КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epistulae i vi


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Кантемир А. Д. Фет А. А.

[1/4Гинцбург Н. С.


Сделать, Нумиций, счастливым себя и таким оставаться
Средство, пожалуй, одно только есть: «Ничему не дивиться».
Люди такие ведь есть, что без всякого трепета в сердце
Могут на солнце взирать, на звезды, на неба вращенье.
5 Ну, а чем же должны для нас быть земные богатства,
Моря дары, что приносят доход арабу с индийцем,
Рукоплесканья толпы, благосклонная милость квиритов?
С чувством и взглядом каким к тому относиться должны мы?
Этот мечтает о счастье, другой лишь боится несчастья —
10 Оба теряют душевный покой: того и другого
Страх угнетает и все нежданное в ужас приводит.
В горе ли он или рад, опасается он или жаждет —
Разницы нет, коли он цепенеет душою и телом,
Что-то увидев чуть лучше иль хуже своих ожиданий.
15 Даже мудрец глупцом прослывет и правый — неправым,
Ежели он в самой добродетели в крайность вдается.
Ну же, дивуйся теперь серебру и мраморам древним,
Бронзе, каменьям, твореньям искусств и пурпуровым тканям;
Радуйся: ты говоришь — тебя тысяча глаз созерцает;
20 Рано на форум ходи и поздно домой возвращайся,
Только бы Муту с полей жены не собрать урожая
Больше, чем твой (то был бы позор: он ведь хуже породой!),
Лишь бы он зависть в тебе не вызвал раньше, чем ты в нем.
Что б ни таила земля, на свет все выведет время,
25 Что б ни блестело под солнцем, сокроет. Пускай и дорога
Аппия знает тебя, и зрит колоннада Агриппы, —
Все же придется идти, куда Нума и Анк удалились
Острая если болезнь терзает твой бок или печень
Средство ищи от нее. Хочешь счастливо жить (кто ж не хочет?)
30 К счастью же путь лишь один — добродетель: о ней и заботься.
Бросив утехи. Но если она — лишь слово без смысла,
Как и священная роща — дрова на корню, и не боле, —
То, конечно, беги к кораблям с азиатским товаром!
Надо тебе округлить тысчонку одну и другую,
35 Третья затем подойдет, а четвертая кучу закончит!
Даст ведь царица Деньга и с приданым жену, и доверье,
Даст и друзей, красоту, родовитость; ведь тот, кто имеет
Много монет, Убежденье того и Венера украсят.
Много рабов у царя каппадоков, да в деньгах нехватка;
40 Будь ты, смотри, не таков! Говорят, у Лукулла спросили
Как-то, не может ли сто он хламид предоставить для сцены.
«Где же я столько возьму? Но все ж поищу; что найдется,
Вышлю». Немного спустя он пишет — пять тысяч нашлося
В доме хламид у него: берите, сколько угодно!
45 Дом ведь ничтожен, коль нет в нем множества лишних предметов —
Тех, что, хозяина глаз избегая, ворам лишь полезны.
Если счастливым тебя может сделать одно лишь богатство,
Первым ищи ты его и его оставляй лишь последним.
Если же к счастью ведет положенье и милость народа —
50 Купим раба, называть имена и толкать нас под левый
Бок, чтоб указывать нам, кому протянуть за прилавок
Руку: «Вот этот силен в трибе Фабия, этот — в Белинской;
Ликторов этот дает, кому хочет; курульное кресло
Вырвет он, если сердит...» Обращайся же «батюшка», «братец»,
55 Каждого возраст учтя, к родне приобщай всех учтиво.
Если живет хорошо тот, кто ест хорошо, то идемте,
Чуть рассветает — удить, чуть захочется есть — на охоту,
Так, как Гаргилий когда-то: рабам спозаранку велел он
Сети, рогатины несть через форум, набитый народом;
60 Чтобы из мулов один тащил, пробирался с рынка,
Вепря, что куплен был там. И, брюхо набив, будем мыться,
Думать забывши о том, что прилично, что нет, заслуживши
Черного списка, беспутным гребцам уподобясь Улисса,
Коим отчизны милей наслажденье запретное было,
65 Если ж, как судит Мимнерм, без любви и без шуток на свете
Радости нет никакой, то живи и в любви ты и в шутках.
Будь же здоров и прощай! Если знаешь ты что-нибудь лучше,
Честно со мной поделись; если нет, то воспользуйся этим.

