КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iv xii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Азаркович Т. Гинцбург Н. С. Голосовкер Я. Э. Капнист В. В. Кокотов А. Ю. Крачковский В. Н. Кроль H. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/12Азаркович Т.


Вот уж вестник весны, моря умерив нрав, —
Ветер дальний подул и паруса напряг;
Уж не зябнут луга и не хрипит поток,
Льдов громады ворочая.

5 Вьeт гнездо, вознося стоны над Итисом,
Птица скорби, кляня дома Кекропова
Стыд: ведь царь-блудодей ею покаран — кровь
Леденящим возмездием.

Тучных стражи овец в мягких слагают песнь
10 Луговинах, и в лад вторит словам свирель,
Бога слух веселя — тeмный аркадский склон
Люб кому и стада милы.

Друг Вергилий, жара жаждою нас томит:
Коль доставить велишь Вакха каленского, —
15 Нардом мне заслужи вuна, любимец всех
Знатных и молодых друзей.

Склянка с нардом кувшин вмиг призовeт сюда,
Ныне чтo в закромах прячут Сульпиции,
Силой чтo наделeн горьких снимать забот
20 Груз, надежду вселять в сердца.

Если радость тебя эта влечeт — скорей
С мздою к нам поспеши: думаешь, задарма
Буду потчевать я — словно богач какой,
Дом чей доверху полнится?

25 Страсть к наживе учись мудростью унимать
И — о чeрном костре помня, - пока дано,
Разуменье мешай с кратким безумием:
Ведь и глупость сладка подчас.

[2/12Гинцбург Н. С.


Вот уж, спутник весны, веет фракийский ветр,
Гонит вдаль паруса, моря лаская гладь;
Льда уж нет на лугах; воды бесшумно мчат
Реки, талых снегов полны.

5 Вьет касатка гнездо с слезными стонами
О загубленном ей Итисе, Итисе.
О, позор для Афин! Зло ей пришлось царю
Мстить за дикую страсть его.

Вот пасут пастухи жирных овец стада;
10 Лежа в мягкой траве, тешат свирелью слух
Богу Пану, кому по сердцу скот хранить
В темных рощах Аркадских гор.

Будит жажду весна! Хочешь, Вергилий, пить
Сок калесской лозы, Либера дар? Так знай:
15 Ты получишь вина, юношей знатных друг, —
Нарда только достань ты мне.

Нарда малый оникс выманит амфору,
Ту, что ныне лежит в складе Сульпиция.
Много новых надежд властно дарить вино,
20 Горечь тяжких забот смывать.

Жаждешь этих утех, — так поспеши скорей
К нам с товаром своим: я ведь не думаю
Дать безмездно тебе мокнуть в моем вине,
Словно в пышном дому богач.

25 Право медлить ты брось, всякий расчет забудь.
Помня мрачный костер, можно пока, дерзай
С трезвой мыслью мешать глупость на краткий срок:
Сладко мудрость забыть порой!

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 163—164.

Ода 12. К Вергилию-торговцу. Вергилий-торговец (тезка поэта), ближе неизвестен. Размер: II Асклепиадова строфа.


Ст. 1. Фракийский ветр. — Имеется в виду западный ветер Зефир; Фракия считалась родиной ветров («Илиада», XXIII, 229).

Ст. 5. Касатка — намек на миф об афинской царевне Прокне и ее муже — фракийце Терее.

Ст. 17. Нарда малый оникс... — Из оникса выдалбливались сосудики для нарда и других благовоний, которыми торговал Вергилий.

[3/12Гинцбург Н. С.


Вот уж, спутник весны, веет фракийский ветр,
Гонит вдаль паруса, моря лаская гладь;
Льда уж нет на лугах; воды бесшумно мчат
Реки, талых снегов полны.

5 Вьет касатка гнездо; стонет она, скорбит;
Сердце бедной томит Итиса смерть; укор
Вечно Кекропу шлет, — зло ей пришлось царю
Мстить за дикую страсть его.

Вот пасут пастухи жирных овец стада;
10 Лежа в мягкой траве, тешат свирелью слух
Богу Пану, кому по сердцу скот хранить
В темных рощах Аркадских гор.

Будит жажду весна! Хочешь, Вергилий, пить
В Калах выжатый сок, Либера дар? Так знай:
15 Ты получишь вина, юношей знатных друг, —
Нарда только достань ты мне.

