КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i vii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Глусский В. В. Кокотов А. Ю. Корчагин А. О. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Север Г. М. Тучков С. А. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/11Глусский В. В.


Хвалят другие — и пусть — славный Родос иль Митилену,
можно Эфес, двух заливов Коринф и
стены Вакховых Фив иль такие же у Аполлона
Дельфы иль Фессалии Темпе;
5 те есть, забота кому лишь град непорочной Паллады
песнью праздничной славить вечно,
сорванную везде на лоб представить оливу;
многий, Юнону почтивши, удобным
называет коням Аргос, богатствам — Микены;
10 мне не столь стойкий Лакедемон
и не перебьет обильной Лариссы поле,
но дом-грот Альбунеи звучной,
где стремглавый Аний и Тибурна роща, ручьями
влажны сады подвижными быстро.
15 Белый чтоб нот срывал от неба темного тучи
часто и не от дождей бременело б
вечных. Ты как мудрый закончи, помни, что надо
жизни труды и страшные скорби,
мягким, Планк, вином тебя, иль сверкая флажками
20 лагерь будет иль тени густые
Тибра держать твоего. Как Тевкр, Саламин (отчий дом свой)
бросил когда, но виски у Лиэя
влажные увязать бежит венком тополиным
то изрек друзьям устрашенным:
25 «Если что и несет Фортуна нам наставленьем,
мы пойдем, о любимые други,
не отчаимся мы, Тевкр вождь и прорицатель.
Точный Аполлон обещает
Саламина земле спор будущий ради Фортуны.
30 О, храбры претерпеть что хуже
мужи те, что со мной, вино — заботы изгнанье:
Завтра в путь по громадному морю».

[2/11Кокотов А. Ю.


Сияющий Родо́с, Эфес и Митилены
Пусть хвалят прочие в стихах;
Иль фессалийский дол, или Коринфа стены,
Стоящего о двух морях;

5 Пусть город девственной Паллады горделивый
В длиннейших одах воспоют —
Ведь на венки себе ветвей с ее оливы
Повсюду в Аттике нарвут;

Юноне в честь Аргос пусть хвалят лирой звучной,
10 Прославленных его коней;
Ни Спарта стойкая, ни край ларисский тучный
Мой дух не поразят сильней,

Чем Анио поток, в паденьи белопенный,
И гулкий альбунейский грот,
15 Сады фруктовые и лес вокруг священный.
Глядишь, с небес и сгонит Нот

Тьму этих туч долой — дождливых, мрачных, вечных —
Не сетуй, друже, замолчи,
И горечь терпкую печалей бесконечных
20 Вином разымчивым смягчи.

Изгнанник Тевкр друзьям, с печалью покидая
Отца и Саламин родной,
Венок из тополя на лоб свой возлагая,
Проговорил, слегка хмельной:

25 «Судьба грядущая отца едва ль жесточе,
Поплыли с Тевкром, в добрый час!
Есть новый Саламин за краем черной ночи —
Все с тем же именем — для нас.

Со мной терпели вы и худшие лишенья!
30 В вине потопим мы печаль,
И завтра уплывем, не чая возвращенья,
В бескрайнюю морскую даль».

2017 г.

[3/11Корчагин А. О.


Родос одни воспоют, а другим мила Митилена,
кто-то хвалит Коринф, что двумя омываем морями,
кто-то — Эфес, а кому-то по сердцу — Фивы,
Вакха прославленный град, а тот хочет Дельфам
5 и Аполлону гимн свой воспеть, тот Фессалии любит равнину.
Есть и те, для которых одно лишь занятье —
длинные оды Афинам слагать и масличные ветви
всё на чело возлагать. Кто-то Аргос, конями обильный,
хвалит в Юнонину честь да богатые златом Микены.
10 Ну, а меня ни стойкая Спарта, ни даже Лариссы
так не пленили поля, как эхо жилищ Альбунеи,
Анио, резвый поток, Тибурнова роща, а также
те ручейки, что сады вокруг орошают.
Как теплый ветер, что с юга летит, разгоняет
15 полчища туч и дождей с собой не приносит,
также и ты, мудрый Планк, отгони свои думы
сладким вином, если даже знамена
к битве зовут, иль густая поманит
Тибура милого тень. Даже Тевкр, что бежал с Саламина,
20 изгнанный злобным отцом, в день пред бегством
на увлажненные Вакхом виски возложивший
свой тополиный венок, так к скорбным друзьям обратился:
«Куда нас судьба ни пошлет (ведь лучше она, чем родитель),
с радостью мы поплывем, мои спутники. Вам же
25 нечего, други, бояться, коль Тевкр — ваш вождь и наставник.
Знайте, что нам обещал Аполлон прозорливый:
скоро на новой земле второй Саламин воссияет.
Храбрые спутники, помните: худшее мы претерпели.
Ныне вином вы свою отгоните кручину,
30 завтра мы выйдем в путь — в открытое море».

2014 г.

[4/11Орлов В. И.


