КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi xvi


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Брюсов В. Я. Пупышев А. М. Север Г. М. Семенов-Тян-Шанский А. П. Тучков С. А. Фет А. А.

[1/7Брюсов В. Я.


Век изнывает уже второй в гражданских раздорах,
ослабевают силы Рима самого —
были не в силах кого победить соседние марты,
ни грозящего Порсены длань этрусская,
5 Капуи точно такая ж доблесть, Спартак беспощадный
и недостойный аллоброг во дни недавние.
Не одолела кого Германии яростной младость
и тот Ганнибал, ненавистный близким...

1910 г. «Зарубежная литература в переводах Валерия Брюсова», М., 1994, с. 57. Фрагмент; ст. 1—8.

<1910-е гг.>

[2/7Пупышев А. М.


Уж два поколения гибнут в войне,
И Рим разрушается собственной силою.
Когда-то родимой латинской земле
Спартак, Ганнибал угрожали могилою!

5 Веками на нас нападали враги:
Этруски, германцы и галлы косматые.
Самниты и марсы побить не могли!
Но... губят свои, властолюбцы проклятые!

Судьба тяжела, и не будет иной,
10 Ведь в братской крови наши руки запачканы.
Нас варвар теперь одолеет любой,
Заставит питаться чужими подачками.

Хотите бесплатный совет — как нам быть,
Чтоб как-то уменьшились Рима страдания?
15 Он прост — как фокейцам, за море отплыть!
Бросайте поля родовые и здания!

Пусть дикие звери селятся в домах!
И там, где был храм, отдыхают животные!
Пусть ветер развеет могильников прах,
20 А форум заполнят трясины болотные.

Мы с вами отправимся край тот искать,
Где климат хорош и соседи покорные,
Где (вот повезет-то!) не надо пахать —
Хлеб вырастет сам, как растение сорное!

25 Там нас не достанут болезни и глад,
Там бродят коровы всегда с полным выменем.
Там каждый доволен судьбой, жизни рад!
Но... будем мы зваться иначе — не римляне.

2010 г.

О гражданской войне.

[3/7Север Г. М.


Вот и второе войной гражданской себя поколенье
терзает, Рим своей же силой рушится.
Что погубить не смогло могущество марсов-соседей,
рука Порсенны грозного этрусская,
5 ревностной Капуи мощь, ни яростный Спартак жестокий,
ни аллоброги, в пору смут предатели,
голубоглазый народ крутой укрощенных германцев,
ни дедам нашим Ганнибал ужаснейший —
про́клятой крови теперь в позоре убьет поколенье,
10 зверьем земля, как прежде, будет пожрана.
Дикий по пеплу — увы! — пройдет победитель, и Город
коней копыт трезвоном осквернит своих;
кости Квирина, что век не ведают ветра и солнца, —
позор и ужас! — он размечет, дерзостный.
15 Или, быть может, сообща — те лучшие? — ищете слова
таких печальных избежать как подвигов?
Лучше совета не дать — подобно тому как фокейцы,
свой прокляв город, всем народом бросили
нивы, святыни, отцов обители, хищному волку
20 и вепрю чтоб в жилье досталось дикому, —
так же бегите и вы, куда понесет, по теченьям —
куда покличет Нот и Африк бешеный.
Нравится? Кто-то совет придумает лучше? С попутным —
зачем же медлить, на борт! — в путь знамением.
25 Также и клятву дадим: «Покуда не вынырнет камень
из вод — дорога нам назад заказана!
Вспять паруса обернуть тогда лишь не будет зазорно,
когда Матина Пад намочит пик крутой;
в море высокий когда хребет Апеннинский соступит;
30 когда, плодя уродов в дикой похоти,
вдруг возжелает собой тигрица потешить оленя,
блудить голубка станет с диким коршуном;
льва перестанут стада бояться доверчиво, моря
козел полюбит прыткий гладь соленую».
35 С грузом тяжелым — домой вернуться с которым постыдно —
отчалим прочь мы всем гражданством проклятым,
лучших из стада невежд возьмем — в злополучной постели
безвольный пусть, отчаявшись, валяется.
Сила в котором жива, тот женские вопли отбросит —
40 помчится мимо берегов Этрурии.
Ждет нас кругом Океан бегущий — мы землю блаженных
найдем, откроем остров изобилия.
Там ежегодно земля дает урожай без распашки;
лоза цветет сама там нескончаемо;
45 там на оливе побег бессменно приносит оливки;
там фига красит сизая смоковницу;
мед из дуплистых дубов течет; безмятежные с горных
высот бегут ручьи журчащей поступью;
сами доиться идут, незваные, козы; коровы
50 с тугим спешат домой охотно выменем;
там у овчарни медведь не бродит под вечер рычащий;
гадюки там не знает нива тучная.
Многим еще чудесам мы там подивимся — не смоет
дождливый с поля Евр пашню ливнями;
55 сочного почва не жжет побега на всходе сухая;
погоды меру царь небесный знает там;
в том не страдает краю заразами скот, и созвездий
огнем стада не жарит ярость жгучая;
килем сосновым воды не трогали там аргонавты,
60 Медея не ступала там бесстыдница;
не обращали в тот край купеческий парус сидонцы,
Улисса войско — рать многострадальная...
Избранных племени те брега изготовил Юпитер,
когда затмил века златые бронзовым;
65 бронзовый ныне сковав железом, для благочестивых
дает — пророчу так — теперь прибежище.

«Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 61—63.

Кв. Гораций Флакк. «Книга Эподов»; перев. и прим. Г. М. Севера

Toronto: Aeterna, 2015 (серия «Новые переводы классиков»)

[4/7Семенов-Тян-Шанский А. П.


Два уж томятся у нас поколенья гражданской войною,
и Рим своей же силой разрушается —
Рим что сгубить не могли ни марсов соседнее племя,
ни рать Порсены грозного этрусская,
5 ни соревнующий дух капуанцев, ни ярость Спартака,
ни аллоброги, в пору смут восставшие.
Рим, что сумел устоять пред германцев ордой синеокой,
пред Ганнибалом, в дедах ужас вызвавшим,
ныне загубит наш род, заклятый братскою кровью, —
10 отдаст он землю снова зверю дикому!
Варвар, увы, победит нас, и, звоном копыт огласивши
наш Рим, над прахом предков надругается;
кости Квирина, что век не знали ни ветра ни солнца, —
о ужас! — будут дерзостно разметаны...
15 Или, быть может, вы все, иль лучшие, ждете лишь слова —
о том что можно прекратить страдания?
Слушайте ж мудрый совет — подобно тому как фокейцы,
проклявши город, всем народом кинули
отчие нивы, дома, безжалостно храмы забросив,
20 чтоб в них селились вепри, волки лютые, —
так же бегите и вы, куда б ни несли ваши ноги,
куда бы ветры вас ни гнали по́ морю!
Это ли вам по душе? Иль кто надоумит иначе?
К чему же медлить? В добрый час, отчаливай!
25 Но поклянемся мы все — пока не заплавают скалы,
утратив вес, — невместно возвращение!
К дому направить корабль да будет не стыдно тогда лишь,
когда омоет Пад Матина ма́кушку;
или когда Апеннин высокий низвергнется в море;
30 когда животных спарит неестественно
дивная страсть, и олень сочетается с злою тигрицей;
блудить голубка станет с хищным коршуном;
с кротким доверием львов подпустят стада без боязни,
козла ж заманит моря глубь соленая!
35 Верные клятве такой, возбранившей соблазн возвращенья,
мы всем гуртом, иль стада бестолкового
лучшею частью, — бежим! Пусть на гибельных нежатся ложах
одни надежду с волей потерявшие.
Вы же в ком сила жива, не слушая женских рыданий,
40 летите мимо берегов Этрурии;
манит нас всех Океан, омывающий землю блаженных.
Найдем ту землю, острова богатые —
где урожаи дает ежегодно земля без распашки;
где без ухода вечно виноград цветет;
45 завязь приносят всегда без отказа все ветви маслины,
и сизым пло́дом убрана смоковница;
мед где обильно течет из ду́бов дуплистых; где с горных
сбегают высей вод струи гремучие.
Без понуждения там к дойникам устремляются козы,
50 спешат коровы к дому с полным выменем;
с ревом не бродит медведь там вечерней порой у овчарни,
земля весной там не кишит гадюками.
Многих чудес благодать нас ждет — не смывает там землю
мочливый Эвр дождями непрестанными,
55 и плодородных семян не губит иссохшая почва —
там умеряет все царь Небожителей;
не угрожают скоту в той стране никакие заразы,
и не томится он от солнца знойного.
Не устремлялся в тот край гребцами корабль Аргонавтов,
60 и не ступала там нога Распутницы;
не направляли туда кораблей ни пловцы-финикийцы,
ни рать Улисса, много претерпевшего.
Зевс уготовил брега те для рода людей благочестных,
когда затмил он золотой век бронзою;
65 бронзовый век оковав железом, для всех благочестных
дает — пророчу — он теперь убежище.

