КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

sermones ii iv


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Барков И. С. Дмитриев М. А. Фет А. А.

[1/4Барков И. С.


Откуда, Катий, ты? куда? мне не досужно;
Доводы приложить уставам новым нужно 1,
Против которых бы Сократ и Пифагор,
И тщетно бы Платон вступить дерзнули в спор 2.
5 Винюсь, что я спросил не в пору и не к стати,
Но снесть вину прошу великодушно, Катий!
Когда же пало что в забвение теперь,
Ты вскоре приведешь на память то, поверь,
Природный ли сей дар в тебе, иль плод ученья,
10 Но в том ты и другом достоин удивленья.
И подлинно одно то в мыслях я имел,
Как должно наблюдать исправно, в чем успел,
И помнить тонкости мне кратко изъясненны.
Ктож именно есть твой учитель просвещенный,
15 И Римлянин ли он, иль в нашей гость стране?
О имени его дать знать нет нужды мне,
Лишь правила тебе полезныя открою.
Которы яйца суть больше долготою 3,
Вкусняе круглых те и скорлупой беляй,
20 И те, как лучшия на стол ты поставляй,
За тем что сих желток содержит плод петушей 4.
Капуста на полях довольствуется сушей 5,
И слаще, нежели растуща на грядах:
Весь груб и плох овощ на водяных местах.
25 Когда вечерний гость нечаянно нагрянет,
Приятней курицу ту в ужин кушать станет,
Которую велишь живую ты сварить 6,
И в кипяток вина Фалернского подлить.
Переменится вдруг на нежный вкус суровый.
30 Растущи на полях грибы весьма здоровы 7:
В других местах не столь надежен оных род.
Кто по обеде есть от шелковицы плод,
Который собран с древ до солнечного всхода,
Тот препроводит здрав все летне время года.
35 Авфидий в том весьма не право поступал 8,
Что с крепким мед вином Фалернским растворял
Пей легкой мед, когда желудок тощий ноет,
За тем что лучше он гортань и грудь промоет.
От раковин простых и щавелю легко
40 С вином, которое привозится из Ко,
Запор перестает, заглохший нутр слабеет.
С растущею Луной вдруг раковина зреет;
Но не везде равно удачлива она:
Баянской более Лукринская вкусна 9,
45 Цирцейски устерсы в чести, ежи Мизенски 10,
Приятны черепы отверстые Таренски 11.
Не всяк же должен в том свой разум выхвалять,
Что ествы может он искусно составлять,
Кто груб в разборе их по вкусу меж собою:
50 Ниже довольно, чтоб высокою ценою
Стол с рыбой дорогой на площади скупить,
Когда не знает кто, чем гостю угодить,
Вкусняе что в ухе, что жареное слаще.
Умбрийский Вепрь, кой ест одни желудки чаще 12,
55 На блюде жирных мяс нелюбящих тяжел;
Лаврентский ото мхов и тростнику дебел,
От коего при том и здравие вредится.
Коз диких не всегда в садах ловить случится;
Возмогут добрые во вкусах знатоки
60 Есть заяцов плодом обильных передки 13.
Натуру рыб и птиц и точныя их лета
Я прежде всех открыл, и то моя примета.
Иные до того достигли лишь умом,
Что знают хлебенно печь новым образцом.
65 Но не довольно знать одно, презрев другое;
Так, как бы тщился кто, чтоб не было худое,
