КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epistulae i ii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Кантемир А. Д. Мерзляков А. Ф. Тредиаковский В. К. Фет А. А.

[1/6Гинцбург Н. С.


Лоллий, пока у певца ты Троянской войны выбираешь
В Риме стихи для речей, я его прочитал здесь, в Пренесте.
Что́ добродетель, порок, что́ полезно для нас или вредно —
Лучше об этом, ясней, чем Хризипп или Крантор, он учит.
5 А почему это так — послушай-ка, если свободен.
Повесть о том, как в войне многолетней столкнулись под Троей
Греки и варваров рать из-за страсти Париса, содержит
Много неистовых дел безрассудных царей и народов.
Вот Антенор пресечь причину войны предлагает;
10 Что же Парис? Говорит, что никто его не заставит
Мирно царить и счастливо жить. А Нестор хлопочет
Ссоре конец положить меж Ахиллом и сыном Атрея.
Первый горит от любви, и оба пылают от гнева.
Сходят владыки с ума, а спины трещат у ахейцев.
15 Яростный гнев, произвол, злодеянья, раздор, вероломство —
Много творится грехов и внутри и вне стен Илионских.
Силой, однако, какой обладают и доблесть и мудрость,
Учит нас тот же поэт на полезном примере Улисса:
Как, покорив Илион, прозорливо он грады и нравы
20 Многих людей изучил, и много невзгод он изведал
В море широком, пока возвращенье в отчизну готовил
Всей он дружине, и как не могла поглотить его бездна.
Знаешь ты песни Сирен и волшебные зелья Цирцеи;
Если бы — жадным глупцом — как товарищи, он их отведал,
25 Был бы под властью — позор! — блудницы и, мысли лишенный,
Жил бы нечистым он псом иль свиньею в грязи бы валялся
Мы ведь ничто: рождены, чтоб кормиться плодами земными;
Мы — ветрогоны, мы все — женихи Пенелопы; подобны
Юношам мы Алкиноя, что заняты были не в меру
30 Холею кожи и, спать до полудня считая приличным,
Сон, что лениво к ним шел, навевали звоном кифары,
Чтоб человека зарезать, ведь до света встанет разбойник, —
Ты, чтоб себя уберечь, ужель не проснешься? Не хочешь
Бегать, пока ты здоров? Побежишь, заболевши водянкой.
35 До света требуй подать тебе книгу с лампадою; если
Ты не направишь свой ум к делам и стремленьям высоким,
Будешь терзаться без сна ты любви или зависти мукой.
Все, что тревожит твой глаз, устранить ты торопишься, если ж
Что-нибудь душу грызет, ты отложишь лечение на год.
40 Тот уж полдела свершил, кто начал: осмелься быть мудрым
И начинай! Ведь, кто жизнь упорядочить медлит, он точно
Тот крестьянин, что ждет, чтоб река протекла, а она-то
Катит и будет катить волну до скончания века.
Ищут денег, жену с приданым, «чтоб вывесть потомство»,
45 Ищут леса, чтобы их корчевать и вспахивать плугом!
Кто, сколько нужно, достал, ничего не желает пусть больше,
Ибо ни дом, ни земля, ни меди иль золота груды
Прочь лихорадку отвесть от больного владельца не могут
Или заботы прогнать: ведь нужно ему быть здоровым,
50 Если он думает тем, что собрал, наслаждаться разумно.
Если кто алчен и скуп, его радуют дом и богатство
Так, как картины — слепца; как подагрика радуют грелки,
Звуки кифары — больные от грязи скопившейся уши.
Если сосуд загрязнен, то все, что вольешь, закисает.
55 Всех наслаждений беги: цена наслажденья — страданье.
Жадный всегда ведь в нужде — так предел полагай вожделеньям.
Сохнет завистник, когда у другого он видит обилье;
Пытки другой не нашли сицилийские даже тираны
Хуже, чем зависть. Кто гнев обуздать не сумеет, тот будет
60 Каяться в том, что свершил по внушению чувства больного,
С карой крутой поспешив ради злобно пылающей мести.
Гнев есть безумье на миг — подчиняй же свой дух: не под властью —
Властвует сам он; его обуздай ты вожжами, цепями.
Учит наездник коня, пока шеей младой поддается,
65 Путь, как укажет ездок, держать; и щенком привыкает
Пес, чтобы службу начать в лесу... Итак, пока молод,
Чистым сердцем впивай слова и вверяйся мудрейшим.
   
Запах, который впитал еще новый сосуд, сохранится
70 Долгое время. И пусть ты отстанешь, иль, рьяный, обгонишь,
Тех, что медлят, не жду; за ушедшим вперед не гонюсь я.

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 325—327.

Послание 2. К ЛОЛЛИЮ. О Гомере как наставнике в философии (тема, излюбленная философами-стоиками). Адресат послания — родственник (моет быть, сын) полководца, адресата Оды IV, 9.


Ст. 4. Хрисипп, Крантор — философы III в. до н.э., первый стоической, второй — академической школы.

Ст. 19—22. Пересказ начальных стихов «Одиссеи».

Ст. 58. Сицилийские тираны — Фаларид (VI в.), Дионисий (IV в.) и другие славились своей жестокостью.

[2/6Гинцбург Н. С.


