КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iv i


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Кокотов А. Ю. Крестовский В. В. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Тамбовский А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/9Кокотов А. Ю.


За старое, Венера, снова?
Прости меня, прости — свое отвоевал!
Поди-ка поищи другого —
А я давно не тот, что с Ки́нарой бывал.

5 Страстей жестоких мать! Не мужу
Пятидесяти лет сгибаться пред тобой,
Я кротости не обнаружу —
Ты к молодым ступай, что жадно рвутся в бой,

Хоть к Павлу Максиму. Какая
10 Гостеприимней грудь для страсти в наши дни?
Так выбери его. Сверкая,
Лебедекрылая, его воспламени!

Он вышел статью, благороден,
В суде красноречив и убедит легко,
15 Он — к сотне дел иных пригоден —
Твой стяг воинственный продвинет далеко,

И всех соперников влюбленных,
Смеяся, победит роскошеством щедрот,
Под сению дерев лимонных
20 Воздвигнув идол твой вблизи Албанских вод.

И там, вдыхая ароматы,
Средь стройных звуков флейт и берекинтских лир,
Очарованием объятый
Чудесно оживет твой мраморный кумир.

25 Юнцы и девы оробелы
Смиренно притекут твой истукан хвалить,
Как салии, ногою белой
Трикраты по земле, приплясывая, бить.

Не милы мне они. Не верю
30 Ответной страсти их — для них я слишком стар,
Венка к главе я не примерю,
Горчит мое вино, остыл любовный жар.

Но речь моя вдруг замолкает,
Зачем, мой Лигурин? Откуда? — не пойму —
35 Вдруг по щеке слеза стекает,
Ко всем заметному смущенью моему.

Жесток ко мне ты в сновиденьи,
Когда я следую, угрюмой страсти полн,
Повсюду за летучей тенью —
40 На поле марсовом, среди бегущих волн.

2015 г. «Квинта Горация Флакка десять избранных од», Торонто, 2016, с. 31—35.

[2/9Крестовский В. В.


О мать жестокая прекрасных купидонов!
Не признающего давно твоих законов
Покинь, молю, уйди! избавь от нежных уз!
Я стар — к чему ж с тобой мне заключать союз?..
5 Ступай скорей туда, где, полная желанья,
К тебе шлет молодость горчие воззванья,
А я... Ничто уже не радует меня:
Ни стройный юноша, исполненный огня,
Соперник женщины пластичной красотою,
10 Ни девы Фракии округлою ногою,
Ни розовый венок, ни сладкое вино
Не веселят мой взор — взор старческий давно!..

Но отчего ж скажи, о, Лигурин, порою
Блистает этот взор невольною слезою?
15 Или в приятельской беседе, чуть на миг
Я вспомню про тебя, коснеет мой язык?
А грезы полночи мне дань несут другую:
То чудится — тебя так пылко я целую,
То сжав в объятиях, к груди твоей прильну,
20 То в упоении, склоняся к ней, засну; —
Но боги! нет... увы! — то призрачные грезы!
И льются по щекам несдержанные слезы.

1857 г. Впервые: Крестовский В. В., «Сочинения», СПб., 1862, т. 1, с. 127.

К Афродите.

[3/9Орлов В. И.


Забудь меня, желаний мать,
Любви давно забыл я чары!
Уж я не тот, тем не бывать,
Чем был под властию Цинары.

5 Пощады просит старца грудь,
Успокоенная по битвам;
Оставь меня, направь свой путь
К горячим юношей молитвам.

Ты ищешь жертвы для любви?
10 На лебедях своих прекрасных
В дом Павла мчись; в его крови
Раздуй огонь желаний страстных:

Прелестный, знатный и младой,
Защитник сира и вдовицы,
15 Он будет лучшею красой
Твоей победной колесницы;

И — на брегу Албанских вод,
В любви счастливый победитель,
Своей богине вознесет
20 Из древа кипрского обитель.

Там благодатный твой кумир
Приимет в жертву — и моленья,
И песней глас, и звуки лир,
И благовонные куренья;

25 Там ранней, позднею порой
Сберутся юноши и девы,
Чтоб с пляской резвой и живой
Хвалений сочетать припевы.

А для меня уж боле нет
30 Любви взаимных упований...
Постылы мне — и розы цвет
И бой за чашей пирований.