И чтоб изрядное не портилось вино,
Имея только то старание одно;
А о другом радеть не думал бы ни мало,
70 Какое масло лить в уху ему пристало.
В Шампанском через ночь отляжет муть со всем,
Которое стоять на Солнце будет днем,
И запах пропадет вредящ сухия жилы:
Теряет цельной вкус процеженно и силы.
75 В Суррентско кто вино Фалернски дрожжи льет,
Тот голубиным иль желтком да соберет 14,
За тем что ко дну он излишнее притянет.
Разслабленный от вин питух живяе станет,
Кой жареных морских съест раков пять иль шесть,
80 Иль Африканския улитки будет есть;
А напротив того салат внутри всплывает,
И крепкаго с питья желудка не смягчает.
Как то ни будь, однак надежней ветчина
И калбасы манят к еде вкус от вина:
85 Вдруг вместо сладких еств питух желает жадно;
Что ни готовится в корчмах нечистых смрадно 15.
Двоякой знать ухи отмену надлежит:
Из масла свежаго простая состоит,
Из цельнаго вина и соку рыб другая;
90 Тот раковина сок пусть даст тебе морская.
С иссеченными все травами то смешай,
И с Корическим вдруг вскипеть шафраном дай;
Венафрской маслины потом влей тут же соку.
В Пиценских яблоках Тибуртских больше проку 16,
95 За тем что красота и вкус нежняе в них.
Венузски ягоды рви для приправ одних;
Албанския живут сушеныя изрядны.
Я с яблоками их, густой сок виноградный,
И сельди, белую горчицу, серу соль
100 Просеяв, поставлял вкруг чистых блюд на стол;
И перьвой показал ту новую я моду.
Кто по три тысячи имеет в год расходу,
И платит за харчи ценою дорогой,
Чтоб в скудости явить достаток мог большой,
105 На тесном блюде рыб великих представляя;
Порочна есть тому поступка таковая.
Мерзит и делает слуга в желудке зуд,
Как сальною рукой берется за сосуд,
Которою куски хватая ест с оглядкой,
110 Или как подает от рук Нечистых гадкой.
Велик ли можно в том убыток понести,
Чтоб скатерти обмыть и с полу сор смести,
И в доме содержать все чисто и прелестно?
Когдаж пренебрежешь сие, весьма безчестно.
115 Пристойноль помелом месть мраморны полы,
И Тирской пурпурой крыть грязные столы,
Забыв, что всяк тебя за то осудит Прямо,
Когда ты чистоты хранить не станешь тамо,
Где меньший труд и кошт потребно потерять,
120 Как чтоб богатыя пирушки затевать,
Которые толстому карману не изъянны,
Премудрый Катий! путь открой к тому желанный 17
Для дружества и для безсмертных мне богов;
Я следовать, куда ни поведешь, готов,
125 Чтоб научиться мог полезной столь науки.
Хоть твердо расказал мне все, как аз да буки,
Однако не льзя мне заочно так успеть,
Как естьли бы лице и образ мог я зреть
Открывшего тебе толикий свет ученья.
130 Блажен, что ты его сподоблен лицезренья,
Хотя в диковинку уже не чтешь того,
За тем что зреть тебе случилося его.
Сколь многоб щастием своим я веселился,
Когдаб не тщетно в том, чем льщу себя, трудился,
135 Чтоб до источников мог дальных доступить,
И воду здравую блаженной жизни пить.

