КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

carmina i i


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Авенариус В. П. Брюсов В. Я. Васильковский С. Глусский В. В. Головков Г. А. Капнист В. В. Кокотов А. Ю. Котельницкий А. М. Любжин А. И. Мирза П. Муравьев М. Н. Орлов В. И. Порфиров П. Ф. Пушкин А. С. Рогович А. Самсонов Д. П. Север Г. М. Семенов-Тян-Шанский А. П. Степанов В. Г. Тучков С. А. Фет А. А. Чернявский И. И. Шатерников Н. И.

[1/27Авенариус В. П.


Тебе, премудрый Меценат,
Я посвящаю эту оду.
Оставь претензии на моду,
Надень колпак свой и халат;
5 Потом, сложивши чинно руки,
Присядь и выслушай меня,
Да не зевай — чтоб глупой скуки
Я не заметил у тебя.
Есть множество в подлунном мире
10 Разнообразнейших людей;
Из них кто глуп, кто поумней,
Кто просто беден...
Посмотрим же — гусар младой,
Гремя мечом по мостовой,
15 Спешит. Куда? О, я уверен,
Поклясться ей, что он ей верен.
Вот чудо — легкий экипаж
Летит на Невский. Денди модный
Оттуда выскочив, в пассаж
20 Бежит, до пирожков голодный.
Вот в комнате беспечных мы.
Другой народ — другая сфера;
Лафит, шампанское, мадера,
Заваливают все столы,
25 Напев разгульный раздается...
Здесь вольно все, здесь Вакха храм,
Здесь с нетерпеньем всякий рвется
Скорей пройтись по хересам!
Смотри — вот бедная каморка,
30 За сундуком скупой сидит,
Он с жадностью в него глядит;
Пред ним блестит червонцев горка —
В ней ро́ясь, трепетной рукой
Он сыплет дождик золотой.
35 Вот бал. Забылась дева танцем,
Склонясь небрежно на плечо
Мужчины; пламенным румянцем
Пылают щеки у нее.
По зале с милым пролетая,
40 Она едва черти́т паркет;
Она — богиня молодая;
Ей в этот миг соперниц нет!
За тусклым светом свечки сальной,
Забыв пору тревоги бальной,
45 Сидит с чулком своим в руках
Старушка дряхлая в очках.
Ласкаясь, кот свернулся жирный
С мурлыканьем у барских ног;
Косясь к нему с улыбкой мирной,
50 Старушка вяжет свой чулок.
Ей удовольствие — вязанье,
И лучшего ей нет желанья.
Да, видно так уж создан свет,
Что всякий хочет веселиться —
55 Старик служака и корнет,
Вдова-старуха и девица.
Ах, боже мой, и я хочу
Испить всю чашу наслаждений!
Прости, но я к тебе лечу,
60 К тебе с мольбой, мой добрый гений —
О, я душевно был бы рад,
Я был бы счастлив беспредельно,
Когда б сказал ты, Меценат,
Что я в бостон играю дельно!

Авенариус В. П., «Стихотворения», СПб., 1859, вып. 2, с. 7—9.

Моему Меценату. Торжественная ода. (Подражание Горацию.)

[2/27Брюсов В. Я.


...Но возносит меня мудрых награда плющ
До бессмертных богов; роща прохладная
И воздушные нимф хоры и сатиров
Разлучают с толпой, если Евтерпа мне
5 Хочет флейту вручить и Полигимния
Не откажется дать Лесбойский барбитон.
А тобой меж певцов признан лирических,
Я главой вознесусь к звездам возвышенной.

1889 г.. Вариант ст. 29—36; рукописный текст на полях изд. «Избранные оды Горация» (СПб., 1889), к оде I I «Maecenas atavis...»

[3/27Брюсов В. Я.


Меценат, от царей древних ведущий род,
Украшенье мое ты и сокровище!
Колесницей одним пыль Олимпийскую
Есть охота вздымать, мету на пламенных
5 Огибать колесах, пальмою с гордостью
До богов возносясь, мира властителей;
А другим, чтоб толпа граждан изменчивых
Их спешила взносить тройственной почестью;
Иль иной, чтоб в своей спрятал он житнице
10 Все, что можно собрать с пажитей Либийских.
А того, кто поля плугом родимые
Поднимать полюбил, — щедростью Аттала
Не заставить вовек в лодочке Киприйской
Резать робким пловцом море Миртойское.
15 Се — Икарийский вал бьющего Африка
Опасаясь, купец — праздность и города
Своего хранит тишь; вскоре ж разбитые
Исправляет суда, бедность страшась терпеть.
Не гнушается чаш старого Массика
20 И у круглого дня часть отымает тот,
Члены бросив свои вишни под зеленью
Иль священной воды тихого близ ключа.
Многих лагерь влечет, с рогом сливаемый
Звук военной трубы и ненавистные
25 Матерям дни войны. — Медлит под хладом туч
Зверолов, о жене нежной не думая,
Если псами олень верными выслежен
Или Марсов кабан прочные сети рвет.
Но меня единит мудрых награда, плющ,
30 С сонмом вышних богов; роща прохладная
И воздушные нимф хоры и сатиров
Разлучают с толпой, если Евтерпа мне
Флейту хочет вручить и Полигимния
Не противится дать Лесбийский барбитон
35 А, тобой меж певцов признан лирических,
Я главой прикоснусь к звездам возвышенной.

