КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epistulae i ix


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Кантемир А. Д. Север Г. М. Фет А. А.

[1/5Гинцбург Н. С.


Друг мой Септимий один, без сомнения, понял, насколько
Ты меня ценишь, Нерон, ибо он меня просит и молит
Все об одном: чтоб тебе указать на него с похвалою,
Как на достойного быть в числе приближенных Нерона.
5 Если он верит, что я облечен правом близкого друга,
Значит, он лучше меня, что могу я, и видит и знает.
Многое я говорил, чтоб его не обидеть отказом,
Но убоялся, не счел бы, что я притворяюсь слабейшим,
Силу тая от него, о своей только думая пользе.
10 И потому, чтобы мне не раскаяться в худшей обиде,
В ход я решился пустить мою деликатную дерзость,
Ежели ты не сердит, что для друга я стыд забываю,
В круг свой его ты введи и признай его храбрость и честность.

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 340.

Послание 9. К ТИБЕРИЮ КЛАВДИЮ НЕРОНУ, во время того же похода. Рекомендуемый Горацием Септимий ближе неизвестен.

[2/5Гинцбург Н. С.


Клавдий, Септимий один, без сомнения, понял, насколько
Ты меня ценишь: ведь если он просит меня неотступно
Именно, чтобы тебе указать на него с похвалою,
Как на достойного быть в числе приближенных Нерона;
5 Если он верит, что я облечен правом близкого друга,
Значит он лучше меня, что могу я, и видит и знает.
Многое я говорил, чтоб его не обидеть отказом,
Но убоялся, не счел бы, что я притворяюсь слабейшим,
Силу тая от него, о своей только думая пользе.
10 И потому, чтобы мне не раскаяться в худшей ошибке,
В ход я решился пустить горожанина дерзость... Так если
Ты одобряешь, что я ради друга отбросил стыдливость,
В круг свой его ты введи и признай его храбрость и честность.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 304.

Послание 9. К Тиберию Клавдию Нерону.

[3/5Кантемир А. Д.


Сколь я в чести у тебя, Клавдие, всех лутче
Септимий знает один. Ибо когда просит,
И нудит прошением, чтоб при тебе словом
Моим доставил ему и доступ и милость,
5 Достойному в доме быть и в любви Нерона,
Искуснаго различать, и избирать честных:
Когда чает при тебе доступнейшим другом,
Сколь я силен при тебе лутче меня видит.
Много я правда ему говорил, и разны
10 Представлял, ища себя извинить, причины:
Но боялся наконец, чтоб он не почаял,
Что силу свою таю нарочно с притворства,
Одному желая быть себе лишь полезен;
Для того большей вины бежа нареканье,
15 Продерзок волю его исполнить склонился.
Естьли же отложенный по приказу друга
Стыд хвалишь, к твоей его припиши ты свите,
И честным добрым мужем почитай надежно.

Впервые: «Квинта Горация Флакка десять писем первой книги», СПб., 1744.

Письмо IX к Клавдию Нерону. Гораций сим письмом рекоммендует Септимия друга своего Клавдию Тиберию Нерону.


Стих 1 по 8. Сколь я в чести у тебя — лутче меня он видит. Сколько я в чести и в милости у тебя Клавдие, всех лутче знает Септимий. Ибо когда не только просит меня, но и понуждает своею прозьбою, чтоб я моим словом или заступлением доставил ему при тебе доступ и твою милость; ему, который подлинно достоин быть в твоей любви, в любви сиречь Князя, который искусен различать и избирать себе честных людей; когда он Септимий чает меня доступнейшим твоим другом, лутче чем я, сам видит, сам знает он, сколь я при тебе силен. Клавдие. Клавдий Тиберий Нерон, пасынок Августов. Упомянуто об нем в начале письма 3. Септимий. Тот самой Тиций Септимий, о котором помянуто в 3 письме. Смотри там примечании под стихом 14.

Стих 9 и 10. Много я правда. Септимий почитая Горация гораздо в милости Тибериевой, имел причину требовать от него письмо рекомендательное к сему князю. И хотя в самом деле он не ошибался, однакож Гораций в самом деле извинив в предъидущих стихах Септимия, теперь и себя извиняет, представляя, что он много ему Септимию говорил, и разныя причины представил, дабы он не понуждал его то письмо ему дать, но склонить его к тому не мог.