Впервые: Ростовцев М. И., «Рождение римской литературы», Пг., 1918, с. 112—113.

Эпод 16. К римскому народу. По мысли примыкает к эп. 7. Написан в 40 году. Размер: дактилический гекзаметр с ямбическим сенарием.


1. Два поколенья — Гораций считает от эпохи Суллы.

5. Соревнующий дух капуанцев. Цицерон во второй агарной речи (§ 87) говорит, что, по мнению предков, только три города могли соперничать с Римом: Карфаген, Коринф и Капуя. Капуя долго и упорно боролась с Римом даже после получения кампанцами прав римского гражданства. Автономия ее была уничтожена в 211 году до н.э.

5. О Спартаке см. Оды III 14.

13. Квирин — Ромул.

17. Фокейцы, по словам Геродота (I 164), эмигрировали из своего родного города в Малой Азии при нашествии персидского войска в VI веке до н.э., не желая быть рабами персов. Они поклялись не возвращаться на родину пока не всплывет брошенный ими в море огромный камень.

[5/7Семенов-Тян-Шанский А. П.


Вот уже два поколенья томятся гражданской войною,
и Рим своей же силой разрушается —
Рим что сгубить не могли ни марсов соседнее племя,
ни рать Порсены грозного этрусская,
5 ни соревнующий дух капуанцев, ни ярость Спартака,
ни аллоброги, в пору смут восставшие.
Рим, что сумел устоять пред германцев ордой синеокой,
пред Ганнибалом, в дедах ужас вызвавшим,
ныне загубит наш род, заклятый братскою кровью, —
10 отдаст он землю снова зверю дикому!
Варвар, увы, победит нас, и, звоном копыт огласивши
наш Рим, над прахом предков надругается;
кости Квирина, что век не знали ни ветра ни солнца, —
о ужас! — будут дерзостно разметаны...
15 Или, быть может, вы все, иль лучшие, ждете лишь слова —
о том чем можно прекратить страдания?
Слушайте ж мудрый совет — подобно тому как фокейцы,
проклявши город, всем народом кинули
отчие нивы, дома, безжалостно храмы забросив,
20 чтоб в них селились вепри, волки лютые, —
так же бегите и вы, куда б ни несли ваши ноги,
куда бы ветры вас ни гнали по́ морю!
Это ли вам по душе? Иль кто надоумит иначе?
К чему же медлить? В добрый час, отчаливай!
25 Но поклянемся мы все — пока не заплавают скалы,
утратив вес, — невместно возвращение!
К дому направить корабль да будет не стыдно тогда лишь,
когда омоет Пад Матина ма́кушку;
или когда Апеннин высокий низвергнется в море;
30 когда животных спарит неестественно
дивная страсть, и олень сочетается с злою тигрицей;
блудить голубка станет с хищным коршуном;
с кротким доверием львов подпустят стада без боязни,
козла ж заманит моря глубь соленая!
35 Верные клятве такой, возбранившей соблазн возвращенья,
мы всем гуртом, иль стада бестолкового
лучшею частью, — бежим! Пусть на гибельных нежатся ложах
одни надежду с волей потерявшие.
Вы же в ком сила жива, не слушая женских рыданий,
40 летите мимо берегов Этрурии;
манит нас всех Океан, омывающий землю блаженных.
Найдем же землю, острова богатые —
