КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi xvii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Север Г. М. Тучков С. А. Фет А. А.

[1/5Гинцбург Н. С.


Сдаюсь, сдаюся я искусству мощному!
Молю во имя Прозерпины царственной,
Молю Дианой неприкосновенною
И заклинаний свитками, могущими
5 С небес на землю низводить созвездия:
О, пощади! Заклятьям дай, Канидия,
Обратный ход и чары уничтожь свои!
Ведь внука умолил Телеф Нереева,
Хоть и ходил он на него с мизийцами,
10 Хоть и метал в него он стрелы острые.
Ведь и троянки умастили Гектора,
Пернатым и собакам обреченного,
Когда, оставя стены, илионский царь
К ногам Ахилла пал неумолимого.
15 Ведь и гребцы Улисса злополучного
Щетинистые шкуры с тела сбросили
С согласия Цирцеи, — и вернулись вновь
И речь, и разум к ним, и облик доблестный.
Тобой довольно я уже наказан был,
20 Любимица матросов и разносчиков!
Исчезли юность и румянец скромности,
Остались кости только с кожей бледною,
И волосы, седые от помад твоих.
От мук не знаю никогда я отдыха:
25 Гоня друг друга, день и ночь сменяются,
Но мне от тяжких вздохов грудь не вылечить.
Готов признать я все, чему не верил я:
И то, что сердце рвут стихи сабелльские,
А от марсийских песен голова трещит.
30 Чего еще ты хочешь? Я горю, горю:
Так самого Геракла кровь кентаврова
Не жгла, ни в Этне пламя сицилийское
Так не бушует жарко! Ты ж, несносная,
Пока мой прах не разнесется ветрами —
35 Варить отравы будешь всё колхидские.
Какой конец, какую дань назначишь мне?
Скажи: когда я честно пени выплачу —
Чтоб искупить мне все, быков ли сотню ты
Себе попросишь или восхваления
40 На лживой лире: «Чистая ты, честная,
Сиять ты будешь меж светил звездой златой!»
Ведь даже за Елену оскорбленные
Кастор с Поллуксом поддались мольбам певца
И вновь его глазам вернули зрение;
45 Так разреши — ты властна! — от безумия
Меня, о ты, чей грязью не запятнан род,
О ты, что и не мыслишь на девятый день
Умерших нищих бедный прах выкапывать,
Чье сердце мягко, руки не запятнаны;
50 И Пактумей — плод чрева твоего; и кровь
Твою смывает бабка с твоего белья,
Лишь вскочишь с ложа, бодрая родильница!»
«Зачем мольбы ты в уши шлешь закрытые?
Ведь глуше я, чем скалы к воплям тонущих,
55 Когда Нептун волнами бьет их зимними!
Как, разглашать ты будешь безнаказанно
Котитты тайны и Амура вольного?
И, словно эсквилинский чародей и жрец,
Мои дела осмеивать по городу!
60 К чему ж платила старым я пелигнянкам
И яд к чему мешала быстродейственный?
Но век твой будет дольше, чем хотел бы ты,
Несчастный, будешь жизнь влачить ты горькую,
Чтоб подвергаться новым все страданиям.
65 Покоя жаждет Пелопа-предателя
Отец, голодный Тантал перед яствами,
И Прометей, орлом давно терзаемый,
И на вершине горной укрепить скалу
Сизиф стремится, вопреки Юпитеру.
70 То с верху башни ты захочешь броситься,
То, петлей шею затянув, повеситься
Иль меч германский в грудь вонзить в унынии
Тяжелом — тщетны будут все старания!
Помчусь, как вражий всадник, на плечах твоих,
75 И предо мной сама земля расступится!
Иль мне, что может, — как ты, любопытствуя,
Узнал, — из воска куклам дать движения
И месяц с неба совлекать заклятьями;
И мертвецов сожженных расшевеливать,
80 Варить искусно зелья приворотные —
Иль мне рыдать, что чарам недоступен ты?»

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 199—201.

Эпод 17. Начало эпода — воззвание Горация, далее (со ст. 53) ответ Канидии. Размер: ямбические триметры.


Ст. 8. Нереев внук — Ахилл, ранивший Телефа, а потом исцеливший его ржавчиной своего копья.

