

Ст. 2. Кодр последний царь афинский.

Ст. 3. См. II, од. 13, 22.

Ст. 8. Римляне перед обеденным столом обмывались нагретой водой, и пиршества не всегда бывали в дому амфитриона, но составлялись из посильных приношений в дом того собеседника, у которого было удобнейшее помещение.

Ст. 9. Кто этот был Мурена — трудно сказать достоверно; всего вероятнее, это был Лициний Варрон Мурена, брат Прокулея и Теренции, супруги Мецената.

Ст. 14. Поэту, по числу Муз, можно на три меры воды влить в чашу девять мер вина; для прочих собеседников на то же количество воды достаточно трех мер.

Ст. 18. Обыкновенно говорится о берецентийском роге, а здесь Гораций говорит флейте.

Ст. 22. Гораций хочет, что бы старый Лик с молодой женою своею Родой услыхали соседнюю пирушку и позавидовали молодежи.

Ст. 26. Рода, как видно, была неравнодушна к Телефу.

[7/7Шатерников Н. И.


Речь твоя и про Инаха, —
Был ли близок к нему Кодр, что за родину
Смело пал, — про Эака род
И под Троей святой битвы великие:
5 А бочонок хиосского
Сколько стоит, и кто ж воду согреет нам,
Где собраться, и в час какой
Пелигнийский унять холод, — молчишь о том.
Лей в честь новой луны скорей,
10 Лей за полночи час, мальчик, за авгура
Лей Мурену, — и можно бы
Три киафа налить в чаши иль девять все.
Девять муз почитающий,
Целых девять налить просит поэт себе.
15 Но не более трех велит;
Ссор боясь за вином, смешивать Грация,
Что сплелась с двумя сестрами.
Ох, я буйства хочу! Берекинфийская
Что же флейта безмолвствует?
20 Что ж беззвучно висит лира, свирель твоя?
Ненавижу скупые я
Руки... Розы рассыпь! Шумные выходки
Лик пусть слышит завистливый
И соседка его, старцу не легкая.
25 Блещут кудри волнистые,
Весь ты с Веспером схож, Телеф, сверкающим,
Рода льнет к тебе юная...
Я ж к Гликере томлюсь долгой любовию.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 19. К Телефу, под именем которого разумеется какой-то неизвестный знакомый Горация.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016