КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina iii v


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Мелиоранский В. Мерзляков А. Ф. Порфиров П. Ф. Тучков С. А. Фет А. А. Шатерников Н. И.

[1/7Гинцбург Н. С.


Юпитер, громы мечущий — верим мы —
Царит на небе: здесь на земле к богам
Причтется Август, покоривший
Риму британцев и персов грозных.

5 Ужели воин Красса, в постыдный брак
Вступив с парфянкой, в вражеской жил стране?
О курия! О порча нравов!
В доме состарились тестя, персов

Царю покорны, марс, апулиец там,
10 Забывши тогу, званье, священный щит,
Забыв огонь пред Вестой вечный,
Хоть невредимы твердыни Рима?

Опасность эту Регул предрек, когда
Не соглашался мира условья он
15 Принять и дать пример, что влек бы
Гибель для Рима в грядущем веке,

Коль без пощады, сдавшихся в плен, на смерть
Не обрекли бы: «Стяги я, — молвил он, —
Прибитые к пунийским храмам
20 Видел, доспехи, что с римлян сняты

Без боя; граждан римских я зрел, кому
К спине свободной руки скрутили; там
Ворота без запоров; пашут
Вновь, разоренные нами, нивы.

25 Храбрее разве, выкуплен златом, в бой
Вернется воин?.. Вы прибавляете
К стыду ущерб: слинявшей шерсти
Пурпур не может вернуть окраски;

И раз отпавши, истая доблесть вновь
30 Идти не хочет к тем, кто отверг ее.
Как лань, изъятая из сети,
Бросится в бой, так храбрей тот станет.

Кто, вероломный, вверил себя врагам,
Сотрет пунийцев в новой войне, кто мог
35 На скрученных руках покорно
Узы терпеть, убоявшись смерти.

Не зная, как бы жизнь сохранить свою,
С войной смешал он мир. О, какой позор!
О Карфаген великий, выше
40 Стал ты с паденьем постыдным Рима!»

Жены стыдливой он поцелуй отверг
И малых деток, ибо лишился прав;
И мужественно взор суровый
В землю вперил, укрепить желая,

45 Душой нетвердых, членов сената: сам
Им дал совет, не данный дотоль нигде,
Затем — изгнанник беспримерный —
Быстро прошел меж друзей печальных.

А что готовил варвар-палач ему,
50 Он знал, конечно. Все же раздвинул так
Друзей, что вкруг него стояли,
Всех, что пытались уход замедлить,

Как будто, тяжбы долгие он решив,
Клиентов споры, суд покидал, спеша,
55 Чтоб путь держать к полям Венафра
Или в спартанский Тарент на отдых.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 99—100.

Ода 5. К Августу. Написана в 27 году. Размер: Алкеева строфа.


Ст. 5. Воин Красса. Марк Лициний Красс был побежден и убит парфянами в 53 году.

Ст. 7. Курия — сенат.

Ст. 11. Огонь... вечный — в храме Весты — символ благополучия Рима.

Ст. 13. О Регуле см. Оды I, 12, ст. 37.

[2/7Мелиоранский В.


На небе Зевса чтили гремящего
царем мы; здесь же Август божественным
быть должен признан, покоритель
персов могучих и стран британских.

5 Как мог жить Красса воин, с чужбины взяв
жену, подлец, врагам п<е>редавшийся?
Где честь народа? О беспутство!
Новой в угоду родне сражаясь,

под игом тем состарился римлянин,
10 забыв и щит, и предков священный род,
и тогу, и святыню Весты
вечной — хоть целы и Храм, и Город.

Провидя это, Регул советовал
отвергнуть мир на гнусных условиях,
15 страшася, что пример постыдный
пагубным станет для дней грядущих —

коль смерть не скосит без сострадания
попавших в плен; и вот что поведал он:
«Я видел наши стяги в храмах
20 вражеских; с наших солдат без боя

доспехи сняты. Видел и граждан я —
к спине постыдно руки прикручены;
ворота настежь. Видел нивы,
жатвы лишенные грозным Марсом.

25 Солдат, спасенный выкупом, верно уж
храбрее станет. Вы прибавляете
к позору вред — былого блеска
ткань не вернет от поддельной краски;

так доблесть, раз она утрачена,
30 не будет слабых вновь достоянием;
коль в бой пойдет, из сети цепкой
вырвавшись, лань, — станет тот отважным,

кто сам сдался́ врагу вероломному,
и в новой битве тот сокрушит врага —
35 пунийца, кто покорно руки
в цепи вдевал и боялся смерти.