Ст. 28—29. Сабеллы, марсы, как и пелигны (ст. 60) — апеннинские племена, считавшиеся колдунами.

Ст. 42—44. Имеется в виду легенда о том, как поэт Стесихор нелестно отозвался о Елене в своих стихах; Диоскуры наказали его слепотой, но когда он написал палинодию (см. примеч. к Оде 1,16), вернули ему зрение.

Ст. 58. Эсквилинский чародей... — Эсквилинское кладбище как место колдовства Канидии изображено и в сатире 1, 8.

[2/5Гинцбург Н. С.


«Сдаюсь, сдаюся я искусству мощному!
Молю во имя Прозерпины области
Дианы власти нерушимой именем
И заклинаний свитками, могущими
5 С небес на землю низводить созвездия,
О пощади! Заклятьям дай, Канидия,
Обратный ход и чары уничтожь свои!
Ведь внука умолил Телеф Нереева,
Хоть бился гордо с ним и вел он полчища
10 Мизийцев и метал он стрелы острые.
Троянки тело умастили Гектора,
Пернатым и собакам обреченное,
Когда, оставя стены, илионский царь
К ногам Ахилла пал неумолимого.
15 Гребцы Улисса, много испытавшего,
Щетинистые шкуры с тела сбросили
С согласия Цирцеи, — и вернулись вновь
И речь, и разум к ним, и облик доблестный.
Тобой довольно я уже наказан был,
20 Любимица матросов и разносчиков!
Исчезли юность и румянец скромности,
Остались кости только с кожей бледною,
И от твоих курений поседел я весь.
От мук не знаю никогда я отдыха:
25 Гоня друг друга, день и ночь сменяются,
Но мне от тяжких вздохов грудь не вылечить.
Итак, я должен все, что отрицал, признать:
Приволят в трепет грудь стихи сабелльские,
А от марсийских песен голова трещит.
30 Чего же хочешь ты?.. О море, о земля!
Сгораю я: ни Несса кровь Геракла так
Не жгла, ни в Этне раскаленной так не жжет,
Бушуя вечно, пламя!.. Ты ж, несносная,
Пока мой прах не разнесется ветрами —
35 Варить отравы будешь всё колхидские.
Конец какой же или дань назначишь мне?
Скажи: когда я честно пени выплачу —
Чтоб искупить мне все, быков ли сотню ты
Себе попросишь или восхваления
40 На лживой лире: «Чистая ты, честная,
Сиять ты будешь меж светил звездой златой!»
Сестры Елены срамом огорченные,
Кастор с Поллуксом поддались мольбам и вновь
Поэту зренье отнятое отдали:
45 Так разреши — ты властна! — от безумия
Меня, о ты, чей грязью не запятнан род!
Старуха, не из опытных, в девятый день
Умерших нищих бедных прах рассеивать!
Чье сердце мягко, руки не запятнаны
50 И Пактумей — плод чрева твоего; и кровь
Твою смывает бабка с твоего белья,
Лишь вскочишь с ложа, бодрая родильница!»
«Зачем мольбы ты в уши шлешь закрытые?
Ведь глуше я, чем скалы к воплям тонущих,
55 Когда волнами бьет Нептун их зимними.
Чтоб ты без кары разглашал Котитии
И Купидона вольного все таинства;
Без наказанья, словно эсквилинского
Ты чародейства жрец меня высмеивал?
60 К чему ж платила старым я пелигнянкам
И яд к чему мешала быстродейственный?
Но век твой будет дольше, чем хотел бы ты,
Несчастный, будешь жизнь влачить ты горькую,
Чтоб подвергаться новым все страданиям.
65 Покоя жаждет Пелопа-предателя
Отец, голодный Тантал перед яствами,
И Прометей, орлом давно терзаемый,
И на вершине горной укрепить скалу
Сизиф стремится, вопреки Юпитеру.
70 То с верху башни ты захочешь броситься,
То, петлей шею затянув, повеситься,
Иль меч норикский в грудь вонзить в унынии
Тяжелом — тщетны будут все страдания!
Тогда на вражьих я плечах твоих верхом
75 Помчусь надменно — все пред мной расступится.
Иль мне, что может, — как ты, любопытствуя,
Узнал, — из воска куклам дать движения
И месяц с неба совлекать заклятьями,
Сожженных мертвых снова расшевеливать,
80 Варить искусно зелья приворотные —
Рыдать, коль чары на тебя не действуют?»