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 333—225.

Послание 6. К НУМИЦИЮ. О принципе «ничему не удивляться».


Ст. 25—26. Дорога Аппия... колоннада Агриппы — модные места прогулок.

Ст. 27. Нума и Анк. — Ср. Оду IV, 7,15.

Ст. 39. Каппадоки — небольшой народ в Малой Азии.

Ст. 40. Лукулл — полководец I в. до н.э., славившийся богатством и роскошью (лукулловы пиры).

Ст. 52. Триба — избирательный округ в Риме.

Ст. 65. Мимнерм — греческий поэт-элегик VI в. до н.э..

[2/4Гинцбург Н. С.


Сделать, Нумиций, счастливым себя и таким оставаться
Средство, пожалуй, одно только есть: «Ничему не дивиться».
Люди такие ведь есть, что без всякого трепета в сердце
Могут на солнце взирать, на звезды, на круговращенье
5 Года времен; а дары все земли как высоко ты ценишь,
Моря игрушки, что индусов так богатят и арабов,
Рукоплесканья толпы, дары благосклонных квиритов?
С чувством и взглядом каким к тому относиться должны мы?
Тот, кто желает сего, и обратного кто избегает —
10 Оба почти ведь равно дивятся; того и другого
Страх угнетает и все нежданное в ужас приводит.
В горе ли он или рад, опасается ль он или жаждет —
Разница в чем, если что б ни увидел он, — лучше ль, чем чаял,
Хуже ли, — очи вперив, цепенеет душой он и телом?
15 Имя безумца мудрец и неправого правый получит,
Если уже чересчур добродетели будут искать он...
Ну же, дивуйся теперь серебру и мраморам древним,
Меди, каменьям, твореньям искусств и пурпуровым тканям;
Радуйся: ты говоришь, тебя тысяча глаз созерцает;
20 Рано на форум — делец — ты ходи, а домой уже под ночь,
Только бы Муту с полей жены не собрать урожая
Больше, чем твой, и (то был бы позор: он ведь хуже породой)
Лишь бы он зависть в тебе не вызвал раньше, чем ты в нем.
Что б ни таила земля, на свет все выведет время,
25 Выроет то, что блестит, и сокроет. Пускай и дорога
Аппия знает тебя, и зрит колоннада Агриппы, —
Все ж остается идти, куда Нума и Анк удалились.
Острая если болезнь терзает твой бок или печень,
Средство ищи от нее. Хочешь счастливо жить (кто ж не хочет?),
30 Может коль дать то одна добродетель, — о ней лишь заботься,
Бросив утехи. Но если лишь звук для тебя добродетель,
Роща — дрова, то смотри, не пробрался б другой тебя раньше
В гавань, товаров бы ты не лишился кибирских, вифинских!
Надо тебе округлить тысяченку одну и другую,
35 Третья затем подойдет, а четвертая кучу закончит.
Даст ведь царица Деньга и с приданым жену и доверье,
Даст и друзей, красоту, родовитость; ведь тот, кто имеет
Много монет, Убежденье того и Венера украсят.
Много рабов у царя каппадоков, да в деньгах нехватка;
40 Будь ты, смотри, не таков. Говорят, у Лукулла спросили
Как-то, не может ли сто он хламид предоставить для сцены.
«Где же я столько возьму? Но все ж поищу; что найдется,
Вышлю». Немного спустя он пишет — пять тысяч нашлося
В доме хламид у него; пусть все или часть отбирают...
45 Дом ведь ничтожен, коль нет в нем множества лишних предметов —
Тех, что, хозяина глаз избегая, ворам лишь полезны.
Если счастливым тебя может сделать одно лишь богатство,
Первый его ты ищи и его оставляй лишь последним.
Если же к счастью ведет положенье и милость народа —
50 Купим раба, называть имена и толкать нас под левый
Бок, чтоб указывать нам, кому протянуть за прилавок
Руку: «Вот этот силен в трибе Фабия, этот в Велинской;
Ликторов этот дает, кому хочет; курульное кресло
Вырвет он, если сердит...» Обращайся же «батюшка», «братец»,
55 Каждого возраст учтя, к родне приобщай всех учтиво.
Если живет хорошо тот, кто ест хорошо, то идемте,
Чуть рассветает, удить, на охоту, по глотки приказу
Так, как Гаргилий когда-то: рабам спозаранку велел он
Сети, рогатины несть через форум, набитый народом;
60 Чтобы один из мулов тащил, пробираяся с рынка,
Вепря, что куплен был там. И, брюхо набив, будем мыться,
Думать забывши о том, что прилично, что нет, заслуживши
Списка церитов, гребцам уподобясь Улисса беспутным:
Было отчизны милей запрещенное им наслажденье.
65 Если, как судит Мимнерм, без любви и без шуток на свете
Радости нет никакой, то живи и в любви ты и в шутках.
Будь же здоров и прощай! Если лучшее этого знаешь,
Честно со мной поделись; если нет, то воспользуйся этим.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 298—299.