И тот, заботясь только, чтоб живу быть,
войну сменить на мир! О, позор и стыд!
Великий Карфаген вознесся
40 ты над Италией, гнусно павшей!»

От ласк супруги скромной и маленьких
детей, как одержимый он вырвавшись,
поник главой суровой, в землю
очи впери́в, — так гласит преданье, —

45 пока решеньем, ране неслыханным,
исход был дан вождей колебаниям,
и сквозь толпу друзей печальных
доблестный спешно прошел изгнанник.

Он знал, какие муки палач ему
50 готовит; все же близких заставил он
дорогу дать себе, раздвинув
медливших граждан толпу небрежно,

как будто покидал, разобрав, дела
клиентов, долгой тяжбой наскучив их,
55 в поля Венафра иль к Таренту
в путь собираясь, в страну спартанцев.

«Гермес», Пг., 1913, № 16, с. 428—430.

Гораций. Оды III, 5.

[3/7Мерзляков А. Ф.


Гремящий в небе — веруем — Юпитер
Верховный правит; долу нам бог отсель,
Подвергший Империи Август
Персов надменных и бриттов диких!

5 Как? Воин Красса, дочери варваров
Супруг постыдный жил и состарился —
(О нравы! О веки разврата!)
Труженик нивы враждебной? Как мог

Под властью Парфян, Марсус и Апулус
10 Забыть — римлянин: имя, и горний щит,
И тогу, и Весты огнь вечный —
Правящим Зевсу и граду Риму! —

Сих зол страшился Регула вещий дух,
Противоборный мира условиям,
15 Влекущим в соблазне безумном
Язву, растущую вечно, если

Не сгибнет смертью жалости чуждая
Во плене Младость! «Зрел я орлов своих,
Повешенных пуннов во храмах,
20 Брони без сечи кровавой (рек он)

С рамен сорванны; зрел закрученные
На спину руки воев свободную,
Карфаген отверстый, и римлян —
Пахарей, ими сожженной нивы!..

25 Вы мните, златом воин искупленный
Храбрее? Знайте: трата с позором вам!
Руно, напоенное краской,
Первого цвета не примет снова;

Прямая доблесть, раз изменив себе,
30 Не мыслит боле с слабостью ратовать!
Не бьются исторгшись из сетей
Лани — героем не будет вечно,

Кто жизнь поверил варвару хитрому!
Пусть вспыхнут брани: в пуннов ударит ли
35 Ничтожный, кто слышал на мышцах
Связанных верви — и ждать мог смерти!

Сей раб не зная, как сохранить себя —
Брань миром губить! О ненавистный стыд!..
Великий Карфаген, растущий
40 Славно в развалинах Рима грозных!..

Вещал! Супруги скромной приветы он
И чад лобзанья, как несвободный муж,
Отвергнул, и доблести в духе
Неколебимый, потупив взоры,

45 Пребыл доколе, старцы, шатаяся
В мыслях, прияли дивный совет его;
Се! В лике друзей безутешных
Шествует вольный изгнанник к мукам!..

Ведал великий казни ужасные,
50 Кои готовил варвар... Но также он
Толпы разделял приближенных
Граждан, возврат замедлявших страшный,

Как бы клиентов трудные прения
Кончив, стремился к сладкому отдыху
55 В дубравы прелестны Венафров,
Или в Тарент благодатный с миром...

Мерзляков А. Ф., «Подражания и переводы», М., 1826, ч. 2, с. 127—129.

1826 г. К Августу. (К. III, О. 5.)


Ст. 45. Старцы. Сенаторы.

[4/7Порфиров П. Ф.


На небе — веруем — Юпитер-громовержец
Царит: так на земле чтить будем божеством
Мы Августа, когда он покорит британцев,
И парфян тягостных потом.

5 Как жить в плену могли, в позорный брак вступая,
Солдаты Крассовы? Как под ярмом вдали
(О, извратившийся сенат и нравы наши!)
В рядах тестей-врагов могли

Апульцы стариться, марсийцы, забывая
10 Священные щиты с величием своим
И тогу, вечный огнь пред Вестой, хоть незыблем
Был храм Юпитера и Рим.

