КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iv iii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Вердеревский В. Волков А. Г. Гинцбург Н. С. Головнин О. Капнист В. В. Кокотов А. Ю. Крачковский В. Н. Орлов В. И. Панютин А. Пастернак Б. Л. Порфиров П. Ф. Рогович А. Семенов-Тян-Шанский А. П. Степанов В. Г. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И. Шкляревский П. Щедринский И.

[1/20[перев. не установлен]


Как только ты, Муза, кого оседлаешь,
Не быть уж тому человеком, шалишь!
Смеяться разучится тот и, как филин,
Полюбит пустыню свободу и тишь.

5 И славой его вы не сманите с печи,
Куда он мечтать залетает порой,
В театр, на балы и на рауты ваши
Поэт одичалый уже ни ногой.

За то облюбует он в поле местечко
10 И, вверх животом растянувшися там,
Голодный бедняк не устанет гоняться
За рифмой упрямой по целым часам.

О, Муза, ты голос порой соловьиный
Даешь индюку... Ты божественный звук
15 Подчас извлекаешь из лыковой дудки...
Увы, из твоих мне не вырваться рук!

О, Муза, тебе я обязан и славой,
И тем, что нет гроша в моем кошельке,
И тем, что утратил я мыслить способность,
20 И век щеголяю в худом сюртуке!

«Вестник Европы», СПб., 1884, № 4, с. 439; подпись: «В. Н-ская».

Подражание Горацию.

[2/20Вердеревский В.


О! Мельпомена, кого в колыбели
Ласково встретил небесный твой взор,
В играх Истмийских того не прославит
Мощных бойцов приговор.

5 Тот не стремит на ахейском ристаньи
К мете победной летучих коней;
Тот никогда не взойдет в Капитолий
Гордых смиритель вождей.

Тени прохладные рощей Тибура
10 Светлые воды, зелень, цветы —
Мне эолийские песни внушая,
Сердца лелеют мечты.

Рима державный народ, благосклонно,
Место в собраньи поэтов своих
15 Мне указал — и коварную зависть
Смело карает мой стих.

Ты повелишь — и нестройная лира
Дивный и сладостный звук издает;
Ты повелишь — и безгласная рыба
20 Лебедя гласом поет.

Первого римского лирика славу,
Рукоплесканья, крики похвал,
Жизнь за могилой, и радости жизни —
Все от тебя я приял.

«Северные цветы на 1831 год», СПб., 1830, с. 81—82.

[3/20Волков А. Г.


Мельпомена бессмертная!
В час рожденья кому ты улыбалася,
Тот не славится доблестью
На Истмийском бою, гордо с ристалища
5 Не течет победителем,
Ниже громко в триумф, лавром увенчанный
По блистательным подвигам,
Укротивши царей грозы кичливые,
В Капитолию шествует;
10 Но при шуме ключей злачного Тибура
В сенолиственных рощицах
Вдохновенно поет песни лесбийские.
Рим державный почтил меня,
В лик священный певцов принял торжественно,
15 И ехидныя зависти
Уж не столько теперь жало язвит меня.
О богиня! вливающа
В струны лиры златой песни божественны,
Не властна ль и в безгласных рыб
20 По желанью вселить глас лебединый ты?
По твоей благосклонности
Указуясь перстом мимоходящих, я,
Песнопевец лирической,
И при жизни еще нравлюсь, всесильная!

Впервые: «Свиток муз», СПб., 1803, кн. 2, с. 3—5.

1803 г. По III оде четвертой книги Горация (размером подлинника).

[4/20Гинцбург Н. С.