Нарда малый оникс выманит амфору,
Ту, что ныне лежит в складе Сульпиция.
Много новых надежд властно дарить вино,
20 Горечь тяжких забот смывать.

Жаждешь этих утех, так поспеши скорей
К нам с товаром своим: мысли такой я чужд —
Дать безмездно тебе мокнуть в моем вине,
Словно в пышном дому богач.

25 Право, медлить ты брось, всякий расчет забудь.
Помня мрачный костер, можно пока, дерзай
С трезвой мыслью мешать глупость на краткий срок:
Сладко мудрость забыть порой.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 170.

Ода 12. К купцу Вергилию. Размер: 2-я Асклепиадова строфа.


Ст. 6. Итис — сын Прокны, дочери афинского царя Пандиона. Обесчещенная Тереем, мужем ее сестры Филомелы, Прокна вместе с Филомелой убила Итиса и накормила им Терея. Спасая сестер от преследования, боги превратили Прокну в ласточку, Филомелу в соловья и Терея в удода. См. «Метаморфозы» Овидия VI, 412—676.

Ст. 16—17. Нард — благовонная мазь, приготовлявшаяся из ценного индийского растения и хранившаяся в сосудах из камня оникса.

[4/12Голосовкер Я. Э.


Уже веют весной ветры фракийские,
Гонят вдаль паруса, море баюкая,
Не гремят от снегов реки набухшие,
Цепенея, не спят луга.

5 Вьет гнездо и зовет жалобно ласточка:
«Итис, Итис, вернись!» — Прокна злосчастная.
Опозорила род местью кровавою
Сладострастному варвару.

На свирели в траве нежной по пастбищам
10 Тучных стад пастухи песнями тешатся,
Бога радуя: мил Пану аркадскому
Скот и горной дубравы мрак.

Есть, Вергилий, пора жажды томительной,
Коль по вкусу тебе вина каленские,
15 Знай, приятель-клиент выспренних нобилей,
Нардом выкупишь Вакха дар.

Банка нарда бутыль целую выманит, —
Та бутыль в погребах спит у Сульпиция,
От нее у надежд крылья расплещутся,
20 Горечь дум как рукой сметет.

Коль согласен вкусить радости пиршества,
Плату мне прихвати! И не подумаю
Безвозмездно тебя, как богатей какой,
Чашей полною потчевать.

25 Так не медли, отбрось мысли корыстные,
Погребальный костер не за горами — ждет,
Каплю глупости, друг, в бочку премудрости
Примешать иногда не грех.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 66—67.

Ода 12. К Вергилию.

[5/12Капнист В. В.


Уж спутники весны, зефиры, вылетают,
Фракийских усмиря волнение зыбей;
И их дыханьем воздувают
Ветрила кораблей.
5 Уж инеем не убеленны
Зеленые луга цветут;
И реки, снегом наводненны,
В крутых межгорьях не ревут.

Несчастна ласточка, по Итисе скорбяща,
10 И, мщеньем яростным за наглость, вечный стыд
Кекропа роду наносяща,
Свивать гнездо спешит.
Уж пастухи, то звуком рога,
То песнью тешат вечерком
15 Любящего их стадо бога
И милый аркадийский холм.

Пришла пора попить; но, юными князьями
Виргилий взысканный! калесских сладких вин
Коль жаждешь, заплати духами;
20 Тебе их лот один
Вина бутылю обещает
В сульпициевых погребах;
Вина, что рой надежд рождает
И рассевает скорби мрак.

25 Коль хочешь пировать, прийди к нам с этой данью.
Как в доме богача здесь даром не гостить.
Но не забудь, спеша к свиданью,
Заботы отложить.
Припомня Стикс, обдумав зрело,
30 Что на костре нам должно тлеть,
Мешай, мой друг! с бездельем дело:
Приятно в пору и дуреть.

Впервые: «Избранные сочинения», Л., 1941, с. 217—218.

<1820 г., 12 мая, Обуховка.> Расчетливое угощение.


Ст. 9—12. «Пандион, царь афинский, имел двух дочерей, Прогнею и Филомелу. Старшую отдал он в замужество за Терея, фракийского царя. Через несколько лет царь сей выпросил у Пандиона позволение Филомеле навестить сестру свою. Возвратясь с нею в Фракию, он ее изнасильствовал, заключил в темницу и отрезал язык. Она сыскала средство известить Прогнею о несчастии своем, — которая, освободя тайно сестру свою, и потом в ярости умертвив сына своего Итиса, представила в яство Терею. Филомела нечаянно явно бросила ему на стол голову младенца. Когда злодей бросился на них с мечом, то боги превратили Прогнею в ласточку, а Филомелу в соловья, а Итиса в фазана».

