КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii vii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Анненский И. Ф. Голосовкер Я. Э. Крачковский В. Н. Порфиров П. Ф. Фет А. А. Церетели Г. Ф. Шатерников Н. И.

[1/8Анненский И. Ф.


Астерия плачет даром —
Чуть немножко потеплеет —
Из Вифинии с товаром
Гига море прилелеет...

5 Амалфеи жертва бурной,
В Орик Нотом уловленный,
Ночи он проводит дурно,
И озябший, и влюбленный.

Пламя страсти — пламя злое,
10 А хозяйский раб испытан:
Как горит по гостю Хлоя,
Искушая, все твердит он

Мол, коварных мало ль жен-то
Вроде той, что без запрета
15 Погубить Беллерофонта
Научила мужа Прета,

Той ли, чьи презревши ласки,
Был Пелей на шаг от смерти.
Верьте сказкам или не верьте —
20 Все ж на грех наводят сказки...

Но не Гига... Гиг крепится:
Скал Икара он тупее...
Лишь тебе бы не влюбиться
По соседству, в Энипея, —

25 Кто коня на луговине
Так уздою покоряет?
В желтом Тибре кто картинней
И смелей его ныряет?

Но от плачущей свирели
30 Все ж замкнись, как ночь настанет...
Только б очи не смотрели,
Побранит, да не достанет...

Впервые: Анненский И. Ф., «Тихие песни», СПб., 1904, с. 89.

[2/8Голосовкер Я. Э.


Гиг вернется, не плачь! Ветры весной тебе,
Астерия, примчат верного юношу, —
А товары какие
Вывез Гиг из Вифинии!

5 Гиг вернется, — его к берегу Орика
Нот свирепый занес в пору безумства бурь.
Там в холодной постели
Ночь за ночью он слезы льет.

Был подослан женой юной хозяина
10 К Гигу сводник. «Больна Хлоя, несчастную
Твой же пламень сжигает, —
Так посол улещал его

И преданьем пугал: — Вспомни, поддался Прет
Злым наветам жены блудной и чистого
15 Сердцем Беллерофонта
Торопливо на смерть послал.

Близок был и Пелей к мрачному Тартару:
Ипполиту отверг. Гибель настигла бы,
Но...» Всё новые были
20 Греховодную нить плели.

Тщетно! Глух, как скала дальней И кари и,
Гиг внимает словам. Сердцем он тверд. И ты
Эпинею, соседу,
Не дари, Астерия, глаз.

25 Он наездник лихой! Пусть же гарцует он!
В поле Марсовом нет равных соперников, —
Пусть пловцов пересилит,
Рассекая ладонью Тибр, —

Только к ночи запри дверь, не выглядывай
30 Из окна на призыв флейты и, жалобы
И упрек принимая,
К переулку жестокой будь.

Впервые: «Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 51—52.

Ода 7. Астерия и Гиг.

[3/8Крачковский В. Н.


Зачем, Астерия, ты плачешь по Гигине?
Весной вернут тебе его зефиры,
обогащенного вифинскою добычей
и верного тебе.

5 Теперь в Орикуме, под бурным Козерогом,
проводит ночи он в тоске, в слезах обильных —
меж тем посланный его хозяйки юной,
влюбившейся в него,

приходит что ни день и говорит о Хлое —
10 что, бедная, горит и страждет бесконечно,
и всячески его, коварный, искушает —
о Прета, говорит

жене, которою Беллерофонт был послан
на смерть, судьбу потом Пелея вспоминает,
15 чуть не погибшего за то, что Ипполиту
упорно избегал,

и сочиняет сам, лукавый, небылицы
разнообразные, чтоб соблазнить Гигина —
напрасно, ибо скал немее Икарийских
20 внимает тот ему.

Но берегись и ты, Астерия, чтоб больше
чем надо Энипей тебе не приглянулся.
Хоть, правда, не найти другого, кто конем бы
владел искусно так,

25 И превосходит всех он в плаваньи по Тибру,
но... Лишь наступит ночь, дверь запирай покрепче,
и звукам не внимай тебя зовущей флейты,
и недоступной будь!

Крачковский В. Н., «Стихотворения», СПб., 1913, с. 201—202.

К Астерии. (Кн. 3, ода 7.)


Ст. 3. Вифинскою добычей. Вифиния — в Малой Азии, славилась торговлей.

Ст. 12. Прета. Анция, жена аргивского царя Прета, была влюблена в целомудренного Беллерофонта; по ее наговору Прет послал Беллерофонта на бой с Химерой. Беллерофонт победил чудовище.

[4/8Порфиров П. Ф.


Зачем, Астерия, ты плачешь одиноко?
На крыльях ветерка лазурнаго весной
Вернется юный Гиг с подарками Востока
И с той же верною душой.