Кто младенцем твой кроткий взгляд
встретит, Муза, хоть раз — славы не даст тому
бой кулачный; не станет тот
в цирке, всех впереди мчась в колеснице, гнать
5 резвых пару коней; его
в римский кремль не введет, всем на показ, Война,
гордым лавром ему обвив
лоб за то, что царей, шедших грозой на Рим, —
вождь искусный, — он в прах разбил.
10 Нет, он славу найдет лирой своей воспев
пышный Тибура край, поля,
вод шумливых поток, чащи тенистых рощ.
Так мне в первой из всех столиц —
в Риме, — юношей цвет честь оказал, включив
15 в сонм поэтов меня; и вот
меньше зависть врагов песни мои язвит.
Сладко волей твоей звучат
струны лиры златой. Муза моя! Ведь ты
властна — только бы в мысль пришло —
20 дать и рыбам немым лебедя дивный глас.
Всем обязан я лишь тебе;
тем, что всяк говорит, перст обратив, мне вслед:
«Вот наш римский поэт!» И все —
песнь и самый успех, есть коль успех, — твой дар.

«Гермес», Пг., 1915, № 20, с. 464—465.

Гораций. Ода IV, 3.

[5/20Головнин О.


Мельпомена, на кого
При рождении его
Взор ты бросишь благосклонный —
Тот, вступив в истмийский бой,
5 Не прославится борьбой,
Того конь неугомонный
Не домчит уж до меты́
С олимпийской колесницей
Победителем-возницей;
10 И лавровые листы,
Кои нарваны средь боя,
Уж не могут в нем героя
Капитолию явить,
Кто был в силах пристыдить
15 Чванные царей угрозы;
Но струя прозрачных вод,
Что под Ти́буром течет,
И лесов густые лозы
Возвышают над толпой
20 Эолийскою струной.
Мне, который славным Римом,
Властелином городов,
В хор включен к певцам любимым,
Стал безвреден зуб веков!
25 Ты ж, о Муза, что бряцаешь
По струнам по золотым,
Даже рыбам дашь немым,
Если только пожелаешь,
Сладкий голос лебедей!
30 Все по благости твоей
Указуют, идя мимо,
На меня, поэта Рима,
Чем дышу и нравлюсь я,
Если нравлюсь, — от тебя!

Головнин О., «Переложения», Киев, 1886, с. 3—4.

К Мельпомене. Горация. (Кн. IV, ода 3.)

[6/20Капнист В. В.


О Мельпомена! кто приятный,
Рождаясь, взгляд твой привлечет,
Того истмийский подвиг знатный,
Как славного бойца, хвалой не вознесет;
5 Не мчат там кони легче птицы
Его победной колесницы:
Народам Капитол вождя не кажет в нем?
Смирившего царей надменных,
И, средь трофеев вознесенных,
10 Венчанна Фебовым венцом; —

Но шум тибурска водопада,
Поящего роскошный луг,
Тенистой рощицы прохлада
В пленительный восторг его приводят дух;
15 Но эолийскими стихами
Он будет славен меж певцами!
Уж гордый Рим меня достойным признает
Вступить в собор их знаменитый,
И меньше злобно ядовитый
20 Зуб зависти меня грызет.

О ты, что плавно размеряешь
Звук лиры золотой моей,
Могуща, если пожелаешь,
И рыбам дать немым глас нежный лебедей, —
25 О Муза! я тебе обязан,
Что всеми здесь перстом указан,
Как первый Римлянин, познавший лиры строй:
Что жив, что песнями пленяю,
Коль сим ласкать себя дерзаю,
30 Тебе обязан тем одной.

Впервые: «Труды Общества любителей российской словесности», М., 1822, ч. 2, с. 206—207.

1822 г. К Мельпомене.


Ст. 3. Истмийский подвиг — «так назывались славные греческие игры».

Ст. 15. «Гораций называет стихи свои эолийскими, поелику подражал в оных Алкею и Сафе, уроженцам Митилены, города Эолийского и столицы острова Лесбоса».

Ст. 24. «В древности думали, что лебеди наипаче перед смертью своей весьма приятно пели».

[7/20Кокотов А. Ю.


Отмеченный твоим
Спокойным вещим взором, Мельпомена,
Не может стать другим —
Атлетом он не выйдет на арену,

5 Не будет никогда
Ахейской дикой править колесницей,
Парфянская орда
Рассеется едва ль его десницей.