Впервые: «Квинта Горация Флакка сатиры или беседы», СПб., 1763.

1763 г. САТИРА IV. КАТИЙ. Гораций начинает сию сатиру разговором с Катнем, в лице котораго осмеивает Епикурейцов, как в предидущей Стоиков. Сей Катий был из числа последователей Епикуровых, которой написал четыре книги о натуре вещей и о высочайшем благе, которое Епикурейцы в роскоши полагали, то есть в объядении и сластолюбии; чего ради Гораций просит Катия, чтоб ему дал наставление о приуготовлении хорошаго обеда, и показывал бы пристойныя к тому правила.


1. То есть подтвердить доказательствами новоизобретенный поваренныя правила.

2. Имена трех славных древних Философов, из коих перьвой, был всех премудрейший, и Платонов учитель; второй учился физике у Кратона, и перьвой ввел в свою систему преселение душ в животных, и для того от ядения их воздержаться советовал; а третей был учитель Аристотелев, котораго называл мулом за то что он, обучившись у него, школу против своего учителя завел, потому что мул мать свою бьет копытом.

3. Древние ужин свой начинали яйцами, а кончали яблоками.

4. Гораций во всей оной сатире почти явно смеется невежеству Катаеву, которой общему примечанию ученых противное советует и за лучшее признавает. Впротчем мужеской плод в яйцах не по долготе и белизне оных, а женской не по круглости, но по доброте семени бывает.

5. Все писатели о огородных вещах согласно подтверждают, что капуста любит влажную, а не сухую землю.

6. Искусные повары в нужном случае для нежности вкуса курицу о пущают в цельное вино, а не с водою смешанное, или не требуя ни воды ни вина, колют птиц иглою сквозь мозг пропущенною; а иные колют их, вливая на перед носом уксус с водою разведенной, и другие различные способы употребляют.

7. Сие несправедливо и медическим правилам противно, так как и следующее Катиево наставление о шелковичном плоде.

8. В сем и следующем Катиевом правиле о употреблении дешеваго пития и пищи Гораций явно показывает Каткову подлость духа, которой хотя и хочет казаться роскошным, но притом безмерно скуп и подл потому что подслащенную свою воду предпочитает изрядному Авфидиеву напитку.

9. Катий исчисляя разные роды раковин, показывает их преимущество одной над другою.

10. Так называется косматая морская рыба, круглую фигуру имеющая, и притом большую щеть и иглы.

11. То есть созрелыя раковины Тарентския, потому что все двойныя раковины по созрении растворяются.

12. Катий начинает говорить о дичине, и больше хвалит того вепря, которой питаясь одними желудками имеет твердое и сухое мясо, и по тому тяжеле, нежели другой, которой в иловатых местах мхом и тростником питается.

13. Передки у зайцов бывают всегда суше, нежели зад, чем Гораций явно Катиеву невежеству насмехается.

14. Винопродавцы не желтком, но белком или от вина оттягивают.

15. Пьяницы, имея испорченной ко всему вкус, обыкновенно любят кислое, соленое и горькое, например огурцы, сельди, редьку и проч.

16. Катий кончит стол яблоками, по древнему обыкновению.

17. Гораций с потаенною насмешкою просит Катия, чтоб открыл ему столь полезную науку, которая в самом деле важным и благородным людям со всем не нужна.

[2/4Дмитриев М. А.