Послание 6.


Ст. 25—26. Дорога Аппия, построенная в 312 году от Рима до Капуи, служила местом прогулок в экипажах. Излюбленным местом для прогулок пешком служила колоннада, построенная зятем Августа Агриппой.

Ст. 39. Царь каппадоков — Архелай, которого Цицерон в одном из писем к Аттику называет царем-нищим (rex perpauper).

Ст. 50—54. Во время выборов, кандидаты ходили по форуму, заискивая расположения влиятельных лиц в избирательных округах (трибах). Для того, чтобы назвать по имени каждое такое лицо, приставляли к себе раба, который должен был предварительно разузнавать, кто наиболее влиятелен, и запоминать его имя. Пучки (ликторские связки) и курульное кресло — знаки власти должностных лиц.

Ст. 58. Кто этот Гаргилий, неизвестно. Вероятно это личность из какого-нибудь анекдота о тщеславном охотнике, не убившем, а купившем на рынке кабана.

Ст. 61. ...Мыться, набив брюхо... считалось не только вредным, но и непристойным.

Ст. 63. Цериты — жители Церы к северу от Рима. Они имели права римского гражданства, но без права занимать высшие должности и без права подачи голоса. Поэтому название церитов применялось как нарицательное к ограниченным в гражданских правах.

Ст. 63. Говоря о гребцах Улисса, Гораций имеет в виду рассказ о том, как спутники Улисса убили быков Гелиоса («Одиссея» XII, 260—365).

[3/4Кантемир А. Д.