Но близ тибурских вод
10 Его прославит эолийской песней
Лесов зеленый свод.
Нет жребия счастливей и чудесней —

Ведь римляне меня
Среди поэтов лучших поместили,
15 И языки огня
Злой зависти, бессильные, остыли.

Что мне награды ждать
За сладкий звук певучей окарины?
Ты рыбе можешь дать,
20 Коли захочешь, голос лебединый!

Ни в том, что я поэт,
Ни в стройности стихов, ни в вдохновеньи
Моей заслуги нет —
Тут выбор твой, твое соизволенье.

2017 г.

[8/20Крачковский В. Н.


Тот, на кого при рожденьи твой благосклонный упал лишь
взор, Мельпомена, в истмийской славен не будет борьбе,
на колеснице ахейской не понесется он бранной
и в Капитолий не вступит, лавром дельфийским увитый,
5 к повиновенью оружьем дерзких приведший царей.
Бурнобегущие воды тибурские, шумная сень
леса густого в него гармонию вложат стиха.
Римом великим и я к славному сонму поэтов
ныне причислен — и зубом зависти меньше кусаем...
10 О, волшебница звуков лиры златой эолийской!
Ты, что могла бы, когда только бы лишь захотела,
рыбе безмолвной внушить дивную лебедя песнь!
Дар это твой, что прохожих пальцами я указуюсь,
как превосходный лирик. Что песни слагаю и что
15 нравлюсь, коль нравлюсь, все это — дело, богиня, твое.

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 181—182.

Ст. 2. Мельпомена — муза драмы и трагедии, а также — лирической поэзии.

[9/20Орлов В. И.


Кого хоть раз приветным взором
Благословила, Муза, ты,
Тот не истмийским приговором
О славе радует мечты.

5 В ристаньях тот победной доли
Не ждет от быстроты коней,
И не взойдет он в Капитолий
Грозой враждующих царей!

Прозрачные Тибура воды,
10 Прохладная дубравы тень,
Питомцу эолийской оды
И наслаждение, и сень.

Владыка царств, народ державный
Причел меня к певцам своим,
15 И вопли зависти бесславной,
Вокруг рассеялись как дым.

Могущая согласьем дивным
Златые струны сочетать,
И рыб безгласных одарять,
20 Коль хочешь, пеньем лебединым,

Все: благо жизни, песней жар,
И гордое вниманье света
К стихам латинского поэта —
О Пиэрида, все твой дар!

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1830, ч. 133, № 15, с. 173—174.

Ода III. К Мельпомене. (Посв. А. Г. Столыпину.)

[10/20Панютин А.


Лирные струны! Бряцайте, бряцайте
Вы песни хвалебные Музе святой,
Дщери любезной Зевеса, богине
Поэзии вечно-прекрасной, младой!

5 Ты ж, о царица и мать песнопений,
Свой взор с высоты Геликона простри
К слабой сей жертве, тебе посвященной,
И юноши к пению слух преклони!

О Мельпомена! Колико тот смертный
10 Блажен, на кого, от высоких щедрот,
Взор хоть единый, но нежный, умильный
Осклабишь ты с горних эфирных высот!

Вслед не гоняясь за славой, не будет
Стараться он, чтоб его имя в устах
15 Старых и юных элла́дян гремело,
Как имя героя в истмийских боях;

Иль за победы в ристаньях ахайских
Везому чтоб быть в колеснице златой,
Как зефир легких и пышноубранных
20 Лихих снеговидных коней четверней.

Славу и почести он презирает,
И сердцу его они чужды совсем.
Волны ж кристальные Тибра, кои́ми,
Сверкая, шумит он в теченье своем,

25 Иль древо тенисто, надменной главою
Претящее бегу седых облаков,
Дух его могут восхитить отселе
В страны́ благодатны, в жилища богов!