Такой позор отвесть хотел когда-то Регул
Умом провидящим, когда отвергнул он
15 С врагом постыдный мир и, пагубных примеров
Боясь для будущих времен,

Желал, чтоб юноши плененные погибли
Без сострадания. — «Знамена наши там
Я видел — молвил он — среди доспехов, взятых
20 Без боя: в храмах по стенам

Висят они; видал свободных наших граждан,
Их руки связаны ремнями за спиной;
Ворота отперты, и вспаханы поляны,
Опустошенныя войной.

25 За злато выкуплен, отважнейшим, конечно,
Вернется воин. Вы к позору прибавлять
Убытки вздумали: но пурпур полинявший
Вотще подкрашивать опять.

И, раз утрачена кем истинная доблесть,
30 Она к утратившим вовеки не придет.
Ведь, если борется и лань, прорвав тенета, —
Конечно, храбрым будет тот,

Кто предал жизнь свою пунийцам вероломным,
Раздавит, верьте, тот врагов в других боях,
35 Кто, смерти устрашась, переносил спокойно
Ремни на связанных руках.

Они, не ведая, где жизнь искать им должно,
Смешали мир с войной. О, стыд! О, Карфаген,
Великий Карфаген, царящий над позором,
40 Над разрушеньем наших стен!

И тут он, говорят, супруги верной ласку
И маленьких детей тихонько отстранил,
Как раб, лишенный прав гражданских, и, нахмурясь,
К земле суровый взор клонил,

45 Покамест не внушил колеблющимся старцам
Совет, неслыханный нигде до этих дней,
И прочь спешил уйти, изгнанник величавый,
Среди горюющих друзей.

И хоть наверно знал, что́ для него готовит
50 Мучитель варварский, он отстранил в пути
Теснящихся родных и множество народа,
Ему мешавшаго пройти,

Точь в точь как если бы, покончив с длинной тяжбой,
Где трудныя дела клиентов разрешил,
55 На отдых он к полям венафрским иль к Таренту
Лакедемонскому спешил.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Цезарю Августу. К похвале Юпитеру (в предыдущем стихотворении), как победителю титанов, Гораций присоединяет похвалу Цезарю Августу.


Ст. 12. Намек на неудачныя кампании Красса и М. Антония: 10000 римских воинов сдались при Каррах парфянам, предпочли позорный плен смерти в бою. Апулийцы и марийцы — самыя воинственныя племена Италии. Ancilia — священные щиты, из которых один, по преданно, упал с неба и найден был Нумою. Хранение щитов было поручено жреческой коллегии Салиев.

Ст. 21. Горькая ирония, как и в дальнейших словах.

Ст. 46. Регул отсоветовал как заключение мира с карфагенянами, так и выкуп пленных.

Ст. 50. По преданию, Регул был замучен в плену.

[5/7Тучков С. А.


Юпитер то являет громом,
Что он — единый царь небес.
Парфян, британцев покореньем
Мы зрим, что Август — бог земли!

5 Марс, воин Крассов, апулянин
Стал мужем варварской жены!
Страна отеческа!.. О нравы!..
Забыл священные щиты!

Забыл одежды римлян имя,
10 Великой Весты храм, алтарь,
И, не стыдяся, согласился
Он чуждому царю служить!

Соединен родства союзом
Врагов в наследственных странах,
15 Меж тем как цел храм Капитольский
И существует еще Рим.

Премудрый то предвидел Регул,
Искал отвергнуть римлян стыд;
Он знал, что без того потомству
20 Пример его мог вреден быть.

Хотел, хотел он да погибнет
В оковах юность навсегда,
Не стоящая сожаленья,
И посрамляющая Рим.

25 «Я зрел, — вещал он с лютым взором, —
Я храмы карфагенски зрел;
Висели в них знамена римски,
Я тамо наших зрел гражда́н.

Я их лишенных зрел оружья,
30 Ни капли крови не пролив,
Их вервьями скрепленны руки
Я видел в ужасе моем.

Врата градо́в не затворялись,
В надежде силы у врагов,
35 Влачили земледельцы плуги
Без страха битвы на полях.

Не будет искупленный златом
Храбрее воин, нежель был;
Мы сим прибавим к посрамленью
40 Утрату нашего сребра.

Окрашенна однажды во́лна
Не возвратит уж белизны,
И не возникнет добродетель
В униженной душе вовек.