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 205—207.

Эпод 17. К Канидии. Размер: ямбический триметр.


Ст. 8. Телеф — мифический царь мизийцев, раненный под Троей Ахиллом (внуком Нерея). Ему было предсказано оракулом, что он исцелится от раны только прикосновением древка ранившего его копья. Ахилл над ним сжалился и исцелил его.

Ст. 11. О выдаче царю Трои Приаму тела убитого Ахиллом Гектора см. последнюю книгу «Илиады».

Ст. 15—17. О спутниках Улисса (Одиссея), превращенных Цирцеей в свиней, cм. «Одиссею», X, ст. 210.

Ст. 28—29. Стихи сабелльские и марсийские песни — заклинания (см. Эп. 5, ст. 76).

Ст. 31. Несса кровь. См. примечание к Эп. 3.

Ст. 42—44. Гораций намекает на легенду о поэте Стесихоре (VI век до и. э.), опозорившем в одном своем произведении Елену, за что был ослеплен ее братьями Диоскурами, вернувшими ему зрение после того, как он сочинил «палинодию», в которой говорил, что вовсе е сама Елена, а только ее призрак был увезен в Трою Парисом.

Ст. 58—59. ...Эсквилинского чародейства жрец. Канидия называет Горация жрецом эсквилинских чар за осведомленность его во всех приемах колдовства над трупами, зарывавшимися на Эсквилинском холме (см. Эп. 5).

Ст. 60. Племя пелигнов так же славилось своим колдовством, как и племя марсов.

Ст. 72. Меч норикский — из лучшей стали, выделывавшейся в Норике (на юг от Дуная).

[3/5Север Г. М.


«Сдаюсь, сдаюсь умелых чар могуществу,
молю во имя царства Прозерпины я,
Дианы вечным образом божественным,
молю могучих заклинаний книгами,
5 с небес срывать способны что созвездия, —
заклятий власть умерь, умерь, Канидия,
назад пусти волчок, назад стремительный!
И Телеф внука царь склонил Нереева
к пощаде, хоть стремил, надменный, полчища
10 мизян, в него хоть метил стрелы острые!
Зверям, собакам, птицам позабытое
троянки тело Гектора умастили,
когда Приам, оставив стены города,
к ногам Ахилла пал неумолимого.
15 Гребцы Улисса сбросили усердные
так шкуры с рук и ног лохматых жесткие —
по воле Кирки к ним вернулись прежние
и речь, и разум, лик былой их доблестный.
С тобой сполна и больше расплатился я,
20 любимица матросов и разносчиков, —
Сбежала юность, щек румянец розовый,
под кожей кости восковой обтянуты,
твоими весь седой я стал куреньями!
Спасенья нет, от муки нет мне отдыха,
25 несется день за ночью, ночь за днем летит —
груди никак не лечат вздохи скорченной.
Теперь признаю все, во что не верил я,
глупец, — изжалят грудь стихи сабелльские,
расколют песни голову марсийские.
30 Куда еще? Земля и море! Жаром я
объят, какой не жег Геракла Нессовой
тягучей кровью, ни в сиканской яростной
не хлещет Этне! Ты, покуда пепел мой
сухой беспечным ветром не развеется,
35 варильней страшной зелий будешь колхийских.
Какой конец, какая дань мне ставлены?
Припишешь — честно выплачу, с процентами.
Готов я грех загладить, хоть потребуешь
бычков ты сотню, хоть на лире гряну я
40 на лживой: “О скромна, о целомудренна,
златым пройдешь по небу ты созвездием!”
Елены Кастор с братом оскорбленные
позором, взор былой, мольбою тронуты,
вернули ведь певцу-поэту отнятый!
45 Избавь же, если можешь, от безумия,
о ты, грехами предков что не порчена,
что не старуха дряхлая — искусница
девятидневный нищих прах развеивать
вокруг могил! Радушно сердце, чистая
50 рука твоя; Пактум — плод чрева верный твой,
твою смывает бабка кровь с лохмотьев — пусть
ты вскочишь с ложа, словно отдохнувшая!»
«Зачем мольбы ты в уши льешь закрытые?
Ведь скалы так не глухи к воплям тонущих,
55 когда Нептун их в зимнем море мучает.
Невинно над обрядами Котитии
глумиться хочешь, Купидона вольного?
Искусства жрец меня ты эсквилинского
ославишь весь на Город безнаказанно?
60 Зачем старух пелинских умащала я?
Зачем мешала яд я быстродейственный?
Продлится век твой дольше, чем ты вымолить
желаешь, доля жалкая назначена —
чтоб к свежим был всегда готов мучениям.
65 Покоя жаждет Пелопа-изменника
отец, оставлен без богатой трапезы,
покоя жаждет Прометей прикованный,
и жаждет Сизиф на вершину горную
скалу воздвигнуть вопреки Юпитеру.
70 С высокой башни хоть желай ты броситься,
петлей напрасной шею ты обматывай,
хоть грудь пронзи мечом себе ты норикским —
тоска, печаль постылая, безумие...
Верхом тогда промчусь на ненавистных я
75 плечах — земля в безудержном расступится
экстазе! Мне ли — как, шпион, ты выведал —
умеет кто из воска двигать куклами,
Луну срывать с небес высот заклятьями,
сожженных мертвых воскрешать из пепельных
80 могил, готовить зелья приворотные —
рыдать, когда тебе заклятья попусту?»

«Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 65—69.

Кв. Гораций Флакк. «Книга Эподов»; перев. и прим. Г. М. Севера

Toronto: Aeterna, 2015 (серия «Новые переводы классиков»)

[4/5Тучков С. А.


(1) «Тебе покорствуя, с моленьем прибегаю,
Дианою тебя и адом заклинаю,
Твоими книгами, волшебны где стихи
Луну и звезды совлекают.
5 Канидия! Прости, прости мои грехи;
Священные слова меня да не терзают.

Престань и укроти свою науку дивну;
Да обратится круг волшебств в страну противну.
Теле́фа просьбами Нерея славный внук
10 Трону́лся, быв им убежденным;
Хотя он напрягал в бою упругий лук,
Хоть стрелы на него метать был принужденным.

И Гектор, птицам в снедь поверженный врагами,
Потом был умащен троянскими женами,
15 Как престарелый царь, почтенный тот Приам,
Вотще моля о том Зевеса,
Исшел из стен своих, повергнулся к ногам
Неутомимого, жестока Ахилле́са.

Улиссовы пловцы, исполненны терпенья,
20 Цирцеи лютые познав определенья,
Избавились рогов, избавились щетин,
И паки вид людей приняли,
Когда пронырливый царя Лаэрта сын
Представил нимфе сей жестокость всю печали.

25 О ты, к которой всех счастливый рок привязан!
Довольно ль я, или́ не лишне ли наказан?
Внемли, жестокая! Внемли моим мольбам!
Моя вся младость пролетела,
Осталась кожа лишь, присохшая к костям,
30 Исчез румянец мой, пропала стройность тела.

Волше́бство все власы покрыло белизною;
В болезнях ни на час не зрю себе покоя;
В день ночи жду, а в ночь — пришел чтоб день скорей,
И не могу вздохнуть ни разу,
35 Чтоб помощи не дать к тому груди моей —
Лютейша яда в ней я чувствую заразу.

Увы! Теперь я зрю волшебницы что знают!
Их пения стихов нас разума лишают.
Что хочешь ты еще? Чем месть твоя грозит?
40 Сильней твой пламень Этны вида,
И жесточее огнь во мне того горит,
Который истребил великого Алкида.

Доколе будешь ты, жестокая, трудиться;
Доколь терзать меня и мучить будешь тщиться?
45 Иль ждешь того, чтоб я во прах был обращен,
И ветров сделался игрою?
Какой бедам моим конец предположе́н?
Вещай! Я все готов исполнить пред тобою.

Я в жертву сто волов готов тебе представить,
50 Или, сплетая лесть, готов на лире славить
Добро́ты все души великие твоей,
И вознести тебя хвалами —
Ты украшением Вселенной служишь всей,
Достойна в почестях являться меж звездами!