Ты повелишь, благодатная Муза, —
30 И сладкий глас лиры от струн издают;
Ты повелишь — и безмолвные рыбы
Как лебеди нежно тотчас запоют.

О Мельпомена! Колико то смертный
Блажен, на кого, от высоких щедрот,
35 Взор хоть единый, но нежный, умильный
Осклабишь ты с горних эфирных высот!

«Дамский журнал», М., 1829, ч. 27, № 38, с. 181—182.

К Мельпомене. (Подражание Горациевой оде, кн. IV, 3.)

[11/20Пастернак Б. Л.


На кого в час рождения,
Мельпомена, упал взор твой приветливый,
Уж того ни кулачный бой
Не прельстит, ни успех в конском ристании,
5 И ему не сужден триумф
В Капитолии в честь воинских подвигов
И венок победителя,
Растоптавшего спесь гордого недруга.
Но в тибурской глуши стоит
10 Шум лесов, и ручьи плещут и шепчутся.
Он опишет в стихах их шум
И надолго в веках этим прославится.
Я горжусь — молодежь меня
Причисляет к своим лучшим избранникам,
15 И с годами звучит слабей
Ропот зависти и — недружелюбия.
Муза, сладостным звоном струн
Переполнившая щит черепаховый,
Кажется, бессловесных рыб
20 Ты могла б одарить голосом лебедя.
Удивительно ли тогда,
Что показывают пальцем прохожие
На меня? Если я любим,
Я обязан тебе честию выпавшей.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 27—28.

Ода 3. К Мельпомене. Размер: IV Асклепиадова строфа.

[12/20Порфиров П. Ф.


Над чьим рожденьем, Мельпомена,
Остановила ты взгляд милостивый свой,
Тому истмийская арена
Не даст прославиться кулачною борьбой,

5 Того в ахейской колеснице
Конь быстрокрылый к нам в триумфе не помчит, —
И не предстанет он столице,
Делийскою листвой торжественно повит

За то, что смял царей грозящих;
10 Но воды, что бегут у пышных берегов
Тибура, сень дубрав шумящих
Вдохнут ему красу эольских славных строф,

Так, в городе старейшем — Риме
Признала молодежь меня певцом своим
15 Между поэтами родными, —
И завистью людской я менее язвим.

О, в песнопении чудесном
На лире золотой привыкшая царить,
О, муза, рыбам безсловесным
20 Песнь лебединую могущая внушить!

Когда прохожий мановеньем
Укажет на меня: вот наш певец родной!
Пою ль и нравлюсь вдохновеньем, —
Все это от тебя, все — дар твой преблагой.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Мельпомене.


Ст. 6. К победе на состязаниях, идеалу славы у Греков, Гораций присоединяет далее триумф вождя победителя, идеал славы у Римлян. Всему этому он противополагает славу певца.

[13/20Рогович А.


Кто в день рождения тобою, Мельпомена,
Отмечен ласкою задумчивых очей,
Того не увлечет истмийская арена
В среду наездников и бешеных коней;

5 Не въедет пышно он в высокий Капитолий,
Украшен лаврами воинственных побед,
Развенчанных царей, наказанных неволей,
За колесницею своей ведя вослед.

Мне воды тихие и Тибур плодородный,
10 И зелень нежная таинственных лесов
Эолии размер подскажут благородный;
И в сонме избранном лирических певцов

Меня отметил Рим, властитель всей Вселенной,
И бледной зависти смолкает клевета.
15 На лире золотой, тобою вдохновенной,
Звенит пленительных созвучий красота.

И можешь, муза, ты, по прихоти желанья,
Безгласным рыбам дать, на удивленье всем,
Звук песней лебедя, и дар очарованья
20 Открыть избранникам незнаемым никем.

Когда я чувствую народа преклоненье,
И радует толпу присутствие мое,
Прославленный поэт, я знаю — вдохновенье
И все, чем я дышу, чем нравлюсь, — все твое.