Лоллий, пока у певца ты Троянской войны выбираешь
В Риме стихи для речей, я его прочитал здесь в Пренесте.
Что́ добродетель, порок, что́ полезно для нас или вредно —
Лучше об этом, ясней, чем Хризипп или Крантор, он учит.
5 Думаю так почему, коль не занят другим, ты послушай.
Повесть о том, как в войне многолетней столкнулись под Троей
Греки и варваров рать из-за страсти Париса, содержит
Много неистовых дел безрассудных царей и народов.
Вот Антенор пресечь причину войны предлагает;
10 Что же Парис? Говорит — не заставить его, безмятежно
Царствуя, счастливо жить. А Нестор хлопочет усердно
Ссоре конец положить меж Ахиллом и сыном Атрея.
Первый горит от любви, и оба пылают от гнева.
Что б ни творили цари-сумасброды — страдают ахейцы.
15 Яростный гнев, произвол, злодеянья, раздор, вероломство —
Много творится грехов и внутри и вне стен Илионских.
Силой, однако, какой обладают и доблесть и мудрость,
Учит нас тот же поэт на полезном примере Улисса:
Как, покорив Илион, прозорливо он грады и нравы
20 Многих людей изучил, и много невзгод он изведал
В море широком, пока возвращенье в отчизну готовил
Всей он дружине, и как не могла поглотить его бездна.
Знаешь ты песни Сирен и волшебные зелья Цирцеи;
Если бы — жадным глупцом — как товарищи, он их отведал,
25 Был бы под властью — позор! — блудницы и, мысли лишенный,
Жил бы нечистым он псом иль свиньею в грязи бы валялся.
Мы ведь ничто: рождены, чтоб кормиться плодами земными;
Мы — ветрогоны, мы все — женихи Пенелопы; подобны
Юношам мы Алкиноя, что заняты были не в меру
30 Холею кожи и, спать до полудня считая приличным,
Сон, что лениво к ним шел, навевали звоном кифары
Чтоб человека зарезать, ведь до́ света встанет разбойник, —
Ты, чтоб себя уберечь, ужель не проснешься? Не хочешь
Бегать, пока ты здоров? Побежишь, заболевши водянкой.
35 До света требуй подать тебе книгу с лампадою; если
Ты не направишь свой ум к делам и стремленьям высоким,
Будешь терзаться без сна ты любви или зависти мукой.
Все, что тревожит твой глаз, устранить ты торопишься, если ж
Что-нибудь душу грызет, ты отложишь лечение на год.
40 Тот уж полдела свершил, кто начал: осмелься быть мудрым
И начинай! Ведь, кто жизнь упорядочить медлит, он точно
Тот крестьянин, что ждет, чтоб река протекла, а она-то
Катит и будет катить волну до скончания века.
Ищут денег, жену с приданым затем, «чтоб потомство
45 Вывесть себе», и уж лес покоряется, девственный, плугу;
Кто, сколько нужно, достал, ничего не желает пусть больше,
Ибо ни дом, ни земля, ни меди иль золота груды
Прочь лихорадку отвесть от больного владельца не могут
Или заботы прогнать: ведь нужно ему быть здоровым,
50 Если он думает тем, что собрал, наслаждаться разумно.
Если кто алчен и скуп, его радуют дом и богатство
Так, как картины — слепца, как подагрика радуют грелки,
Звуки кифары — больные от грязи скопившейся уши.
Если сосуд загрязнен, то все, что вольешь, закисает.
55 Всех наслаждений беги; цена наслажденья — страданье.
Жадный всегда ведь в нужде — так предел полагай вожделеньям
Сохнет завистник, когда у другого он видит обилье;
Пытки другой не нашли сицилийские даже тираны
Хуже, чем зависть. Кто гнев обуздать не сумеет, тот будет
60 Каяться в том, что свершил по внушению чувства больного,
С карой крутой поспешив ради злобно пылающей мести.
Гнев есть безумье на миг — подчиняй же свой дух: не под властью —
Властвует сам он; его обуздай ты вожжами, цепями.
Учит наездник коня, пока шеей младой поддается,
65 Путь, как укажет ездок, держать; и щенком привыкает
Лаять охотничий пес на чучело в шкуре оленьей,
Прежде чем службу несет в лесу... Так теперь, пока молод,
Сердцем ты чистым слова впивай и вверяйся мудрейшим.
Запах, который впитал еще новый сосуд, сохранится
70 Долгое время. И пусть ты отстанешь, иль, рьяный, обгонишь,
Тех, что медлят, не жду; за ушедшим вперед не гонюсь я.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 292—293.

Послание 2.


Ст. 1. Певец троянской войны — Гомер.

Ст. 4. Хризипп и Крантор — философы III века до н.э.: первый — стоик, второй — академик. Здесь Гораций называет их как философов вообще, противополагая Гомеру.

Ст. 9. Антенор — друг Приама, впоследствии царь венетов. О его совете вернуть Елену Менелаю см. «Илиаду» VII, 348 слд.

Ст. 11. О хлопотах старейшего из греков, пилосского царя Нестора, примирить Агамемнона и Ахилла см. «Илиаду», I, 254—284.

Ст. 19—22. Подражание началу «Одиссеи».

Ст. 23. О сиренах см. «Одиссею», XII, 158 слд.: о Цирцее — там же, X, 135 слд.

Ст. 58. Сицилийские... тираны, как Дионисий (406—367) или Фаларид (565—549), которые отличались особенной жестокостью.

[3/6Кантемир А. Д.


