КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi xv


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Волков А. Г. Капнист В. В. Корчагин А. О. Краснов П. Крешев И. П. Орлов В. И. Пупышев А. М. Самсонов Д. П. Север Г. М. Семенов-Тян-Шанский А. П. Сомов А. Фет А. А. Шугрина Ю.

[1/14Волков А. Г.


Ночь — на тверди светит ясно
Между звезд луна —
Ты клялась богами страстно
Век любить меня —
5 Крепче — плющ вокруг чем ивы
Оплетясь рукой;
Орион пока бурливый,
Волку брань с овцой —
В кудри ветр игрою глянет
10 Аполлона вкруг —
Вероломно! — но вспомя́нет
Мой Неера дух!
Ах! Другим страстней лобзанья
Сердце обомрет —
15 Взыщет ровню — ревнованья
Грусти не снесет!..
Ты же, горд моим что горем
Так главу вознес,
Хоть владей землей и морем,
20 Будь богат как Крез.
Пифагор хоть светом зримым,
Прелестью Нирей —
Посмеюсь — другим любимым;
Плачь! — постынешь ей!

Волков А. Г., «Арфа стихогласная», СПб., 1812, с. 27—28.

К Неере.

[2/14Капнист В. В.


Ночь длилась, и луна златая
Сияла меж подруг своих,
Когда, о Лида! прижимая
Меня в объятиях твоих
5 Сильней, чем плющ вкруг дуба вьется,
Ты клятву повторяла мне,
Ту клятву, что богам смеется,
Живущим в звездной вышине.

Клялась ты: волк пока в долине
10 Ягненков будет устрашать
И Орион зыбей в пучине
Не перестанет воздвигать,
Пока зефир не позабудет
Лелеять Фебовых кудрей,-
15 Любовь твоя взаимно будет
Ответствовать любви моей.

Но бойся, мести чтоб достойной
Ты от меня не понесла:
Я не стерплю, чтоб ты спокойно
20 Все ночи с милым провела;
Другую полюблю сердечно,
Сказав изменнице «прости!»,
К тебе ж не возвращуся вечно,
Как ни жалей и ни грусти.

25 А ты, счастливец обольщенный,
Утратой ныне горд моей!
Хотя сады распространенны,
Хоть тысячу ты стад имей,
Хотя б обширнее Босфора
30 К тебе златый Пактол протек,
Хоть будь мудрее Пифагора,
Что в мире жил двукратный век;

Хотя б прекрасного Нирея
Твоей ты превзошел красой,
35 Но тож, о ясных днях жалея,
Их мрачной заменишь тоской;
Изменой станешь ты терзаться
И легковерность клясть свою,
Тогда-то над тобой смеяться
40 Я буду в очередь мою.

1819 г. Впервые: Капнист В. В., «Избранные сочинения», Л., 1941, с. 216—217.

<1819 г., декабря 7 дгя, Обуховка.> Мщение любовника.

[3/14Корчагин А. О.


В ту ночь луна сияла с неба ясного,
и звездами усеян был высокий свод.
Тогда, богов прогневать не страшась ничуть,
клялась ты, заключив меня в объятия,
5 быть моей близкой, верной жизни спутницей —
столь близкой, словно плющ, что обвивает дуб.
«Пока стада овец пугает страшный волк,
покуда Орион на море буйствует,
несчастным морякам грозя погибелью,
10 пока вздымает ветер твои волосы,
взаимны будут наши чувства нежные», —
так говорила ты. Увы, изменница!
Неэра, еще горько пожалеешь ты,
что ночи не со мной проводишь страстные,
15 другому отдавая чувства бурные.
И если Флакк на свет рожден мужчиною,
найдет другую он, тебя достойнее,
и красота твоя неотразимая
не возвратит ему уже былой любви.
20 А ты, любовник, что меня счастливее,
причина моих бед, соперник дерзостный,
пусть ты богат стадами и угодьями,
пусть хоть Пактол течет в твоих владениях,
пусть ведаешь ты тайны Пифагоровы,
25 а красотой Нирея ты уже затмил,
настанет день — Неэра распрощается
с тобой, как и со мной, оставит брошенным.
И всласть тогда, мстя за обиду горькую,
я над тобою насмеюсь безжалостно.