1916 г. Рогович А., «Противоречия», М., 1916, с. 31.

К Мельпомене. Горация ода III, книга IV. (Вольное переложение.)

[14/20Семенов-Тян-Шанский А. П.


Тот, кого, Мельпомена, ты
При рожденьи хоть раз взглядом приветила,
Не прославится в Истмиях
Знаменитым бойцом, и победителем
5 Не помчится на греческой
Колеснице. Его ратные подвиги
Не введут триумфатором
В Капитолий за то, что он надменные
Смёл угрозы царей во прах.
10 Нет! Но воды, Тибур плодотворящие,
И дубравы тенистые
В эолийских стихах славу родят ему.
В Риме, городе царственном,
Молодежью включен быть удостоен я
15 В круг поэтов излюбленных,
И меня уж язвит меньше зуб Зависти.
О, на лире божественной
Звуки славные струн дивно родящая,
Муза, песнь лебединую
20 Рыбам властная дать, если восхочешь ты!
Это твой только дар благой —
Что прохожим знако́м я становлюсь теперь,
Как хозяин родимых струн, —
Что живу и любим, если любим я стал.

Впервые: «Гораций: Избранная лирика», М.—Л., 1936, с. 123—125.

(1) Ода 3. К Музе. Написана в 17 году. Размер: 4-я Асклепиадова строфа.

(2) Мельпомене [IV, 3]. В этой оде, написанной после 34 года до н.э., Гораций говорит о себе, как о популярном уже поэте. Она является, следовательно, дальнейшим развитием 1-й оды I книги, озаглавливаемой нами «Меценату».


(1) Ст. 12. Эолийские стихи. См. Оды III, 30, ст. 13.

(2) Ст. 3—4. Истмии. Истмийские состязания в Греции имели спортивный характер; победителей обычно увенчивали венком.

Ст. 6—8. В капитолийский храм вводились после триумфа все победители.

Ст. 10. Тибур — город в Лациуме; здесь разумеются и его окрестности, см. оду II, 6.

Ст. 12. Эолийские стихи потому прославили Горация, что он был первым римским поэтом, культивировавшим в своих произведениях древне-эолийские греческие метры, см. оду III, 30.

[15/20Степанов В. Г.


Кто, рождаясь на свет, узрит,
Мельпомена, хоть раз ласку очей твоих —
тот кулачным бойцом уже
подвиг свой не свершит; и на квадриге конь
5 не свернет на ахейский путь
за победой; того ратные подвиги
не подвигнут в венке предстать
(за надменных царей, наземь поверженных)
на холме Капитолия.
10 Но вода, что бежит мимо тибурских рощ,
вместе с зеленью их волос
дарит имя певцу песен Эолии.
В Риме, первом из городов,
юной порослью я славлюсь среди хоров,
15 что любимыми значатся,
и завистливый зуб реже кусается.
О Пиерии дочь, тебе
просто лепет сдержать сладкозвучащих лир —
ты, кто рыбам немым даешь
20 чудный лебедя глас, если захочется;
все, что есть из наград, — твое!
Не случайно меня пальцем прохожие
Выделяют в толпе певцом —
я пишу и любим, если любим — твой дар!

Степанов В. Г., «Римская мозаика», Псков, 2008, с. 46.

В этом стихотворении, написанном, очевидно, после Юбилейного гимна (лето 17 г. до н.э.), упрочившего за Горацием славу римского Алкея, поэт воздает благодарность своей божественной вдохновительнице за выпавший на него успех на поприще лирической поэзии. По содержанию близко соприкасается с одой III, 30.


Ст. 2. Мельпомена. См. комментарий к III, 30.

Ст. 5. Ахейский путь. Вместо «греческий», по имени ахейцев, одного из древних греческих племен.

Ст. 7—9. Не подвигнут... на холме Капитолия. К победе на состязаниях (идеалу славы у греков) Горации присоединяет триумф, составлявший идеал славы для римлян; тому и другому противопоставляется затем слава поэта.