гор. Катий! Откуда? Куда? кат. Мне не время теперь! Занимаюсь
Новым учением, выше всего, чему ни учили
Сам Пифагор, и ученый Платон, и Анитова жертва!
гор. Я виноват, что тебе помешал так некстати и прервал
5 Нить размышлений твоих; извини же меня, мой добрейший!
Если и выйдет из памяти что у тебя, ты воротишь!
От природы ль она, от искусства ль, но чудная память!
кат. Да! Я о том и старался, чтоб все удержать в ней подробно.
Это претонкие вещи! И тонко предложены были!
10 гор. Кто же наставник твой был? Наш римлянин иль чужеземец?
кат. Я науку тебе сообщу, но учителя скрою!
Продолговатые яйца — запомни! — вкуснее округлых:
В них и белее белок, и крепче желток, потому что
Скрыт в нем зародыш мужеска пола. За званым обедом
15 Их подавай. Капуста, растущая в поле, вкуснее,
Чем подгородная, эту излишней поливкою портят.
Если к тебе неожиданно гость вдруг яви́тся на ужин,
То, чтобы курица мягче была и нежнее, живую
Надо ее окунуть в молодое фалернское прежде.
20 Лучший гриб — луговой; а другим доверять ненадежно.
Много здоровью способствует, ежели в летнее время
Есть шелковичные черные ягоды после обеда,
Снятые с ветвей тогда, пока солнце еще не высоко.
Мед свой мешал натощак с фалерном крепким Авфидий.
25 Нет! Приличней полегче питье для пустого желудка.
Жиденький мед, например, несравненно полезнее будет.
Если живот отягчен, то мелких раковин мясо
Или щавель полевой облегчат и свободно и скоро,
Только бы белое косское было при том не забыто.
30 Устрицы толще всего, когда луна прибывает,
Но ведь не все же моря изобилуют лучшим их родом!
Лучше в Лукрине простые улитки, чем в Байском заливе
Даже багрянка сама; цирцейские устрицы в славе;
Еж водяной — из Мизена, а гребень морской — из Тарента!
35 Но искусством пиров гордись не всякий, покуда
В точности сам не изучишь все тонкие правила вкуса.
Мало того, чтоб скупить дорогою ценою всю рыбу,
Если не знаешь, к которой подливка идет, а которой
Жареной быть, чтоб наевшийся гость приподнялся на локоть.
40 Кто не охотник до пресного мяса, поставь погрузнее
Блюдо с умбрийским кабаном, питавшимся желудем дуба;
Но лаврентийский не годен: он ест камыши да осоку.
Где виноградник растет, там дикие козы невкусны.
Плечи чреватой зайчихи знаток особенно любит.
45 Рыбы и птицы по вкусу и возраст узнать и породу —
Прежде никто не умел, я первый открытие сделал!
Многие новый пирог изобресть почитают за важность.
Нет! Не довольно в одном показать и искусство и знанье:
Так вот иной о хорошем вине прилагает заботу,
50 Не беспокоясь о масле, каким поливается рыба.
Если массикское выставить на ночь под чистое небо,
Воздух прохладный очистит его, и последнюю мутность
Вовсе отнявши и запах, для чувств неприятный и вредный;
Если ж цедить сквозь холстину его, то весь вкус потеряет.
55 Если суррентским вином доливают отстой от фалерна,
Стоит в него лишь яйцо голубиное выпустить — вскоре
Всю постороннюю мутность желток оттянет на днище.
Позыв к питью чтобы вновь возбудить в утомившемся госте,
Жареных раков подай, предложи африканских улиток,
60 А не латук, ибо после вина он в желудке без пользы
Плавает сверху; но лучше еще ветчина да колбасы,
После которых любая понравится дрянь из харчевни.
Далее следует знать все свойства различных подливок.
Есть простая: она состоит из чистого масла
65 С чистым вином и рассолом пахучим из скумбрии-рыбы, —
Тем рассолом, каким в Византии все бочки воняют!
Если же в ней поварить, искрошивши, душистые травы
И настоять на корикском шафране, а после подбавить
Масла венафрского к ней, то вот и другая готова!
70 Тибуртинские яблоки много в приятности вкуса
Уступают пиценским, хоть с виду и кажутся лучше.
Венункульский изюм бережется в горшочках, альбанский
Лучше в дыму засушённый. Я первый однажды придумал
Яблоки с ним подавать и отстой от вина и рассола
75 Ставить кругом, под белым перцем и черною солью.
Часто противно смотреть, как, три тысячи бросив на рынок,
Втиснули в тесное блюдо к простору привыкшую рыбу!
Так же и грязь родит отвращенье к еде: неприятно,
Ежели раб, отпивая тайком, на бокале оставил
80 Масляных пальцев следы или дно не отмыто у чаши.
Дорого ль стоит простая метелка, салфетка, опилки?
Самую малость! А вот нераденье — бесчестье большое!
Пол разноцветный из камней, а веником грязным запачкан.
Ложа под пурпуром тирским; глядишь — а подушки нечисты.
85 Ты не забудь: чем меньше что стоит труда и издержек,
Тем справедливей осудят тебя; не так, как в предметах,
Только богатым приличных одним, только им и доступных!
гор. Катий премудрый! Прошу, заклиная богами и дружбой:
Где бы наставник твой ни был, ты дай самого мне послушать!
90 Ибо, как память твоя ни верна, согласися, однако
Первоисточник всегда надежнее, чем пересказчик!
Кроме того, ты ведь видел его и лицо и обличье,
О блаженный! И сам не ценил привычного счастья.
Дай же и мне взойти к глубочайшим источникам знанья.
95 Чтоб почерпнуть из него наставленья о жизни блаженной.

Впервые: «Сатиры Квинта Горация Флакка», М., 1858.