Стих 11. Но боялся наконец, чтоб и проч. по стих 15. Но напоследок опасаяся, чтоб он Септимий не почаял, что я притворяюся не быть гораздо к твоей милости, для того нарочно, чтоб другу не услужить, и быть себе только одному полезным, склонился я исполнить его волю, дав ему письмо то, чтоб таким образом избежать нареканье большей вины. Всего тягостнее честному человеку явиться другом неусердным, и человеком, который лишь о собственной воле печется. Для того Гораций предпочитает заслужить при Нероне имя докучника и продерзостнаго, чем Септимию на себя дать подозрение.

Стих 15. Продерзок волю его исполнить склонился. В Латинском стоит: Frontis ab urbanae descendi proemia, слово от слова: Снизшел я в мзду шутова лба. Дасиер сие трудное Латинское речение изрядно кажется разумеет, примечая, что писатели Римские именем Urbanus означают шута, Scurram; что шутов главнейшая мзда есть лишение стыда, ибо их ремесло в продерзости, и в безстыдной нахалливости состоит; что по тому, кто лицо шута не себя берет, отставляет стыд на сторону; и следовательно Гораций стыд оставляет, и продерзостным себя чинит, чтоб угодить Септимию. то мнение подтверждает следующий стих, где Гораций имянно говорит Клавдию Нерону: Естьли хвалишь, что я отложил стыд по приказу приятеля моего, в повиновение и в угождение ему; то припиши его и проч.

Стих 17. К твоей его припиши свите. Приими его в свой дом, учини его своим придворным. Припиши, говорит Гораций, для того, что придворные и приятели Князей вписывалися в их стат, в книгу их дома, как и теперь в обыкновении.

Стих 18. Почитай разумеется: его Септимия.

[4/5Север Г. М.


Клавдий, бесспорно один Септимий как раз понимает,
как меня ценишь, когда упорно так требует, просит,
чтобы решился я слово о нем похвальное молвить
перед тобой, достоин разборчивых будто Неронов
5 чести и дома. Тебе ближайшим, раз так полагает,
другом служу, то видит и ведает больше чем сам я.
Много привел извиняясь ему отговорок в отказе.
Но лицемером прослыть, притворой скупым побоялся —
мол, притворяюсь бессильным, заботливый только о благе
10 собственном. Так, от большего чтоб уберечься бесчестья,
лба опускаюсь бесстыдного к лаврам. Друга приказом
если отброшенный стыд извинишь, его посчитаешь,
к сонму своих тогда приписав, достойным и храбрым.

2012 г.

Маленькое Послание II 9 считается образцом «поэтической дипломатии» или «дипломатической поэзии». Послание адресовано Т. Клавдию Нерону, пасынку Августа, и написано в связи с походом Тиберия в Армению, о котором у Горация упоминается трижды, в Посл. I 3, I 8 и I 12. Послание — образец взвешенного и продуманного письма. О таком близком друге как Септимий Гораций написал бы гораздо теплее, но характер Тиберия не предполагал душевности, и на какой-либо искренний панегирик он бы не отозвался. Поэтому Гораций только называет своего друга и извиняется за вольность собственную.

О Септимии, которого в этом Послании Гораций Клавдию рекомендует в поездку, известно немногое. К Септимию обращена Ода II 6, в схолиях к которой Акрон упоминает: Septimium equitem Romanum, amicum et commilitonem suum, hac ode alloquitur (К Септимию, всаднику римскому, другу своему и соратнику, обращена эта ода). Насколько это утверждение о социальном положении и военном прошлом Септимия действительно, говорить трудно. Предположительно о Септимии упоминает Август, в письме Горацию у Светония (Vita Horatii): Tui qualem habeam memoriam, poteris ex Septimio quoque nostro audire; nam incidit ut illo coram fieret a me tui mentio (Как я про тебя помню, можешь услышать и от нашего Септимия; случалось, что и при нем я упоминал тебя). Кроме этого, Cruquius читает, что Тит в послании Юлию Флору есть тот самый Септимий (I 3, 9). Больше о Септимии ничего не известно.