Ст. 10. Мимо тибурских рощ. Упоминание о Тибуре (см. комментарий к IV, 2) придает мысли индивидуальную окраску и готовит переход к личности поэта.

Ст. 17. Пиерии дочь. Т.е. муза, обитательница Пиерии (области в Македонии), где возник и процветал культ муз.

[16/20Тучков С. А.


Кого ты взглядом, Мельпомена,
Почтила при начале дней,
Того пространная Вселенна
Прославит не за гром мечей;

5 Не на Истмических военных
Игра́х он будет вознесен,
И не за быстрый бег отменных
Коней пребудет здесь почтен.

Ему не подвиги кровавы
10 Венец дельфический дадут,
Не звуки труб военной славы
В Капитолийский храм введут;

Но эолийскими стихами
Тиво́ли нежные места
15 Воспеты с быстрыми струями
И рощей чистых красота.

Я зрю, что Рим меня включает
В число любимых им творцов,
Восстановителем считает
20 Элли<н>ских сладостных стихов.

Не мучусь завистию злою,
Спокоен в мыслях я моих;
О, Мельпомена, я тобою
Блаженств моих на верх достиг.

25 О ты, которая радеет
Сей лиры строй хранить моей,
Немым ты рыбам дать умеешь
Приятный голос лебедей.

Тобою жизнь я ощущаю,
30 Тобой я в славе знаменит,
И лестну степень занимаю
Среди лирических пиит.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 225—226.

Ода II. К Мельпомене.


Ст. 5. Игры Истмические так названы от Истма, или мыса Коринфского, на котором оные отправлялись в честь Нептуну, и учреждены были Тезеем, как о том упоминает Плутарх.

Ст. 13. Эолия называлась часть Архипелагских островов. Эолийские стихи значат, что Гораций в стихах своих подражал греческим стихотворцам.

[17/20Фет А. А.


О Мельпомена! Кто встречает,
Родясь, твой кроткий взор, почиющий на нем,
И труд истмийский не венчает
Того в числе бойцов. Тот на коне лихом

5 И в колеснице олимпийской
Не будет шествовать. Тому в конце войны,
Венец стяжавшему дельфийский
За то, что грозные цари отражены, —

Не удивится Капитолий.
10 Но рощи темныя и плеск тибурских вод
Его иной украсят долей.
За песнь Эолии — он вечно не умрет.

И Рима — городов владыки —
Младые граждане меня зачислят в хор,
15 Где дорогих поэтов лики,
И зуба зависти не убоюсь с тех пор.

О Пиерида! Чьим веленьем
Звук лиры золотой волнует нашу грудь,
Чья воля лебединым пеньем
20 Уста немые рыб способна разомкнуть,

Все благость мне твоя дарует!
Сказав ли про меня: «Вот римский наш гусляр»,
Перстом прохожий указует,
Пою ли, нравлюсь ли, коль нравлюсь — все твой дар.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. III. Эта ода написана, по мнению Кирхнера и Вебера, в 737 году. В ней Гораций увлекается чувством собственного достоинства и благодарит Мельпомену, которая облекла его саном народного поэта.


Ст. 3. Isthmus собственно: перешеек, Коринфский перешеек, на котором праздновавались истмийские игры.

Ст. 12. См. III, од. 30, 13.

Ст. 15. К лику поэтов (vates).

Ст. 17. Пиерида — Муза (см. III од. 4, 39).

[18/20Шатерников Н. И.