Сатира 4. О застольной роскоши: предписания эпикурейца Катия относительно закуски (ст. 12—34), главных блюд (ст. 35—46), десерта с выпивкой (ст. 51—75) и внешней сервировки (ст. 76—87).


Ст. 3. Анитова жертва — Сократ, обвинителем которого в суде был кожевник Анит.

Ст. 60—61. ... латук... // Плавает сверху... — вместо того, чтобы впитываться в желудок.

[3/4Дмитриев М. А.


гор. Катий! Откуда? Куда? кат. Мне не время теперь! — Занимаюсь
Новым учением, высшим всего, чему ни учили
Сам Пифагор, и ученый Платон, и Сократ обвиненный!
гор. Я виноват, что тебе помешал так некстати и пре́рвал
5 Нить размышлений твоих; извини же меня, мой добрейший!
Если и выйдет из памяти что́ у тебя, ты воротишь!
От природы ль она, от искусства ль, но чудная память!
кат. Да! Я о том и стараюсь, чтоб все удержать в ней подробно.
Это претонкие вещи! И тонко предложены были!
10 гор. Кто же наставник твой был? Наш ли, римлянин, иль чужеземец?
кат. Я науку тебе сообщу, но учителя скрою!
Слушай и помни, что яйца, длинные с виду, вкуснее;
Сок их питательней, нежели круглых, у них и скорлупка
Тверже; зародыш в них мужеска пола. За званым обедом
15 Их подавай. — Капуста, растущая в поле, вкуснее,
Чем подгородная, — эту излишней поливкою портят.
Если к тебе неожиданно гость вдруг яви́тся на ужин,
То, чтобы курица мягче была и нежнее, живую
Надо ее окунуть в молодое фалернское прежде.
20 Лучший гриб — луговой; а другим доверять ненадежно.
Много здоровью способствует, если имеешь привычку
Ты шелковичные ягоды есть пообедав, однако ж
Снятые с ветвей тогда, пока солнце еще не высоко.
С крепким фалернским пред пищей смешивал мед Ауфидий.
25 Нет! Приличней полегче питье для пустого желудка.
Жиденький мед, например, несравненно полезнее будет.
Если живот отягчен, то мелких раковин мясо
Или щавель полевой облегчат и свободно и скоро,
Только бы белое косское было при том не забыто.
30 Черепокожные по́лны, когда луна прибывает.
Но ведь не все же моря изобилуют лучшим их родом!
Так и улитки лукринские лучше, чем в Байском заливе
Даже сама червленица; цирцейские устрицы в славе;
Еж водяной — из Мизена, а гребень морской — из Тарента!
35 Но искусством пиров не всякий гордится, покуда
В точности сам не изучишь все тонкие правила вкуса.
Мало того, чтоб скупить дорогою ценою всю рыбу,
Если не знаешь, к которой подливка идет, а которой
Жареной быть, чтоб наевшийся гость приподнялся на локоть.
40 Кто не охотник до легкого мяса, поставь погрузнев
Блюдо с умбрийским кабаном, питавшимся желудем дуба;
Но лаврентийский не годен: он ест камыши и поросты.
Где виноградник растет, там дикие козы невкусны.
Плечи чреватой зайчихи знаток особенно любит.
45 Рыбы и птицы по вкусу и возраст узнать и откуда. —
Прежде никто не умел, — я первый открытие сделал.
Многие новый пирог изобресть почитают за важность.
Нет! Не довольно в одном показать и искусство и знанье:
Так вот иной о хорошем вине прилагает заботу,
50 Не беспокоясь о рыбе, каким поливается маслом.
Если массикское выставить на ночь под чистое небо,
Воздух прохладный очистит его, и последнюю мутность
Вовсе отнявши и запах, для чувств неприятный и вредный;
Если ж цедить сквозь холстину его, то весь вкус потеряет.
55 Кто суррентинским вином наливает фалернские дрожжи,
Сто́ит в него лишь яйцо голубиное выпустить, — вскоре
Всю постороннюю мутность оттянет на дно непременно.
Позыв к питью чтобы вновь возбудить в утомившемся госте,
Жареных раков подай, предложи африканских улиток;
60 Ибо в желудке после вина латук бесполезно
Плавает сверху; тут лучше еще ветчина с колбасами,
Все, что с душком, или что отзывается прямо харчевней.
Свойства однако же знать нужно в точности разных подливок.
Есть простая: она состоит из чистого масла
65 С чистым вином и рассолом пахучим из капера-рыбы,
Только, чтоб он, разумеется, был не иной, византийский!
Если же в ней поварить, искрошивши, душистые травы
И настоять на корикском шафране, а после подбавить
Венафранского масла, то вот и другая готова!
70 Тибуртинские яблоки много в приятности вкуса
Уступают пиценским, хоть с виду и кажутся лучше.
Венункульский изюм бережется в горшочках, но альбский
Лучше в дыму засушённый. Я первый однажды придумал
Яблоки с ним подавать, и анчоусы в чистеньких блюдцах
75 Ставить кругом, под белым перцем и серою солью.
Но большая ошибка — три тысячи бросив сестерций,
Втискать в тесное блюдо к простору привыкшую рыбу!
Неопрятность родит отвращенье к еде: неприятно,
Если след масляных пальцев слуги на бокале заметен,
80 Или насохло на дне и заметно, что чаша не мыта.
Дорого ль стоит метелка, салфетка или опилки?
Просто безделица! — А нераденье — бесчестье большое!
Пол разноцветный из камней, а грязною пальмой запачкан.
Ложа под пурпуром тирским; глядишь — а подушки нечисты.
85 Ты не забудь: чем меньше что́ стоит труда и издержек,
Тем справедливей осудят тебя; не так, как в предметах
Только богатым приличных одним и им лишь доступных!
гор. Катий ученый! Прошу, заклиная богами и дружбой!
Где бы наставник твой ни был, ты дай самого мне послушать!
90 Ибо, как память твоя ни верна, согласися однако,
Все ведь ты передал мне ученье чужое! Прибавь же
Вид, выраженье лица; о блаженный! ты видел все это!
Это тебе невдомек, а я-то, напротив, пылаю
Сильным желаньем увидеть безвестный науки источник,
95 Сам почерпнуть из него учение жизни блаженной.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 267—269.

