КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epistulae i xix


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Фет А. А.

[1/3Гинцбург Н. С.


Древнему веришь коль ты, Меценат просвещенный, Кратину,
Долго не могут прожить и нравиться стихотворенья,
Раз их писали поэты, что воду лишь пьют. И как только
Либер поэтов-безумцев к Сатирам и Фавнам причислил,
5 Стали с утра уж вином попахивать нежные Музы.
Славя вино, сам Гомер себя в дружбе с вином уличает;
Даже и Энний-отец бросался оружие славить,
Выпив всегда. «Я колодец Либона и форум доверю
Людям непьющим, но песни слагать запрещу я серьезным».
10 Только я это изрек, — неотступно поэты все стали
Пить вперепой по ночам, перегаром воняя наутро.
Что ж? Если б кто-нибудь, дикий, пытался представить Катона
Взором суровым, ногой необутой и тогой короткой,
Разве явил бы он тем и характер и доблесть Катона?
15 Так, Тимагена соперник в речах, надорвался Иарбит,
Стать остроумцем стремясь и красноречивым считаться.
Манит примером порок, легко подражаемый: стань я
Бледен случайно, они б уже тмин все бескровящий пили.
О подражатели, скот раболепный, как суетность ваша
20 Часто тревожила желчь мне и часто мой смех возбуждала!
Первый свободной ногой я ступал по пустынному краю,
Я по чужим ведь стопам не ходил. Кто в себя только верит,
Тот — предводитель толпы. Ибо первый паросские ямбы
Лацию я показал; Архилоха размер лишь и страстность
25 Брал я, не темы его, не слова, что травили Ликамба.
Ты же не должен венчать меня листьями мельче за то, что
Я убоялся менять размеры и строй его песен.
Властная муза Сапфо соблюдала размер Архилоха,
Как соблюдал и Алкей, хоть писал об ином и иначе —
30 Он не стремится пятнать словами чернящими тестя,
Он не свивал для невесты петлю позорящей песней.
Музу его, что забыта у нас, я из лириков римских
Первый прославил: несу неизвестное всем и горжусь я —
Держат, читают меня благородные руки и очи.
35 Хочешь ты знать, почему читатель стихи мои дома
Хвалит и любит, когда ж за порогом, лукавый, хулит их?
Я не охочусь совсем за успехом у ветреной черни,
Трат не несу на пиры и потертых одежд не дарю я.
Слушатель я и поборник писателей славных; считаю
40 Школы словесников все обходить для себя недостойным.
Вот где источник их слез! «Недостойные полных театров
Стыдно творенья читать, пустякам придавая значенье», —
Я говорю, а они: «Не смеши — для Юпитера слуха
Ты их хранишь, довольный собой, словно мед стихотворства
45 Весь у тебя одного...» Но нос задирать тут боюсь я;
Ноготь чтоб острый борца не поранил меня, восклицаю:
«Место не нравится мне для борьбы!» — и прошу перерыва.
Ибо рождает игра и горячие споры, и злобу;
Злоба — жестокий раздор и войны, несущие гибель.

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 361—362.

Послание 19. К Меценату. О поэтах-подражателях.


Ст. 8—9. Цитата из несохранившегося стихотворения.

Ст. 15. Тимаген — греческий ритор, живший в Риме; Иарбит ближе неизвестен.

Ст. 25. Ликамб — по преданию, обманул Архилоха, уроженца Пароса (ст. 23), обещав выдать за него дочь, а тот отомстил язвительными стихами, доведя обоих до самоубийства.

Ст. 43. Юпитер. — Имеется в виду Август.

[2/3Гинцбург Н. С.