Один, Нумице, почти способ нас блаженны
И сделать и сохранить — всему не дивиться.
Суть, кои солнце, звезды и времена смотрят,
В известны сходящие часы, безмятежны:
5 Что убо о земли мнишь дарах, что о моря,
Богатяща индиян и аравлян крайних?
Как чувствовать, каким мы смотреть должны глазом
Зрелища, ладоней бой и дары народа
Благосклонного? Кто тем противных боится,
10 Равно дивится и он, как тот, что желает;
Оба равно трепетны, равно устрашает
Обоих нечаянный случай, наступивши.
Что в том, веселится ли кто или печален,
Желает, боится ли, когда, что ни видев
15 Чаяния своего лучше или злее,
Втупя глаза и душой и телом недвижен?
Праведный неправедна, умный глупца имя
Наживет, если искать добродетель саму
Станет больше нужного, больше, чем пристойно.
20 Дивись богатству теперь, марморам и меди
Древним, и художества отменному делу;
Дивись бисеру, дивись тирейскому цвету;
Радуйся, что с глаз тебя целый не спускает
Народ, когда говоришь; беги с утра рано
25 На площадь и оттоль в дом поздно возвращайся,
Чтоб Муций с приданного поля больше хлеба
Не пожал. Подлейша он сущи тебя рода,
Гнусно, чтоб не он тебя — ты ему дивился.
Все, что кроется в земле, наверх взнесет время
30 И, что над ней высится, вкроет и вкопает.
Когда уж Агрипповым вратам и дороге
Аппиевой ты знаком довольно, всю славу
Твою высмотрит народ, принужден, однако ж,
Будешь сойти, куды сшел и Нума и Анкус.
35 Буде в почках иль в боку чувствуешь боль острый,
Отдалить ищи недуг; хочешь ли блаженным
Прожить — кто б то не хотел! — если добродетель
Одна лишь то может дать, сласти и забавы,
Благодушен, отложив, ея тщись держаться.
40 Мнишь ли добродетель быть пустое лишь имя,
Как древо священный лес — опасно стрегися,
Чтоб кто ранее тебя пристани не занял,
Чтоб ты торг не потерял Цибиры и Вифины,
Тысячу скопи талант, потом и другую,
45 И третью прибавь еще, и четверту к куче.
Царица бо деньга! род и жену с приданым,
И верность, и красоту, и друзей дарует;
Украшает денежных Пифо и Венера.
Каппадокийский король, рабами обильный,
50 В деньгах недостаточен, — не будь ему сходен.
Говорят, что некогда Лукулл, прошен бывши
Ссудить к зрелищной игре сто багряниц «Как то
Мне иметь, — сказал, — число так велико можно?
Однак, спрошусь у себя и все, что имею,
55 Пришлю». Отписал потом, что дома пять тысяч
Багряниц нашел и что все ль иль часть взять могут.
Убог тот дом, в коем нет много вещей лишних,
Невестных хозяину и ворам полезных.
Потому, если одно имение может
60 И сделать и сохранить блаженным, — трудися
Над всеми о том одном и не спускай с мысли.
Буде прибор или власть блаженство дать сильно —
Купим раба, кой бы нам имена гражданов
Сказывал и, тыча в бок левой, понуждал нас
65 Руку к безопасному подавать им ходу,
Кой на ухо б шептал: сей в Фабиевом силен
Колене, в Велинском — сей; всякому сей может
Докучник вручить пучки консульски и креслы
Похитить слоновые. Зови отцом, братом;
70 По возрасту всякого присвояй, лаская.
Будет тот, кто ужину и обед ест вкусный,
Блажен; пойдем с светом вдруг, куды нас обжирство
Поведет, начнем ловить и рыбы и звери,
Как преж сего делывал Горгилий, который
75 Рано с утра сквозь площадь, набиту народом,
Провожал рабов своих, тенета и жерди,
Чтоб народу показать, назад возвращаясь,
Купленную, на осле, одну дику свинью.
Надуты несваренным еще в брюхе еством,
80 Пойдем в баню, забыв, что прилично, что гнусно,
Достойны в Церетские вписаны быть книги,
Злонравны сопутники мудрого Улисса,
Что отечеству предчли возбраненны сласти.
Буде, как Мимнермус мнит, ничего приятно
85 Без любви и без игры — в них ты живи, здравствуй;
Если что лучшее сих правил знаешь — ласков,
Мне сообщи; если нет — пользуемся теми.

Впервые: «Квинта Горация Флакка десять писем первой книги», СПб., 1744.

Намерение Горациево в сем письме есть показать, что напрасно мы ищем истинное свое благополучие в знаменитых достоинствах и в богатстве; что все то, что рождает в сердце нашем боязнь, пагубно нам напоследок бывает; что та боязнь и желание рождается оттого, что мы легко чудимся, легко всяким вещам дивимся; что, следовательно, кто хочет быть истинно счастливым, должен отложить то удивление, которое совсем противно добродетели, которая в том состоит, чтоб иметь ум покойный и постоянный, ничем подвижный, ни устрашаемый, ни удивляемый.