где урожаи дает ежегодно земля без распашки;
где без ухода вечно виноград цветет;
45 завязь приносят всегда без отказа все ветви маслины,
и сизым пло́дом убрана смоковница;
мед где обильно течет из ду́бов дуплистых; где с горных
сбегают высей вод струи гремучие.
Без понуждения там к дойникам устремляются козы,
50 спешат коровы к дому с полным выменем;
с ревом не бродит медведь там вечерней порой у овчарни,
земля весной там не кишит гадюками.
Многих чудес благодать нас ждет — не смывает там землю
мочливый Евр дождями непрестанными,
55 и плодородных семян не губит иссохшая почва —
все умеряет там царь Небожителей;
не угрожают скоту в той стране никакие заразы,
и не томится он от солнца знойного.
Не устремлялся в тот край гребцами корабль Аргонавтов,
60 распутница-Медея не ступала там;
не направляли туда кораблей ни пловцы-финикийцы,
ни рать Улисса, много претерпевшего.
Зевс уготовил брега те для рода людей благочестных,
когда затмил он золотой век бронзою;
65 бронзовый век оковав железом, для всех он достойных
дает — пророчу я — теперь убежище.

«Гораций: Избранная лирика», М.—Л., 1936, с. 147—151.

(2) К римскому народу [Эпод 16]. Этот эпод написан вскоре после трагедии при Филиппах, где находился сам поэт, и выражает его смятение под впечатлением катастрофы. Любопытно, что, воспевая Канарские острова как острова блаженных, Гораций говорит еще о «земле блаженных», как бы провидя Новый Свет, открытый позже Колумбом (см. ст. 41). Следует также отметить точную характеристику природы и климата Канарских островов, о которых Гораций мог иметь только смутное представление, так как до нашей эры до этих островов доплывали лишь финикийцы (отрицание этого Горацием в стихе 61-м относится, очевидно, к той «земле блаженных» которую он провидел где-то в Океане за этими островами). Относительная растянутость эпода, сравнительно с другими произведениями Горация, объясняется тем, что он является одним из самых ранних его произведений. Размер: 2-я пифиямбическая строфа, русскими переводчиками до сих пор не воспроизводившаяся.


(2) 3. Марсы — племя в Лациуме, одна из составных частей пестрого в то время населения Италии.

4. Порсена — царь Этрурии, области средней Италии, который воевал с Римом.

5. Капуанцы — граждане города Капуи, соперничавшего с Римом.

6. Аллоброги — галльское племя изменившее римской республике.

13. Нейрин, он же Ромул — один из двух мифических братьев-близнецов — основателей Рима.

17. Фокейцы — жители Фокиды, области средней Греции, покинувшие свою родину при нашествии персидского полководца Гарпага. «Пока не заплавают скалы» — так формулировали свою клятву фокейцы, когда покидали свою область (25).

28. Пад, ныне По — большая река в Италии.

28. Матин — гора в Апулии.

54. Эвр — юго-восточный ветер.

56. Царь небожителей — Юпитер, или Зевс.