[6/12Кокотов А. Ю.


Ветер весенний из Фракии дует,
Парус наполнен, и море безбрежно,
Горные реки давно не бушуют,
Поле — бесснежно.

5 Итиса помня, сестра Филомелы
Плачет, но домик свой лепит скорее,
Страшным отмстила за страшное дело
Зверю Терею.

Овцы ленивыми бродят стадами,
10 Тихо чаруют свирели пастушьи,
И над зелеными дремлет холмами
Бог в благодушьи.

Милости знатных юнцов не лишенный,
Горло, Вергилий, так сушит весною!
15 Коли мне нард принесешь благовонный —
Погреб открою!

Нарда кувшинчиком — пусть самый малый! —
Выманим пифос оттуда огромный —
Сразу тоски нашей как не бывало,
20 Горькой и темной.

Не потерял я в конец еще разум,
Я не транжира, и невероятно,
То, что ты пифос калийского разом
Выпьешь бесплатно!

25 Жадность оставь свою, вспомни — все ближе
Черный и мрачный костер погребальный,
Сладко забыться нам — так приходи же
Пить беспечально!

2016 г.

[7/12Крачковский В. Н.


Уже фракийский дует ветер, резвый
весны посол, лаская моря грудь
и надувая паруса, уже
зазеленело поле, ожил лес,
5 текут ленивей реки.

Уж птица горемычная, что плачет
об Итисе, позор вещая вечный
Кекропса дому, над гнездом хлопочет;
на свежем сидя дерне, пастухи
10 играют на свирели

сребристой, и задумчивого бога
влюбленного в холмы и долы темной
Аркадии, приятно веселят...
Виргилий, наступающие дни
15 несут с собою жажду —

когда желаешь ты вина отведать,
добытого в Калибах, ты его
в обмен за благовония получишь —
за маленькую нарда банку дам
20 тебе кувшин я целый,

что у Сульпиция стоит пока,
готовый щедро новые надежды
подать и смыть все горькое с души;
коли от той вкусить утехи рад —
25 с твоим приди товаром!

А даром не могу тебя поить,
любезный друг — я не богач какой!
Спеши же! Помня об огнях подземных,
не избегай веселости! Должно́
30 порой развлечься.

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 228—229.

К Виргилию. (Кн. 4, ода 12.)


Ст. 6. Птица горемычная. Ласточка.

Ст. 7—8. Позор... Кекропса дому. Филомела, дочь афинского царя Пандиона, происходившего от основателя Афин Кекропса, обольщенная мужем сестры своей Прокны, фракийским царем Тереем, в отмщение ему, вдвоем с сестрой умертвили сына последней и Тереева, Итиса, и изготовленным из него кушаньем накормили Терея — а сами бежали. Терей погнался за ними с топором, настиг их, но лишь поднял топор, как все трое были превращены в птиц — Прокна в ласточку, Филомела в соловья, а Терей в удода. Прокна-ласточка щебечет оплакивая Итиса. Филомела-соловей грустит по ночам, изнывая от тоски обездоленной любви. Терей-удод стонет, скрываясь в дуплах деревьев и пещерах гор.

Ст. 11. Задумчивого бога. Пана — бога лесов, покровителя стад, особенно чтимого в Аркадии («темной» вследствие изобилия хвойных деревьев).

Ст. 21. Сульпиция. Виноторговец.

[8/12Кроль H.


Весна, — резвясь, Зефир играет парусами;
По Тибру весело скользят суда пловцов;
Душист зеленый луг, увенчанный цветами;
Стада покинули зимы докучный кров.

5 И ночи пользуясь задумчивой минутой,
Венера нимф сюда приводит хоровод,
Здесь пляшет при луне и ножкой необутой
Целующий ее луг сладострастно мнет.

Эй, раб, в ручье водой студеною и чистой
10 Янтарных гроздьев сок мне разведи скорей.
Приляжем отдохнуть под тополью тенистой
И жажду утолим от пламенных лучей.