Пусть прославляет иной знаменитый Родос, Митилену,
стены Коринфа, стрегущи два моря,
Вакховы Фивы, Эфес, или Дельфы, любезные Фебу,
иль Фессалии прекрасную Темпе.
5 Пусть песнопевец, чело украсив зеленой оливой,
хвалит Паллады девственной город.
Многие любят Аргос величать во славу Юноны,
коням пригодный, Микены богаты.
Самая Спарта меня не прельстит красотою суровой;
10 ни плодородное поле Лариссы
столько порадует, сколько места Альбунеи стенящей,
быстрый где Анио мчится с утеса,
где сенисто главу лес Тибурна вознес, где виются
светло ручьи по садам плодоносным.
15 Полно, Мунаций, скорбеть; всегда ли ветер с полудня
гонит к нам ливень и бури? Сколь часто
он с омраченных небес непогоду, туманы сгоняет!
Где бы ты ни был, в шатрах ли военных,
средь знамен боевых, иль под тенью Тибура густою:
20 мудрый повсюду, печальные думы,
жизни заботы губи в веселой Эвия чаше!
Тевкр саламинский пример пред тобою:
гневом отца из родимой страны гонимый в чужбину,
спутников так утешал он печальных,
25 влажну Лиэем главу увенчав тополевой ветвью:
«Други, куда б ни вела нас судьбина,
будьте надежны: Тевкр впереди вас, Тевкр вам защита!
Раз обещанное Фебом свершится:
чуждые страны дадут нам отчизну, лучшую первой.
30 Храбрые! Больше со мной вы терпели!
Ныне гоните вином прискорбье разлуки, а завтра
пустимся снова в пространное море!»

Впервые: «Вестник Европы», М., 1824, ч. 138, № 24, с. 302—303.

Ода VII. К Мунацию Планку. (Размером подлинника.) (Посв. В. Л. Кажевникову.)

[5/11Порфиров П. Ф.


Пусть иные возносят лазурный Родос, Митилены,
Хвалят Эфес ли, Коринф ли двуморский,
Фивы ли, славныя Вакхом, иль Дельфы — своим Аполлоном,
Или долину в Фессалии — Темпе.
5 Есть и такие поэты, у коих одна лишь забота —
Вечно петь город безбрачной Паллады
И, пожинаемой всюду, увенчивать кудри оливой.
Многие славят во имя Юноны
Пышный конями Аргос и обильные златом Микены.
10 Мне же не столь Лакеде́мон суровый
И не столь мне приятны поля плодоносной Лариссы,
Как Албунеи звонкоголосой
Грот, или Аний стремительный, или тибурския сени
С рощей фруктовой у быстрых истоков.
15 Как и нот светлоструйный сгоняет с угрюмаго неба
Тучи — и землю не вечно дождит он, —
Также, о Планк мой, и ты не забудь, как премудрый, похмельем
Горе размыкать и тягости жизни
Ныне-ль, когда тебя лагерь, знаменами блещущий, принял,
20 Иль как тенистый Тибур тебя встретит.
Так, убегая когда-то от гнева отца с Саламина,
Тевкр — по преданью — в дороге украсил
Листьями тополя пышно свой лоб, увлаженный Лиэем —
И обратился к товарищам грустным:
25 «Спутники-други! плывемте, куда-бы ни бросил нас жребий,
Всетаки лучший, чем в доме отцовском;
Нечего вам опасаться — Тевкр вождь вам и Тевкр прорицатель,
Вот что вещал Аполлон непреложный:
«Будет другой Саламин и на новой земле он возникнет».
30 Храбрые мужи, терпевшие часто
Горшее вместе со мною, вином прогоните заботы,
Завтра же — снова в безбрежное море!

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Мунацию Планку. Л. М. Планк, сперва сражавшиеся под знаменами Антония, перешел потом на сторону Октавиана. В конце концов, он решился уехать в Грецию или в Малую Азию, чтобы не принимать участия в политических делах. Гораций убеждает Планка не уезжать, а наслаждаться жизнью в Тибуре, где у Планка было поместье.


Ст. 12. Нимфа.

Ст. 22. Брат Аякса, сын Теламона. После возвращения из-под Трои, он был изгнан с Саламина своим отцом за то, что не отмстил за смерть своего брата Аякса, и долго скитался но морю, пока не основал Новаго Саламина на о. Кипре.

[6/11Север Г. М.