55 Пиит, что оскорбил стихом своим Елену,
Касто́ра с братом месть познавши воспаленну,
Был зрения за то от них тогда лишен —
Но гнев они свой укротили.
Преступок дерзкий сей соделался прощен,
60 И зренье бедному пииту возвратили.

Отдай же разум мой! Куда незрима сила,
Куда в свирепости своей его сокрыла?..
Так не гнушаешься породой ты своей;
Твои — невинны, чисты нравы;
65 Как ведьма старая не ходишь средь ночей
По древним кладбищам сбирать волшебны травы.

Полезны всем твои великие науки,
И сквернам никаким не прикасались руки;
Ты вредных никогда не произносишь слов;
70 В тебе зрим сердце мы негневно;
Не ходишь доставать ты нищих из гробов —
Тела, зарытые в земле девятидневно».

(2) «Вотще к невнемлющей стремишься ты с мольбами.
Утесы скал морских, биемые волнами
75 Не более меня в жестокости своей
Внимают гибнущих среди морских зыбей.
Смеяся таинствам Коциты и Эрота,
Ужели думаешь, что стал ты их жрецом?
Какая дерзкая стремит тебя охота
80 Изведать наш закон и сделать баснь о том?

Напрасно будешь ты отрад искать в волше́бстве;
Вотще лютейший яд ты будешь пить в свирепстве;
Не ускори́шь свой путь ко гробу ни на шаг;
Для повседневных мук ты будешь жить в бедах.
85 Пелопса злой отец, томимый страшным гладом,
Терзаемый орлом несчастный Прометей
Хотели бы мечом или́ смертельным ядом
Окончить жизнь свою и муки все скорей.

Взнесть камень на гору́ вотще Сизиф труди́тся —
90 Зевеса власть тому всегда противна зрится;
Напрасно будешь ты искать упасть с высот,
Веревкой, иль ножом окончить свой живот;
Хоть будешь ненависть являть ты к жизни злую,
Пребудет смерть твоя всегда удалена;
95 Тогда я над тобой, тогда восторжествую,
И радость ту мою познает вся страна.

Я виды движуща в воску́ изображенны
(Ты ведаешь сие, во мраке погруже́нный),
Я простирающа своим искусством страх,
100 Я оживляюща людей умерших прах,
Я совлекающа небесные светила,
Я колдовством в любовь могущая склонить —
Не у́жель столь слаба моей науки сила,
Чтоб не могла тебе за дерзость отомстить?»

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 293—298.

(1) Эпода XII. К Канидии. Просит у нее прощение в том, что писал против нее.

(2) Эпода XIII. Канидия отвечает, что он не заслуживает прощения.


Ст. 9. Нерея славный внук. Ахиллес; он ранил смертельно в бою Телефа и потом сам вылечил, чтоб иметь его на своей стороне против троян.

Ст. 55. Стезихор. Лирический стихотворец Греции, родился в городе Гимере, что в Сицилии, и процветал да 536 лет до Рожд. I.Х. Павзаний повествует о нем баснословно, что он был лишен зрения за то, что оскорбил стихами своими Елену и что паки обрел оное воспевая ее похвалу. До нас достигли только некоторые отрывки его сочинений.

Ст. 77. Коцита. Cocytia Virgo, или Алектон; одна из фуриев.

Ст. 77. Эрот, или Эрос. Так называли иногда Купидона, сына Юпитера и Венеры.

Ст. 85. Отец Пелопса. Тантал.

[5/5Фет А. А.