Древнему веришь коль ты, Меценат просвещенный, Кратину,
Долго не могут прожить и нравиться стихотворенья,
Раз их писали поэты, что воду лишь пьют. И как только
Либер поэтов-безумцев к Сатирам и Фавнам причислил,
5 Стали с утра уж вином попахивать нежные Музы.
Славя вино, сам Гомер себя в дружбе с вином уличает;
Даже и Энний-отец бросался оружие славить,
Выпив всегда. — «Я колодец Либона и форум доверю
Людям непьющим, но песни слагать запрещу я серьезным».
10 Только он это изрек, — неотступно поэты все стали
Пить вперепой по ночам, перегаром воняя наутро.
Что ж? Если б кто-нибудь, дикий, пытался представить Катона
Взором суровым, ногой необутой и тогой короткой,
Разве явил бы он тем и характер и доблесть Катона?
15 Так, Тимагена соперник в речах, надорвался Иарбит,
Стать остроумцем стремясь и красноречивым считаться.
Манит примером порок, легко подражаемый: стань я
Бледен случайно, они б уже тмин все бескровящий пили.
О подражатели, скот раболепный, как суетность ваша
20 Часто тревожила желчь мне и часто мой смех возбуждала!
Первый свободной ногой я ступал по пустынному краю,
Я по чужим ведь стопам не ходил. Кто в себя только верит,
Тот — предводитель толпы. Ибо первый паросские ямбы
Лацию я показал; Архилоха размер лишь и страстность
25 Брал я, не темы его, не слова, что травили Ликамба.
Ты же не должен венчать меня листьями мельче за то, что
Я убоялся менять размеры и строй его песен.
Музу свою подчиняет стопе Архилоха и Сафо,
Также Алкей, не сходясь в содержаньи и расположеньи:
30 Он не стремится пятнать словами чернящими тестя,
Песней бесславящей он невесте петли не свивает.
Музу его, что никто не воспел, я из лириков римских
Первый прославил: несу неизвестное всем и горжусь я —
Держат, читают меня благородные руки и очи.
35 Хочешь ты знать, почему читатель стихи мои дома
Хвалит и любит, когда ж за порогом, лукавый, хулит их?
Я не охочусь совсем за успехом у ветреной черни,
Трат не несу на пиры и потертых одежд не дарю я.
Слушатель я и поборник писателей славных; считаю
40 Школы грамматиков все обходить для себя недостойным.
Вот где источник их слез. «Недостойные полных театров
Стыдно творенья читать, пустякам придавая значенье», —
Я говорю, а они: «Не смеши — для Юпитера слуха
Ты их хранишь, ибо мед поэтический ты источаешь
45 Будто б один, себе милый..» — Но нос задирать тут боюсь я;
Ноготь чтоб острый борца не поранил меня, восклицаю:
«Место не нравится мне для борьбы!» — и прошу перерыва.
Ибо рождает игра и горячие споры и злобу;
Злоба — жестокий раздор и войны, несущие гибель.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 322—323.

Послание 19. К Меценату.


Ст. 8. Колодец Либона — место на форуме, где собирались ростовщики (см. Сат. II, 6, ст. 34).

Ст. 15. Тимаген был родом из Александрии. Он попал в плен к римлянам и впоследствии был учителем в Риме. Он был историком и оратором, и отличался острым и злым языком.

Ст. 23. Паросские ямбы, т. е. Архилоховы, так как Архилох был родом с острова Пароса. Гораций имеет в виду свои «Эподы».

Ст. 25. О Ликамбе см. Эп. 6.

[3/3Фет А. А.