2017 г.

[4/14Краснов П.


Полночное небо звездами блистало;
Луна красовалась меж них.
В любви ты клялась и богов призывала
Порукою в клятвах своих.

5 И крепче, чем плющ нежнолистную ясень,
Обвивши меня, ты клялась —
Пока хищный волк для овечек опасен,
Пока мореходцы, страшась,

Несущего бури зимой Ориона,
10 Под осень не смеют отплыть,
И треплет зефир волоса Аквилона,
Неэра Горация будет любить.

Я знаю, Неэра, ты скоро возбудишь
Наверное ревность мою;
15 Но если другим отдаваться ты будешь,
Другую и я полюблю.

Знай — твердость моя не падет пред красою,
И если изменой своей
Хоть раз ты унизишь себя — я с тобою
20 Расстанусь как можно скорей.

А ты, кто бы ни был, соперник счастливый,
Не смейся над горем моим:
Хотя бы имел ты обширные нивы
И Па́ктол с русло́м золотым,

25 Хотя бы ты мудрость постиг Пифагора,
Равнялся с Ниреем красой,
Поверь мне — изменит она тебе скоро,
И я посмеюсь над тобой.

Впервые: «Журнал Министерства народного просвещения», СПб., 1886, № 7, с. отд. 5; подпись: «44—45».

Из Горация. Клятва в любви (Ероd. ХV).

[5/14Крешев И. П.


Ты помнишь эту ночь: среди меньших светил
Луна плыла по тверди ясной,
Когда бы, не боясь небесных даже сил,
Как иву плющ объемлет страстный,
5 Руками вкруг меня, ласкаясь, обвилась
И в лад словам моим, послушная, клялась.

«Покуда Орион пловцов на гибель гонит,
И волк преследует овец,
И ветер, шелестя, густые лавры клонит,
10 У нас взаимный жар сердец!»

О, пострадаешь ты, мою увидев твердость!
Гораций мужествен, поверь, —
И красоте твоей не покорится гордость,
Так оскорбленная теперь...

15 Но ты, счастливейший, довольный в новой доле,
Кому смешно чужое зло, —
Хотя бы сотни стад в твоем паслися поле,
Хотя бы золото Пактола там текло,

Хотя бы ты постиг все тайны Пифагора,
20 Красив был, как Нерей, — не радуйся вперед...
Увы! тебе любовь изменит так же скоро —
И улыбнусь я в свой черед.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1845, т. 124, № 3, отд. 1, с. 210.

Эпод 15. К Неэре.

[6/14Орлов В. И.


Я помню ночь; на небесах
По ткани звезд луна сияла,
Когда, к богам забывши страх,
Ты вероломство замышляла;
5 Не так вкруг ясени младой
Плющ вьется гибкими ветвями,
Как соплеталася со мной
Ты белоснежными руками;
Я не забыл твоих речей:
10 Доколе на хребты морей
Звать непогоды не престанет
Пловцам враждебный Орион;
Доколе юный Аполлон
Не постареет, не устанет
15 Зефир в кудрях его играть —
Дотоль взаимно нам пылать.
Неэра, горькими слезами
Мою вспомянешь верность ты:
Не с униженьем, не с мольбами,
20 В час полуночной темноты
К преступному приду я ложу:
Услышишь имя ты другой;
Склонить на жалость мнишь красой?
Презреньем скорбь твою умножу!
25 А ты, счастливейший, бедам
Моим смеющийся жестоко!
Твои поля лежат широко,
И счета нет твоим стадам
Пактола по златым брегам;
30 Самосца тайнами владея,
Ты победил красой Нерея...
О! Скоро, скоро жребий мой
Страданьем тяжким ты искупишь:
Другому милую уступишь
35 И посмеюсь я над тобой!

1824 г. Впервые: «Новости русской литературы», М., 1825, ч. 14, с. 186—188.