Знамените Лоллие, пока удивляешь
Ты Рим сладкоречием, я прочел в Пренесте
Троянской списателя войны, кой Хрисиппа
И Крантора учит нас пространней и лутче
5 Что честно, что гнусно нам, что к пользе, что вредно.
Для чего я так сужу, коль досуг послушай.
Баснь, в ней же описана Греков многолетна
С Варвары война любви Парисовой ради,
Народов неистовство и Царей содержит.
10 Антенор советует пресечь вину распри;
Чтож Парис? да царствует и живет щастливо,
Не можно себя к тому склонить, отвечаешь.
Нестор Агамемнона силится с Ахиллем
Примирить; того любовь, обеих же ярость
15 Слепит. За шалость Царей подданные страждут.
Бунты, обман, похоти, злодейства и ярость
Властвуют внутри и вне стен града Троянска,
Добродетели, впротив, и мудрости силы
Полезный представил нам образец в Улиссе.
20 Покоритель Трои хитр городы многи
И нравы многих народ изследил разсудно
В пространном мори плывя с своими к возврату,
Много нужды претерпел и жестоки бедства,
Нещастия никогда подавлен валами.
25 Песнь Сиренов знаешь ты, и Цирцеи чашу:
Естьлиб он с сопутники безсмыслен и жаден
Испил ту, остался бы во власти блудницы
Глуп и гнусен; прожил бы или псом нечистым,
Иль блатолюбивою в стыд себе свиньею.
30 Себя можем мы узнать в женихах докучных
Пенелопы, что число умножать лишь годны,
И рождены пожирать плод земли бездельно.
Мы моты, и молодцы Алциновой свиты.
Прилежны нежить свое тело через меру,
35 Коим лутче всего спать мнилось до полудни,
И под звуком засыпать гуслей свой думы.
Разбойник людей губить встает среди ночи;
Ты себя да сохранишь, проснуться несилен?
Но буде не хочешь здрав, больной водяною
40 Бежать станешь. Естьли ты требовать не будешь
Пред зорей книгу с свечой, и сердце к наукам
И к честных дел знанию свое не приложишь,
Любовь иль зависть отняв сон, тебя измучит.
Для чего когда в глазах чувствуешь хоть малу
45 Болезнь, ту спешить отнять, а что изнуряет
Душу, в лета многие лечить отлагаешь?
Полдела уж совершил, кто начал. Осмелься
в добродетели вступить путь: начни, кто жизни
Исправление своей с дня в день отставляет,
50 Как грубый поселянин ждет, чтоб река ссохла,
А та течет, и течи быстра в веки будет,
Ищем деньги наживать, и жену богату,
К порождению детей, и разводит в диких
Лесах пашни новыя. Кто уже имеет
55 Нужное, не должен он желать что иное.
Ни земли ни пышной дом, ни золота кучи
И сребра хозяину из тела горячку,
Из сердца печаль изгнать когда сильны были:
Целое должен иметь здоровье, кто хочет
60 Приятно употреблять собранныя вещи.
Кого жадность или страх мучит, столько мало
Ему пользует и дом и прочее именье
Сколь болящему очми живопись художна.
Сколь паренье подагре, сколь сладкой звон гуслей
65 Напухлым гноем ушам. Коль судно нечисто
Закиснет что ни вольешь: презри похоть; вредно
Сластолюбие всегда купится болезнью.
Скупой непрестанно нищ; предел ты известный
Желаниям положи. Завидливый сохнет
70 Видя щастие других. Сицильски Тиранны
Злее не изобрели, зависти, мученье,
Кто гнев свой не обуздал, каяться имеет,
Что спеша в отмщении досады, послушал
Устремительна ума, и скорби советы.
75 Краткое неистовство есть гнев; владей сердцем:
Господствует, буде то тебе непослушно,
В узде и в цепях держи. Пока уста нежны.
Коня учат и смирят, чтоб по том по воли
Всадника показанным шел путем послушен.
80 Гончий пес щенком еще на кожу поважен
Оленью лаять, в лесах воюет с зверями.
Теперь пока молод ты в чисто прийми сердце
Мои слова, теперь ты вручи себя лутчим
Наставникам, и делам обыкай полезным.
85 Чем новой горшок нальиошь, будет долго пахнуть.
Естьли отстанешь ленив, иль прилежен уйдешь,
Ни поджидать, ни тебя нагонять не стану.

Впервые: «Квинта Горация Флакка десять писем первой книги», СПб., 1744.

Письмо II. К Лоллию. Гораций будучи в деревне, и читав Илиаду и Одиссею Греческаго стихотворца Омира, причину от того берет писать к Лоллию, чтоб ему подашь советы против зависши, сребролюбия, любосластия и гнева; злонравии, которым Лоллия вдаваться усмотревал. Но советы те таким искусным образом представляет, что кажется больше наставлять, каким образом должно честь помянутаго Князя стихотворцов, и какую в том чтении пользу весь свет искать должен, чем обличать приятеля.


Стих 1. Знамените Лоллие. Maxime Lolii в Латинском, то есть: Величайший Лоллие. Марк Лоллий был Консул Римский с К. Эмилием Лепидом в лето по создании Рима 732. Славен исправленными войнами в Германии, в Фракии и в Галлии. Человек в правительстве не меньше чем в любомудрии искусный. От Августа внуку Каию Кесарю в Армению отходящему опекуном определен: со всем тем из всех Римлян злонравнее.

Стих тот же и 2. Пока удивляешь ты Рим сладкоречием. Dum tu declamas Romae. Declamare Латинское слово значит говорить, какую речь. Тут употреблено вместо говорить речь пред судьями, в изъяснение какой-либо тяжбы или дела государственнаго.

Стих 2. В Пренесте. Город в Лации, на горе отстоящей от Рима в 18 милях.

Стих 3. Троянской списателя войны. Омира стихотворца, которой в Илиаде одном творении своем войну Троянскую, а в другом под титлом Одиссеи Улиссовы путешествия по окончании той войны описал.

Стих 4. Хрисиппа и Крантора. Хрисипп был философ наследник Зенонов, начальник почти и лутчая подпора стоической секты. Крантор знаменитой Академической философ, ученик Ксенократов. Цицерон много хвалит его книжку о печали по мертвых.