Ясный пусть Родос поют, Митилены пусть хвалят другие,
хвалят Эфес и Коринф у двуморья,
Вакха фиванские стены, поют Аполлоновы Дельфы
знатные пусть, фессалийскую Темпе —
5 только заботы другим и хватает столицу Паллады
девственной вечными песнями славить,
лоб украшая венцом отовсюду добытой оливы.
Кто увлечен восхваленьем Юноны
славит коням благодатный Аргос, золотые Микены;
10 так не пронзает меня закаленный
Лакедемон, и простор не пронзает цветущей Лариссы,
как Альбунеи чертог многозвучный,
Тибура роща, стремительный ток Аниона и сочных
берег зыбучий садов плодоносных.
15 Ясному Ноту подобно — который с тяжелого неба
тучи, дождя не пролив, разгоняет
часто — и ты, разумея, печали и тягости жизни
легким вином отгонять научайся —
будь то в орлами сверкающем лагере, Планк, или дома
20 в Тибура тенях, густых дорогого.
Из Саламина, покинув отца, убегающий Тевкр,
все же вином увлажнив себе кудри
и увенчав, говорят, тополиной короной, такое
молвил печальным соратникам слово:
25 «Нас бы куда ни помчала судьба, награждая уделом
лучшим отцова, — мы выйдем в дорогу!
Духом не падайте! С Тевкром-вождем, покровителем-Тевкром
нам Аполлон обещал непременно —
в новых второй обретем Саламин неизведанных землях.
30 О храбрецы, тяжелей что несчастья
часто терпели со мною, вином отгоните заботы —
завтра в огромное снова нам море!»

2008 г.

К Планку. Л. Мунаций Планк (87—15 до н.э.) — один из примеров государственных деятелей, которые сумели пережить опасные времена переходя со стороны на сторону. Планк участвовал в галльском походе Цезаря и в гражданской войне против Помпея; после смерти Цезаря в 44 (в это время Планк был проконсулом в Галлии Волосатой) он сначала присоединился к партии Цицерона, затем перешел к Октавиану, затем перешел к Антонию.

В 42 стал консулом вместе с М. Эмилием Лепидом (об этом консульстве упоминается в «Одах» III XIV). Затем с 40 был проконсулом в Азии; затем (во время армяно-парфянского похода Антония в 36, целью которого была месть за смерть Красса в 53) — проконсулом в Сирии. Когда кампания Антония против парфян провалилась, Планк, накануне битвы при Акции (31), предпочел снова оставить республиканцев и вернуться к Октавиану.

Согласно Светонию, Планк предложил Октавиану принять титул Августа (27). В 22 Август назначил его префектом Рима (возможно, чтобы привязать к себе окончательно) и, вместе с Л. Эмилием Лепидом Павлом, цензором (в котором ни Планк, ни Лепид не проявили себя должным образом; возможно, по этой причине полномочия цензора впоследствии принимал только сам принцепс). Планку адресовано несколько писем Цицерона. Надпись на надгробии Планка сообщает, что он основал два города: Аугуста Раурика (44) и Лугдунум (43), и что в июне 43 прошел через Альпы на территории совр. Дофине.

Планк, последовательно служивший и изменявший Цезарю, Октавиану, Антонию и вновь Октавиану, очевидно, столкнулся с ситуацией когда перестал пользоваться доверием принцепса. Скорее всего по этой причине ему пришлось оставить политику и удалиться в Тибур, место своего рождения. Гораций адресует Планку оду, в которой призывает забыть неприятности (и, возможно, опасения о собственной безопасности), обратиться к спокойной жизни вне политики, общению с друзьями.

Композиция оды — характерная для Горация двухчастная, где две внешне контрастные части связаны единством общего образа. В данном случае части представляются настолько контрастными, что уже во время Порфириона (начало III в. н.э.) допускалось, что со ст. 15 начинается другая ода. (Порфирион по этому поводу замечает: «Некоторые считают, что это [уже] другая ода, но это [все] та же».)

В первой части (ст. 1—14) перечисляются прославленные достопримечательности греческого мира — остров Родос, города Аргос, Афины, Дельфы, Коринф, Ларисса, Микены, Митилены, Фивы, Эфес, государство Спарта, долина Темпе в Фессалии. (Эти места представляли собой своего рода «обязательную программу паломничества» для молодого знатного римлянина, которые, следуя традиции, завершали образование в Греции.) В то же время перечисляемые места были, очевидно, хорошо известны Планку по временам службы у Октавиана, затем Антония, затем снова Октавиана. Во второй части (ст. 15—32) приводится история Тевкра, который, по возвращении с войны, не смог остаться на родине и был вынужден уехать в чужие края, чтобы основать там «вторую родину».

Ода — обычный для Горация пример многоплановости образа; конкретные реалии первого плана синтезированы с «общефилософской моралью» второго. В отношении Планка Гораций (в частности, в свете утраченного доверия Октавиана) утверждает, что, имея подобную биографию, Планку остается либо обратиться к частной жизни и довольствоваться спокойствием в родных местах, либо удалиться в неизведанные края и там, наконец, устроить все как ему нравится. История Тевкра предлагает Планку смириться с «уделом отца» — нерасположением Августа, и начать «все сначала» — построить свой новый Саламин. За образом Тевкра, возможно, скрывается деталь биографии Планка, о которой сейчас неизвестно, и о которой Гораций напоминает Планку в связи утратой доверия Августа.