45 Животное, привыкши к стойлу,
В себе своих не ищет сил
Для разрушения преграды,
Чтоб вольность обрести свою.

Так точно заключать надле́жит
50 О воине, свою кой жизнь
Рукам врагов своих поверил
И в них спасения искал.

В бою кто ужасаясь смерти
Дал узы возложить себе,
55 Не опровергнет в новой битве
Сей карфагенские полки.

Не зная способов к спасенью,
Вещал тогда о мире он,
Как вкруг его мечи гремели
60 И развевались знамен_а!

О стыд! О горда Карфагена!
Кто покровители твои?
Кто стен на разрушеньи римских
Твои счастливы дни крепит?»

65 Вещают, что души в волненье
Питал презренье он к себе,
И что в объятиях последних
Своей супруге отказал.

Потупя в землю взор суровый,
70 Он удаляет чад своих,
Доколь Сенат не согласился
На предложение его.

О! Предложение ужасно!
Примеров нет сему нигде!
75 Сенат колеблется, склонился.
Явил спокойство, строгий взор,

И се грядет он в ссылку славы,
Оставя дом, жену, детей;
Пренебрегает все мученья,
80 Что в Карфагенах ждут его.

Меж ближними и меж народа
Он отверзает путь себе;
Вотще Рим вслед ему стремится,
Героя тщася возвратить.

85 Идет от них с веселым видом,
Как бы́ окончив долгий труд;
Спешил покой вкусить в Венавре,
Иль на тарентских берегах.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 168—171.

Ода V. Восхваляет Августа, что он единым страхом своего оружия покорил народы британские и парфян.


Ст. 5. Марсы. Древний воинственный народ, живший в Италии, соединившийся потом с римлянами. Марсы составляли наилучшую пехоту в римском войске.

Ст. 88. Тарент. Весьма приятный город Италии в королевстве Неапольском.

[6/7Фет А. А.


Мы верили досель, что в небесах громами
Юпитер властвует. Но богом может слыть
И Август, овладев британскими брегами,
Коль грозных персов он успеет покорить.

5 Ведь Красса воины на варварках женились
И с ними жили же во вражеских странах,
И (боги, до чего безумцы развратились!)
Зятьями старились при чуждых знаменах,

Царя мидийского склонялся к порогу.
10 И сын Апулии и Марзы перед ним,
Не помня о щитах, забыли имя, тогу,
Зевеса, Весты храм и даже вечный Рим.

Так! Регул это все предвидел духом ясным,
Когда он низкия условия врагов
15 Отверг, и положил, что лучше, чем опасным
Примером послужить для будущих веков,

Пусть гибнут юноши от варварского плена.
«Я видел, — он сказал, — как римские кругом
Развешаны значки средь храмов Карфагена,
20 С оружьем, сложенным без боя пред врагом.

Я видел, — говорит, — как, руки за спиною
Связавши гражданам свободным, их вели.
Ворота отперты, и нашею войною
Опустошенные поля позаросли.

25 Ужели, золотом искупленный, храбрее
Вернется воин к вам? Нет, говорю я, нет!
К стыду прибавится убыток. Шерсть светлее
Не станет, если раз попала в красный цвет.

Прямая доблесть то ж. С ней стоит лишь расстаться,
30 Она не встретится с униженным борцом.
Не вступит в бой олень, которому прорваться
Случилось из тенет; не будет храбрецом

Тот, кто среди врагов познал всю горесть плена,
Кто на руках своих таскал узлы ремней,
35 И не пойдет войной тот против Карфагена,
Кто смерти трепетал от вражеских мечей.

Нет! Он, спасая жизнь, не знал, на что решиться,
И мир смешал с войной. О стыд! Да, с этих пор,
Великий Карфаген, ты можешь возгордиться,
40 Когда Италию покрыл такой позор!»

И тут он, говорят, стыдливые лобзанья
Супруги и детей невинных отклонил,
Как недостойный член гражданского собранья,
И мужественный взор на землю устремил,

45 Доколь совет его неслыханный, но здравый,
Не вызвал наконец решимости в умах
Патрициев. Тогда изгнанник величавый
Оставил медленно друзей своих в слезах.

