КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi vii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

[перев. не установлен] Анастасевич В. Г. Быстров А. Головнин О. Державин Г. Р. Крол Ш. Лихачев В. С. Мелихов В. А. Орлов В. И. Пупышев А. М. Север Г. М. Семенов-Тян-Шанский А. П. Срезневский И. Е. Тимофеев Б. Тучков С. А. Фет А. А.

[1/17[перев. не установлен]


Куда, куда?.. К чему вновь молнией сверкает
Едва сокрытый меч?
Когда сограждан кровь, кровь Марсова, кровь Реи
По морю и земле — скажите мне, злодеи, —
5 Когда престанет течь?

Иль в прах падет чело ревнивой Карфагены
От молнии орлов?
Иль в торжестве ведут оковами согбенных,
Во мрак темницы злой, свободных и надменных
10 Британии сынов?

Ах, нет! Готовят нам се зрелище иное!
Безумные спешат,
Чтоб в недрах разорить, по грозному желанью
Озлобленных парфян, сыновней лютой дланью
15 Отечественный град.

Идет ли лев на льва? Себе подобных губит
Какой свирепый зверь?
Народ! Слепым ли ты влечен ожесточеньем,
Иль властью высших сил, иль неким преступленьем —
20 Ответствуй мне теперь!

Безмолвствуют — и тень, тень смерти воцарилась
Вкруг робких их очес...
Безмолвствуют, страшась, в унынии трепещут —
Знать, грозную на них в гневе боги мещут
25 Судьбу с высот небес!

С тех пор, как к небесам кровь Рема возопила —
С тех пор, поднесь, навек
Презрев Природы глас, глас праведный, глас громкий,
Жестокий Марсов сын на поздние потомки
30 Проклятие навлек!

«Цветник», СПб., 1810, ч. 8, № 11, с. 198—201; подпись: «Ю. Л...нъ».

К народу. Горациева ода. Кн. V, од. VII. Ода сия сочинена, может быть, в то время, когда сам Гораций привлечен был Брутом под знамена Помпеевых войск, или во время первого похода Антония против Октавиана, или — и по общему мнению — пред сражением при Акциуме.


Ст. 14. Озлобленных парфян. Парфяне, разбив войска, предводительствуемые Крассом, страшились мщения римлян, и должны были с удовольствием видеть, что римляне истощают свои силы междоусобными войнами.

Ст. 30. Проклятие навлек. Для собственного своего извинения почти все народы полагали, что боги наказывают из-за преступления предков. Мнение сие употребляет и осторожный Гораций в сем случае, дабы не означить точную причину.

[2/17[перев. не установлен]


Куда, мятежники? Почто в руках сверкает
Убийственный ваш меч?
Куда стремитесь вы, с неистовством во взоре?
Еще ль сограждан кровь на суше и на море
5 Не перестанет течь?

Пришла ль чреда главой поникнуть Карфагену
От молнии орлов?
В триумфе ль повлекут нестройными толпами
По стогнам городским, окованных цепями,
10 Британии сынов?

О, если б так! Но нет, то зрелище иное —
Безумные спешат,
Последуя парфян враждебному желанью —
В основах истребить клятвопреступной дланью
15 Отечественный град!

И хищный зверь себе подобных не терзает,
И лев на льва нейдет —
Что ж увлекает вас? Слепое ль заблужденье,
Иль сила вышняя, или́ ожесточенье?
20 Вы дайте мне ответ!

Безмолвствуют... Стыдом покрылись бледны лица,
И взор их недвижи́м!
Их ужас обуял... От робости трепещут —
Так грозное с небес во гневе боги мещут
25 Проклятие на Рим!

За кровь пролитую должна быть кров пролита —
Так свыше суждено!
Здесь Рема кровь текла — с тех пор за вероломство,
За казнь невинного, все Ромула потомство
30 Страдать обречено!

«Литературные прибавления к „Русскому инвалиду”», СПб., 1833, № 5, с. 39; подпись: «Л......»