Стих 7. Баснь. Так называется творение Эпическое, повесть, сиречь, какого действа разными изобретениями украшенная к наставлению людей в добрых нравах. Выше упомянуто, что Илиада Омирова содержит описание войны Троянской, которую Греки чрез десять лет продолжали л отмщение Менелая Царя Спартанскаго, котораго жену Елену за ея отменную красоту похитил Парис Прияма Царя Троянскаго сын. Кончалась та война опровержением Tpoии, который город по Гречески Илион назывался, для того Омир ту свою повесть Илиадою надписал.

Стих 8. С Варвары. Варвар значит чужестранца. Здесь Латинская речь Варвария значит Фригию, царство Троянское. Так Гораций в песне 4 книги 2 называет войско Фригийское Barbarae turmae.

Стих 9. Народов неистовство и Царей содержит. Та баснь, та повесть Омирова содержит, описывает, показывает неистовство безразсудно царей и народов Греческих и Троянских. В Латинском стоит Stultorum Regum et populorum continet aestus. Содержит неистовство безумных Царей и народов. В самом деле в Илиаде весьма изрядно изображены безразсудные поступки Греческих и Троянских Воевод.

Стих 10. Антенор советует пресечь вину распри. Антенор один из Князей Троянских, в 7 книге Илиады, при собранном совете мнение свое следующим образом представляет: Слушайте меня Трояне и Дарданы и вы Воеводы помочнаго войска. Объявлю вам мысль моего сердца. Возвратим Грекам их Елену, и все богатства с нею похищенные. Ибо мы противно присяги нашей приняли против них оружие, и по тому я уверен, что мы на себя навлечем превеликия нещастии, ежели не учиним то, что я советую. Парис ему ответствует: Антеноре, речь твоя мне неприятна; и лучшеб было тебе какой другой совет подать... Я объявляю всем Троянам в лицо, что я никогда не возвращу Грекам жену мою. Чтож до богатств, которыя мы из Аргоса взяли, согласуюся оные возвратить, и другия еще к ним для удовольствования Греков присовокупить.

Стих 11 и 12. Чтож Парис да царствует. Что Парис на тот Антеноров совет ответствует: что хотя он знает, что возвращая Елену, сохранит и царство и живот свой в покое, однакож говорит, что на то не может склониться.

Стих 13. Нестор Агамемнона силится с Ахиллем примирить. Как с Троянской стороны Антенор является правосудный и миролюбный Советник; так с Греческой Нестор ищет утолить разгласие меж Агамемноном и Ахиллем. При одной из действ военных Греки получа многую добычу и полоненников, учинен меж Воеводами и воинами всего того раздел, по которому Бризейс, дочь Аполлонова священника дана Ахиллу в награждение его трудов. Потом Агамемнон, которому над всем собранным Греческим войском вышная власть препоручена, отнял у Ахилла ту полоненицу, отчего произошол великий раздор меж теми двемя Греческими Царьми, и Ахилл клялся уже ни сам ни свои войском чрез всю войну Грекам не помогать, и ни в чем не вступаться. В таком Ахиллевом недействии Гектор храбрый сын Царя Троянскаго многия важныя победы над Греками одержал, и совсем их разбил бы, естьлиб смерть Патрокла искренняго Ахиллева друга, не побудила его забыв клятву, паки принять ружье против неприятеля. Нестор был Воевода Пелопонейской, славен мудростию, благоразсудством и долголетным житием. Старик уже к прочим Грекам в войне Троянской присоединился. Агамемнон сын Атрея и Эвропы. Был Царь Миценской в Пелопонесе, когда выбран главным Воеводою соединеннаго войска против Троян. Начал царствовать 1196 лет прежде Христова пришествия. Ахил. Князь Греческой, сын Пелея и Фетиды. Аполлон об нем прорек, что без него Греки Трою но возьмут.

Стих 14. Того любовь, обеих же ярость слепит. Выше показано, что причиною распри была Бризеис, в которую Агамемнон влюбился. Того, сиречь, Агамемнона любовь слепит.

Стих 15. За шалость Царей. За безрассудные Воевод Греческих поступки, или за их страсти подданные их терпят. Приметно в Латинском Plectuntur Achivi, где имя Ахивов Греков сиречь употреблено вместо всякаго народа людей.

Стих 17. Внутри и вне стен. Сиречь я в городе Троянском, и в таборе Греческом.

Стих 18. Добродетели впротив и мудрости. Изъяснив содержание Илиады, Гораций описует уже одно ею, второе творение Омирово, которое показывает, что добродетель и мудрость суть крайнее человеков добро, и одно только те могут надежно их провесть сквозь пропасти, кои в житье нашем по вся дни под ногою находим.

Стих 20. Покоритель Трои. Так Омир Улисса называет, понеже его мудрыми советами более нежели храбростию Ахилла, Агамемнона, Аиакса и прочих богатырей Троя добыта.

Стих 22. Плывя с своими к возврату. Улисс плывя с своими людьми, возвращался в отечество от Троянской войны.

Стих 23. Много нужды претерпел и жестоки бедства. Улисс в своем пути снес гнев не только людей, но и богов. Юпитер и Нептун некогда сокрушают его корабли. Лотофаги, Циклопы, Лестриконии, Цирцея, Сцила, Харибдис, как и полюбовники его жены всякие наветы ему строят. От всех однакож бед тех спасшися по двадцатилетном путешествии возвратился в отечество.

Стих 25. Песнь Сиренов знаешь ты. Сирены били блудницы лицем весьма красныя, кои жили на трех островах Средиземнаго моря близ Капрей, насупротив Сурента. Песньми и волшебствами своими мимоходящих к себе привлекали, и погружали в сластолюбие. Стихотворцы по своему обыкновению истинну басенными обстоятельствами прикрывая зделали из них уродов, которых от головы до пояса вид прекрасной жены, а вниз того рыба. Три их числом, Парфенопи, Левкосия и Лигеа. Одна на дудке, другая на лире играла, а третья пела весьма искусно и усладительно. Кто на их игру и пения прельщался, предавался им в руки, от них съеден бывал. Улисс по совету Цирцеи волшебницы плывя мимо их жилища, сопутников своих уши воском залепил, а себя к мачте корабля привязать приказал, чтоб не мог ими быть ульщен.