Сатира 4.


Ст. 12. Яйца подавались в начале обеда, последовательность блюд которого Катий сообщает и в дальнейшем.

Ст. 29. Белое косское. Гораций говорит здесь о смеси вина с острова Коса с морской водою (vinum leucocoon).

Ст. 32. Улитки лукринские. Эти «пелоры» из Лукринского озера в Кампании скорее устрицы, а не улитки, как червленицы (murices) из Байского залива.

Ст. 39. ...Приподнялся на локоть, т. е. снова захотел есть. Римляне ели полулежа, опираясь на левый локоть.

Ст. 41—42. Умбрийский кабан — из лесистой Умбрии. Лаврентийский — из Лаврентийского леса на болотистом побережьи Лациума.

Ст. 55. Суррентинское вино — из кампанского города Суррента (ныне Сорренто). Это вино для улучшения его качества наливали в бочку из-под фалернского.

Ст. 65. Капер-рыба, или «тунец», ловилась около Византии и засаливалась в небольших пузатых сосудах с узким горлышком.

Ст. 68. Корикский шафран — с горы Корика в Киликии.

Ст. 69. Венафранское (или венафрское) масло — из оливок города Венафра в Кампании.

Ст. 70 слд. Тибуртинские яблоки — из садов теперешнего Тиволи — хуже, чем из Пиценума в окрестностях Анконы.

Ст. 72. Венункульский изюм. Подразумевается род кампанского винограда (venucula), заготовлявшийся впрок.

Ст. 72. Альбский — изюм из окрестностей древнего города Альба-Лонга.

Ст. 83. Пальма — веник из пальмовых ветвей, которым подметали пол, посыпавшийся опилками.

[4/4Фет А. А.