[7/14Пупышев А. М.


Луна среди звезд проплывала над нами...
Неэра, не помнишь тех ласковых слов?
Меня, словно плющ, обвивая руками,
Клялась ты, презрев всемогущих богов:

5 «Пока морякам страшен блеск Ориона,
Пока волчьи стаи тревожат стада,
Играют ветра в волосах Аполлона,
Любовь наша будет взаимной — всегда!»

Но ночи другим ты дарила со страстью...
10 И думала Флакк не заметит, любя?
О, нет! Над собой обладает он властью!
Другую найдет. И достойней тебя!

Соперник, пускай золотою рекою
Течет твой доход, ты красив, как Нирей,
15 Владеешь без счета скотом и землею,
Воскресшего вновь Пифагора мудрей,

Любовь ты ее сохранить не надейся!
Кто женское сердце когда-то поймет?
Сейчас, если хочешь, над Флакком посмейся!
20 Смеяться потом мой настанет черед.

2010 г.

Измена.

[8/14Самсонов Д. П.


Ночь была, и месяц
С сонмом мелких звезд
Слабый свет свой лили,
Ты когда клялась —
5 Страстною рукою
Крепче, нежель плющ
Обнимает ясень,
Выю мне обняв, —
Что скорей к истокам
10 Реки потекут,
И скорей забудет
Убирать чело
Юное цветами
Кроткая весна,
15 Чем твоя минется,
Лидия, любовь.
Ты клялась, и где же
Исполненье клятв?
Это ли награда
20 За мою любовь?
Но к чему упреки?..
Будь счастлива век,
Если только злато
И алмазов блеск
25 Страсти обоюдной
Сладость заменят.
Но что вижу? Небо!
(Мщенья час настал!) —
По ланитам бледным
30 Слез ручьи текут,
Тяжки вздохи нежну
Грудь ее теснят,
И одно лишь эхо
Состенает ей.

«Вестник Европы», М., 1817, ч. 94, № 15—16, с. 209—210.

[9/14Север Г. М.


Ночью то было. Среди прозрачного неба созвездий
Луна сияла ясная.
Ты, всемогущих богов величье попрать собираясь,
твердила вслед слова мои,
5 крепче тугого плюща, огромный что дуб оплетает,
обняв руками гибкими:
«Волки пока стерегут стада, морякам Ориона
холодный шторм пока грозит,
длинные кудри пока тревожит зефир Аполлона —
10 взаимной нашей быть любви!
Горько оплачешь свою, Неара, неверность! Хватает
пока у Флакка мужества,
он не потерпит, что ночь ты каждую даришь другому, —
найдет себе достойную.
15 Не возвратит красота однажды отвергнутым чувства,
когда страданье истинно!
Ты же, счастливый гордец, неважно который, несчастье
мое сегодня топчущий, —
пусть ты стадами богат, владеньями славен большими,
20 Пактол тебе лишь злато льет,
пусть Пифагора тебе открыты загадки Вселенной,
Нирея пусть прекрасней ты —
так же оплачешь, увы, любовь что досталась другому —
смеяться будет мой черед.

«Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 59.

Кв. Гораций Флакк. «Книга Эподов»; перев. и прим. Г. М. Севера

Toronto: Aeterna, 2015 (серия «Новые переводы классиков»)

[10/14Семенов-Тян-Шанский А. П.


Ночью то было — луна сияла с прозрачного неба
среди мерцанья звездного,
страстно когда ты клялась, богов оскорбляя заране, —
клялась, твердя слова мои;
5 и, обвивая тесней чем плющ ствол дуба высокий
меня руками гибкими,
ты повторяла — доколь Орион мореходов тревожит,
а волк грозит стадам овец,
длинные ветер доколь развевает власы Аполлона —
10 взаимной будет страсть твоя!
Больно накажет тебя мне свойственный нрав, о Неэра;
ведь есть у Флакка мужество —
он не претерпит того, что ночи дари́шь ты другому, —
найдет себе достойную,
15 и не вернет твоя красота мне прежнего чувства,
раз горечь в сердце вкралася!
Ты же, соперник счастливый, кто б ни был ты, тщетно гордишься,
моим хвалясь несчастием;
пусть ты богат и скотом, и землею; пускай протекает
20 по ней рекою золото;
пусть доступны тебе Пифагора воскресшего тайны,
прекрасней пусть Нирея ты —
все же, увы, и тебе оплакать придется измену —
смеяться будет мой черед!

