КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i xiii


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Авенариус В. П. Анненский И. Ф. Брюсов В. Я. Бутырский Н. Глусский В. В. Кокотов А. Ю. Мерзляков А. Ф. Порфиров П. Ф. Пупышев А. М. Сельвинский И. Семенов-Тян-Шанский А. П. Фет А. А. Шатерников Н. И. Эмин Н.

[1/14Авенариус В. П.


Ты хвалишь, Лидия, в Телефие так пылко
Красу цветущего затылка
И восковую гибкость рук;
Я молча слушаю, невольно раздражаясь,
5 И печень, желчью наливаясь,
Вскипает от душевных мук.

Ни цвет ланит моих, усилия напрасны!
Ни мысли мне уж не подвластны;
Катясь из-под ресниц, слеза
10 Украдкой говорит, что под волненьем гневным
Расплавились огнем душевным
Мои влюбленные глаза.

Во время ссор твоих я стражду, пламенею,
Когда твою лебяжью шею
15 Позорят, прыская вином,
Или́ любовник твой, целуя, врежет в губки
Тебе зубами две зарубки,
Чтобы́ ты помнила об нем.

О нет! Поверь, что он в любви непостоянен,
20 Когда им так обидно ранен
Твой чудно-сладкий поцелуй;
Твой поцелуй, мой друг, увлаженный без меры
Из рук божественной Венеры,
Напитком ипокренских струй.

25 А трижды счастлив тот, и счастлив беспрерывно,
Кто связан страстью неразрывно,
В груди которого любовь
Не уничтожили душевные раздоры,
Кому до смерти злые ссоры
30 Не развязали чувства вновь!

Авенариус В. П., «Стихотворения», СПб., 1859, вып. 3, с. 37—38.

13-я ода к Горацию. К Лидии.

[2/14Анненский И. Ф.


Если Лидия Телефа
Шею свежую ты, полные Телефа
Руки славишь, — во мне, увы!
С болью желчи волна, печень раздув, кипит.
5 Кружат мысли — то бледен я,
То горю я, и слез капли бегут, о стыд!
Слезы льются уликою,
Как глубоко они, как они тихо жгут...
Жарче мука, сверкание ль
10 Белых плеч осквернит пьяный раздор тебе,
Или юноши пылкого
Алый след от зубов губы хранят твои.
Нет, не будет, о, Лидия,
Долго деву любить, кто не жалеет губ
15 Девы нежных — не варварам
Квинтэссенцию пить меда Киприды с них...
Вы за то триблаженны, вы,
Вы, чьи узы хранит ласка, кому она,
Жалоб горьких не ведая,
20 Раньше смерти узла их не распутает...

Анненский И. Ф. Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация П. Ф. Порфирова, в изд.: «Пятнадцатое присуждение премий имени А. С. Пушкина 1903 года: Отчет и рецензии», СПб., 1904, с. 141.

[3/14Брюсов В. Я.


Если, Лидия! — Телефа
Выю (розовый цвет!), белые Телефа
Руки хвалишь ты, — горе мне! —
Желчью горькой во мне печень вздымается.
5 Нет ума у меня тогда,
Нет и краски ланит! Слезы, что катятся
По щекам, уличат меня,
Как глубоко горю жгучим я пламенем.
Да, горю, — если снежные
10 Черезмерным вином плечи зальют тебе
Иль на губках останется
Долгий знак от зубов юноши буйного.
Если б ты меня слушалась,
Ты отвергла б навек — грубо пятнающих
15 Нежность уст, что со щедростью
Напитала своим Венера нектаром.
Втрое счастлив и более,
Знает прочные кто узы! Постыдными
Не разъята раздорами,
20 Их порвется любовь только с последним днем.

1915 г. Впервые: «Гораций. Оды. Эподы. Сатиры. Послания», М., с. 61.

Ода 13. К Лидии. Размер: IV Асклепиадова строфа.

[4/14Бутырский Н.