Ст. 4. Тацит, резюмируя характер Тиберия, отзывается о нем так (Ann. VI 51): Morum quoque tempora ille diversa: egregium vita famaque, quoad privatus vel imperiis sub Augusto fuit: occultum ac subdolum fingendis virtutibus, donec Germanicus ac Drusus superfuere; idem inter bona malaque mixtus incolumi matre; intestabilis saevitia sed obtectis libidinibus dum Seianum dilexit timuitve: postremo in scelera simul ac dedecora prorupit postquam remoto pudore et metu suo tantum ingenio utebatur (Нравы его в разное время были несхожи: безупречен жизнью и репутацией, пока общественного положения не имел или командовал при Августе, стал скрытым и коварным, прикидываясь добродетельным, пока были живы Германик и Друз; так же совмещал в себе хорошее и дурное пока была жива мать; был отвратителен жестокостью, но таил низкие страсти пока почитал или боялся Сеяна; наконец рухнул в порок и позор, забыв о стыде и страхе, повинуясь только своему инстинкту). В то время Тиберию было около двадцати двух, но уже тогда он отличался скрытностью и неприязнью в манерах, в такой степени, что даже Августу едва ли была приятна его компания. Светоний считает, что Август не был о Тиберии достойного мнения: sed vitiis Tiberi virtutibusque perpensis potiores duxisse virtutes (взвесив все достоинства и недостатки Тиберия <Август> нашел, что достоинства перевешивают). Гораций, однако, отзывается хорошо о Тиберии не только здесь, но и в Посл. II 2, 1 к своему другу Юлию Флору (написанному предп. позже). В Оде IV 14, написанной в честь успешного завершения походов Тиберия, Гораций в его отношении уже более сдержан.

Ст. 5. Дом Неронов. Тиберий был сын Тиберия Клавдия Нерона; Нероны принадлежали к патрицианскому роду Клавдиев, в числе которого были многие консулы и прочие высшие магистраты. Клавдии были сабинского происхождения и известны с 250 г. по основанию Рима (503 до н.э.)

Ст. 11. Лба опускаюсь бесстыдного к лаврам. Frontis ad urbanae descendi praemia, один из неоднозначно интерпретируемых фрагментов у Горация. Orelli и пр. понимают urbanus (собств. городской) как дерзкий, бесстыдный; так как это слово в таком возможном значении больше не встречается, такой вывод делается из значения следующей строки. С другой стороны, употребление Горацием выражения в контексте послания предполагает фразеологизм «городской лоб» как «бесцеремонный по-городскому человек». Также непросто определить значение descendi ad praemia. Praemia (награда, добыча) здесь может быть противопоставлено opprobria (упрек, бесчестье) в предыдущей строке. Descendere (опускаться, сходить) обычно используется в связи с ареной. Гораций мог 1) иметь в виду (извлекая метафору из этого источника), что, стараясь избежать худшей репутации, он решил «снискать лавры бесстыдства», 2) использовать этот глагол чтобы подчеркнуть, что он, «наглец поневоле», сначала беспокоить Тиберия не хотел, но вынужден до этого опуститься.

[5/5Фет А. А.


Верно, Клавдий, один Септимий вполне понимает,
Как ты ценишь меня, ибо он умоляет и просит,
Чтоб я решился тебе на него указать с похвалою,
Как на достойного быть в разборчивом доме Нерона.
5 Если считает меня он за близко стоящего друга,
То он лучше меня мою силу видит и знает.
Много уж я говорил, чтоб его отклонить безобидно;
Но я виду боялся, что я умаляюсь притворно,
Силу скрываю свою, о себе одном лишь заботясь.
10 Так я, в большей вине избегая упреков, решился
Медного лба поведенье избрать. И если похвалишь,
Что, покорялся дружеской просьбе, я стыд забываю,
То сопричисля к своим, считай его честным и добрым.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Послание IX. К Клавдию Тиверию Нерону. Послание это обращается уже не к свите Тиберия, а к самому Клавдию Нерону, но по соображениям не во время его пребывания в Азии, в 784 г., а скорее во время его занятий в Галлии в 738 г. о. о. Р.. Искренний друг Горация, которого преданность он воспел II кн. од. 6, просил у него рекомендации к Тиберию, в свиту которого желал поступить. Излишне указывать на мастерской оборот письма, так сжато уясняющего все дело.


Ст. 4. Нерона, столь разборчивого в выборе приближенных.

Ст. 10. Считая свою навязчивость виной, я боялся подвергнуться обвинению в большей вине: эгоистического безучастия.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016