КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi iii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Бируков А. Петровский Ф. А. Север Г. М. Тучков С. А. Фет А. А.

[1/5Бируков А.


Когда лютейший сын, корыстью ослепленный,
Прервет родителя преклонны дни священны —
Для изверга сего извлечь бы должно в яд
Чесночный злейший огнь, а не цикуты хлад.

5 Пусть каменная чернь чеснок употребляет!
Он внутренность мою палит и разрывает,
Как бы́ сосал в земле змей ядовитых кров,
Или́ отравщицы в нем тлился злобный ков.

Не соком ли его Медея окропила
10 Язона, чтоб пред ним смирилась злая сила?
И не его ль огонь влила в коварный дар,
Чтоб сжечь совместницу, произвести пожар?

Под небом пламенным Апулии безводной
Не может моему найтиться жар подобный;
15 Не большим пламенем в одежде роковой
И сам Иракл сгорал, свершивши труд земной.

Но ведай, Меценат, что кушанье такое
Впредь за меня тебе готовит мщенье злое —
Ты будешь милых уст лобзания лишен
20 И на одре любви уснешь уединен.

«Санкт-Петербургский вестник», СПб., 1812, ч. 3, № 8, с. 152.

К Меценату.

[2/5Петровский Ф. А.


Коль сын рукою нечестивой где-нибудь
отца задушит старого —
пусть ест чеснок; цикуты он зловреднее!
О крепкие жнецов кишки!
5 Что за отрава мне в утробу въелася?
Иль кровь змеи мне с этою
травой варилась на́-зло? Иль Канидия
мне зелье это стряпала?
Когда Медею Аргонавтов вождь пленил
10 своей красой блистательной,
она, чтоб мог он диких укротить быков,
Язона этим смазала;
и, влив такой же яд в дары сопернице,
умчалась на крылах змеи.
15 Еще ни разу звезды так не жарили
засушливой Апулии,
и плеч Геракла так не жег могучего
кентавров дар мучительный.
А коль, затейник-Меценат, захочешь ты
20 опять такого кушанья —
пусть поцелуй твой дева отстранит рукой,
и дальше отодвинется!

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 183. В этом издании, и тж. в издании «Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993 автором перевода указан Александров Ф.

Эпод 3. К Меценату, который угостил Горация кушаньем сильно приправленным чесноком. Гораций в патетическом тоне восстает против чеснока, удивляясь крепким желудкам жнецов, питавшихся им, и говорит, что чеснок вредней самой цикуты (яда которым был отравлен Сократ). Его, говорит Гораций, волшебница Медея вероятно применила для укрощения огнедышащих быков, на которых должен был пахать предводитель аргонавтов Язон; им она отравила покрывало и венок своей соперницы Креузы. Свою изжогу от чеснока Гораций сравнивает с огнем пожиравшим Геракла, когда тот надел платье отравленное Деянирой кровью кентавра Несса, и, чтобы избавиться от мучений, велел сжечь себя на костре.

[3/5Север Г. М.


Рукой безбожной старого родителя
задушит если сын родной,
чеснок глотает — жутче он цикуты! — пусть.
Жнецов утроба прочная!
5 Какой же яд в груди моей свирепствует?
Гадюки, что ли, кровь с травой
подали мне вареную? Канидия
мне зелье, что ли, стряпала?
Медея, аргонавтом раз блистательным
10 превыше всех плененная,
быков чтоб укротил, ярма не знающих,
Язона тем намазала;
подарки сдобрив тем же в месть разлучнице,
на змее прочь летающем
15 бежала. Зной небесный так не буйствовал
в засушливой Апулии;
не жгло Геракла плеч так страшно платье, в дар
кентавром принесенное!
Когда же, Меценат, тебе захочется
20 опять сыграть ту шуточку —
от губ рукой девчонка пусть закроется
и в край кровати спрячется.

2006 г. «Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 29.