гор. Катий, откуда идешь и куда? кат. Не время теперь мне;
Новые наставленья отметить спишу, что затмили
Пифагора и жертву Анита и мудрость Платона.
гор. Хоть сознаюсь, что неловко с тобой в неудобное время
5 Заговорил, но прошу, ты добрый, прости меня в этом,
Если хоть что у тебя ускользнет, ты вспомнишь немедля
По природе, иль в силу искусства, ты силен в обоих.
кат. Только о том я и думал, как все удержать мне получше;
Дело о тонких вещах изложено тонкою речью.
10 гор. Имя творца назови: будь Римлянин он иль приезжий!
кат. Я ученье одно воспою, а творца не открою.
Тех яиц предлагай, которые видом длиннее,
Помни, вкусней они круглых и много белее бывают,
Ибо в твердом желтке мужской зачаток хранится.
15 В подгородной капусте нет сладости той, что в растущей
В поле сухом; ничего нет безвкусней залитого сада.
Ежели вечером гость к тебе заберется нежданно;
Чтобы жесткая курица нёбу была поприятней,
Ты, знаток, утопи-ка ее живую в Фалерне,
20 Это ее умягчить. Полевые грибы по природе
Лучшие. Не доверяй ты другим. Тот лето в здоровье
Проведет, кто завтрак свой кончать будет черной
Шелковицею, с дерева снятой до знойного солнца.
В мед свой Ауфидий подмешивал крепкий Фалерн неразумно;
25 Так как в желудок пустой ничего вводить не пригодно
Кроме легкого; легким медом промоешь утробу
Лучше всего. Коль твой желудок очень упорен,
То облегчат тебя мизии или простые ракушки,
Да невысокий щавель, при том же с белым кооским.
30 При нарожденьях луны наполняются слизью ракушки;
Но не всякое море и раковин лучших питает.
Байская червленица похуже Лукринской пелоры,
Устрицы подле Цирцей, морские ежи у Мизена,
Плоским гребнем морским Тарент изнеженный славен.
35 Но не всякий искусство трапез присвояй себе спросту,
Не изучив наперед указаний тонкого вкуса.
Не довольно схватить с дорогого стола себе рыбы,
И не знать, какая с подливкой вкусней, какую зажарить,
Чтоб пресыщенный-то гость на ложе опять приподнялся.
40 Гнет Умбрийский кабан, желудями питавшийся, блюдо
Круглое у того, кто не любить безвкусного мяса.
Плох Лаврентинский, одним тростником да осокой он жирен.
Не всегда виноградники ланей питают съедомых,
У плодовитой зайчихи знаток выбирает лопатки.
45 Как на рыб и на птиц влияет природа и возраст,
До меня ни один своим нёбом еще не разведал.
Есть такие, чей ум только вновь сочиняет печенья:
Но не довольно на дело одно устремить вою заботу:
Так, если кто хлопотал, чтобы вина не были плохи,
50 И не думал о масле, каким подливает он рыбу.
Ставь Массийское ты вино под открытое небо.
Воздух ночной оттянет в нем все, что не чисто, и запах
Неприятный для нерв пропадет; иначе вино то
От полотняной цедилки природный свой вкус потеряет.
55 Кто Суррентинские вина хитро заправляет осадком
От Фалерна, яйцом голубиным отстой пусть оттянет,
Так как, садяся на дно, желток поглотит все чужое.
Ежели пьющий слабеет, подправь его жареным крабом
Иль, Африканской ракушкой; в желудке, вином воспаленном,
60 Плавает только латук; ветчина да сосиски все больше
Поощряют да больше его: тут рад принимать он
Все, что горячим несут, хотя бы из грязной харчевни.
Стоит дело труда узнать хорошенько составы
Двух подливок. Простая, на нежном оливковом масле,
65 С ним смешать надлежит густого вина да рассолу
От тунца Византийского, им чтоб и пахла кубышка.
Как эта смесь прокипит с изрубленной зеленью вместе,
То корицийским шафраном посыпана, пусть отстоится,
И добавь в нее масла плодов Венафранской оливы.
70 Тибуртинские яблоки сочностью хуже Пиценских,
Хоть и красивей на вид; Венукул в горшках припасают,
А Албанские гроздья в дыму сохранишь ты вернее.
Я их с яблоками подаю; винный камень я первый
И сардинки стал подавать и придумал просеяв
75 Белого перцу с черною солью всем ставить на блюдцах.
Промах великий отдать сперва три тысячи рынку
Да в горшочек засунуть простор любившую рыбу.
Все воротит нутро, коль слуга подает тебе кубок
Руки себе, замаравши над тем, что лизал он украдкой;
80 Или ежели грязь налипла на чаше старинной.
На дешевые метлы, на ручники, да опилки
Много ль расходу? За то неряхам позор превеликий.
Как же узорные камни сметешь ты грязной метелкой
И немытых завес разложишь по Тирским покрышкам
85 Забывая, что чем тут меньше забот и расходов,
Тем справедливей будет упрек в недостатке того, что
Может лишь за столом появляться у самых богатых?
гор. Катий премудрый, во имя богов умоляю и дружбы,
Как пойдешь, не забудь, и меня поведи ты послушать.
90 Хоть по памяти твердой ты все рассказал мне, подробно,
Но от рассказчика польза уже не та. А прибавь ты
И лица и осанку того, кого ты счастливец
Видел не слишком ценишь, привыкши; а я-то желаньем
Сильным исполнен дойти до самых источников скрытых
95 И для жизни блаженной из них почерпнуть наставленья.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Сатира IV. Гораций и Катий. Настоящая сатира, относящаяся приблизительно 722—724 гг. о. о. Р., сборник тонких замечаний гастронома. Удобнее всего предположить что замечания эти, высказанные Меценатом за дружеским столом, побудили присутствующих просить Горация увековечить их в стихах; на что Меценат дал свое согласие, с условием, чтобы имя его не упоминалось в таком шуточном деле. Желая по возможности удалиться от настоящего источника гастрономических замечаний, Гораций влагает их в уста Катия, вероятно, сына эпикурейца Марка Катия, современника Цицерона.