Утверждения в отношении общего для Горация традиционны; в данном случае, в плане адресации Планку, сводятся к двум положениям. 1) Человеку, стремящемуся к достойной жизни, не пристало гоняться за сиюминутными преимуществами; достоинства и блага, разбросанные по миру, прекрасны, но подлинное благо всегда находится внутри самого человека. Подобно тому как родной дом всегда ближе прославленных стран, настоящая жизнь строится не с теми кто преуспевает в данный момент, а с теми кого ты можешь назвать другом. 2) Не следует поддаваться унынию; жизнь закончится только со смертью, неприятностям рано или поздно придет конец.

Акцент на греческом окружении, характерный для Горация вообще, в данном случае подчеркивает тенденцию римлян стяжать славу (и военную, и политическую, и литературную) посредством достижений греческой культуры; здесь подчеркивает неодобрительное отношение Горация к переменчивости Планка (ст. 1—7). Веллей Патеркул, «Римская история» II LXIII (3):

Планк, отличавшийся вероломством, долго боролся с самим собой, мучаясь сомнениями к какой партии примкнуть — то был пособником консула-десигната Д. Брута, своего коллеги; то писал письма, пытаясь продаться Сенату, а потом предал и его...

«Римская история» II XCV (3):

Перед тем в раздорах прошло цензорство Павла и Планка, не принесшее ни почета им самим, ни пользы государству, ибо у первого не было цензорской энергии, а у второго — жизни, достойной цензора. Павел с трудом мог выполнять обязанности цензора, а Планк должен был бояться цензуры — ведь среди обвинений, выдвигаемых им против молодых людей (или выслушиваемых от обвинителей) не было такого, которое не имело бы отношения к нему, старцу.

Гораций, «Оды» III XIV, 27—28:

Не смирился б я перед этим, юный,
в консульство Планка!
Светоний, «Божественный Август» VII (2):

Впоследствии он принял имя Г. Цезаря и прозвище Августа — первое по завещанию внучатного дяди, второе по предложению Мунация Планка. Другие предлагали ему тогда имя Ромула, как второму основателю Рима, но было решено, что ему лучше называться Августом — это было имя не только новое, но и более возвышенное, потому что почитаемые места, где авгуры совершали обряд освящения, также называются «августейшими» (augusta) — или от слова «увеличение» (auctus), или от полета или кормления птиц (avium gestus gustusve); это показывает и стих Энния: «По августейшем гаданье основан был Рим знаменитый».


1. Ясный. Clarus: 1) светлый, ясный, тж. разгоняющий тучи; 2) знаменитый, знатный, известный, славный. Родос назывался clarus из-за солнечного климата. Лукан VIII, 247—248:

Ветер вдохнув, мимо Книда бежит и мимо Родоса —
острова солнца...

Плиний Старший, II LXII:

Кроме того, некоторым местам присущи некоторые характерные явления — росистые ночи весной и летом в Африке; в Италии в Локрах и на озере Велин ни одного дня не бывает без радуги; на Родосе и в Сиракузах никогда не бывает таких облаков, чтобы хотя бы час не было видно солнца.

2. Коринф у двуморья. Bimaris; ἀμφιθάλασσος (двуморный). Эпитет, который чаще всего использовался в отношении Афин. Коринф расположен на Коринфском перешейке, который с одной стороны омывается Коринфским заливом Ионийского моря, с другой — Сароническим Эгейского.

3. Вакха фиванские стены. Фивы считались городом Вакха, т.к. согласно мифам он там родился.

3. Аполлоновы Дельфы. Дельфы считались городом Аполлона. В Дельфах Аполлон основал свое прорицалище и Пифийские игры в свою честь.

4. Темпе. Аполлон на четвертый день после рождения убил змея Пифона, опустошавшего окрестности Дельф; для очищения от убийства был на девять лет изгнан в Темпейскую долину.

5. Столицу Паллады. Афины, которые считались городом Афины-Паллады.

6. Вечными песнями. Эпическими поэмами. Perpetuus: 1) посвященный событиям, которые необходимо увековечить; 2) неисчислимый в числе и неизмеримый в размерах. Ирония в отношении гипертрофированной популярности греческой эпической поэзии среди римских поэтов и отсюда бесконечных подражаний ей. Относительно Планка — неодобрение в отсутствии собственного «стержня».

7. Оливы. Олива была посвящена Афине-Палладе; оливковые венки давались в награду за достижения в области искусства. Отовсюду добытой. Сами греческие поэты, славящие Афины, занимались главным образом компиляцией из различных источников о мифической и легендарной истории Афин. Относительно Планка — неодобрение в попытках стяжать славу стараясь успеть за каждым удачливым.

9. Коням благодатный. Aptum equis; «подходящий коням». Имитация «богатого конскими пастбищами Аргоса» у Гомера («Илиада» II, 287): Ἄργιος ἱπποβότοἱς. Золотые Микены. Имитация «многозлатных Микен» у Софокла («Электра», 9): Μυκήνας τὰς πολυχρύσους. Две эти имитации — своеобразная иллюстрация к «отовсюду добытой оливе» в ст. 7.

9. Аргос и Микены считались городами Юноны.

10—11. Закаленный Лакедемон. Общество Спарты отличалось высокой дисциплиной и суровостью законов.