59—60. Аргонавты — греки предпринявшие, по преданию, поход в Колхиду (западный Кавказ) за золотым руном. Под Распутницей здесь подразумевается Медея, дочь Ээта, царя Колхиды; согласно мифу, искусная волшебница, при помощи которой Ясон овладел золотым руном.

62. Улисс, он же Одиссей, герой «Одиссеи» Гомера, царь Итаки, знаменитый своими странствованиями.

64—65. Золотой, бронзовый и железный века — на эти периоды Гораций делит римскую историю.

[6/7Тучков С. А.


Уже междоусобны брани
Средь нас в другой простерлись век;
Уже от собственныя силы
Падет непобедимый Рим;
5 Рим, кой не опровергли марсы,
Ни во́йска страшные Порсены,
Ни в зверстве яростный Спарта́к,
Ни полна роскоши Капу́я,
Ниже́ мятежны аллоброги,
10 Не терпят кои перемен.

Рим, коего германцев силы
Не возмогли смирить вовек,
Ни сей страшивший наших предков
В войне ужасной Аннибал —
15 От рода, мщения достойна,
От рук злодейских, нечестивых
Погибнет ли великий Рим?
Пребудут ли священны стены,
В своем ужасном запустенье,
20 Жилищем только для зверей?

Ах! Будет ли, гордяся, странник
С презреньем попирать их прах?
Восстонут ли верхи упадши
Под колесницею его?
25 И дерзновенный победитель
Своей неистовой рукою
Разрушит ли, являя месть,
Великолепные трофеи,
Рассеет ли в гробах хранимый
30 Отцов народа римска прах?

Сомненья нет, что все гражда́не,
Или́ большая оных часть,
Желает отвратить несчастье
И сохранить себя от бед.
35 Се лучшее спасенью средство —
Бегите посуху, римля́не,
Куда вас понесут стопы́;
Иль по морям летите бурным,
Пренебрегая всю опасность,
40 Куда вас ветры устремят.

Последуйте вы фосея́нам,
Закляв которые свой град,
Оставили поля и домы
В жилище дикое зверям.
45 Вы в том согласны ли со мною —
Иль даст кто лучшие советы? —
Что медлим сесть мы на суда
И под благим знаменованьем,
Оставив древнее жилище,
50 Отплыть к далеким берегам?

Но клятвой обяжитесь прежде
Дотоль не возвращаться в Рим,
Доколь не у́зрим тяжки горы
Плывущими поверх морей;
55 Доколе Падуса потоки
Не оросят верхи матински,
И апеннинские хребты
Низвергнутся в пространно море,
Иль действием чудесна жара
60 Природа изменит любовь —

Как съединит с оленем тигра,
И нежну горлицу с орлом,
Когда пастись стада без страха
Со львами будут на лугах,
65 Когда в лесах узрят дельфинов,
И серна будет жить в пучине.
Спешите все оставить град,
Но положите заклинанья,
Еще сильнейши мной реченных,
70 Чтоб заградить возвратный путь.

Или́ хотя, по крайней мере,
Спасись часть лучшая гражда́н,
Оставь народ неукротимый,
Не видит пользы кой своей,
75 Оставь сей род женоподобный,
Привязанным к своим жилищам;
Но вы, имеющие дух,
Покиньте жалобы и стоны,
Покиньте плач и сокрушенья,
80 Приличные одни жена́м.