Стих тотже. И Цирцеи чашу. Цирцея была знаменитая волшебница, которая составным из сыра, муки, зеленаго миоду, вина и некоих зелий питьем преобразила двадцать двух Улиссовых сопутников в свиньи. Улисс сам тоже бы претерпел, естьлиб Меркурий не дал ему предохранительный корень, котораго сила преодолела яд помянутаго питья.

Стих 26. Естьлиб он с сопутники безсмыслен и жаден испил ту. Из слов Омировых видно, что и Улисс пил из чаши Цирцеевой, но не как его сопутники с безразсудною жадностию, ибо предостерегся следствий того питья вышепомянутым коренем.

Стих 30 и 52. Себя можем мы узнать и проч. Гораций показав нам благоразсудство Улиссово, и нещастия, в которыя сластолюбие ввлекло его товарыщей, изъясняет, что Омир не довольствуется тем одним Улиссовых сопутников образцом обличать наши злочинства. Не только мы на них походим, но и на полюбовников Пенелоповых, и на сластолюбных и безчинных молодцов Алцинова дому. Все, что об них написал тот Греческой стихотворец, нам весьма прилично, и только имена отменить нужно. В женихах докучных Пенелопы. В отсутствии Улиссовом Князья смежных Итаке островов, и начальнейшие люди самой Итаки съехалися к Пенелопе Улиссовой жене, чтоб ей прислуживаяся в любовь свою ея привлечь. Число умножать лишь годны. Numerus fumus. Numerus есть изображение укорительное, так что когда говорим, человек тот число прибавляет, значит хотим, что никакого иного почтительнаго свойства в нем не находим. Молодцы Алциновой свиты. Сиречь молодые придворные Алциноя Короля острова Феакскаго, теперь Корфу называемаго. Житье тех молодиков состояло в праздности и в сластолюбии. Алциной сам о своем дворе говорит в 8 книге Одиссеи: Празднества, музыка, танцы, убор, бани, сон, праздность составляют наши упражнении. Бездельно. Напрасно, туне, даром.

Стих 34. Чрез меру лишно. Чрез меру нежить тело, осудительно; в прочем позволена некая тела нега, как например та, которую сохранение здравая и чистота приличная требуют.

Стих 37. Разбойник людей губить и проч. Сея стих и следующие на первом взгляде кажутся не иметь никакой связности с предыдущими. Горацию такие внезапные перескочки обыкновенны. Нужно для того примечать, что он начал свое письмо похвалами Омировыми, что по том описал содержание Илиады и Одиссеи, показуя хвальные и развратные нравы, кои составляют дело тех двух сочинений, и по том приуподобляя нас сопутникам Улиссовым и Алциновым придворным; напоследок начинает уже здесь нравоучение, советуя отдаляться страстей, и прилежать любомудрию. Первое его увещание состоит в том, что нужно с усердием прилежать в исправлении нравов, в изследовании истинны и в приобретении себе знания полезных дел. Подтверждает тот пример бодрствованием разбойников и горячностию нашею в отнятии малой нашей болезни.

Стих 38. Ты себя да сохранишь. Ибо страсти суть болезни душевныя, гораздо телесных опаснее.

Стих 39. Буде не хочешь здрав, больной водяною бежать станешь. Буде не станешь в самом начале, пока сиречь сердце не изнурено, отгонять от себя страсти, будешь трудиться в том, когда уже в них состарев, силы твои будут слабы. Изрядно здесь страсти приуподобляются водяной болезни, которая сколь больше нежена, столь больше прибавляется.

Стих 43. Любовь иль зависть отняв сон, тебя измучит. Естьли поленишся сон оставя прилежать к наукам и приобретению благонравия, любовь, зависть и подобные страсти столь в тебе укоренятся, что и не хотя сон тебе отъимут, измучат тебя мешая сну твоему беспрестанно.

Стих 47. Полдела уж совершил, кто начал. Люди столь ленивы и столь много препятств себе изображают в делании добра, что когда преодолев все те затруднении вступят в течение добрых дел, можно сказать, что то начало составляет половину всего дела. Первая смелость трудна, следствии оной гораздо лехче.

Стих 48. Осмелься в добродетели вступить путь. В Латинском стоит: Sapere aude, осмелься смыслить, осмелься учинить себя мудрым, благоразумным, благонравным. Нужно благодушие, приличное дерзновение тому, кто любомудрие приобресть ищет, чтоб за встречающимися в пути затруднениями не унывал и не отстал своего намерения: для того Гораций говорит осмелься.

Стих 50. Как грубый поселянин ждет. Соравняет человека, который отлагает принятие намерения о прилежании к любомудрию, мужику, поселянину грубому, который не видев в жизнь свою никакой реки, и в дороге своей нашед одну, остановляется, и ожидает для продолжения своего пути, чтоб та река ссохла. Чаятельно, что Гораций здесь упоминает о какой басне в его временах гораздо знакомой, и которая до нас не дошла.

Стих 52. Ищем деньги наживать и проч. Первый совет Горациев был прилежать к любомудрию, к наставлению себя в благонравии; теперь показывает, что люди безразсудно желают, и с прилежанием ищут размножать богатство, достать богатую жену, прибавить свои земли; безплодныя суеты тому, кто имеет уже себе довольное.

Стих 53 и 54. И разводит в диких лесах пашни новыя. Et incultae pacantur vomere silvae, слово от слова, и неделанные дубравы усмиряются сохою.