11. Ларисса расположена на берегу р. Пеней, долина которой в древности была прославлена как очень плодородная территория.

11. Не пронзает. Nec percussit. Характерное для античного мировоззрения выражение действия эмоций посредством глаголов, денотирующих удар, нанесение раны и т.п. Влияние прослеживается во многих современных языках, ср. в русск. «пронзительный восторг».

12. Альбунеи. Альбунея входила в список наиболее почитаемых сибилл, составленный Варроном; в пересказе у Исидора Испанского, «Этимологии» VIII (6):

Восьмая — геллеспонтская, родившаяся в троянских полях, во времена, как пишут, Солона и Кира; девятая — фригийская, которая предрекла Анкире; десятая — тибуртинская, по имени Альбунея...

(Анкире. Анкира, совр. Анкара.)

12. Грот, из которого брала начало р. Альбунея и в котором, соответственно, жила нимфа реки. Также возможно, что подразумевается посвященный Альбунее храм, развалины которого сохранились на скале над источником. Domus Albuneae (дом Альбунеи) может значить собственно «жилище Альбунеи» и находиться на Альбуле — богатом серой притоке Аниона, недалеко от Тибуртинской дороги, ведущей из Рима в Тибур (ср. у Вергилия, одновременно о звучности и «серности» источника). В общем значении — собственно место в Тибуре где жил Планк. Вергилий, «Энеида» VII, 81—84:

Царь в тревоге спешит обратиться к оракулу Фавна,
вещего старца-отца вопросить в лесу Альбунейском —
самом большом из лесов, где звенит источник священный,
воздух смрадом своих испарений густых заражая...

13, 20. Тибура роща. В Тибура тенях. Священная роща по соседству с г. Тибур, посвященная Тибуру. По преданию, Тибур был основан в XIII в. до н.э. как аргивянская колония, за одно поколение до Троянской войны, Катиллом и Кором — двумя сыновьями (или внуками) аргонавта и прорицателя Амфиарая. Они назвали город в честь своего брата Тибура. Сам Тибур стал божеством-покровителем города. Вергилий, «Энеида» VII, 670—672:

Следом два близнеца покидают Тибура стены
(город был так наречен в честь Тибуртия, третьего брата) —
пылкий Кор и Катилл, молодые потомки аргивян...

13. Стремительный. Praeceps: 2) быстрый, стремительный; 3) легко увлекаемый, рискованный. Аллюзия на непостоянство Планка.

14. Местность Тибура славилась фруктовыми садами, которые упоминаются у многих авторов.

15. Ноту. Notus. Южный ветер.

15. Многие ветры считались «двойными»; в одно время приносили ненастье, в другое — ясную погоду. Здесь собственно Нот (Notus; Νότος), несший тучи и ливни, и «ясный» Нот (Notus albus; от Λευκόνοτος, «белый Нот»), наоборот прояснявший небо. О «белости» ветров ср. candidus Favonius, «белый Фавоний» («Оды» III 7, 1); albus Iapix, «белый Япиг» («Оды» III 27, 19). Образ ветра, который в одно время приносит тучи, в другое их сам разгоняет, в античном мировоззрении был очень важен как символ целостного устройства мироздания. Разрушение и созидание, несчастье и счастье происходят от одного источника; критерием всего является время и субъективная оценка.

19. Орлами. Aquila. Орел; знак легионов, украшенный золотом и серебром. В лагере устанавливались перед преторием, палаткой полководца.

23. Тополиной короной. Тополь был посвящен странствующему Гераклу. Тевкр надевает тополиный венок как изгнанник; в данном случае собирающийся совершить подвиг, достойный подвига Геркулеса — основать новый город. Феокрит, «Идиллии» II, 120—121:

В светлых венках тополевых; священные листья Геракла
мы бы украсили пышно, пурпурною лентой обвивши...

25—26. Уделом лучшим отцова. Которым наградил Тевкра отец, Теламон. Теламон послал Тевкра и Аякса на Троянскую войну, предписав ни одному не возвращаться без брата. Аякс погиб во время осады Трои; когда Тевкр вернулся домой, Теламон проклял его и изгнал — потому, что не сохранил брата, и что, не сохранив брата, не отомстил за него. Тевкр собрал боевых товарищей и уехал на Кипр, где основал второй г. Саламин. Вергилий, «Энеида» I, 197—200:

Всех вином оделив, он скорбящих сердца ободряет:
«О друзья! Нам случалось с бедой и раньше встречаться!
Самое тяжкое все позади — и нашим мученьям
бог положит предел...»

28. Нам Аполлон обещал. Оракул при храме Аполлона в Дельфах. Дельфийский оракул, которым заведовала жрица (пифия), был одним из главных прорицалищ в эллинском мире; перед тем как покинуть родину, Тевкр должен был посетить оракул с вопросами о своей дальнейшей судьбе, что он сделал.

29. Построим второй Саламин на Кипре. Здесь Саламин — ambiguus: 1) второй, другой; 2) спорный, неясный относительно своего исхода. Одна из интерпретаций образа: еще посмотрим о каком Саламине будут говорить; какой из этих Саламинов будет больше прославлен.