Летите за моря Тоскански —
Вас ждет пространный океан;
Пойдем, пойдем в поля обильны,
Пойдем в счастли́вы острова,
85 Земля без всякой где работы
Обильную приносит жатву;
Где лучший в свете виноград,
Не требуя очистки злака,
Свои возносит гибки лозы,
90 Обогащенные плодом;

Где ма́слины всегда надежно
Владельцам шлют свои дары;
Не знают фиги где прививков,
Но зреют в рощах без труда;
95 Где истекает мед из дубов;
Где из вершин высоких горных
Шумят прозрачные струи
И здравье смертным проливают.
Там сами представляют овцы
100 Сосцы наполненны млеко́м;

Там никогда между́ стадами
Не зрят опасных тех зараз;
Созвездья пагубные тамо
Палящих не стремят лучей;
105 Не слышно страшных там медведей,
Ревущих около загонов;
И змеи не смущают прах;
Восточны бурей полны ветры
Не пустошат полей дождями,
110 И зной не иссушает жатв.

Властитель там богов и смертных
Умерил хлад, умерил жар;
Не приставали Аргонавты
К счастливым оным берегам;
115 Ниже́ преступная Медея
Не зрелась там в своем несчастье;
Улисса спутники на них
Свои не приносили бедства —
Лишь добродетельным в награду
120 Сии хранятся острова.

Юпитер отделил от света
Сии блаженные страны́,
Как чистоту златого века
Ума́лил медный век собой,
125 И как настал потом железный.
Сокройтесь от его свирепства —
Вещаю именем богов, —
Блаженство ваше неразлучно,
Съединено с побегом вашим;
130 Железный век оставьте здесь.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 288—292.

Эпода XI. Должно оставить Рим, всегда терзаемый междоусобиями.


Ст. 5. Марсы. Так назывались пехотные римские воины. Марсы был также народ, живший в Италии, который во времена первых римских царей, то есть Ромула и Нумы, вел войны против римлян, а потом соединился с оными.

Ст. 6. Порсена. Царь этрурский, что ныне Тоскана; осадил Рим в 507 году до Рожд. I.Х., дабы возвести паки на престол изгнанного римлянами царя их Тарквиния. Сия осада довела римлян до совершенной крайности, но храбростию Клелия, Горация Коклеса и Муция Сцеволы были они спасены. Порсена отступил и умер скоро потом.

Ст. 8. Капуя был прекраснейший город в Италии, не уступающий красотою Риму; но роскошь была в оном столь велика, что войска Аннибаловы, вступя в оный, развратились и от того ослабели.

Ст. 41. Фосия был город в нынешней Швабии.

Ст. 55. Падус. По, река в Италии, имеющая свое начало в Пиемонте при горе Визо.

Ст. 57. Горы Апеннинские, простирающиеся чрез всю Италию начиная от гор Альпийских.

[7/7Фет А. А.