Стих 5—6. Что убо о земли мнишь дарах. Сиречь о золоте, о серебре и о прочих рудах и вещах, которые она нам дает. Что о моря, богатяща индиян и аравлян крайних... То есть о бисерах, о жемчуге, который родится наипаче в Персидской морской пазухе и в Индейском море близ Зейландского острова.

Стих 8—9. Дары народа благосклонного. Дары его суть чины, достоинства, кои у римлян народ раздавал, и обыкновенно тем раздавал, кто меньше их был достоин.

Стих 10. Равно дивится и он, как тот, что желает. Кто боится убожества и отказа, дивится равно как тот, что желает чины и богатство; и как оба равномерно дивятся, так оба боятся равномерно.

Стих 22. Тирейскому цвету. Сиречь багрянице тирейской. Лучшие багряничные раковины находилися в Африческом и Тирейском море.

Стих 31—35. Агрипповым вратам. Porticus, портик, латинское слово, не значит прямо ворота, но предворотню. Два таких портиков Агриппа в Риме состроил: портик Нептунов и другой портик Агриппов... лежащий близ Панфеона, при входе Марсова поля. Гораций здесь говорит о сем последнем... Принужден, однако ж, будешь сойти, куды сшел и Нума и Анкус. Однако ж принужден будешь умереть. Все величество твое не избавит тебя от смерти, которой не минули Нума и Анкус, два славные римские цари.

Стих 43. Чтоб ты торг не потерял Цибиры и Вифины. Чтоб ты не потерял случай получить прибыток в торгу цибиринском и вифинийском. Цибира был великий город в Писидии, к востоку реки Ксанфа. Вифина, или Вифиния, страна в Малой Асии, между Пропонтиною и царством Понта, которому была смежна, сходбище для торгу всея Асии и Эвропы.

Стих 44. Тысячу скопи талант. Талант вместо талантов... Талант у древних иногда значит вес, иногда число денег, иногда монету.

Стих 48. Украшает денежных Пифо и Венера. Богатые люди и сладкоречивы и приятны. Пифо по-латински Suadela — богиня увещания; Венус — богиня любви и приятности.

Стих 49. Каппадокийский король, рабами обильный. Каппадокия — царство в меньшой Асии, меж Черным морем, малою

Армениею, горою Тавросом и Галатиею. Каппадокияне почти все были рабы... денег у них столь мало было, что бык продавался по копейке, а человек — по четыре копейки. Потому Гораций право говорит, что каппадокийский король рабами обилен, в деньгах недостаточен.

Стих 51. Лукуллус был благородием, сладкоречием и богатством знатный римский воевода, над Африкою правительствовал правосудно и над Митридатом не одну победу одержал.

Стих 63—64. Купим раба, кой бы нам имена гражданов сказывал. Римляне, которые чинов добивалися и желали достать себе благосклонность народа, держали всегда при себе рабов, которых вся должность в том состояла, чтоб знать всех римлянов имена и оные господину своему сказывать, дабы сей мог всякого, своим именем и прозвищем называя, поздравить, понеже такое поздравление у римлян и у греков значило особливое почтение. Рабы те называлися номенклаторы.

Стих 66—67. Сей в Фабиевом силен колене, в Велинском — сей. Холоп то хозяину говорит, показывая сего и того мещанина. Колено Фабиево так названное от семьи Фабианов, которая была того колена. Колено Велиново имя взяло от озера Велина в стране Сабинской.

Стих 69. Докучник. Importunus, неспокойный, упрямец, который охотно всякому досадить ищет и противится всякого желаниям. Пучки вручить консульски. Пучки лоз, которые пред римскими консулами нашивали ликторы в знак их власти... Креслы слоновые... были знак вышних римских достоинств, как, например, консульского, преторского, эдилского и проч.