30—31. О храбрецы... со мною. В основе обязательного оптимизма древнего героя традиционно лежит положительный опыт пережитых тягостей. Гомер, «Одиссея» XII, 108—210:

Мы ли, друзья, не успели ко всяческим бедам привыкнуть!
Право же, эта беда, что пред нами, нисколько не больше
той, когда нас циклоп в пещере насильственно запер...

«Одиссея» XX, 18—20:

Сердце, терпи! Ты другое еще погнуснее стерпело
в день тот, когда пожирал могучих товарищей наших
неодолимый циклоп...

[7/11Тучков С. А.


Пусть иные воспевают
Славный Родос иль Эфес,
Митилену прославляют
И Коринфу до небес.

5 Пусть поют стовратны Фивы,
Бахусов где виден трон,
Пусть поют места счастливы,
Где родился Аполлон.

Остров Делос, где сияет
10 Фебов храм в лучах златых;
Пусть Фессалия рождает
Славны песни для иных.

Целомудренной Паллады
Пусть величие поют,
15 И ее прекрасны грады
Всех превыше в свете чтут.

Пусть Юноны в честь иные
А́ргос вспоминают ей,
Паствы коего драгие
20 Быстрых нам дают коней.

Не прельщаюсь я Миссеной,
Всех обильнейшей сторон;
И суровостью надменной
Славою Лакедемон —

25 Но местами, где шумящий
Альбуен валы стремит,
Ания где ключ гремящий
Низвергаяся кипит.

Больше Тиволи отрады
30 Представляют мне собой;
Их прелестны вертограды
Счастье кажут и покой.

Не всегда рождает бури
Ветр полдневный на горах;
35 Часто мрачный вид лазури
Развевает в облаках.

Где б судьба ни приказала,
Быть тебе в каких местах,
Знамя ль Марса представляла,
40 Или тень в твоих садах;

В Тиволи твоей прекрасной —
Вид приятнейших лесов,
Где источников вид ясный
Вьется, блещет меж кустов.

45 Планкус, зри пример природы,
Коль премудрым хочешь быть;
Не лишай себя свободы,
Тщись в вине печаль топить.

Как бежал из Саламины,
50 Видя гнев отца, Тевсер —
Говорят, что не единый
Показал сему пример.

Говорят, что он, напившись,
Гедеро́й себя венчал,
55 И, с отечеством простившись,
Тако спутникам вещал:

«Пусть нам путь являет счастье
Благосклоннейше отца,
О друзья! Зря мрак ненастья,
60 Не крушите вы сердца.

Пусть надежда нас питает,
С ней далёко мы пойдем,
Если всяк из вас желает
Зреть меня своим вождем.

65 О друзья! Знаменованья
Будут вас мои хранить!
Съединяйте вы желанья
И стремитесь дале плыть.

Мы другую Саламину
70 Лучше прежней утвердим;
Аполлон крепит судьбину
Уверением своим.

Много вы со мной вкусили
Грусти, скуки, лютых бед;
75 Все несчастья преносили
И морей свирепых вред.

Бахуса приятной влагой
Мы себя да укрепим;
Завтра мы еще с отвагой
80 Волны страшны пролетим!»

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1861, ч. 1, с. 55—58.

Ода VI. К Планкусу. Похваляя пребывание в Тиволи, советует ему для прогнания грусти не забывать о вине.


Планкус Мунатий. Сенатор римский.

Ст. 9. Родос. Остров в средиземном море; был посвящен Венере. Оный известен и ныне под сим же именем.

Ст. 2. Эфес. Знаменитый город в Азии, был славен храмом Дианы. Ныне бедная деревня во владении турецком, и называется Ониалук.

Ст. 3. Митилена. Остров и город того ж имени в Архипелаге. Ныне называется Метелина, а в глубокой древности известен был под именем острова Лезбоса. На оном отправлялись славные игры в честь Аполлона.

Ст. 4. Коринф был знаменитейший город в Архипелаге, в коем находился славный храм Минервы; ныне во владении турок, и ничто иное как деревня, известная под именем Коранты или Жеремы.

Ст. 5. Фивы. Славный город в Беоции, основанный Кадмом, а стены оного построены были звуком лиры Амфиона. Ныне область сия называется Ливадия во владении турецком; город же совсем разорен.

Ст. 9. Делос. Ныне называется Здиль, остров в Архипелаге; был славен храмом Аполлоновым, теперь же по причине морских разбойников вовсе необитаем.

Ст. 11. Фессалия. Часть Македонии на берегу архипелагском, славна была храмом Муз; ныне во владении турецком, известно под именем Янна.

Ст. 18. Аргос, город Морейский, что в Саккании. Был весьма славен в древности, ныне же малое селение и называется Арго.

Ст. 21. Миссена, или Мессина. Славный город и область в Сицилии.