Кто ж ты, о ком слова в устах
То начинаются, то рвутся,
35 О ком блестит слеза в очах,
К кому все помыслы несутся?

Кого ищу, кого ловлю
И днем и в муках сновиденья,
И для кого еще терплю
40 И грусть любви, и стыд презренья?

Впервые: «Московский вестник», М., 1828, ч. 12, № 23—24, с. 201—202.

Ода I. К Венере.

[4/9Порфиров П. Ф.


Венера! Старую войну
Вновь начинаешь ты? Молю, молю, помилуй.
Уж я не тот, что был в плену
Динары доброй — нет. Богиня! Страсти милой

5 Мать безпощадная, оставь
Меня на старости, — ведь, к нежным повеленьям
Я глух: ты путь туда направь,
Где томным юноши тебя зовут моленьем.

В дом Павла Максима гряди
10 На крыльях лебедей, блистающих красою,
Когда в томящейся груди
Ты сердце хочешь жечь любовною тоскою.

Ведь, и красив, и знатен он,
Клиентов трепетных защитник неизменный,
15 И — всем искусствам обучен —
Он стяг твой пронесет далеко по вселенной.

Когда ж, счастливейший в борьбе,
Он над соперником смеяться будет щедрым,
Вблизи Албанских вод тебе
20 Воздвигнет статую под драгоценным кедром.

Там будешь сладко обонять
Густых курений дым под кровлею своей ты,
И станут слух твой услаждать
Звон лир, свирель и песнь берецентийской флейты.

25 Там дважды в день перед тобой
Хор отроков и дев, богиню величая,
Сберется, стройною стопой
В салийской пляске дол трикратно ударяя.

Я жен и отроков забыл,
30 Любить взаимно вновь не верю я надежде,
Не люб мне споров пьяных пыл,
И не венчаюся цветами я, как прежде.

Но почему — увы — порой,
О, Лигурин, слеза из глаз моих сбегает?
35 Зачем язык болтливый мой,
Внезапно речь порвав, постыдно умолкает?

А в снах ночных тебя опять
В объятьях я держу иль — грезится — пытаюсь
На поле Марсовом догнать,
40 Иль в волнах за тобой, жестоки мой, гоняюсь.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Венере. Четвертая книга написана Горацием между 17—13 гг. Она появилась благодаря настояниям Августа.


Ст. 20. Т.е. под кровлей из дорогого африканскаго кедра.

[5/9Тамбовский А.


Зачем, Венера, ты мир сладкий нарушаешь
И вновь идешь войной? Молю я, пощади!
Ведь я уже не тот, сама ты это знаешь,
Каким к Цинаре страсть питал в своей груди...

5 О, мать жестокая прелестных купидонов!
Мне лет уж пятьдесят! Молю, оставь меня!
Пусть юноши идут под сень твоих законов,
А я чувствительно слабею день от дня...

Ты лучше путь держи на лебедях проворных
10 К соседу моему; он молод и богат —
Там встретишь для себя ты слуг вполне покорных,
И будет сам тебе он бесконечно рад;

Охотно он пойдет за честь твою сражаться,
А если дашь ему красавицу отбить —
15 То он соорудит алтарь твой, может статься,
Где будут фимиам и день и ночь курить.

Там дважды юноши с девицами младыми,
Слагая гимн любви, алтарь твой обойдут,
И в такт прихлопнувши подошвами своими,
20 Твое величие и славу воспоют...

Но я?.. Ни женщина, ни отрок самый нежный
Уже не радуют мой престарелый слух;
Сам на пирах бегу я чаши неизбежной
И чувствую, как мой поникнул скорбный дух.

25 Я даже не хочу украситься цветами,
А между тем, порой, задумавшись один,
Не знаю — отчего глаза полны слезами,
Когда передо мной проходит Лигурин?

Зачем в разгаре я беседы оживленной
30 Впадаю в долгое молчание порой,
Когда красавец мой, речами вдохновленный,
Своею милою кивает головой?

Богиня! Для чего я даже в сновиденье
Его, прелестного, как наяву ловлю;
35 Но, просыпаяся в тревоге и волненье,
Лишь в одиночестве бессильно слезы лью?..

Тамбовский А., «Проклятие любви», СПб., 1893, с. 26—27.

Мольба старика. (Гораций. «Оды» IV, 1.)

[6/9Фет А. А.