5 Теперь, когда Козы созвездие восходит,
Он в Орик бурными ветрами занесен,
Без сна холодныя там ночи он проводить,
И горько, горько плачет он.

А в это время раб хозяйки — Хлои страстной
10 Тут шепчет, что она страдает и сгорать
Обречена по нем любовию несчастной, —
Хитрец приходит искушать

На тысячу ладов: напомнить, как сумела
Преступная жена напрасно обвинить,
15 Когда перед своим супругом захотела
Беллерофонта погубить.

Разскажет, как Пелей чуть не был взят Аидом
За то, что избегал Магнезянки утех.
И много говорит посол, с лукавым видом,
20 Толкнуть пытаяся на грех.

О — нет! Безгласный скал Икаровых, нисколько
Не дрогнул он душой безстрастной от речей.
Но, берегись, самой не приглянулся б только
Сосед твой юный Энипей.

25 Едва ли кто другой из юношей так смело
На поле Марсовом мог, конный, гарцовать,
Едва ли кто другой так быстро, так умело
Мог через Тибр переплывать.

Чуть смерклось, дом запри, и пусть к тебе взывает
30 Свирели томной песнь, — ты не гляди во тьму,
И хоть жестокою тебя он называет,
Будь недоступной ничему.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Астерии.


Ст. 6. Орик — гавань в Эпире, где Гиг принужден был зимовать.

Ст. 16. Антея оклеветала Беллерофонта, отвергшаго ея любовь, пред своим мужем тиринфским царем Претом. Последний отправил его к отцу Антеи, ликийскому царю, прося погубить Беллерофонта.

Ст. 18. Акаст, царь иолкский, по наущению своей жены Ипполиты заманил Пелея в уединенное место, чтобы там его убили центавры; но Пелей был чудесным образом спасен.

[5/8Фет А. А.


Чего, Астерия, оплакиваешь даром
Ты, Гига? С первою дохнувшею весной
Вернется юноша, обогащен товаром
Вифинии к тебе, и с верною душой.

5 Заброшен к Орику свирепыми ветрами,
Враждебных бурь Козы не в силах превозмочь,
На ложе хладном он горячими слезами,
Бессонный, каждую там провожает ночь...

Хоть тот, кого, смутясь, хозяйка подсылает,
10 О вздохах Хлоиных не устает твердить,
И говоря, каким огнем она пылает,
На тысячу ладов старается склонить.

Он легковерного примером ставит Прета,
Которого, клевет предательских полна,
15 Беллерофонту смерть готовить в юны лета
За целомудрие заставила жена.

О бегстве говорит воздержного Пелея,
Что Ипполитой чуть не сослан был к теням,
И из истории, с улыбкою злодея,
20 Выводит образы, учащие грехам.

Напрасно. Юноша досель не пошатнулся,
Как по глухой скале все речи пронеслись.
Но и тебе, самой не больше ль приглянулся,
Чем должно — Энипей, сосед твой? Берегись!

25 Пускай никто другой искусней и смелее
На поле Марсовом коня не соберет,
И пусть никто иной свободней и быстрее
Вдоль по течению реки не поплывет...

Лишь ночь, запрись в дому, вдоль улицы широкой
30 Под умоляющий звук флейты не гляди
И, сколько б он тебя не называл жестокой,
Храни молчание и взаперти сиди.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. VII. Сочинение этой оды, по мнению Кирхнера, относится к 729 году. Астерия, оплакивающая долговременное плавание любимого Гига, вероятно вымышленное лицо, или по крайней мере, вымышленное имя. Уже потому, что бури заставляют Гига зимовать в Орике, нам кажется довольно странным принимать соблазняющую его Хлою за особу, о которой говорится I, Од. 23 и III 26. Это все то же, что считать Гига тем, о котором идет речь II Од. 5, 20.


Ст. 4. О Вифинии, см. I, Од. 35, 7.

Ст. 5. Город Орик, в северной части Эпира, на берегу Ионийского моря.

Ст. 6. Кормилица Зевеса, коза Амалтея, помещена в числе созвездий. Восхождение ее и закат сопровождалась бурями.

Ст. 9. Хлоя подсылает посредника.

Ст. 13. Анция, жена аргивского царя Прета, влюбленная в целомудрого Беллерофонта, оклеветала его перед мужем. Прет услал Беллерофонта к ликийскому царю, где он победил огнедышащую Химеру.

Ст. 17. По той же причине Ипполита, жена фессалийского царя, обвинила Пелея, и он был брошен Ацестом на съедение диким зверям в дебрях Пелиона. Но боги сжалились над ним и он стал супругом Фетиды.

Ст. 24. Энипей, вымышленное имя.