Кв. Гораций Флакк. «Книга Эподов»; перев. и прим. Г. М. Севера

Toronto: Aeterna, 2015 (серия «Новые переводы классиков»)


См. Эподы, III и XIV: Candide Maecenas

[4/5Тучков С. А.


Когда б, природы изверг страшный,
Сын столь неблагодарен был,
Чтоб, презирая грех ужасный,
Отца за деньги удавил,

5 Безбожна действия в награду
Явить чтоб муку и тоску —
Пусть не дают лютейша яду,
Но пусть наестся чесноку.

О вы, пришедшие трудиться
10 Жнецы с железом на поля!
Какая боль во мне таится,
Всю внутренность мою паля?

Змеина ль ядовитость сока
Смешалась в яствах ваших сих?
15 И не Канидия ль жестока
Сама приготовляла их?

Когда пленилася Медея
Язоном, греческим пловцом,
Тогда, в бедах его жалея,
20 Всего натерла чесноком;

Волы, что пламенем дышали,
Не могши яд терпеть такой,
Содро́гнулись и побежали —
Победу одержал герой.

25 И тем же ядом напитала
Дары соперницы своей,
Когда драконов запрягала,
Чтоб улететь потом от ней.

Апульский зной и яд Колхиды
30 Себя с сей мукой не сравнит,
Ни жар палящия хламиды,
Погиб великий чем Алкид.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 267—268.

Эпода III. Против чеснока.


Ст. 15. Канидия была известная волшебница или чародейка в Риме.

[5/5Фет А. А.


Кто старческое горло задавил отцу
рукою нечестивою,
Пусть ест чеснок, который всех цикут вредней.
О твердые кишки жнецов!
5 Какой же яд в груди моей свирепствует?
Уж не в змеиной ли крови
Варили эту траву мне, иль злую снедь
Состряпала Канидия?
Когда из Аргонавтов всех прекраснейший
10 Медее приглянулся вождь,
Она, чтоб непокорных он запряг волов,
Язона этим мазала;
Намазав тем же злобный дар сопернице,
На крыльях змия унеслась.
15 Нет никогда в каникулы не парило
Так в жаждущей Апулии,
Не сожигал мучительней палящий дар
Могучих Геркулеса плеч.
И ежели хоть раз того ж захочется,
20 Шутливый Меценат, тебе,
Пусть дева, поцелуй твой отстраня рукой,
На край постели сдвинется.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. III. К Меценату. Эта шуточная эпода написана вероятно около 719 г. от О.Р., еще до женитьбы Мецената на Теренции, так как слово дева в 21 стихе к последней относиться не может. Поэт преувеличенно выставляет страдания от чеснока, которым Меценат, предававшийся кулинарным изысканиям, мог в шутку накормить своего любимца. Греки и римляне до того ненавидели чеснок, что последние прозвали охочих до него евреев (foetentes) вонючими


Ст. 3. Cicuta virosa — род тростника, лютик. Сок его в Афинах давали пить приговоренным к смерти, между прочим Сократу.

Ст. 4. Употреблявших чеснок.

Ст. 8. Ядодейке Канидии посвящены Горацием V и XVII эподы, в которых он дает волю негодованию и насмешкам.

Ст. 12. Поэт уверяет, что чеснок был тот яд, которым Медея помогла Язону усмирить непокорных огнедышащих волов, а затем, намазав венец невесты Язона, дочери коринфского царя Креона (Креузы), этим сожгла ее и унеслась на колеснице, везомой крылатыми драконами.

Ст. 18. Геркулес, приревновав Центавра Несса, переносившего вброд жену его Дианиру, ранил Центавра насмерть. Несс, умирая, дал Дианире своей крови, чтобы упрочить ей верность Геркулеса. Но когда последний похитил Иолу, Дианира послала Геркулесу, как свадебный подарок, одежду, в которой зашита была кровь Несса. Одежда эта до того стада жечь плечи Геркулеса, что он сложивши костер, добровольно сжег себя.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016