Стих 81. Церес был нарочитый город в Тоскане, которого жители за бунт лишены голоса в собраниях римских. Потому, когда ценсоры римские отымали какому гражданину голос и объявляли его обесчещенным, называли то действо: вписание в книги Церетские, и книга, в которую имена таких шельмованных вписывалися, называлася... таблицы Церетские.

Стих 84. Мимнермус. Стихотворец Ионийский, который жил во временах Крезуса и Солона, слишком за 600 лет прежде Спасителева пришествия. Сей стихотворец крайнее блаженство поставлял в сластолюбии, сиречь в играх, в забавах, в любви, одним словом в насыщении всякой похоти... Из всех Мимнермовых сочинений к нам малые частицы только дошли, из которых видно, однако ж, его высокое искусство. Удивительно удачлив он был в описании забав и похоти.

[4/4Фет А. А.


Ничему не дивиться, Нумиций, пожалуй что первый
Истинный способ счастливым стать и таким оставаться.
Есть такие, что смотрят на это солнце и звезды
И на вращенье времен в неизменном движенье без всякой
5 Примеси страха: ну как о дарах ты земных рассуждаешь,
Как о морях, богатящих Арабов и дальних Индийцев,
Об игрищах, рукоплесканьях и дружбе Квирита,
Как принимать их, с каким, по твоему, чувством и взглядом?
Кто боится противного, тот дивится не меньше,
10 Чем желающий этого; страх обуяет обоих,
Как обоих явленье нежданное их напугает.
Рад или скорбен, алкает иль трусит он, что тут за дело,
Ежели что либо встретив превыше аль ниже надежды,
Он, вперяя глаза, обмирает душою и телом?
15 Умного безрассудным сочтут, правдивого строгим,
Ежели он в самой добродетели в крайность вдается.
Ты ступай, дивись серебру и мраморам древним,
Меди, искусствам, каменьям цветным и пурпурам Тирским;
Рад будь, что тысячи глаз на тебя говорящего смотрят;
20 Рано на Форум спеши, домой возвращайся последним,
Чтобы Мут с приданых полей не был с большим доходом
И не дошло до позора, чтобы по рожденью нижайший,
Он скорее тебе, чем ты ему стал удивленьем.
Что хранится в земле, на свет все вынесет время;
25 И зароет, сокроет блестящее. Пусть тебя знает
Аппиева дорога и колоннада Агриппы,
Все ты должен идти, куда Нума отправился с Анком.
Если твой бок или почки страдают острой болезнью,
Ты от болезни лечись. Хочешь жить хорошо; кто ж не хочет?
30 Если к тому одна добродетель ведет, — наслажденье
Смело оставь. Но ежели доблесть считаешь ты словом,
А священную рощу дровами, то в гавани первым
Будь, чтобы дел не терять Кибирских или Вифинских.
Тысячу нужно талантов скруглить, другую и третью
35 Следом за ними, а тут завершить всю кучу четвертой.
Ведь царица Деньга дарить супругу с приданым
И кредит и друзей, прибавь красоту, родовитость,
Красноречье, — лишь деньги имей, — ты любимец Венеры.
Много рабов, да денег-то нет у царя Каппадоков.
40 Ты таким же не будь. Говорят, Лукулла просили
Сто хламид, если только он может, ссудить дли театра.
«Где же столько мне взять?» — он сказал, — «поищу я однако
И что найдется — пришлю». На другой день он пишет, что в доме
Есть у него пять тысяч хламид, — бери часть или все их.
45 Бедный тот дом, в котором нет избытка во многом,
Для обмана хозяина и ворам на разживу.
Значит, коль деньги одни могут дать и упрочить блаженство,
К этому делу ты первым беги и отстань лишь последним.
Если в народной любви и блеске счастье ты видишь
50 Купим раба, имена нам шептать, толкать нас под левый
Бок, и указывать нам, каким торгашам за прилавок
Руку подать. Тот в Фабиевой, а этот в Белинской
Трибе силен, кому хочет он связки вручит и откажет
В кресле из кости слоновой. Зови его батюшкой, братцем,
55 Кто каких лет, так того прими в родство ты любезно.
Если живет хорошо, кто ест хорошо, чуть светает, —
По приказанию глотки пойдем за рыбой, за зверем,
Как Гаргилий рабов посылал несть сети и копья
Рано чрез Форум полный народом, чтобы из многих
60 Мул один приносил с охоты пред целым народом
Купленного кабана. Станем мыться с раздутым желудком,
Что прилично, что нет, забывая, мы будем достойны
Списка Церитов, подобны шальной дружине Улисса:
Ей наслажденье запретное было милее отчизны.
65 Ежели, как полагает Мимнерм, без любви и веселья
Жизнь не мила и не жизнь, — живи в любви и веселье.
Будь здоров и прощай. Коль что получше ты знаешь,
То поделись благосклонно; а нет — живи, как сказал я.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Послание VI. К Нумицию. Послание это указывает неизвестному нам Нумицию, не находящему, как видно, примирения с самим собою, стоический путь к душевному равновесию и спокойствию. Гораций по стоической манере останавливается на примерах, связуемых условием если. Послание не могло быть написано раньше 729 г. о. о. Р., так как только в этом году окончена колоннада Агриппы (ст. 26.), но по зрелости мысли относится очевидно к позднейшему времени, около 740 г. о. о. Р.