Из Горация: 7-й эподон. (Вольный перевод.)

[3/17Анастасевич В. Г.


Куда вы, изверги, толпою
Куда валите воружась?
Латин кровь мало ли рекою
На суше, на море лилась?

5 Под стены ль горды Карфагена
Поджог вражды хотите несть,
Или британца отдаленна
Окованного в Рим привесть?

Ах! Нет; ты лишь Парфян к отраде,
10 О римлянин, своей рукой
В отечестве, в родимом граде
Стремишься разрушать покой.

Ни волк, ни лев, томимый гладом,
Подобного себе не рвет;
15 Ты в буйстве слеп, иль паче адом
Ко буйству движим? Дай ответ!

Молчите, и ваш вид бледнеет;
Вас в изумленье привело,
Что плевелы меж римлян сеет
20 Вражды — братоубийства зло.

Так, лишь одно оно причиной
Толиких Рим объявших бед;
Се крови Рема неповинной
Погибельный на чадах след!

«Улей», СПб., 1811, ч. 1, № 4, с. 248—249; без подписи.

К римскому народу. (Из Горация Эпод. од. VII.)

[4/17Быстров А.


Куда, злодеи, вы стремитесь?
Почто убийственных мечей
вы ищете, в ножнах сокрытых?
Ужели мало римлян кровь
5 моря и землю напояла?
Не для того — ах! — чтоб квирит
сжег пышны замки карфагенски,
или британца вел в цепях —
нет! нет! — но чтобы по обету
10 страшнейших римлянам врагов
погиб сей самый град преславный
от собственных же ваших рук.
Но звери меней вас свирепы,
и кротче нравом волки, львы.
15 И что к тому вас побуждает?
Слепое ль бешенство какое?
Иль высша сила? Иль обида?
Злодеи! Дайте мне ответ!
Молчат — и ужас смертну бледность
20 на лицах простирает их.
Безгласны, немы, неподвижны,
Как пораженные стоят...

«Некоторые опыты упражнений учеников С.-Петербургской духовной семинарии», СПб., 1821, с. 82—83.

Перевод 7 Горациевой оды, к римскому народу.

[5/17Головнин О.


Куда, преступники? Куда вы, и к чему
Горят мечи в деснице вашей?
Иль мало по полям и по́ морю всему
Разлито было крови нашей?

5 Не для того, чтобы сжечь кичливый Карфаген
И ненавистные чертоги,
Ни чтоб британец шел, попавшись целым в плен,
В оковах по Святой дороге;

А чтоб, как па́рфяне молят о том богов,
10 Сей град погиб своей рукою!
Но есть хоть нрав такой у тигров и волков?
И те не люты меж собою!

Слепая ярость ли, иль нечто посильней
Влечет вас, иль вина какая?
15 Молчат, поражены во глубь души своей,
На лицах — бледность роковая.

Да! Горестная нас судьбина увлекла,
Обрекши бедствиям и мукам, —
За то, что на́ землю безвинно потекла
20 Кровь Ремова, в проклятье внукам!

Головнин О., «Переложения», Киев, 1886, с. 51.

К римскому народу. Горация. (Эпод 7-й.)

[6/17Державин Г. Р.


Куда, куда еще, мечи едва вложенны
В ножны, вы обнажа, стремитесь, вновь ярясь?
Поля ль от вас, моря ль не много обагренны,
И мало ль ваша кровь лилась?

5 Нет, нет! Не Рим ему враждебный и надменный
Низверг и превратил в перст пламем Карфаген;
Ни вольный Бритов род, цепями отягченный,
Сквозь врат торжеств введенный в плен.

Так, так — не от Парфян, но собственно враждою
10 Своей, крамолою падет ваш славный град.
Ни волк, ни лев, как вы, с столь яростию злою
Своих собратьев не губят.

Что ж за слепая месть, и что за вышня сила,
Иль грех какой стремит вас? Дайте мне ответ.
15 Но вы молчите. Что? Ваш бледность зрак покрыла!
Иль молний ужаснул вас свет?