Коль розову Телефа шею
И белы мышцы хвалишь ты,
Тогда я гневом пламенею,
Теснится дух, лица черты,

5 Свой прежний цвет переменяют.
Ах! Не довольно ль токи слез
Лиющися из глаз вещают,
Что я тобой сгораю весь!

Жар ревности меня снедает,
10 Когда, вином разгорячен,
В прекрасны плечи ударяет,
Иль как, любовью восхищен

Телеф уста твои грызет.
Коль выслушать меня желаешь,
15 О Лидия, — вот мой совет!
Не мни, что ты навек пленяешь

Любовника сего тобой,
Грызущего твои ланиты,
Куда Венерою самой
20 Струи нектарные излиты.

О, сколь благополучен тот,
Кого с любезной сопрягает
Неру́шимый союз, Эрот
Кого до гроба провожает!

«Северный вестник», СПб., 1805, ч. 6, № 6, с. 334—335; подпись: «Бут.»

Ода. К Лидии.

[5/14Глусский В. В.


Если, Лидия, шею ты
цвета роз, и плечо рога слонового,
хвалишь Те́лефа, горе мне:
закипает, бурлит тягостным пылом желчь.
5 И ни ум у меня, ни цвет
не остался собой; влага скользит в щеках
тайно, тем доказав, что я
весь внутри все еще малым огнем томим.
Жгусь, но то тебе белые
10 плечи ссоры сквернят слишком чрезмерные
за вином, или яростный
мальчик напечатлел зубом намек губам.
Если слышишь достаточно,
не надейся всегда сладостный поцелуй,
15 бить по-варварски, раз нектар
Афродита лиет пятую часть в него.
Трижды счастлив и далее,
неразрубленной связь держит кого и не
злой оторванный жалобой
20 разрешает Эрот быстро верховным днем.

[6/14Кокотов А. Ю.


Лидия́, я — каменею,
Если Телефа ты хвалишь;
Молвив «Как он розов шеей!»,
Пифос желчи мне прибавишь.

5 Тут же я в лице меняюсь,
Голову совсем теряя,
И слезами обливаюсь,
Черной ревностью сгорая.

О, как ты хохочешь грубо,
10 Распустив тугие косы;
У, как вспухли твои губы
От зубов молокососа!

Тут ничто не обнадежит —
Бросит он, как ни люби ты, —
15 Раз так варварски корежит
Дар нежнейший Афродиты.

Знай: блаженна та трегубо,
Кто, вдали от круговерти,
Любит только однолюба,
20 Верного до самой смерти.

2016 г.

[7/14Мерзляков А. Ф.


Когда ты, Лидия, Телефа
Очи умильные, волосы черные —
Когда ты млечные Телефа
Хвалишь ланиты мне, розой напитанны...
5 Ах! В час тот... В час тот я вне себя...
Желчью свирепой сгорая, теснится грудь;
Едва свой дух перевесть могу;
Меркнет рассудок мой, гаснет в очах мой день —
И трепет ходит в костях моих!
10 Лидия! Медленной мукой снедаемый,
Я млею, таю — стыжусь сказать, —
Даже в то время, как в хоре подруг младых,
Под вихрем бурным мечтаний, хвал,
С пламенем пламень, ты в пляске кружишься с ним,
15 С ним, в коем боги казнят меня!..
Лидия! Хочешь ли слышать глас истины:
Того льстеца не считай своим,
Кто, как пчела по цветочку прильнувшая,
Лобзает дерзко уста твои,
20 Кои Венера пять раз утонченным всласть —
Нектаром всласть преисполнила!..
О, преблаженна стократ неразрывна связь —
Вражды, досады не ведая
Смертью она разведется в последний день!..

Впервые: «Амфион», М., 1815, № 8, с. 4—6.

К Лидии. (К. I, О. 13.)

[8/14Порфиров П. Ф.


Когда промолвишь ты, что мил тебе Телеф
За шею нежную, что у Телефа руки
Молочной белизны, тогда — о горе! — гнев
Кипит в моей душе тоской ревнивой муки.