Ст. 26. О Марсовом поле, см. Ш, Од. 1, 11.

Ст. 30. Римляне при подобных серенадах часто употребляли флейту.

[6/8Церетели Г. Ф.


Астерида, зачем плачешь о Гигесе?
Ведь с весною его светлый Зефир примчит
Вновь с товаром вифинским,
Верность свято хранящего.

5 Южный ветер, Козой бешеной поднятый,
Запирает его в гавани Орика,
Где бессонные ночи
Он проводит в слезах, томясь.

Искушает его вестник, подосланный
10 От хозяйки, о нем страстно вздыхающей;
Уверяет, что Хлою
Жжет любовь, горемычную;

Поминает о том, как вероломная
Наговором жена Прета подвигнула
15 Против Беллерофонта,
Чтоб сгубить его, чистого;

Как чуть не был Пелей передан Тартару,
Ипполиту когда презрел, магнезянку,
И речами иными
20 На любовный склоняет грех, —

Но вотще, ибо глух Гигес к словам его,
Как Икара скала... Лишь берегись сама,
Чтоб тебя к Энипею
Не влекло больше должного

25 Хоть и нет никого, кто бы искуснее
Гарцевал на коне по полю Марсову
И чрез Тусскую реку
Переплыл бы проворнее,

Ночь придет — дверь запри и не выглядывай
30 Из окна, услыхав жалобный флейты звук,
И, хотя бы жестокой
Звали, будь непреклонною.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 103—104.

Ода 7. К Астериде. Размер: III Асклепиадова строфа.


Ст. 5. Коза — другое название Геда (см. примеч. к Оде III, 1).

Ст. 6. Орик — гавань в нынешней Албании.

Ст. 15, 17. Беллерофонт и Пелей были жертвами женщин, чью любовь они отвергли.

Ст. 27. Тусская (этрусская) река — Тибр.

[7/8Церетели Г. Ф.


Астерида, зачем плачешь о Гигесе?
Ведь с весною его светлый Зефир примчит
Вновь с товаром вифинским,
Верность свято хранящего.

5 Лишь на небо взошла злобной Козы звезда,
К Орику отнесен Нотом, он там в слезах
Не одну, сна не зная,
Ночь провел одинокую,

Искушала хотя всячески хитрая
10 Няня Хлои его, гостеприимицы,
Говоря, что пылает
Так к нему, к твоей радости.

Сказ вела, как жена, вины облыжные
Вероломно взведя, Прета подвигнула
15 Против Беллерофонта,
Чтоб сгубить его, чистого;

Как чуть не был Пелей передан Тартару,
Ипполиту когда презрел, магнезянку,
И другие рассказы
20 О любовных грехах вела, —

Втуне, ибо пока глух он к ее речам,
Как Икара скала... Лишь бы тебя саму
К Энипею соседу
Не влекло больше должного.

25 Хоть и нет никого, кто б с той же ловкостью
Гарцевал на коне по полю Марсову
И чрез Тусскую реку
Переплыл с той же скоростью.

Ночь придет — дверь запри и не выглядывай
30 Из окна, услыхав флейты звук жалобный,
И хотя бы жестокой
Звали, будь непреклонною.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 117—118.

Ода 7. Размер: 3-я Асклепиадова строфа.

[8/8Шатерников Н. И.


Что ж печально слезу льешь ты, Астерия?
Ведь Зефир принесет, свежий, с весной тебе
С кучей денег вифинских
Вечно юношу верного —

5 Гига. Нота струей загнанный к Орику,
Как всходила Коза с бурей, — в бессоннице
Он проводит холодных
Ряд ночей, не без долгих слез.

От хозяйки посол, им растревоженной,
10 Все о вздохах твердит Хлои: несчастную
Жжет твое же ведь пламя...
Без конца хитрый пробует:

То твердит, что жена Прета коварная,
Ложной речью своей мужа заставила
15 Святость Беллерофонта
Покарать ранней смертию;

То — что в Тартар Пелей чуть не отослан был,
Ипполиты бежав, что из Магнезии...
Много сыплет историй
20 Плут, греху поучающих.

Тщетно! Глуше скалы ставши Икаровой,
Верность Гиг сохранил. Ты ж — осторожнее!
Как бы больше, чем надо,
Энипей не понравился,

25 Твой сосед: управлять лошадью в Марсовом
Поле равного нет; нет и соперника —
Через Тусскую реку
Быстро вплавь переправиться.

Нынче ж ночью запри дом и на улицу
30 На печальный напев флейт не выглядывай;
Хоть и часто жестокой
Будет звать, — непреклонна будь.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 7. Имена Астерии, Гига и Энипея в этой оде, прерывающей цикл гражданских стихов, — вымышленные.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016