Киприда, не воюй! О, пощади меня,
Прошу! прошу! К чему тебе противник старый?
Уже не тот я стал, и нет во мне огня,
Которым я горел пред доброю Цинарой.

5 О, мать жестокая Амуров! Не вводи
Оцепенелого опять во искушенье;
Ведь я десятый люстр кончаю, уходи
Туда, где юношей зовут тебя моленья.

Ты своевременней на паре лебедей
10 Дом Павла Максима роскошный и свободный
Могла бы посетить, когда огонь страстей
Желаешь возбудить в груди еще пригодной,

Затем, что знатен он, да и хорош лицом,
Начнет ли говорить — клиент его покоен,
15 И этот юноша, по ловкости во всем,
Со знаменем твоим отважный будет воин.

На радости, когда им будет побежден
Объявленный богач, соперник ненавистный,
Твой лик над озером Албанским станет он
20 Хранить из мрамора под крышей кипарисной

Там будет пред тобой дымиться фимиам
И взыдут до тебя волнистые куренья,
Берецентийский рог наполнит звуком храм
Сливаясь с флейтою и песнями моленья.

25 Там хоры мальчиков и девочек прийдут,
Два раза в день твое величье воспевая,
Салийской пляскою тебя они почтут,
Стопами трижды в лад о землю ударяя.

И мальчиков и дев оставил я давно,
30 Взаимность возбудить надежды не питаю,
Меня не радует задорное вино,
И свежих на чело цветов не возлагаю.

Зачем же, Лигурин, зачем, скажи, порой
Вдоль по щеке моей бежит слеза живая,
35 И неожиданно язык болтливый мой
Коснеет, грустно речь молчаньем прерывая?

В ночных видениях я образ твой храню,
И кажется, вот-вот рукой тебя хватаешь:
То в поле Марсовом тебя не догоню,
40 То ловко ты в волнах, жестокий, уплываешь.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. I. Почти десять лет спустя после издания в свет трех первых книг од Август предложил Горацию воспеть победы пасынков своих, Тиберия и Друза. Поэт, исполнив волю монарха, присоединил к патриотическим стихотворениям оды эротического содержания, и таким образом в 741, или 742 году составились четыре книги од. Эту оду Гораций написал в 739 году, когда ему, как сам он говорит (ст. 7), было без малого 50 лет.


Ст. 4. Настоящее имя Цинары — Лалага (см. I, од. 22).

Ст. 10. Гораций, прося пощады у Киприды, указывает ей на дом Павла Фабия Максима, которому в то время было 40 лет от роду и которого поэт, может быть, иронически называет юношей.

Ст. 14. Защищать клиента подобало всем знатным римлянам.

Ст. 17. Из благодарности, когда, при помощи твоей, он победит соперника в любви.

Ст. 19. Албанское озеро, теперь: Lago di Castello.

Ст. 23. Берецентийский рог (см. I, од. 18, 13).

Ст. 27. Пляской салийских жрецов.

[7/9Церетели Г. Ф.


Ты, Венера, чрез долгий срок
Вновь войну начала? Сжалься, прошу, прошу!
Я не тот, что под игом был
У Цинары моей кроткой! Ты сладостных
5 Купидонов мать грозная,
Перестань гнуть меня, ныне бесстрастного,
Десять лустр пережившего,
Властью нежной! На зов юношей трепетный
Снизойди, — к Павлу Максиму
10 На крылах лебедей, пурпуром блещущих,
Ты взнесись с шумной свитою,
Если хочешь зажечь сердце достойное.
Знатен он и собой красив,
И готов постоять за обездоленных.
15 Всем искусствам обученный,
Далеко пронесет он твой победный стяг.
И когда над соперником
Верх возьмет, превзойдя щедрого щедростью.
У Албанского озера,
20 Под кедровым шатром, образ твой мраморный
Он воздвигнет, — ты будешь там
Дым курений вдыхать и веселить свой слух
Лирой и берекинтскою
Флейтой, к ним примешав звуки свирельные.
25 Дважды в день пред тобою там
В пляске будут ходить отроки с девами,
И во славу твою трикрат
Бить о землю стопой, бить, точно Салии.
Мне же девы и отроки
30 Чужды; больше надежд нет на взаимную
Силу страсти; пиры претят;
И чела не хочу я обвивать венком.
Но увы! почему слеза
По щеке, Лигурин, кра́дется робкая?
35 Почему среди слов язык
Так позорно молчит, он, что молчанью враг?
В грезах сонных тебя порой
Я в объятьях держу, или по Марсову
Полю вслед за тобой несусь,
40 Иль плыву по волнам, ты ж отлетаешь прочь!