Стих 57. Хозяину. Сиречь, господину стяжателю вышеупомянутых богатств, дома, кучи золота и серебра.

Стих 59 и 60. Целое должен иметь здоровье и проч. Есть следствие вышеписаннаго разсуждения. Богатство никогда сильно не было изгнать болезни из тела и печали из сердца стяжателю; а стяжатель богатств естьли не совершенно здоров, естьли непрестанно волнуется в надежде и страхе, не может приятно наслаждаться собранным богатством. По тому весьма излишно суетиться в добывании лишнаго имения.

Стих 64. Сколь паренье подагре. Подагра, болезнь знакомая, которая чувствительна жестоким ломом и опухолью в ногах. Терпение и теплота лутчее против нее лекарство, все прочие мало пользуют.

Стих 65 и 66. Коль судно нечисто закиснет что ни вольешь. Понеже ни чести, ни забавы, ни богатства могут усладить, успокоить сердце желанием и страхом волнуемое, явно, что вина тому судно, которое будучи нечисто портит, и квасит все, что в оное ни вольиошь. Нечистота того судна суть страсти, например сластолюбие, жадность, скупость, зависть, гнев, против которых Гораций дает Лоллию изрядные советы в следующих стихах.

Стих 66 и 67. Презри похоть и проч. Презри похоть для того, что она вредна тем, что всегда за нею следует болезнь, печаль, каяние.

Стих 68. Скупой непрестанно нищ. Вместо правила не будь скуп, Гораций вдруг представляет зло от скупости произходящее; скупой тем нищ, что всегда желает того, чего лишается, и мало употребляет то, что во власти имеет.

Стих тотже. Предел известный желаниям положи. Для того, что скупой и лакомый всегда нищ: ты уставь известной предел твоим желаниям. Тот предел выше Гораций показал быть то, что тебе довольно.

Стих 69, 70 и 71. Завидливый сохнет и проч. Воздержися от зависти, понеже самому тебе будет вредно; изсушишся, видя щастье других. Сицилийские Тиранны не изобрели жесточайшего над завистью мучения. О Сицилийских Тираннах Иустин говорит книга IV, глава II. Post quem singulae Civitates in Tyrannorum Imperium concesserunt, quorum nulla terra feracior fuit. После Колалова царствования каждой город подпал власти Тираннов. Понеже ни одна земля Тираннами плодовита не была. Гораций без сумнения напоминал о мучениях изобретенных Сицилийскими Тираннами, в уме своем имел меднаго быка, котораго Фаларис, оный свирепый тиран Агригентской, вылить велел, чтоб в нем сжигать людей, кои ненависти его подпадали. Бык тот таким образом был состроен, что вопль в нем бедно страждущих чрез уста того меднаго скота исходя, изображал рык воловей.

Стих 72, 73 и 74. Кто гнев свой не обуздал. Удержися от гневу, понеже кто гнев свой не обуздал, часто каиться имеет, что послушал скорби своей, и своего устремительнаго ума совет с поспешностию отмщая досаду.

Стих 76. Краткое неистовство есть гнев. Кроме показанных выше сего причин, вот еще новая, для чего должно гнева воздержаться. Гнев есть короткое неистовство; шалость, безразсудство жестокое.

Стих тотже. Владей сердцем. Animum rege: по толкованию Дасиерову Animus здесь значит сердце гневом пылающее. Наше слово сердце изрядно Латинскому соответствует, имея точно тоже знаменание. Так мы говорим: на кого сердце иметь; зделать что в сердцах; вместо: иметь на кого гнев; зделать что с гневу, в ярости.

Стих 77. Пока уста нежны и проч. Новый Лоллию и нам совет, с молоду обучать себя к послушанию здраваго смысла, к обыканию в благонравии. Примером коня и гончаго щенка изрядно совет подтверждает.

Стих 80 и 81. Гончий пес щенком еще и проч. Гончий пес, которой теперь воюет, гонится за зверьми в лесах, поважен к тому, когда щенком еще был, заставляя его лаять на оленью кожу.

Стих 83. Вручи себя лучшим наставникам. Melioribus offer. Наставникам в переводе моем лишно пред Латинским, с мнения Дасиерова прибавлено.

Стих 84. И делам обыкай полезным. Прибавок над Латинским, к которому мера стиха меня понудила.

Стих 85. Чем новой горшок нальиошь. Возвращается к тому, что говорил о судне в стихе 65. Буде судно нечисто, закиснет, что ни вольиошь; чем новое судно нальиошь, тем долго пахнуть будет; так и наше сердце: первыя страсти, кои в нем гнездятся, избыть уже трудно.

Стих 86 и 87. Естьли отстанешь ленив и проч. Буде ты хочешь вместе со мною течи путь любомудрия, пойдем вместе и равными степенями. Я ни нагонять тебя, буде чрезмерною прилежностию уходить станешь; ни поджидать, буде за леностию отстанешь, не намерен.

[4/6Мерзляков А. Ф.