Ст. 3. Ритор Анит с Мелетом и Ликоном, был обвинителем Сократа, ставшего жертвой этого обвинения.

Ст. 7. Мнемоники.

Ст. 20. Полевые грибы: шампиньоны.

Ст. 24. Неизвестно, тот ли это Ауфидий, который, по свидетельству Плиния, около 700 г., о. о. Р. откармливал павлинов на продажу.

Ст. 28. Употребляемые и теперь греками с пилавом.

Ст. 29. Смесь легкого косского вина с морской водою.

Ст. 32. Байская червленица — вьющаяся ракушка, а Лукринская пелора —обыкновенная раковина между двух раздвигающихся крышек.

Ст. 33. Город Цирцеи в конце Понтинских болот близ Террацины. Город Мизен у неаполитанского залива; морские ежи — эхины.

Ст. 37. Дорогую рыбу со стола рыночного торговца.

Ст. 40. Лесистая Умбрия, за Рубиконом к Анконе.

Ст. 42. Близ Лаврентинских болот, не далеко от Остии.

Ст. 51. Один из лучших сортов кампанских вин на горе Массике.

Ст. 55. Сорренто.

Ст. 66. Рыба, придающая свой запах даже сосуду, в котором привезена из Византии.

Ст. 68. С горы и из города Корика в Киликии.

Ст. 69. Венафр (см. II од. 6, 16).

Ст. 70. Тибур (Тиволи) славился садами и яблоками. Пицен близ Анконы.

Ст. 71. Кампанский сорт винограда, сохранявшийся впрок.

Ст. 72. Очевидно, превратя в вино, которое ставили в дым.

Ст. 75. Жженая соль, как более едкая.

Ст. 76. Здесь как везде подразумевается тысяч — так что выходит 3 000 000 сестерций, вместо того чтобы сказать: отдать громадную сумму.

Ст. 83. Мозаичных полов.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016