Ст. 24. Лакедемон, или Спарта. Славный в древности город, составлявший особую республику; находился в Морее, и ныне довольно многолюден и богат, называется же Мизитра.

Ст. 26. Альбуен. Речка в Тиволи.

Ст. 27. Анио, или Тиверон. Река в папском владении, протекающая чрез Тиволи и впадающая в Тибр неподалеку от Рима.

Ст. 29. Тиволи, или Тибур. Древний и знаменитый город в Италии, в Кампании римской; ныне еще видны многие великолепные остатки оного и славный водопад, составляемые рекою Тивероной.

Ст. 49. Саламина. Остров и город в Средиземном море.

Ст. 50. Тевсер, сын Теламона и Гезионы. Выгнан был отцом его из Саламины за то, что он не воспрепятствовал брату Аяксу убить самого себя; прибыл наконец на остров Кипр и построил новый город, который назвал Саламиной.

[8/11Фет А. А.


Хвалят иные Родос знаменитый, или Митилену,
Или Эфез и морского Коринфа
Стены, иль Вакховы Фивы, или Аполлоновы Дельфы
Славныя, иль Фессалийския Темпы,
5 Только заботы другим целомудрой Паллады столицу
Песнею вечною славить и столько
Щипанной всеми себе увенчивать кудри оливой!
Многие хвалят, во славу Юноны,
Громкий конями Аргос да Микены, богаты златом.
10 Мне же не нравится так Лакедемон,
Преданный строгим трудам, ни поля плодоносной Лариссы,
Как говорливый чертог Албунеи,
Анио быстротекущий, да роща Тибура и тени
Влажных садов над живыми ручьями.
15 Как нередко и Нот сгоняет с туманного неба
Тучи не вечно дождями чреватый,
Так подумай и ты прекратить, рассудительный Планк мой,
Всяки скорби и трудности жизни
Нежным вином: задержали ль тебя золоченые знаки
20 Лагеря, или широкою тенью
Твой Тибур приманит. Покидая отца в Саламине,
Тевкр, однако же, все (по рассказу)
Тополем свежим чело, окропленное Вакхом, увивши,
Так к печальным друзьям обратился:
25 «Счастье добрее отца! Какой оно путь нам укажет,
Так и пойдемте, товарищи-други.
Что сокрушаться, коль Тевкр — предводитель и Тевкр — предвещатель.
Сам Аполлон обещал непреложно
В новой стране потемнить Саламина давнишнюю славу.
30 О достойные, много со мною
Горя терпевшие мужи, вином прогоните печали!
Завтра опять в беспредельное море.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. VII. Мунаций Планк, к которому Цицерон написал нисколько писем, родился в Тибуре. Он попеременно сражался под знаменами Антония, от которого потом перешел к Октавию и расточительно провел остаток жизни своей в Риме. Вот одна из причин, по которой стихотворение это относят к 714 году, ко времени военного поприща Планка, когда Горацию можно было убеждать его утишиться вином — совет, который в последствии был бы бесполезен.


Ст. 1. Родос славился торговлей и искусствами; Митилена, на острове Лесбосе, известна была красотою местности и зданий.

Ст. 2. Коринф между двух морей, Эгейского и Ионического.

Ст. 4. По Темпейской долине между Олимпом и Оссой протекал Пеней.

Ст. 5. Афины.

Ст. 9. Аргос, Микены и Спарта, любимые города Юноны.

Ст. 11. Ларисса, в Фессалии, отличалась плодородием.

Ст. 12. У источника того же имени, близь Тибура, был храм Нимфы Албунеи.

Ст. 14. Тибур основан на берегу реки Анио аргивцем Тибуром, или Тибурном, в северной части Лациума, в 16 милях от Рима, и славился плодородием и красотой местности, по причине множества ручьев, орошающих его поля. Гораций часто упоминает о нем.

Ст. 15. Нот, см. I. 3, 13.

Ст. 22. Тевкр, изгнанный отцом своим Теламоном, царем саламинским, за то, что он против отцовскаго повеления вернулся из-под Трои без брата Аякса, отправился на остров Кипр и основал, согласно прорицанию Аполлона, город, который назвал Саламином же.

[9/11Церетели Г. Ф.


Пусть, кто хочет, поет дивный Родос, поет Митилену,
Или Эфес, иль Коринф у двуморья,
Вакховы Фивы поет, иль поет Аполлоновы Дельфы,
Или дубравы Темпейской долины.
5 Только заботы и есть у других, чтобы вечною песнью
Славить столицу безбрачной Паллады,
Ветки оливы себе на венок отовсюду срывая;
Третьи, во имя державной Юноны
Конный восхвалят Аргос и с ним золотые Микены.
10 Мне же не по сердцу стойкая Спарта
Иль фессалийский простор полей многоплодной Лариссы:
Мне по душе Альбунеи журчанье,
Быстрый Анио ток, и Тибурна рощи, и влажный
Берег зыбучий в садах плодовитых.
15 Ясный Нот не всегда приносит дожди проливные —
Он же порою и тучи разгонит.
Помни об этом, о Планк! Печали и тягости жизни
Нежным вином разгонять научайся,
Если владеет тобой значками блистающий лагерь
20 Или Тибур приманил густотенный.
Тевкр, когда покидал Саламин и отца как изгнанник,
Все же вином увлажнил свои кудри
И, возложивши на них венок из тополя веток,
Так обратился к друзьям огорченным:
25 «О, куда бы судьба, что отца добрее, ни мчала —
Смело вперед, о соратники-други!
Где предводителем Тевкр, где боги за Тевкра, крушиться
Нечего: сам Аполлон непреложно
Нам обещал на новой земле Саламин неизвестный.
30 Вы, храбрецы, что со мною и раньше
Много горя снесли, вином отгоните заботы, —
Завтра опять в беспредельное море!»

«Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 16—17.

Ода 7. К Мунацию Планку. Размер: I Архилохова строфа. Мунаций Планк — полководец и политик, последовательно служивший и изменявший Помпею, Цезарю, Октавиану, Антонию и вновь Октавиану.


Ст. 20. Тибур — основанный легендарным Тибурном, с рекою Анио и ручьем Альбунеей — модное дачное место в 25 километрах от Рима.

[10/11Церетели Г. Ф.


Пусть кто хочет поет дивный Родос, иль Митилену,
Или Эфес, иль Коринф у двуморья,
Фивы, град Вакха, поет, иль поет Аполлоновы Дельфы
Славные, иль Фессалийскую Темпу.
5 Только заботы и есть у других, чтобы длинною песнью
Славить столицу безбрачной Паллады
И украшать чело отовсюду взятой оливой.
Кто восхвалением занят Юноны,
Конный пусть славит Аргос и с ним золотые Микены.
10 Мне же не так по душе терпеливый
Лакедемон и простор полей многоплодной Лариссы,
Как Албунеи чертог говорливой,
Быстрый Анио ток, и Тибурна рощи, и влажный
Берег зыбучий в садах плодовитых.
15 Как иногда ясный Нот гонит тучи с туманного неба
И не всегда он дожди порождает,
Так же и ты, мой Планк, и печали и тягости жизни
Нежным вином разгонять научайся,
Если владеет тобой значками блистающий лагерь,
20 Или Тибур приманил густотенный.
Тевкр, когда покидал Саламин и отца, как изгнанник,
Все же вином увлажнил свои кудри
И, возложивши на них венок из тополя веток,
Так обратился к друзьям огорченным:
25 «Нас куда бы ни мчала судьба, что родителя лучше,
В путь мы пойдем, о соратники-други, —
Где предводителем Тевкр, где боги за Тевкра, крушиться
Нечего: ведь Аполлон непреложно
Нам обещал на земле обрести Саламин неизвестный.
30 Вы, храбрецы, что со мною и раньше
Много горя снесли, вином отгоните заботы, —
Завтра опять в беспредельное море!»

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 34—35.

Ода 7. Обращена к Луцию Мунацию Планку, известному крайней политической неустойчивостью и переходами из одной партии в другую. В конце концов он перешел на сторону Октавиана и в 27 году подал мысль о поднесении ему титула Августа. Размер: 1-я Архилохова строфа.

[11/11Шатерников Н. И.


Будут иные хвалить Родос, Эфес, Митилену,
Стены Коринфа, у моря двойного,
Фивы, Вакхову сень, или Дельфы, где храм Аполлона,
Иль фессалийскую Темпе — долину.
5 Есть и такие, что град непорочной прославят Паллады
В песне своей, непрерывно звучащей,
Только б венок получить из оливы, что рвут отовсюду.
Тот, у кого наичтима Юнона,
Конеобильный Аргос назовет, золотые Микены.
10 Но не влечет меня к Спарте суровой
Иль к плодоносным полям, что Лариссу кругом облегают, —
Грот Альбунеи звучащий люблю я,
Мой Аниэн, что бежит так стремительно, рощи Тибурна,
Влажных садов говорливые струи.
15 Как убегают с небес облака от приятного Нота, —
Он беспрерывных дождей не наводит, —
Так же и ты научись, как мудрец, принести разрешенье
Жизни трудам и печальным раздумьям
Сладким, — о, Планк мой, — вином, где б ты ни был: сверкает ли лагерь
20 Лесом знамен вкруг тебя, иль густая
Тибура роща кругом. От отца убежав с Саламина,
Тевкр, опоясав венком тополевым
Лоб, увлажненный вином, — говорится в преданьи, — утешил
Милых товарищей, грустью объятых:
25 «Рок бы куда ни помчал (он добрее родителя будет),
Всюду пойдем мы, товарищи-други!
Места отчаянью — нет! Будет Тевкр и вождем, и провидцем,
Верное дал Аполлон обещанье:
Новый себе Саламин вы на новой земле обретете».
30 Храбрые мужи! Вы худшего много
Раньше узнали со мной... Так рассейте вином вы заботы.
Завтра же — снова в огромное море!»

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

ОДА 7. Обращена к Луцию Мунацию Планку.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016