Как в Риме, Лоллий, ты, глас стройно вознеся,
Витийству учишься — троянских битв певца,
В Пренесте я прочел вторично и прилежно —
Что честно, подло что, что вредно, что полезно;
5 Полнее, лучше он в живых чертах стократ,
Чем Крантор и Хризипп, умел живописать.
На чем я мнение такое утверждаю,
Ты выслушай меня, коль тем не утруждаю.
Парис влюбляется. В возмездье сей любви
10 Эллада, варвары, тоня в своей крови,
Разятся бранию ужасной, многоле́тной.
Что повесть вся сия? Царей народов бе́дной
Являет разум нам, стремленье их страстей.
Совет Антенора — пресечь вину скорбей.
15 Парис — чтоб в счастье жить, чтоб царствовать блаженно,
Принудить сам себя — отверг совет презренно.
Раздоры силится там Нестор погасить,
Что воспалил Ахилл и яростный Атрид.
Любовь сего, гнев, злость их купно вспламеняют;
20 Вожди безумствуют, их воинства страдают.
Коварство, лютость, гнев, злодейство, гнусна страсть
Вне Пергам облегли, внутри простерли всласть.
Что ж мудрость действует, что доблесть возвышенна,
В Улиссе образец изящный зрит Вселенна;
25 Он Трою в прах поверг, он грады многи зрел,
И нравы чуждых стран испытно рассмотрел.
По безднам злой судьбой пространнейшим блуждая,
Себе, сопутникам возврат уготовляя,
Ужасны бедствия несчетны претерпел,
30 По бурным зол волнам не погружаем шел,
Ты знаешь глас Сирен, Цирцеины стаканы!..
Когда бы в глупости, к страстям бесчинным жадный,
Как спутники его, и он из них испил,
Под властию б жены бесчестной жизнь влачил —
35 Без сердца, без души, пороков злой в пучине,
Нечистым псом бы жил, иль гнусной тварью в тине.
Мы, мы — пустая тень, мы — бремя сей земли,
Губить ее дары на свет произошли.
Невинных Пенелоп мы льстивы душегубцы,
40 Мы — Алциноевы роскошны празднолюбцы,
Для коих первый долг — лишь тело утучнять,
Для коих слава, честь — до полдня просыпать,
При буйном шуме арф от скуки рассеваться;
Разбойник целу ночь рад сну не предаваться,
45 Чтобы людей губить! Себя, себя спасти
Ты не пробудишься! Коль леностен идти,
Доколь здоров еще, — ристать в подагре будешь,
Коль до зари читать с светильником забудешь,
Коль дух не озаришь ты мудростью, добром;
50 Страстей и зависти под тягостным ярмом
Без сна, в мучениях терзаем, изнуришься.
Ах! Вредно что глазам ты вдруг отнять стремишься —
Но что снедает дух!.. Небесный дух лечить,
На годы врачевство не ну́жды отложить —
55 Полдела свершено, коль сделано начало.
Дерзай, начни, прими премудрости зерцало!
Кто свято жизнь вести относит час вперед —
Вот образец невежд, глупец, который ждет,
Когда поток стремить струи свои престанет;
60 Но он течет, и течь времен с теченьем станет.
Все ищут серебра, супруги — в летях жить;
Лесисту дику дебрь плуг нежит и мягчит...
На что нам более, коль нужное все с нами?
Поместья, пышный дом, и золото горами
65 Спасет ли богача, больного в жизни сей
От страшных огневиц, от внутренних скорбей?
Лишь тот вовек блажен пребудет непременно,
Кто знает управлять стяжанье обретенно,
Кто жаждет большего, боится кто всего;
70 Богатства, почести столь годны для него,
Сколь краски для слепых, припарка для подагры,
Сколь страждущим ушам звук цитры резкий, ярый.
Что чистое ни есть в сосуд нечистый влей —
Окиснет тот же час и повредится в ней.
75 Беги ты роскошей! Яд смертный — услажденья,
Коль куплены ценой болезни и мученья.
Ввек алчен сребролюб — желаньям знай их круг.
Завистник чахнет весь, его коль тучен друг.
Тираны Сиракуз мук сколько вымышляли!..
80 Но далеко они от зависти отстали.
Кто пламень ярости не тщился умерять,
Тот будет некогда с терзанием желать,
О, если б то вовек им не было свершенно,
Что сделал злобою, досадой вспламененной!
85 Как лютость насыщал алкавшу мести злой —
Что гнев? Неистовство (минуты хоть одной).
Стремленье сдерживай, коль ум твой им не правит,
Оно тиран презлой, весь дух под игом давит;
Броздой смиряй его, цепьми его стесни!
90 Искусный в юные коня ретива дни,
Как выя к гибкости способна, приучает
Идти где всадника рука повелевает.
Пес прежде с лаем шерсть набитой лани рвет,
А после средь лесов с зверями брань ведет.
95 Теперь, теперь напой грудь чисту, дух неви́нной
Струями мудрости! Теперь с душою мирной
Предай себя всему, что доблестию чтут.
Чем в первый раз нальешь, тот дух хранит сосуд.
Будь слаб — будь быстр в пути, — на волю оставляю;
100 Ленивого не жду, других не упреждаю.

«Приятное и полезное препровождение времени», М., 1798, ч. 18, А. Мр-въ, с. 292—297.

Послание. К Лоллию. (Из Горация книга I посл. VII.)

[5/6Тредиаковский В. К.


Дом, и поместно село, и груда сребра же и злата
от заболевша господского тела огне́виц не гонит,
как и от сердца кручин — да стяжатель здравствует, долг есть
буде избытком своим наслаждаться изрядно смышляет.

Роллен Ш., «Римская история», СПб., 1765, т. 12, с. XXXVII. Фрагмент; ст. 47—50.

[6/6Фет А. А.