Коль, Меценат, как знаток ты древнему веришь Кратину,
Нравиться долго не могут и жить не могут те песни,
Что написаны пьющими воду. Когда исступленных
Сопричислил Либер поэтов к Сатирам и Фавнам,
5 То вином уж с утра запахли нежные музы.
Похвалами вину Гомер выставляется пьющим;
Никогда сам Энний отец иначе как хмельный
Не воспевал оружья. «На Форум к колодцу Либона
Трезвым велю я идти, и петь воспрещаю угрюмым»;
10 Только я это изрек, уже непрестанно поэты
Ночью пьют в перепой, а днем попойкою пахнут.
Разве кто страшен суровым лицом, с босыми ногами,
Тогой короткой окутанный представляет Катона,
Может представить тебе добродетель и нравы Катона.
15 Надсадился Ярбит, Тимагену в речах подражая,
Как старался казаться он тонким и красноречивым.
Нас доступным примером прельщает порок; стань случайно
Бледен я, так тмин для бескровия пить они станут.
О подражатели, рабский вы скот, как часто волненья
20 Ваши желчь во мне, как часто смех возбуждали!
Первый я проложил свободный след по пустыне,
И ни за кем не шел по пятам. Кто себе доверяет,
Тот как вождь впереди. Паросские ямбы я первый
Лациуму указал в Архилоховом духе и метре,
25 Без содержанья его и речей поносящих Ликамба.
Но зато не венчай ты меня листвою помельче,
Что я размер изменить и строение песни боялся.
Музе стопы придала Архилоховы властная Саффо.
Придал их и Алкей, но с мыслью иной и порядком;
30 Он не ищет пятнать стихами зловредными тестя
И позорящей песней невесте петли не свивает.
Первый о нем, не воспетом другими, — лирик латинский
Я возвестил; приятно тому, кто новое вносит,
Чтеньем людей образованных стать и в руках их храниться.
35 Хочешь ли знать, почему неблагодарный читатель
Дома стишки мои хвалит и любит, бранит за порогом?
Я никогда не гонюсь за приветствием ветреной черни,
Расточая пиры, да подарки поношенным платьем.
Я благородных писателей чтец и защитник, считаю
40 Сонму грамматиков льстить у кафедр их недостойным.
Вот причина их слезь. Если я скажу: в многолюдных
Стыдно театрах читать ничтожные вещи и вздорам
Вес придавать, «Ты смеешься», скажут, «и хочешь для слуха
Зевса все это сберечь, считая что мед стихотворный
45 Лишь у тебя, так ты сам себе мил». На это боюсь я
Нос задирать, и чтоб ноготь борца не подрал меня острый,
Я кричу: «Не нравится место мне — бой отложите».
Ибо игра доводит до трепетных споров и гнева,
Гнев до суровой враждебности и до губительной битвы.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Послание XIX. К Меценату. Настоящее послание принадлежит по форме к самым причудливым произведениям Горация и требует особого внимания при усвоении хода мыслей. С своей стороны, мы не способны упрекать поэта в том, что считаем в нем достоинством. Поэтическое послание не деловое письмо, а поэзия, идущая по стезе жизни, которая тоже не тянет логическую нитку, а предоставляет желающему понять связь явлений, ее отыскивать. Связь нашего послания следующая. Все знают, и я не раз говорил, что хмель у поэтов возбуждает вдохновение. Не успел я это высказать, как весь цех стихоплетов стал напиваться. Так, вообще подражатели перенимают только внешнее, не заботясь о недосягаемом для них внутреннем. Гораций естественно останавливается на растяжимости слова подражать. Отыскивать каменный уголь в родной почве не значить только подражать иностранцам, но и становиться благодетелем стороны. Таким подражателем в поэзии, вносящим новое (см. 33) был у нас Ломоносов, а у римлян Гораций; но подражать стихотворению, картине, музыке самобытного художника так, что неопытный примет это за оригинал, вот подражание, против какого восстает Гораций. Но он повторяет, что творит не для темной толпы, а для людей эстетически образованных и знает, почему его Муза не имеет успеха среди критиков (грамматиков). Он не задабривает и не закликивает их благосклонности, а его скромность они считают высокомерием. Спорить с противниками, которые в дела литературный вносят личности, он отказывается.


Ст. 1. Гораций обращается к Меценату, как к знатоку в деле искусства. Вот что говорит Дедерлейн: «В первых 9 стихах послания я узнаю прежнее, иль в частном кружке известное стихотворение, или только начало такого. Быть может Гораций, вследствие насмешек Мецената, искал причудливо извинить собственную склонность к вину (I кн. посл. 14, 34) учеными доводами из мифологии и истории, что издревле эта склонность неразрывна со вдохновением и поэзией. Справедлива ли или нет эта догадка, очевидно, что своим (ст. 10). Только я это изрек, Гораций смотрит на сказанное как на определенную, готовую цитату, по обнародовании которой началось повальное пьянство в цехе подражателей. Кратин, (около 454 г. д. Р. X.) поэт старинной, аттической комедии. Его любовь к вину явствует из последней (423 г. д. Р. X.) блестящей комедии Пютина (фляга). В этой пьесе Комедия жалуется, что ее законный супруг Кратин изменяет ей для возлюбленной Меты (Выпивки), на что поэт возражает, что напротив в ней-то вся поддержка Комедии.

Ст. 4. Приняв поэтов под свое покровительство, Вакх причислил их к свите сатиров и фавнов.

Ст. 8. Колодец Либона смотр. II кн. сат. 6, 35.

Ст. 15. Тимаген из Александрии военнопленный, приобретший в Риме известность как историк и оратор при Августе, но за злой язык удаленный от двора. Современный Тимагену, земляк его из северной Африки, Ярбит, захотев подражать ему в громкой дикции, надсадился до калечества.

Ст. 23. Ост. Парос, родина Архилоха.

Ст. 25. Смотр, эпод. 6, 13.

Ст. 28. Лесбосская Саффо (627—570 до Р. X.) и современник ее Алкей заимствовали у Архилоха один только ямбический метр для собственного содержания.

Ст. 37. Чернь общества, считающего себя образованным, которая гораздо хуже и вредней чернорабочей.

Ст. 41. Выражение, вошедшее в поговорку, заимствовано у Теренция.

Ст. 44. Здесь Зевес Август.

Ст. 47. Как гладиатор, просящий отсрочки боя.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016