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 141—142.. В издании «Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993 автором перевода указан Н. С. Гинцбург.

Ода 1. К Венере. Написана не раньше 17-го года Горацию минуло 50 лет. Размер: 4-я Асклепиадова строфа.


Ст. 7. Десять лустр. Лустр — пятилетие.

Ст. 19. У Албанского озера (ныне Lago di Castello) была вилла Павла Максима.

Ст. 28. ...Точно Салин... См. Оды I, 36, ст. 12.

[8/9Церетели Г. Ф.


Ты ль, Венера, опять меня
Вызываешь на бой? Сжалься, молю, молю!
Уж не тот я, каким я был
При Кинаре моей! Смилуйся, сладостных
5 Мать страстей беспощадная,
Перестань меня гнуть, ныне бесстрастного,
Пять десятков отжившего,
Властью нежной! На зов юношей трепетный
Снизойди, — к Павлу Максиму
10 На крылах лебедей, пурпуром блещущих,
Ты взнесись с шумной свитою,
Если хочешь зажечь сердце достойное.
Знатен он, и собой красив,
И готов постоять за обездоленных.
15 Ста искусствам обученный,
Далеко пронесет он твой победный стяг.
И когда над соперником
Верх возьмет, превзойдя щедрого щедростью.
У Альбанского озера,
20 Под кедровым шатром, образ твой мраморный
Он воздвигнет, — ты будешь там
Дым курений вдыхать и веселить свой слух
Берекинтскою флейтою;
С лирным звоном смешав звуки свирельные,
25 Дважды в день пред тобою там
В пляске будут ходить отроки с девами,
И во славу твою трикрат
Бить о землю стопой, бить, точно Салии.
Мне же девы и отроки
30 Чужды; больше надежд нет на взаимную
Силу страсти; пиры претят;
И чела не хочу я обвивать венком.
Но — увы! — почему слеза
По щеке у меня кра́дется робкая?
35 Почему среди слов язык
Так позорно молчит, он, что молчанью враг?
Лигурин, не тебя ль во сне
Я в объятьях держу, или по Марсову
Полю вслед за тобой несусь,
40 Иль плыву по волнам, ты ж отлетаешь прочь!

«Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 177—178.

Ода 1. К Венере. Размер: II Асклепиадова строфа.

[9/9Шатерников Н. И.


О войне уж конец давно, —
Вновь ли в бой ты зовешь, о, пощади, молю!
Нет, Венера, таков ли я,
Как с Кинарою был! Матерь жестокая
5 Купидонов прельстительных,
Мягкой властью твоей — ты загрубелого
В десять люстров не тронь меня;
Будь, где с нежной мольбой ждут тебя юноши.
Время было б лететь тебе
10 На крылах лебедей, ярко сверкающих,
На пиры Павла Максима,
Коли хочешь зажечь сердце готовое.
Знатен он и красив собой;
Льется речь за людей, ждущих с тревогою
15 Судных слов; все прекрасное
В нем живет, и твои двинет знамена он.
И осилив соперника,
Что был щедр на дары, — с радостью светлою
У Альбанского озера
20 Мрамор твой водрузит с крышей кедровою.
Благовонья обильные
Там вдохнешь, усладясь Берекинфийскою
Флейтой, звуками лирными,
Со свирелью в одно звонко сплетенными.
25 Дважды в сутки там юноши,
Чтя твое божество, с девами нежными
Белоснежной стопой своей
В мерной пляске пройдут — ладом салическим.
Я ж — далек дев и юношей,
30 Легковерных надежд чувства взаимного;
Чуждо — спорить за чашами,
Чуждо — лоб украшать свежей гирляндою.
Но зачем, Лигурин, зачем
Щеки мочат мои — слезы украдкою?
35 Прежде сильный язык — замрет,
Среди речи замрет в бедном молчании?
Я в ночных сновидениях
Вот хватаю тебя, вот улетел с тобой,
О, гордец, в поле Марсово
40 Иль по волнам реки, бурно катящейся.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

ОДА 1. К Венере. Написана, как видно из стиха 7, когда Горацию было около пятидесяти лет.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016