5 Тогда и цвет лица, да и разсудок мой
Мне изменяют вдруг, и тихо по ланитам
Слезинка крадется и говорит собой,
Ка́к медленно горю я пламенем сокрытым.

Горю, что плеч твоих роскошных красота
10 Оскорблена порой среди попойки шумной,
Иль если юноша, от похоти безумный,
Зубами впечатлел след долгий на уста.

Но если б ты еще моим словам внимала! —
О, не надейся — нет, что вечен тот в любви,
15 Кто, варвар, оскорбить посмел уста твои,
Что лучшим нектаром Венера напитала.

Трикрат и более союз четы блажен,
Где связана она как цепью неразрывной, —
И, нерасторгнутая ссорами измен,
20 Расторгнется любовь лишь в смерти миг призывный.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Лидии.

[9/14Пупышев А. М.


Ты хвалишь розовые щеки друга?
Он белокур, кудряв и синеок...
Но не его, люби меня, подруга —
Разбил мне сердце Купидон-стрелок!

5 Плечо твое сверкает в каплях винных —
Оставила там след его губа!
Такое совершенство и невинность
Тавром пометил, словно лоб раба!

Лицо мое чернеет от печали,
10 И выдает коварная слеза...
Уста мои шептать мольбы устали.
На что же смотрят вновь твои глаза?!

Не верь ему, он варвар! Истерзает
Цветы — твои уста, нектар забрав.
15 На миг лишь вспыхнет, быстро угасая...
Уйдет, признавшись, что он был неправ.

О, как мы будем счастливы с тобою!
Красавица, на зов души ответь!
Открой мне сердце — я свое открою.
20 Погасит чувства эти только смерть!

2010 г.

На пиру.

[10/14Сельвинский И.


Не хвалила бы, Лидия,
Бледно-розовый блеск шеи у Телефа,
Белокурого Телефа:
Ядовитая боль сердце пронзает мне.
5 И чернеет лицо мое...
И скупая слеза, тайная, жаркая,
Прожигая дыхание,
Выдавая меня, медленно катится.
Я пылаю от бешенства,
10 Когда в брызгах вина блещет плечо твое,
А какой-нибудь ветреник,
Как тавром, заклеймит зубом губу твою.
Ах, не верь этим варварам,
Истерзавшим уста, не́ктар приявшие
15 От Венеры божественной:
Эта дикая страсть вспыхнет и выгорит!
Но как счастливы, Лидия,
Две души, что слились в душу единую:
Их любовь безмятежную
20 Погасит навсегда только предсмертный вздох.

«Гораций: Избранные оды», М., 1948, с. 39—40.

[11/14Семенов-Тян-Шанский А. П.


Как похвалишь ты, Лидия,
Розоватый ли цвет шеи у Те́лефа,
Руки ль белые Те́лефа, —
Желчью печень моя переполняется.
5 И тогда не владею я
Ни умом, ни лицом: слезы украдкою
По щекам моим катятся,
Выдавая огонь, сердце сжигающий.
Я сгораю, когда тебе
10 Буйный хмель запятнал плечи прекрасные,
Или пламенный юноша
Зубом запечатлел след на губе твоей.
Не надейся любезною
Быть надолго тому, кто так неистово
15 Милый ротик уродует,
У Венеры самой не́ктар отведавший.
Те лишь много крат счастливы,
Кто связался навек прочными узами:
Им, не слушая жалобы,
20 Не изменит любовь раньше, чем смерть придет.

Впервые: «Гермес», Пг., 1916, № 3, с. 72.

(1) Ода 13. Лидия, к которой обращена Ода, и Телеф — вымышленные имена. Размер: 4-я Асклепиадова строфа.

(2) Ревность [1, 13].


(2) Ст. 2—3. Телеф — вымышленное имя.

[12/14Фет А. А.