Се строгий Рима рок, се злоба зверовидна,
Как заглушает ваш братоубийством глас!
С тех пор, как Ремова кровь пролита невинна,
20 Лежит проклятие на вас.

1808 г. Впервые: Державин Г. Р., «Сочинения», СПб., 1816, ч. 5, с. 194—195.. В издании во 2-м стихе 2-й строфы опечатка («пламем»); в рукописи — корректно.

[7/17Крол Ш.


Куда, куда вы мчитесь, нечестивые?
Почто в руках у вас мечи?
Иль мало по волнам Нептуна, по полям
латинской крови пролито?
5 Не для того, чтоб крепости надменные
пунийцев ненавистных сжечь,
иль провести британца уцелевшего
путем Священным в кандалах,
но чтоб, на радость парфам, от своей руки,
10 от римской, этот град погиб?
Такой повадки нет у львов, ни у волков —
себе подобных истреблять.
Слепит ли ужас вас, иль сила высшая
ведет, вина ль? Ответьте мне!
15 Молчат и лица все покрыты бледностью,
и замер разум, оглушен.
Да, так и есть: жестокий римлян рок постиг
за грех братоубийственный,
Проклятье на потомках крови Ремовой,
20 невинно в землю пролитой.

2008 г.

[8/17Лихачев В. С.


С оружием в руках, кому же вы опять —
О, нечестивые! — грозите?
Иль кровью римскою все поры пропитать
Земли родимой вы хотите?

5 Весь этот пыл — увы! — не для того, чтоб в прах
Легли твердыни Карфагена
Иль чтоб торжественно по улицам в цепях
Прошел бретон — добыча плена;

Не для того — о, нет! — а только для того,
10 Чтоб, в общем рвении с врагами,
В конец разрушить Рим! С лица земли его
Стереть своими же руками!

Свирепой алчности такой в среде своей
Ни волк, ни лев не проявляют —
15 И, кровожадные, иных пород зверей
Они на гибель обрекают;

А вы!.. Во власти ли вы ярости слепой?
Рабы ль греха, иль жертвы рока?..
Как смущены! В лице кровинки нет живой,
20 В устах ни звука, ни намека!

Я знаю, знаю все: я слышу смертный стон,
Кровь Рэма к мщению взывает —
И мщенье тяжкое из глубины времен
Детей убийцы поражает.

«Вестник иностранной литературы», СПб., 1898, кн. 1, с. 144.

Из «Ямбов» Горация. Согражданам.

[9/17Мелихов В. А.


Куда, злодеи, вы стремитесь,
Хватаяся рукой за меч?
Или́ вы больше не боитесь
Что кровь латинов будет течь?

5 Или́ твердыни Карфагена
Мы не дотла еще сожгли?
Иль бритты, вырвавшись из плена,
Поднимут прах святой земли?

Нет! Рим, по вражьему веленью,
10 Падет средь битвы сыновей...
Подобной силы озлобленья
Не встретить даже у зверей!

Ответьте мне — от возмущенья,
Под гнетом тяжкой ли вины
15 В вас пламенеет жажда мщенья?
Молчите вы и смущены...

А между тем враждуют братья,
Среди убийств забыв любовь, —
То погубило нас проклятье
20 За Рема праведную кровь.

«Гермес», Пг., 1912, № 17, с. 452.

Проклятие.

[10/17Орлов В. И.


Куда, крамольные, куда?
Что блещет меч успокоенный?
Еще безумная вражда
Не стерлась в памяти Вселенны,
5 Презорство вновь подъемлет длань —
Кого разить? Кому отмщенье?
Давно затихла ль в мире брань,
И неба с ним благословенье?

Не злобный пунн тревог вина —
10 Во прахе башни Карфагена;
Не парфу смерть обречена —
Уже познал он горе плена;
Одноплеменных ли раздор
Мятет всемирную столицу?
15 Римля́не! Вижу ваш позор
И Дия мстящую десницу!