«Вот-вот сдаюсь твоей в руки премудрости
И преклонясь молю я Прозерпиною
И нерушимою властью Дианиной,
Именем книг твоих, властных напевами
5 С неба созвездия вечные скликивать:
Брось, о Канидия, все заклинания
И запусти волчок на оборот совсем.
Телеф смягчил мольбой внука Нереева,
Хоть на него водил полчища Мизии,
10 Гордый, грозя ему копьями острыми.
Видь умащали Троянки же Гектора,
Хищным крылатым, да псам обреченного,
После того, как из города царь припал, —
Горе! к стопам Ахиллеса упрямого.
15 Сбросили шкуры свои волосатые
При Одиссее гребцы работящие,
С соизволенья Цирцеи; тут смысл и речь
К ним воротилися с лицами честными.
Уж я тобою наказан достаточно
20 О, дорогая гребцам и разносчикам.
Юность умчалась и краска стыдливости,
Кости остались, одетые кожею;
Волос ты мой убелила куреньями,
Нет мне покоя при вечном страдании;
25 Ночь гонит день, а день ночь, и не в силах я
Грудь облегчить, воздыханьем томимую.
Вот я сдаюсь, бедняк, верю, в чем спорил я,
Что сотрясают грудь песни Сабелльские,
Голову рвут в куски Марзов присловия.
30 Что ж тебе нужно? О, море! О, мать земля!
Жжет меня пуще, чем Нессовой кровию
Черной Иракла и злей, чем Сиканская
Этна огнем горит; ты же, доколь еще
Прах не развеют мой ветры нахальные,
35 Пышешь, как печка, Колхийскими ядами.
Где же конец-то, где ждать мне возмездия?
Выскажись: верно снесу наказания,
Рад откупиться, хотя б пожелала ты
Сотни бычков, иль продажною лирою
40 Громкою стать: ты стыдливая, честная,
В небе заблещешь звездой лучезарною.
Кастор, бесславьем Елены обиженный,
Также брат славного Кастора сжалились,
Зренье вернули поэту отнятое.
45 Мощная, скинь же с меня ты безумие,
О, от родительской грязи ты чистая!
И из гробов бедняков на девятый день
Прах расхищать неумелая старица.
Нежная сердцем, руками безгрешная,
50 Ты родила Пактумея, и красное
Кровью твоей моет бабка белье тебе,
Хоть ты, родильница, ходишь здоровою».
«Что ты мне шлешь мольбы в уши закрытые?
Тверже я скал глухих к воплям нагих пловцов,
55 Что средь соленых волн мечет Нептун зимой,
Иль безнаказанно, на смех, Котицции
Ты разглашал и Эротовы оргии,
Да как верховный жрец всех Эсквилинских чар
Город наполнить смел ты моим именем.
60 Что ж Пелигнийских мне обогащать старух
Было, иль яд мешать самый действительный?
Но ждет судьба тебя позже, чем хочешь ты:
Горькую жизнь влачить будешь на то, бедняк,
Чтобы томиться век злыми страданиями.
65 Молит об отдыхе Тантал предательский,
Пелопса родший, голодный над яствами,
И Прометей, на век связанный с коршуном,
Рвется Сизиф взвалить прочно на верх горы
Камень, — но дан запрет волей Зевесовой.
70 Ты, то с высокой вдруг башни низринешься,
То ты глубоко в грудь Норики меч вонзишь,
Тщетно веревку вить станешь для горла ты,
Скучный, измученный грустью несносною.
Сяду верхом тогда я на плеча врагов,
75 И расступись земля перед нахалкою!
Или мне властной, как сам убедился ты,
Слепкам из воска дать жизнь и напевами
С неба луну совлекать вековечную,
Властной сожженных покойников скликивать,
80 Кубки мешать, любострастия полные, —
Плакать, что чары тебя не осилили».

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. XVII. К Канидии. По соображению эпод. V и сатир. I, 8., в которых Гораций преследует Канидию, толкователи относят настоящую эподу но времени между 715 и 722 г. от О.Р.. Насмешливый тон раскаянья очевиден. Гораций уверяет, что испытывает на себе силу ее магического искусства, так как остался в чем дух, кожа да кости, весь поседел и страдает удушьем. А как настоящая эпода написана не раньше 722 г., а Гораций умер в 746 г. от О.Р. 57 лет от роду, то нельзя не признать, что все эти недуги приведены на смех 33 летним поэтом. Далее он влагает в уста Канидии ответ, угрожающий ему долгой, томительной жизнью.


Ст. 5. Слич. эподу V.

Ст. 7. При волшебных заклинаниях кружили колесо или волчок, чтобы направить действия в известную сторону. Гораций просить Канидию избавить его от гнетущего волшебства, запустив волчок в противоположную сторону, как бы откручивая связавшие его нити.