Впервые: «Гермес», Пг., 1918, № 13—14, с. 212—213.

Эпод 15. Размер: чередование гекзаметров с ямбическими диметрами.


21. Пифагора воскресшего. См. примеч. к Оде 1 28.

[11/14Семенов-Тян-Шанский А. П.


Ночью то было — луна на небе ясном сияла
среди мерцанья звездного,
страстно когда ты клялась, богов оскорбляя заране, —
клялась, твердя слова мои;
5 и, обвивая тесней чем плющ ствол дуба высокий
меня руками гибкими,
ты повторяла — доколь стадам будут волки тревогой,
пловцам — восход Ори́она;
длинные ветер доколь развевает власы Аполлона —
10 взаимной будет страсть твоя!
Больно накажет тебя мне свойственный нрав, о Неэра;
ведь есть у Флакка мужество —
он не претерпит того, что ночи дари́шь ты другому, —
найдет себе достойную,
15 и не вернет красота оскорбленному прежнего чувства,
раз горечь в сердце вкралася!
Ты же, соперник счастливый, кто б ни был ты, тщетно гордишься,
моим хвалясь несчастием;
пусть ты богат и скотом, и землею; пускай протекает
20 по ней рекою золото;
пусть доступны тебе Пифагора воскресшего тайны;
прекрасней пусть Нирея ты —
все же, увы, и тебе оплакать придется измену —
смеяться будет мой черед!

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 202.

(1) Эпод 15. К Неэре. Размер тот же что и в предыдущем эподе.

(2) Измена [Эпод 15]. Этот эпод — одно из первых лирических произведений Горация; он относится ко времени возвращения его в Рим после пребывания в Афинах и последовавшего затем участия, в качестве начальника легиона войск Марка Брута и Кассия, в трагической для них битве при Филиппах.


(1) 8. Восход Ориона. См. Оды I 28, ст. 21.

21. О Пифагоре см. там же, ст. 11.

(2) 8. Восхождение и захождение созвездия Ориона, по наблюдениям древних, сопровождались бурями.

9. Аполлон в представлении древних носил длинные волосы.

21. Пифагор, по преданию, посвящал в свои математические тайны лишь немногих своих учеников.

22. Нирей — юноша, упоминаемый в «Илиаде» Гомера.

24. В заключительном ямбическом стихе Гораций прибег к интересному приему метрического перебоя добавлением лишнего слога в начале стиха. Мы сохраняем эту особенность в переводе.

[12/14Сомов А.


Луна из тонких облаков
Ночное небо озаряла,
Когда, забывши гнев богов,
Меня в любви ты уверяла.

5 Как корень ясени порой
Обвит плющевыми ветвями,
Так обвивалась ты со мной
Своими нежными руками.

Ты говорила: «Милый друг!
10 Скорей созвездье Ориона
Не станет свой обычный круг
Свершать в лазури небосклона;

Скорей кудрявый Аполлон
Покинет лиру золотую,
15 Скорей свирепый Аквилон
Подует в сторону другую;

Скорее может мир упасть
На нас обломками своими —
Чем охладеет эта страсть
20 С ее восторгами живыми!»

Неэра! Клятвы помню я,
А ты, жестокая, забыла;
Как я любил, как верил я!..
С другим ты ложе разделила.

25 Но погоди — и милый твой
Себя заставит дожидаться,
И полуночною порой
Не станет у дверей стучаться.

В слезах метаться будешь ты
30 По сиротеющему ложу;
Тогда, явясь средь темноты,
Укором скорбь твою умножу —

Припомню прошлую любовь,
Припомню прошлые отрады,
35 Но не прельстишь меня ты вновь
И не дождешься вновь пощады!