Еще — нарви цветов; при их благоуханье
Веселый Вакха дар люблю, венчанный, пить.
15 Блажен, кому Зевес дал скромные желанья,
Кто, малым пользуясь, умеет счастлив быть.

Пошли забвенье Вакх печалей нам! Эвое!
Пошли нам с юностью пленительные сны.
Теперь спеши, мой раб, скорей в жилище Хлои,
20 Зови мою любовь на светлый пир весны.

Кроль Н., «Эскизы», СПб., 1857, с. 77—78.

<1855—1857 гг.> Горацию.

[9/12Порфиров П. Ф.


Уж спутники весны, что море усмиряют,
Вздувают ветерки полотна парусов;
Не цепенеет луг, и речки не вскипают,
Бурля от стаявших снегов.

5 Вьет ласточка гнездо и жалобно бедняжка
По Итисе своем грустит — живой укор
Для рода Кекропса, отмстившая столь тяжко
Царю-злодею за позор.

Среди овец пастух на травке шелковистой,
10 Свирелью радует он бога своего,
Кому милы холмы Аркадии лесистой,
Кому стада милей всего.

Виргилий! за собой приводит жажду лето.
Но, если думаешь пить у меня кален,
15 О, знатных юношей любимец, то за это
мне нарда принеси взамен,

И крошка-баночка его достать всесильна
В сульпицких погребах тебе кувшин вина,
Надежды новыя рождающий обильно
20 И грусть смывающий до дна.

Так, если жаждаешь утех, с своим товаром.
Скорее приходи: знай, влагою моей
Напаивать тебя я не намерен даром,
Как в пышном доме богачей.

25 Оставь медлительность и страсть к обогащенью
И, помня о кострах, чернеющих золой,
Примешивай подчас веселость к разсужденью:
Безумье сладостно порой.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Виргилию. Неизвестное лицо. Одни полагают, что это — поэт, другие (более вероятно), что это — врач молодых Неронов, Тиверия и Друза.


Ст. 8. Прокна, дочь Пандиона, царя Аттики, задумав наказать своего мужа, фракийскаго царя Терея, за обольщение ея сестры, Филомелы, умертвила своего сына Итиса и, изготовив из него кушанье, предложила Терею. Вслед за тем обе сестры бежали из Фракии, но на пути оне вместе с преследовавшим их царем были превращены в птиц: Прокна — в ласточку Филомела — в соловья и Терей — в удода.

Ст. 12. Аркадия — место преимущественнаго поклонения Пану, изобретателю свирели.

Ст. 16. Предположение: Виргилий, как врач, торговал лекарствами и благовонными товарами.

Ст. 26. Потухающие погребальные костры. См. Virg. Aen. XI, 186: ‘Subiectis ignibus atris’.

[10/12Тучков С. А.


Уже дыхание Зефира
Колеблет тихо древеса;
Зовет весну к отраде мира
И надмевает паруса.

5 Исчезли бури, льды и снеги,
Умолк меж дебрей шум ветров,
Смирились рек шумящи беги,
Не слышен стон морских валов.

Итиса смерть воспоминая,
10 Цекропса лютость, вечный стыд,
Уж плавно воздух рассекая,
Прогнея вить гнездо спешит.

В лугах зеленых и душистых
Веселы сонмы пастухов
15 На их свирелях голосистых
Поют красу драгих часов.

Поют и эхо повторяет
Различных радостей собор;
Бог нежны песни их внимает,
20 Любящий тень Аркадских гор.

Ты зришь, Виргилий мой любезный,
Труды что время отложить,
И дар тот Бахуса полезный
В приятной роскоши вкусить.

25 О ты, лелеемый судьбами
Любимец знатных всех людей!
Когда вино пить хочешь с нами?
Благоуханных дай мастей!

На место кубков тех сиянья,
30 Хранит Суплиций что скупой,
Послужит нам для наливанья
Нардийский оникс небольшой.

Вино мое родит утехи,
Заботы гонит, скорбь души;
35 Коль хочешь радость зреть и смехи,
На сем условье к нам спеши.

Спеши, еще я повторяю,
И не забудь принесть мастей;
Знай — даром я не угощаю,
40 Как водится у богачей.

Оставь высокие науки,
Труды забвению предай;
А жить на свете чтоб без скуки —
Забавы с мудростью мешай.

45 Хотя учение любезно
И сильно сердце усладить,
Но также в жизни нам полезно
Себя на время позабыть.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 247—249.