Ст. 8. Указывая на примеры героев, смягченных мольбами, поэт приводит сказание о Мизийском царе Телефе, который, препятствуя Ахиллесу подступить под Трою, вышел на него с Мизийскими полчищами, но, пораженный копьем Ахилла, долго мучился, пока оракул не сказал ему, что рану его может только исцелить своим прикосновением копье Ахиллеса, чем, по его просьбе, герой и исцелил его.

Ст. 11. Гектор, обреченный на позорное растерзание зверей, был наконец предан троянками почетному погребению или сожжен, после того, как Приам вымолил его тело у Ахилла. Во всех встречавшихся нам изданиях стих этот начинается словом unxere, умащали. Но Оббарий в своем издании 1848 года Иена, не только поставил luxere, оплакали, но ссылаясь на Илиад. XXIV, 720 утверждает, что у Гомера описан плач троянок, а ничего не говорится об умащении. Если принять такое толкование, то надо перевести этот стих: «Ведь же троянки оплакали Гектора». Странно, что Оббарий в позднейшем издании 1857 г. (Берлин) подобно другим печатает unxere.

Ст. 17. Цирцея, превратившая спутников Одиссея в свиней, возвратила им смысл, речь и человеческие почетные лица.

Ст. 20. Самому грязному люду.

Ст. 28. Сабелльские уменьшительное от Сабинкие.

Ст. 32. Сличи эпод. III, 18.

Ст. 35. Officina, мастерская, завод, лаборатория, все это менее поэтично, т.е. конкретно и понятно, чем печка, особливо в соединении с cales — пышешь.

Ст. 42. Диоскуры, обиженные стихами Стесихора, в которых он поносил сестру их Елену, ослепили поэта, но после гимнов в честь ее, возвратили умолявшему их поэту зрение.

Ст. 46. Конечно, другими словами: ты, рожденная в грязи, старуха, откапывающая прах мертвецов как раз на девятый день, как того требует твое колдовство.

Ст. 50. Пактумей, подложный сын Канидии, которого она подставила, продав всю процедуру родильницы, чтобы брать деньги с любовников, уверяя каждого, что Пактумей его сын.

Ст. 56. Котицции от Котис или Котитто, самого низкого олицетворения Афродиты. Культы ее в Коринфе, Афинах, во Фракии и Xиосе, сопровождаемы исступленными оргиями.

Ст. 58. Сличи эпод. V. Канидия на смех обзывает Горация верховным жрецом эсквилинских чар, в том смысле, что ему в таких подробностях известны приемы колдовства, связанного с трупами брошенных на Эсквилине казненных, или неглубоко зарытых бедняков, которые легче откапывать, чем могилы богатых.

Ст. 60. Итальянское племя пелигнов не менее марсов славилось колдовством. Канидия говорит, что если ее чародейства оказались бессильными, то к чему же она платила пелигнским старухам деньги за науку?

Ст. 66. Ореллий и Оббарий, принимая вариант: Optat quietem Pelopis infidi pater, // Tantalus, т.е. «Молит об отдыхе Тантал, предателя Пелопса родший», — объясняют слово предателя Пелопса тем, что Пелопс сбросил в море Миртала, возницу элидского царя Эномая, после того, как последний помог ему победить царя на ристалище и жениться на его дочери Гипподамии, за что обещал влюбленному Мирталу primam noctem. Но когда тот потребовал обещанного, Пелопс предательски умертвил его. Замечательно, что Пелопс совершает все это уже после того, как зажаренный отцом своим Танталом, был подан за трапезой богов, в испытание их всеведения. Одна Церера съела его лопатку, тогда как другие боги, узнав в чем дело, восстановили разрезанного Пелопса, заменив съеденное плечо искусственным из слоновой кости, а Тантала осудили в аду на вечную жажду и голод. Как ни причудлив Гораций в сближении образов, не вероятно, чтобы говоря о наказании Тантала, он указывал на преступление сына. В Бондовском издании 1606 г., у Вебера и Вейса стоит infidus, предательский, как и мы перевели.

Ст. 71. Сличи: I, од. 16, 10.

Ст. 77. Колдуньи даже в средние века прибегали к слепкам из воска, представлявшим отдельные члены пациента или всего его. Над такими слепками они производили свои, так сказать, вивисекции, чтобы результат их переходил на пациента.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016