Так быть должно; давно весь Рим —
Вертеп безбожья и разврата;
Корысть наш бог — и не щадим
20 Ни друга, ни вдову, ни брата!
И род, и доблесть, сан и честь —
Опоры Рима — все подкупно;
И что осталось в нем, что есть,
Все злату гнусному доступно!

25 И злу не вижу я конца —
Невозвратимо гибнут нравы!..
Кто сеет юношам в сердца
Любовь Отечества и Славы?
Беглец своей отчизны — грек,
30 Бесстыдных игр изобретатель,
Везде домашний человек
И благодетеля предатель.

Сказать ли все? Отец и мать,
Презренье к родине питая,
35 Бегут — дитя свое питать
Пороками чужого края;
Так чужеземства злой недуг
По жилам юным с кровью льется;
Порабощен младенца дух,
40 До гроба с ним не расстается.

Ни наш, ни чуждый — внедрив в грудь
Презренье Веры и Закона,
Притек — и озирает путь
От рабства до ступеней трона.
45 Так святотатственной стопой
Поправ отчизны честь, народу —
Всегда рабу пред новизной —
Злодеев сонм гласит свободу!

Свободу — быть рабом страстей,
50 Себя превыше Власти ставить;
Свободу — славой мятежей
Свою отчизну обесславить!
Предвижу все — державный Рим
Своими силами крушится —
55 Внутри крамолы; прах и дым
Над Капитолией клубится...

Извне — придут толпы врагов
Излить отмщение над Римом;
Британец дикий, аллоброг
60 Устроят пир в непобедимом —
Кровавый пир! Всё снедь мечей —
Святые храмы, стены града;
Развеет ветер прах Царей —
В оковах матери и чада!

65 Увы! Сбылись мольбы врагов —
Рим в собственной крови потонет!
Римля́не! Злейший из волков
Единокровного не тронет...
Какое ж бешенство в сердцах
70 Возжгло злодействий огнь подкупный?
Ответствуйте! Но бледный страх
Сомкнул уста клятвопреступны.

Безумцы! В прах, скорее в прах!
Еще раскаянье не поздно —
75 Спешите в жертвах и слезах
Смягчить мольбами небо грозно!
Не сгиб Палладиум святой —
К престолу Августа теките —
В нем зол целенье, ваш покой;
80 Пред ним колена душ склоните!

«Московский телеграф», М., 1826, ч. 8, № 5, отд. 2, с. 5—7.

Ст. 9. Пунн. Карфагенянин.

[11/17Пупышев А. М.


Куда несетесь вы, безумные?
Вопите, лица перекошены.
Уже ль мечи свои преступные
Отбросить в сторону не можете?

5 Немало в прошлом волн морских,
Полей залито кровью римскою!
Что ж вы не цените своих?
Честь, славу губите латинскую!

Идете ведь не в Карфаген,
10 Где прадеды навек прославились!
Не брать британцев гордых в плен,
Чтоб цены на рабов убавились.

Ослепли вы? Куда теперь
Влечет вас мерзкое неистовство?
15 Своих не трогает и зверь!
А люди? Убивают... истово.

Зачем? Молчат в оцепенении.
И лица бледные... как мертвые!
Ну что же вы за поколение?
20 С умом в ладу, а души черствые!

2010 г.

К римскому народу.

[12/17Север Г. М.


Куда, куда, злодеи, так рванулись вы,
мечи из ножен выхватив?
Не мало вам земель и волн Нептуновых
латинской кровью залито?
5 Не сжег ворота чтобы Рим надменные
Карфагена-завистника,
не шел британец чтобы, вольный некогда,
по Риму, цепью скованный,
но чтобы Рим — парфян сбылись молитвы! — был
10 рукой погублен собственной?
Ни льву, ни волку так по нраву не было —
друг с другом чтобы драться. Вас
слепая мучит ярость? Грех? Ужаснее,
быть может, страсть? Ответствуйте!
15 Молчат, молчат... Бледнеют лица мертвенно,
в сердцах — оцепенение...
Вот так — терзает римлян рок неистовый
за грех братоубийственный,
когда кровь Рема пролита невинного
20 была в проклятье правнукам.

«Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 41.

Кв. Гораций Флакк. «Книга Эподов»; перев. и прим. Г. М. Севера

Toronto: Aeterna, 2015 (серия «Новые переводы классиков»)

[13/17Семенов-Тян-Шанский А. П.


Куда, куда вы валите, преступники,
Мечи в безумье выхватив?
Неужто мало и полей, и волн морских
Зали́то кровью римскою —
5 Не для того, чтоб Карфагена жадного
Сожгли твердыню римляне,
Не для того, чтобы британец сломленный
Прошел по Риму скованным,
А для того, чтобы, парфянам на-руку,
10 Наш Рим погиб от рук своих?
Ни львы, ни волки так нигде не злобствуют,
Враждуя лишь с другим зверьем!
Ослепли ль вы? Влечет ли вас неистовство?
Иль чей-то грех? Ответствуйте!
15 Молчат... И лица все бледнеют мертвенно,
Умы в оцепенении...
Да! Римлян гонит лишь судьба жестокая
За тот братоубийства день,
Когда лилась кровь Рема неповинного,
20 Кровь правнуков заклявшая.

Впервые: «Русская мысль», СПб., 1916, № 10, с. 3—4.

Известен вариант первой строки: «Куда, куда вы рушитесь, преступные...»


(1) Эпод 7. К римлянам. Написан по поводу борьбы Октавиана с Секстом Помпеем (43—40 годы).

(2) К римлянам [Эпод 7]. Этот эпод относится к моменту нового разгара римских междоусобиц, именно к борьбе Октавиана с Секстом Помпеем (4 3—40 гг. до н.э.).


(1) Ст. 19. Убийство Ромулом его брата Рема считалось началом всех междоусобных распрей Риме.

(2) Ст. 7—8. Рим в своих завоевательных стремлениях долго не мог сломить упорства британцев.

Ст. 9. Парфяне, предки части нынешнего населения Персии, своими частыми набегами в пределы римских владений представляли серьезную угрозу целости римского государства.

Ст. 18—20. В убийстве невинного Рема, одного из мифических братьев-основателей Рима, поэт видит как бы предначертание судьбы римского государства.

(3) Ст. 1. Гораций протестует против нового взрыва гражданской войны (в 43—40 гг. до н.э.) — против борьбы Октавиана с Секстом Помпеем.

Ст. 19. Т. е. проливать собственную кровь суждено римлянам за то, что когда-то была пролита кровь невинного Рема, брата Ромула, основателя Рима.

[14/17Срезневский И. Е.


Куда, куда вы — род прокля́тый?
Что значит меч в руках, изъятый
Во время мира из ноже́н?
Еще ль убийствами не сыты?..
5 И суша, и моря покрыты
Латинской кровию везде?
Не с тем, чтоб Карфаген надменный
Оплакал крепкий град, сожженный
Твоею, римлянин, рукой;
10 Не с тем, чтобы британ суровый,
Влачивши римские оковы
Шел по священному пути —
Но чтоб от своего кинжала
Держава римская упала,
15 Во угождение парфян!..
Ни меж волков, ни меж львов диких
Нет злодеяний столь великих;
Иль разве на различный род
Слепая ль злость, иль грех, иль сила
20 Всевышня вас вооружила?
Давайте скоро мне ответ.
Молчат — и тощие ланиты
Смертельной бледностью покрыты;
Стоят, как будто без ума...
25 Так, так — судьба неумолима
Карает сильно граждан Рима,
За грех братоубийства мстя.
Се кровь от Рема — кровь святая,
Невинно братом пролитая,
30 На всех потомков потекла!

«Украинский вестник», Харьков, 1818, ч. 9, № 3, с. 317—318.