А знал он подлинно, какие ждали муки
50 Его у варваров; но пред собой вперед
Так точно раздвигать его старались руки
Толпу, искавшую его замедлить ход,

Как будто, только что окончивши все пренья
Суда, в котором был им защищен клиент,
55 В Венафре он спешил искать отдохновенья
Или в спартанский шел отправиться Тарент.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. V. Сочинение этой оды должно отнести ко времени двойного похода против Британии и Персов в 728, см. I од. 35. Гораций, как истинный римлянин, сочувствует этому предприятию, которое должно смыть стыд, нанесенный поражением Красса итальянскому оружию.


Ст. 4. Вспомнив грозных персов, он с горечью говорит о воинах, которые не только не умели защищаться, но, женившись на Персиянках, совершенно забыли отечество. Тут ему приходит на память поступок Регула, который предчувствовал, что человеколюбие к положившим добровольно оружие ни к чему хорошему не поведет, и который по этой причине не согласился на выкуп пленных.

Ст. 10. Апулийцы и марзы, см. II, од. 20, 18.

Ст. 11. Щитов, сделанных Нумою по образу упавшего с неба.

Ст. 23. Карфагеняне до того самоуверенны и беспечны, что пренебрегают предосторожностью запереть градские ворота.

Ст. 38. Слагая самопроизвольно оружие во время битвы.

Ст. 43. Находясь во власти врагов, Регул считал себя лишенным семейных прав.

Ст. 55. Венафр, см. II, од. 6, 15.

Ст. 56. Спартанским Гораций называет Тарент, потому что он основан спартанцем, см. II, од. 6, 11.

[7/7Шатерников Н. И.


Мы верим: в небе — гром посылающий
Царит Юпитер; здесь же — причислится
К богам наш Август, как британцев
Он покорит и жестоких персов.

5 Ужели воин Красса с парфянкою
В постыдном браке жил — и состарился
В оружье тестя, что врагом был?
О, как испорчен сенат и нравы!

Царю покорны, дети Италии
10 Забыли тогу, званье, щиты богов,
Забыли огнь пред Вестой вечный, —
Хоть невредим Капитолий в Риме!

Провидец Регул этим тревожился,
Позорный мир отвергнув с презрением:
15 Пример опасный — так он думал —
Гибелью Риму грозит в грядущем,

Коль не погибнут вовсе те жалкие,
Что в плен сдавались.«Видел знамена я,
Там, на стенах пунийских храмов,
20 Видел оружье, что римский воин

Без боя отдал; видел: завязаны
Свободных граждан руки за спинами;
Ворота настежь; пашут поле,
Что разоряли, солдаты Рима.

25 Боец, чья вольность куплена золотом,
Смелей ли станет? Только прибавится
К стыду убыток! Цвет природный
Шерсть после окраски вернуть не может.

Не хочет доблесть, будучи попрана,
30 Назад вернуться к тем, кто попрал ее.
Как лань, из сети частой выйдя,
Биться не будет, — не станет храбрым

Тот, кто пунийцам лживым доверился;
Не станет новых войн победителем
35 Тот, чья рука была в оковах,
Кто малодушно боялся смерти!

Ища, откуда б жизнь себе выпросить, —
Войну он с миром в мыслях смешал совсем!
О, стыд! О Карфаген великий!
40 Выше ты стал от позора Рима!»

И от объятий верной жены своей,
От малых деток он отстраняется,
Как прав лишенный, и сурово
Взор непреклонный вперяет в землю,

45 Чтоб укрепить решимость сенаторов
Своим советом, миру неслыханным,
И от друзей своих печальных
Выйти в изгнанье покрытым славой!

О, знал он твердо, чем угрожал ему
50 Палач пунийский, — но раздвигает он
Родных, что путь загородили,
Граждан, его не пускавших дальше, —

Как будто, кончив долго тянувшийся
Процесс клиентов, он покидает суд,
55 Чтоб отдохнуть в полях Венафра
Или в Таренте, рожденном Спартой.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 5. К Августу.


Ст. 5. ...воин Красса... — Солдаты Красса, разбитого парфянами при Каррах в 53 г. до н.э., находились в плену у парфян уже около двадцати пяти лет.

Ст. 13. Регул — римский полководец III в. до и. э.; взятый в плен карфагенянами (пунами), он был послан в Рим с предложением мира, но вместо этого призвал римлян к войне до победы, а сам, по условию, вернулся в Карфаген на верную смерть.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016