Вот второй уже век потрясают гражданские войны,
И разрушается Рим собственной силой своей,
Хоть его не могли погубить ни соседние Марзы,
Ни при Порсенне самом грозном Этрусков полки,
5 Ни завистливой Капуи храбрость, ни злоба Спартака,
Ни Аллоброг, что в делах новых изменником стал,
Ни Германии голубоглазой свирепые мужи,
Ни ненавистный сердцам наших дедов Аннибал,
Род нечестивый, на кровь обреченные сами все губим,
10 И зверями опять будет земля занята.
Варвар, увы, победитель на прах наступит, и в Риме,
Громким копытом стуча, всадник промчится чужой,
И Квириновы кости, что скрыты от ветра и солнца,
Не доведись увидать! он раскидает нахал.
15 Может быть спросите вы сообща, или лучшие люди,
Чем бы на помощь придти этому тяжкому злу,
Лучшего нет вам совета: подобно тому как Фокейцы,
Давши великий зарок, все убежали толпой,
Оставляя поля и Лар, и храмы жилые
20 На житье кабанам, да кровожадным волкам,
Отправляться куда только ноги помчат, иль куда нас
Нот понесет по волнам, или же Африк лихой.
Нравится л вам? Иль совет кто лучший укажет? Чего же
Медлим мы сесть на корабль, добрых увидевши птиц?
25 Но поклянемся мы в том, когда повынырнут скалы
С самого дна, лишь тогда нам не возбранен возврат,
И ветрила домой повернуть будет любо, когда лишь
Темя Матинской горы Падус омоет волной,
Иль Апеннин побежит стремительно в море, и похоть
30 Странной любви сочетать новых чудовищ начнет,
Так что тиграм с оленями будет приятно вязаться,
И голубка войдет с коршуном в тайную связь,
Скот доверчивый львов быстроглазых бояться не станет
И безволосый козел взлюбит соленость морей
35 Это и все, что могло б дорогому возврату перечить
Мы заклянем и пойдем граждане все, или часть
Лучшая средь бестолкового стада; только неженки
Да безнадежный постель жуткую мять продолжай!
Вы же, в которых есть мужество, плачь оставьте вы женский
40 И летите скорей мимо Этрусских брегов.
Нас кругосветный ждет океан: прибьемся мы к нивам
Благословенным, найдем пышные мы острова,
Где возвращает посев ежегодный без пахоты поле,
И без подчистки лоза все продолжает цвести,
45 Где никогда без плодовых ветвей не бывает олива,
И на родимом дичке фиг дозревает краса,
Мед течет из дупла дубового, с горных утесов
Легкий стремится поток тихо журчащей струей.
Там без всякого зова бегут к подойникам козы,
50 И благодушно стада вымя приносят в напор;
С вечера там ревущий медведь не обходит овчарни,
Не припухает земля от расплодившихся змей,
Многому мы подивимся счастливцы: как ни мочливый
Эвр не смывает полей долго идущим дождем,
55 Ни плодоносных семян не сжигают иссохшие глыбы,
Так как владыка небес там умеряет дары.
Бывший на Арго гребцом туда корабля не причалил,
И Колхидянка, что стыд сбросила, там не была,
Ни пловцы из Сидона туда парусов не склоняли,
60 Ни Одиссеева рать, трудолюбивый народ.
Там заразы скоту не вредят, никакое созвездье
Не расслабляет жарой невыносимою стад.
Зевс берега те обрек благочестивому люду,
Как испортить решил медью он век золотой;
65 Медью, за тем закалил железом века он: от них то
Благочестивым дано, как я вещаю, уйти.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эпод. XVI. К римлянам. Через год после битвы при Филиппах (712 г. от О.Р.), памятной поэту (II, од. 7, 9 и жизнь Горация), вновь возгорелась война по поводу раздала земель между Цезарем Октавием, его тещей Фульвией и Люцием Антонием (братом Марка Антония), кончившаяся покорением Цезарем Перузии. Ужасаясь нового кровопролития, поэт советует благомыслящим гражданам бежать из Рима, как некогда Серторий.


Ст. 1. Второй век Гораций считает от Суллы (666 от О.Р.).

Ст. 3. Смот. III, од. 14, 18.

Ст. 5. Цицерон в De Lege Agr. 2, 23. говорит: только три города могли соперничать с Римом: Карфаген, Коринф и Капуя.

Ст. 6. Галльское племя Аллоброгов пристало к Катилинарскому заговору, изменившему дело республики.

Ст. 7. Побежденные Mapием тевтоны.

Ст. 13. Кости Ромула, под которыми можно разуметь вообще кости предков.

Ст. 17. При нашествии персидского полководца Гарпага, Фокейцы отплыли в Хиос и откуда в Кирнос (Корсику). Но перед тем вернулись в родной город, истребили Персидский гарнизон и предали проклятию того, кто не уйдет вместе с ними. Они бросили большой камень-железняк в море и поклялись: не возвращаться на родину пока этот камень не выплывет на поверхность моря. Тем не менее большинство вернулось в Фокею; остальные отплыли в Кирнос и, по преданию, основали между прочим Массилию (Марсель) Геродот I, 163.

Ст. 22. Нот и Африк — юго-западный ветер, наносящий бури.

Ст. 46. Плоды на непривитых фигах сваливаются, не достигнув зрелости.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016