К римлянам. Во время междоусобных браней Октавия, Антония и Лепида с Брутом и Кассием.

[15/17Тимофеев Б.


Куда, преступные стремитесь? Отчего
свои мечи вы обнажили?
Иль мало на полях и на морях
латинской крови вы пролили?!
5 Не для того, чтоб гордый Карфаген
Пал под могучею десницей,
Иль чтоб непобедимый брит в цепях
Шел за победной колесницей...
Не для того ль, чтоб по парфянской воле
10 Пал Рим от собственной руки?!
Ни у волков и тигров кровожадных
Нигде таких законов нет.
Вас бешенство иль злоба ослепила,
Вина ли? Дайте же ответ!
15 Они молчат в предсмертном содроганьи,
Объяты ужасом; язык их нем —
Проклятье страшное над нами тяготеет
тех пор как пал невинный Рем.

«Гермес», Пг., 1916, № 18, с. 430.. В наборе, возможно, пропущены две строки, между ст. 8 и 11.

Проклятие.

[16/17Тучков С. А.


Какими новыми страстями
Ваш дух еще готов пылать?
Почто ужасными мечами
Еще себя вооружать?

5 Довольно римлян кровь лилася,
Кипя на суше и морях,
Довольно злоба вознеслася,
Довольный смерть явила страх.

Не против гордой Карфагены
10 Я меч ваш вижу изощрен,
Ни твердые низринуть стены
Британцев зверских устремлен,

Ни собственну хранить границу —
Но римских поражать гражда́н,
15 И света погубить столицу,
Желанью следуя парфян.

Пролить кровавые здесь токи
В свирепости стремитесь вы!
Не могут столько быть жестоки
20 Ни волки, ни́же страшны львы.

Хоть лютость им дала природа,
Хоть злобою всегда кипят —
Но лишь к зверям другого рода
Они ту ненависть стремят.

25 Слепое ль бешенство вы зрите?
Грехи ль, беды́ ли вас влекут?
Ответствуйте! Но вы молчите,
Сердца все ужасы мятут!

Грозит неправда, злом обильна,
30 И отверзает бездну ков!..
Ах, зрю — то Рема кровь невинна
Влечет отмщение богов.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 278—279.

Эпода VII. К римлянам. Отвращает их от междоусобной брани.


Ст. 31. Ромул, основатель города Рима, убил брата своего Рема, как некоторые повествуют.

[17/17Фет А. А.


Куда, куда, преступные? И для чего мечи свои
Вы из ножен хватаете?
Иль по земле и по морю латинской крови пролито
Все мало, — вы считаете?

5 Не с тем, чтоб ненавистный нам и гордый Карфаген предстал
Твердынею сожженною,
Не с тем, чтоб неподатливый Британец, весь закованный,
Дорогой шел священною,

Нет, чтобы, как желательно Парфянам, этот город наш
10 Погибнул сам от рук своих.
Такой ни у волков нигде и ни у львов повадки нет,
Уж разве на зверей иных.

Слепое ли безумье влечет, иль сила мощная?
Или вина? Ответьте мне.
15 Молчат и бледность томная на лицах появилася,
И мысли отнялись вполне.

Да, Римлян гонят подлинно судьбы, и злодеянием
Их жизнь еще объятая,
Когда на землю канула кровь Рема неповинная,
20 Но правнукам заклятая.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. VII. К римлянам. Одни толкователи относят эту эподу к началу Перузинской войны в 713 г. от О.Р.. См. объяснения к эподе XVI. Другие к началу второй войны Октавиана против Антония в 722 г. от О.Р., хотя трудно предположить, чтобы Гораций решился так резко отзываться о предприятии Октавиана, к партии которого принадлежал сам.


Ст. 9. Нашим злейшим врагам.

Ст. 17. Римляне на пролитие собственной крови обречены судьбой в силу самого основания Рима на неповинной крови убитого Рема, на которой легло вредоносное заклятие.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016