Кроткий взор на кого хоть раз,
Мельпомена, прольешь в миги рождения,
Тот не в Истме прославится,
Как кулачный боец; кони ретивые
5 Мчать не будут с победою
В колеснице его; с лавром из Делоса
Он не вступит за подвиги,
Что царей истребил, гордо грозившихся,
В славный храм Капитолия, —
10 Нет, но воды вокруг Тибура тучного,
Рощи шум густолиственной —
Всем покажут его с лирой лесбийскою.
Рима, первого города,
Чтит меня молодежь, в хоры любезные
15 Ставя музы служителей,
И уж зависти зуб меньше грызет меня.
Ты, что лире из золота,
Муза, звуки даешь, сладости полные!
Будь желанье — могла бы ты
20 Рыб немых одарить голосом лебедя!
Твой то дар, что прохожие
Кажут все на меня пальцем, завидевши:
«Римский лирик!..» И жизнь моя
Твой же дар, и успех, если он выпал мне.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

[19/20Шкляревский П.


Кто нежный и ласковый взор Мельпомены
Приветствовал первой улыбкой очей,
Того не украсит лист дуба зеленый
На играх Истмийских; не у́зрит Алкей

5 Его колесницы; и, прах воздымая
По звонкому полю столпом от копыт,
Соперников гордо вдали оставляя,
Конь быстрый к победе его не примчит;

Увенчанный лавром, с корыстью военной,
10 Поправши кичливость крамольных владык,
Не вступит герой в Капитолий священный,
Внимая народные песни и крик, —

Но в Тибуре смирном, в объятьях свободы,
Кудрявые рощи и зелень лугов
15 И тихих ключей светлоструйные воды
Вдохнут в него к сельской цевнице любовь.

Вселенной властителя чада, квириты,
Пленяются лирой моей; я вступил
В любимые хоры певцов знаменитых,
20 И зависти стрелы сей щит притупил.

О муза, лиющая резвой игрою
Волшебные звуки по арфам златым,
Ты, властная дать прихотливой рукою
Глас лебедя сладостный рыбам немым!

25 Твой дар, о Богиня, твой дар, что повсюду
В устах повторяется имя мое —
Что в дальнем потомстве забыт я не буду,
Что нравлюсь при жизни (коль нравлюсь) — твое!

Впервые: «Календарь муз на 1826 год», СПб., 1826, с. 17.

К Мельпомене.

[20/20Щедринский И.


Блажен, кого бессмертны Музы
Любимцем славы нарекут —
Его земные тяжки узы
В свой хитрый плен не увлекут;

5 Как царь пернатых, быстры очи
Он устремляет в солнцев храм;
Или́ как Арктос в мраке ночи
Ведет по суше и волнам.

О девы чистые небесны!
10 Где обрету хвалений глас?
Цветы вултурские прелестны
На жертвенный алтарь для вас?..

Вы лавром вечным осенили
Главу певца, вождя певцов,
15 К кому приветный взор склонили
Еще в сени густых лесов?

Одеявших стопы Рифея
Когда младенческая длань,
Пустынной лирою владея,
20 Звучала славну россов брань?

Отсель... Реку ли, несравненны,
О благости, достойной вас?..
Отселе отрок вдохновенный
Восхи́щен вами на Парнас.

25 В блаженны, дивные селенья,
Обитель славных мудрецов,
Вступил — пиет млеко ученья,
Растет, мужает для трудов.

Атлет на поприще стремится,
30 И се крылатый, бурный конь
Под мощным всадником дымится,
От взоров сыплет свет, огонь.

В полях лазурных воспаряет,
Крутятся вихри по следам,
35 Летит и как звезда сияет,
И мечет блеск свой по странам!

Лучами славы озаренны,
Велики тени падших дней,
Стрегущие холмы священны
40 Гесперьи, матери своей,

Подъемлют че́ла горделивы,
На смелый бег атлета зрят;
Осклабясь, важны, молчаливы,
Казалось — вопросить хотят:

45 «Кто сей, текущий по эфиру
Огнистой нашею тропой,
Лесбийскую держащий лиру
С военной громкою трубой?»

Кто сей? Ваш, ваш, о Пиериды!
50 Питомец, друг, избра́нный жрец
Касается небес Элиды —
Приять бессмертия венец!

«Сын Отечества», СПб., 1824, ч. 94, № 24, с. 179—181.

<9 апреля 1824 г.> К Музам.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016