Ода XI. К Виргилию.


Ст. 9. Итис. Сын Терея, царя фракийского, и Прогны, или Прогнеи; мстя за сестру свою Филомелу, убил мать свою, которая превращена была потом в ласточку.

Ст. 32. Нардийский оникс. Рюмка или бокал, сделанный из слоистого агата.

[11/12Фет А. А.


Уж спутники весны, смиряющие море,
С востока ветерки вздымают паруса,
Оттаяли поля, и речки на просторе
Без снегу тихая сияет полоса.

5 И птичка бедная, стыд Кекропсову дому —
Гнездо свое нося, по Итису грустит,
И плачется на то, что сластолюбцу злому
Фракийскому царю никто не отомстит.

На нежной мураве в рожок пастуший трубит
10 Страж вскормленных овец, бродящих средь полей,
И бога радует, который стадо любит,
И черные холмы Аркадии своей.

Виргилий! Жажда к нам пришла с весной чудесной.
Но если пить Кален ты думаешь до дна,
15 Богатых юношей любимец повсеместный,
На благовонный нард сменяй себе вина.

За склянку нарда кадь получишь, без сомненья,
Что у Сульпиция сокрыта в погребах,
Способную внушить отважныя стремленья
20 И горьких нужд с тебя смыть ежедневный страх.

Коль хочешь в радости участвовать ты нашей,
С товаром собственным скорее приходи,
Но чтоб тебя встречал я безвозмездно с чашей,
Как в доме у себя богатый, ты не жди.

25 Так не замедли же, оставь расчет и скупость,
И, вспомня о костре, что ожидает нас,
В премудрость примешай ты временную глупость
Уместно весело безумствовать подчас.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XII. Поэт Виргилий умер в 735 году. Но некоторые толкователи допускают мысль, что эта ода, написанная при жизни автора Энеиды, позже вошла в состав четвертой книги. Судя по тону стихотворения, можно охотно согласиться с Оббариусом, который считает Виргилия, к которому обращается поэт, придворным врачом Неронов.


Ст. 5. Кекропс, основатель Афин.

Ст. 6. Прокна, дочь афинскаго царя Пандиона, обесчещенная Тереем, мужем сестры ее Филомелы, вместе с сестрой убила сына своего Итиса и накормила им Терея. Боги, спасая сестер от преследования, превратили Прокну в ласточку, Филомелу в соловья, а Терея в удода.

Ст. 12. Пан — покровитель стад, особенно чтимый в Аркадии, которой холмы Гораций называет черными, то есть мрачными, потому что на них росли хвойные деревья.

Ст. 18. Славные сульпициевы погреба, впоследствии погреба Гальбы.

Ст. 22. Я не могу играть роль богача, угощая всех на свой счет. Пусть каждый приносить вклад, а ты, Виргилий, приноси нарду.

[12/12Шатерников Н. И.


Вот и свита весны — ветры фракийские
Морю тишь принесли, в путь парус просится,
Кончен сон на лугах, реки не буйствуют,
Влагой снежной наполнены.

5 Прокна свила гнездо, стонет по Итису, —
О, несчастная мать, дома Кекропова
Вечный стыд и позор! Страсть царя-варвара
Слишком зло отплатила ты!

С тучным стадом овец в луг зеленеющий
10 Вышли вновь пастухи с песнью свирельною;
Пану радость несут — стад покровитель он.
Склонов темной Аркадии.

Да, Вергилий, пора — тяжкая, жаркая!
Но, коль хочешь вино пить ты каленское,
15 Знатных юношей друг, — плата назначена:
Нарду банка пахучего.

Нарду банка: и вот — фляга откроется,
Та, что мирно лежит в складах Сульпиция.
Может щедро она крылья надежде дать,
20 Прочь прогнать думы горькие.

Коль придешь ты на пир, помня о выкупе, —
Жду тебя поскорей. Не собираюсь я
Безвозмездно вином кубок налить тебе,
Как богач с чашей полною.

25 Так не медли, иди, брось свою выгоду;
Помня мрачный костер, что впереди еще,
Ты к уму примешай чуточку глупости, —
Сладко впору безумствовать.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 12. К Вергилию, по-видимому купцу, торговавшему восточными благовониями. Некоторые комментаторы допускали мысль, что эта ода обращена к поэту Вергилию (умершему в 19 году) и включена в состав четвертой книги после его смерти, но это мало вероятно.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016