Ст. 1. Такое неудивление стоическая apatheia. Этим невозмутимым взглядом может смотреть на вещи только человек, вполне знающий настоящую их цену Дивиться значить смотреть уже под влиянием аффекта — симпатии или антипатии.

Ст. 5. Без страха, внушаемого астрологическими толкованиями о влиянии этих явлений на личную судьбу человека. Выставляя самые для масс привлекательные предметы, Гораций под дарами земли, разумеет, по преимуществу, драгоценные металлы в камни.

Ст. 6. Жемчужные раковины.

Ст. 7. Всякого рода зрелища, до которых так падки были римляне. Рукоплескания, которыми народ приветствовал в театре своих любимцев (I од. 20, 4).

Ст. 19. К условному блеску присовокупляется и внимание толпы к ораторской речи.

Ст. 29. Продолжай искать в торговле на форуме наживы, чтобы какой-нибудь, низший против тебя по рождению Мут не изумлял бы тебя богатством, основанным на женином приданом, хотя бы следовало на оборот тебе быть для него предметом изумления.

Ст. 25. Время приносит и уносит все минутное.

Ст. 26. Колоннада Агриппы с живописными стенами была местом публичного гулянья с 729 г. о. о. Р.

Ст. 27. Дорога на тот свет как противоположность двум самым людным дорогам.

Ст. 32. Если ты презираешь все идеальное и считаешь добродетель пустым звуком, а рощу благоговейной молитвы только дровами, то беги к торговой гавани.

Ст. 33. Кибира, большой промышленный фригийский город.

Ст. 40. При таких занятиях торговлей мало одного усердия, а нужно припасти денег, как Лукулл, а то выйдешь царем каппадоков.

Ст. 53. В последние годы республики трибы вполне располагали избраниями в почетные должности, ведущие к ликторским связкам и курульным креслам.

Ст. 58. Хоть так пойдем на охоту, как тщеславный Гаргилий, посылавший в самый народные места рабов с охотничьими снарядами и купленным кабаном.

Ст. 61. Мыться сейчас после трапезы считалось неприличным, об этом говорят и Ювенал I, 143, и Персий III, 98.

Ст. 63. Жители этрусского города Цер были неполноправными гражданами. Мы будем достойны быть вычеркнутыми цензором из списка избирателей и попасть в список церитов.

Ст. 65. Сохранились стихи элегического поэта Мимнерма Колофонского, современника Солона, выражающие именно приписываемую ему Горацием, мысль.

Ст. 68. Гораций только освещает настоящее значение вещей, но не принуждает своего друга избирать непременно стоический путь, предоставляя выбор его личному вкусу. Он всюду говорит: если.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016