Лоллий, пока красноречие в Риме ты изучаешь,
Снова певца троянской войны читал я в Пренесте,
Что прекрасно, что гнусно, что нам полезно иль вредно
Он ясней и лучше Хризиппа и Крантора учит.
5 Если досужен, внемли, почему такого я мненья.
Повесть, в которой рассказано, как из-за страсти Париса
Греция с варварами запуталась долго войною,
Царских ошибок полна и волнений глупых народов.
Антенор предлагает войны пресечь самый корень.
10 Что же Парис-то? Он говорит, что его не принудят
Царствовать благополучно и счастливо жить. Примиреньем
Нестор спешит покончить раздоры Пелида с Атридом;
Этот любовью горит, а оба гневом пылают.
Сходят с ума-то цари, а спины трещат у Ахейцев.
15 Возмущеньем, коварством, и злобой, распутством и гневом
Много грешат внутри Илионских стен и за ними.
А напротив, на сколько сильна и доблесть и мудрость,
В том полезный пример собой нам Улисс предлагает.
Он победитель Троян, городов увидевший много,
20 Нравы изведал людей, носясь по широкой пучине,
Как себе, и дружине готовил возврат перенесший
Много кручин, не тонул в волнах он встречных невзгоды.
Всем известны и песни Сирен и кубки Цирцеи;
Если бы жадный глупец из них, как дружина, он пить стал,
25 То очутился б под властью распутницы гнусным безумцем,
Жил бы нечистой собакой, иль ищущей тины свиньею.
Мы ведь только нули, рождены лишь плодами питаться,
Мы женихи Пенелопы, бездельники, мы Альциноя
Молодежь, что свою лишь кожу холить привыкла,
30 Та, которой спать до полудня было отрадно
И бряцаньями цитры заставить умолкнуть заботу.
Чтобы резать людей, встают разбойники с ночи:
Что ж не проснешься ты сам на спасенье себе? Если бегать
Ты не захочешь здоровый, то бегать принудит водянка:
35 Если до свиту ты не потребуешь книги с лампадой,
Не обратишься душой к изученью и честным занятьям,
То не даст тебе зависть заснуть и любовные муки:
Ибо зачем ты хлопочешь убрать, что глаз твой коробит,
Если целенье души на годичный срок отлагаешь?
40 На половину успел, кто начал; решись здравомыслить.
Только начни. Кто правильно жить с часу на час все медлить,
Как крестьянин все ждет, чтоб река протекла, а она-то
Все струями бежит да бежит до скончания века.
Ищут денег с богатой супругой «чтобы потомством
45 Обзавестись» и девственный лес подымается плугом.
Кто получил сколько нужно, пусть большего тот не желает.
Но ни дом, ни именье, ни меди иль золота куча
Не устранит лихорадки из тела больного владельца
И не спасет от забот. Владелец должен быть здравым,
50 Если он пользу хочет извлечь из добра нажитого.
Кто ненасытен или труслив, тому дом и богатство
В пользу не более чем слепому картины, припарки
Страждущему подагрой, и цитры ушам засоренным.
Если сосуд нечист, что угодно вливай, окисает.
55 Презри негу, ведь нега горька при расплате страданьем.
Вечно скупец в нищете; полагай границу желанью.
Сам завистник худеет от тучной жатвы соседа;
Не придумали пытки тираны Сицилии хуже
Зависти. Кто сдержать не может гнева, тот будет
60 После желать, чтоб того он не сделал, боли и .страсти
Вняв, когда торопился наказывать мести в угоду.
Гнев исступление краткое; духом ты прав; непокорный
Он повелитель; уздой его сдерживай, сдерживай цепью.
Умную лошадь, пока ее нежен затылок, наездник
65 Учит ходить по желанью всадника; только привыкший
Лаять на задворке гончий щенок на шкуру оленью
Рвется гонять и в лесах. Впивай же чистою грудью,
Юноша, мудрых слова и к известным людям стремися.
Запах, которым новый сосуд пропитан однажды,
70 Долго он сохранит. Хоть отстань, хоть выбеги бойко
Я ни отсталых не жду, ни затем не гонюсь, кто занесся.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Послание II. К Лоллию. Это послание написано, в 732 г. о. о. Р. к старшему сыну того Лоллия, к которому обращается IV кн. од. 9. Пока этот блестящий юноша изучал в Риме красноречие, Гораций перечитывал Гомера и, освещая его своим стоическим фонарем, находил и в нем стоические поучения именно потому, что в великих творениях, как в природе, есть все кроме поучений. Гомер просто рассказывает вековечные глупости людей, а Гораций их подчеркивает в назидание молодому другу, указывая что без собственного чувства меры и долга все блага земные ничто.


Ст. 2. Пренеста смотр. III од. 4, 23.

Ст. 4. Хризипп часто приводится Горацием, как представитель Стои. Крантор, академик.

Ст. 7. Варвары —иноземцы.

Ст. 9. Троянец Антенор (Илиада VII, 347) предлагает грекам выдать Елену, за что Парис его же называет безумным.

Ст. 13. Агамемнон к Хризеиде.

Ст. 19. Гораций для краткой характеристики Улисса не находит лучших выражений, чем начало Одиссеи, перевод которого он, кроме этого места, приводит в посл. к Пизон. 141.

Ст. 28. Женихи Пенелопы — праздные гуляки. Феакийские юноши изнеженные. Одиссея VIII, 148—243.

Ст. 36. К философским занятиям.

Ст. 45. Новый пример тому, что люди так усиленно хлопочут о внешнем устройстве (распахивать лес требует огромных усилий), а небрегут о собственном внутреннем равновесии, без которого внешние более ничтожны.

Ст. 51. Боится будущей бедности.

Ст. 60. Едва ли можно в такой живой форме тоньше и точнее высказать минутные причины раздражения и врожденное чувство отмщения.

Ст. 64. Во избежание иностранного слова берейтор, мы перевели слово magister словом наездник, хотя у нас употребляется о приуготовителях рысаков. Хорошие воспитатели лошадей и теперь приучают жеребят ходить на уздечках, пока у них затылок нежен.

Ст. 68. К избранным философам в противоположность с толпой, которую Гораций обзывает нулями.

Ст. 70. «Я тебе подал совет; поступай как хочешь. Но я не прибавлю (на арене жизни) бега и не убавлю, а буду держаться средней скорости.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016