А ты, красавец молодой,
Моим несчастием счастливый, —
Богат сундук твой золотой,
40 Лежат твои широ́ко нивы;

Пактола сыплется песок
Из рук твоих красе наемной;
Неэру ты к себе привлек
Богатства славою огромной;

45 Но погоди — и жребий мой
Ты так же скоро испытаешь,
И посмеюсь я над тобой,
Когда Неэру потеряешь!

«Шехеразада: Журнал романов и повестей», СПб., 1858, № 2, с. 33—34.

К Неэре. (Из Горация.)

[13/14Фет А. А.


Ночь была и в небесах блистала луна озаренных,
Между мельчайших огней,
Как великих богов оскорблять ты готовая силу,
Вторила клятве моей;

5 Жалась тесней ты руками ко мне, чем к высокому дубу
Ластится плющ молодой:
Волк доколе стада, пловцам же враждебный, Орион
Море смущает зимой,

Ветер доколь шевелит волоса на челе Аполлона,
10 Наша взаимна любовь.
О, как ты горько оплачешь мое постоянство, Неэра!
Ежели в Флакке есть кровь,

Он не потерпит, чтоб ты отдавала избраннику ночи,
К ровне в сердцах он пойдет;
15 Пред омраченною раз красотой постоянство не стерпит,
Ежели горе доймет.

Ты же, кто б ни был ты, ныне счастливей меня и моею
Гордый годиною зол,
Если б стадами богат да и землями был ты, хотя бы
20 Мчал тебе волны Пактол,

Хоть возрожденного ты Пифагора изведал бы тайны,
Будь ты красою Нирей,
Ах, ты оплачешь любовь, обращенную снова к другому,
Мне ж будет вдвое смешней.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. XV. К Неэре. Кирхнер с другими относит эту эподу к 721 г. от О.Р., но Вебер, Дюнцер, Тейфель и др., находя ее растянутой и недостаточно обделанной, считают ее юношеским произведением по греческому образцу, около 713 г. от О.Р.. Поэт напоминает Неэре (не той, о которой говорится III, од. 14, 21) ту звездную ночь, когда повторяя его слова, она клялась в верности, тогда как теперь изменяет ему для другого. Он грозится окончательно покинуть ее и предсказывает счастливому сопернику, что никакие преимущества не спасут и его от измены Неэры, и тогда-то настанет очередь Горация смеяться.


Ст. 4. Как солдаты, приносящие присягу.

Ст. 7. Орион, спрв. I, од. 28, 21.

Ст. 9. Юноша Аполлон с женскими волосами, как бельведерский.

Ст. 14. Станет искать равной себе по постоянству.

Ст. 20. Пактол, лидийская речка, богатая золотом, с тех пор как Мидас в ней купался. Овид. Метамор. XI ст. 138.

Ст. 21. Таинственное учение Пифагора, сообщаемое только посвященным ученикам. Возрожденный смот. од. I, 28.

Ст. 22. Сличи III, од. 20, 15.

[14/14Шугрина Ю.


Тогда стояла ночь. Средь звезд луна сияла
Одна на ясном небе.
Богов хуля великих, слова мои твердила,
Клялась и обещала,
5 Сильней лозы вкруг дуба ты гибкими руками
Меня обняла страстно.
Покуда стаду — волка, а судну — Ориона
Бояться суждено,
Кудрями Аполлона доколь ветра играют,
10 Любовь взаимна наша!
Я боль несу тебе душой своей, Неера!
У Флакка доблесть есть!
Не стерпит он, что ночи даруешь ты другому,
Найдет себе по нраву!
15 Того, кто оскорблен, любовь не будет прежней,
Коль в сердце боль закралась,
А ты, счастливец, знай, что ты гордишься тщетно
Моею неудачей,
Пусть ты богат стадами, землей, по ней рекою
20 Твое струится злато,
Пусть знаешь Пифагора воскресшего все тайны,
Прекрасней ты Нирея,
Увы! Любовь ушедшую оплакивать придется,
А мой черед — смеяться.

2006 г.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016