Когда у Телефа ты розовую шею
Иль руки, белые как воск, похвалишь мне,
Тогда, о Лидия! владеть я не умею
Кипящей желчью в сердечной глубине;

5 Тогда рассудок я и цвет лица теряю,
А тихая слеза, сбегая вдоль ланит,
О том, каким огнем я внутренне сгораю,
Тебе предательски невольно говорит.

Горю, когда тебе, в невоздержанье грубом,
10 Блестящие плеча попойка исказит,
Ил пылкий юноша нетерпеливо зубом
Красу губы твоей надолго заклеймит.

О, если бы словам моим давалась вера.
Ты б знала, милая, как ненадежен тот,
15 Кто ротик твой чернит, которому Венера
Всю силу нектара небесного дает.

Трикраты счастливы любовники, трикраты,
Хранящие вовек ненарушимость уз:
Их дни так радостно согласием богаты,
20 И лишь последний день расторгнет их союз.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. XIII. Кирхнер относит оду эту к 728 году. Эту Лидию не должно смешивать с той, о которой Гораций говорить I, 8: та была его простой знакомой, а к этой, бывшей одним из многих предметов его мимолетной привязанности, он обращался I, 25 и III, 9. Телеф, вымышленное имя одного из блестящих юношей времени Горация.


Ст. 14. «Ты не можешь надеяться на верность того, кто так мало уважает чувства любви, что решается запятнать его лучшее проявление — поцелуй».

[13/14Шатерников Н. И.


Если хвалишь у Телефа
Шеи розовый цвет, руки у Телефа —
Чистый воск, — горе, Лидия!
Печень вздута моя желчью кипящею.
5 Мысль пропала, и пятнами
Все покрылось лицо; щеку украдкою
Слезы мочат — и выдадут,
Как всю душу мою медленный огнь палит. И
Мучусь, если блестящие
10 Плечи в ссоре тебе, в пьяной горячности,
Испятнят, иль безумец злой
Зубом памятный знак в губы вожмет тебе.
Если б ты меня слушала,
Знала б, верен ли тот, кто дикарем возьмет
15 Ротик милый, где сладостный
Нектар дышит, самой влитый Венерою.
Трижды благо — и счета нет —
Тем, кто в жизни провел связь неразрывную, —
И не раньше, чем смерть придет,
20 Разлучит их любовь, жалоб не знавшая.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

ОДА 13. Лидия, к которой обращена ода, и Телеф — имена вымышленные.

[14/14Эмин Н.


Когда ты хвалишь рост, глаза и тень прекрасну
Соперника Телефа моего,
Терзаешь грудь мою тобой, Лиди́я, страстну,
Так, знаю, точно любишь ты его!

5 Мятется мысль и дух, и слезы проливаю,
Стараясь от себя, от всех то скрыть.
Неверность я твою, к несчастью, очень знаю,
И не могу тебя я не любить.

И ярость на лице моем тогда блистает,
10 Как дышит и страстью и вином,
И с грубым пламенем так нагло обнимает,
Ну, сходно ль с сердцем то, с твоим умом?

Когда же, несмотря на все твои угрозы,
Кипящий свой восторг явить спешит,
15 С роскошных губ твоих завидные рвет розы
И мне с улыбкою Телеф грозит.

Дышу я мщением и возношу уж руку,
Но вдруг, Лиди́я, вижу я тебя;
Ослабнет и рука — и после томность, скуку
20 Питает дух — не помню сам себя!

Кто смеет обнажать так чувства сладострастны —
Любить того, Лиди́я, не спеши!
Их клятвы — ложные, их нежности — опасны,
И нет у них ни сердца, ни души.

25 Счастливее стократ, любовники те верны,
Что узами любви съединены;
Их восхищения и клятвы не чрезмерны —
Те любят для себя и век скромны.

Укоры ревности их страсть не охлаждают,
30 И пламень их погаснет лишь тогда,
Как кротки дни они в объятиях скончают;
Коль можешь — подражай ты им всегда.

Эмин Н., «Подражания древним», СПб., 1795, с. 93—95.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016