Впервые: «Зарубежная литература в переводах Валерия Брюсова», 1994, с. 35.

[4/27Васильковский С.


Царей потомок, Меценат,
Моя ограда, утешенье!
Иной, запрягши двух коней
Блистать желает на сраженьи.

5 Покрытый пылью, вдалеке
Он видит цель и к ней стремится;
И, гордый, в пальмовом венке,
С богами думает сравниться!

Тот отличить меж граждан мнит
10 Себя богатством и чинами;
Другой желанием горит
Наполнить житницы плодами.

Тот на отеческих полях
Сохою любит заниматься
15 И не желает на морях
Для злата страху предаваться.

Купец, увидя океан,
Вздымаем бурными ветрами,
Родных спокойство хвалит стран;
20 Но скоро с новыми судами

Он роет волны на морях!
Иной день целый провождает
В питье кипящих вин в кубка́х
И сном приятным засыпает

25 Под зеленеющим шатром
Древес над тихою водою.
Тот любит управлять мечом,
Когда поля шумят войною;

А тот — среди полей, лесов, —
30 Супругу бросив молодую, —
Скакать за ланью с стаей псов
Или́ за вепрем в дичь глухую.

А я, когда свою главу
Венком, в награду получе́нным,
35 Из плюща свежего увью —
Тогда равняюсь я бессмертным!

Прохладна роща, где семья
Эфирных юных нимф гуляет,
С сатирами резвясь, меня
40 От грубой черни отделяет.

Когда ж меня благословят
И Музы важным и игривым
Все тоном петь — и Меценат
Поэтом назовет счастливым —

45 Тогда взнесусь я над землей,
И ярких звезд коснусь главой!

«Украинский журнал», Харьков, 1824, ч. 2, № 11, с. 237—238.

К Меценату. (Из Горац. Книга I, ода I.)

[5/27Глусский В. В.


Чадо ты, Меценат, прадедов царственных,
заступленье мое, сладость, краса моя:
Есть, повозкой кому пыль Олимпийскую
нравится собирать и в обхожденьи мет
5 жгучим кругом колес — пальма почетная
сразу зе́мных господ вознесет до богов;
одному, коль толпа Римлян колеблемых
почестью возвышать спорят троякою;
а тому, коль в своем собственном садике
10 основал, что растет в пахоте Ливии —
кто отцовские рад борозды рассекать
при Аттале еще тяпкой условленной,
нет ты не подстрекнешь, балкой Киприйской чтоб
робкий Миртский моряк резал морскую гладь;
15 Афр Икарийские борет течения —
то купец, устрашась отдохновения,
хвалит домы свои, но починяет киль,
бедность полную чтоб бестолку потерпеть;
есть кому ни бутыль старого красного,
20 ни одну только часть цельного дня отъять
есть надежда сейчас, члены простерши, то
медля в тень головой к святости родника...
башни многих душе нравятся: труб рожков
перемешанный звук, войны черны что для
25 матерей; хладным под куполом держится
ловчий, нежную так он позабыл жену:
но здесь видима лань верным щенкам его,
прорывает тенет вепрь-Марсиец круг;
но венчанье меня плющем ученых лбов
30 возрастит до богов, рощи прохладной тень
легкий нимф хоровод, игры сатировы,
отделит от людей, только Евтерпа звук
тибией издает и Полигимния
продолжает держать Лесбоса барбитон.
35 Раз меня поместишь лирных среди певцов
я до звезд вознесусь верхом возвышенным.

[6/27Головков Г. А.


Меценат, славный внук древле былых царей,
О поддержка и блеск скромной души моей!
Забавляет иных, взвив по арене прах,
К призовому столбу мчать на лихих конях,
5 И победный их лавр перенести готов
Властелинов земли в выспренний сонм богов.
Тот доволен, когда пылких квиритов рой
Превозносит его наперерыв хвалой.
Этот рад, что в его житнице собрано
10 Все, чем пышный посев обогатил гумно.
Тех, что плугом своим пашут поля отцов
На доходных статьях, бурной судьбой пловцов
Не прельстишь никогда, чтобы, страшась душой,
Рассекали они килем прибой морской.
15 А торговец, борясь с бурей морским путем,
Хвалит мирную жизнь в дальнем селе своем;
Но, едва воротясь, вновь свой корабль снастит,
Потому что ему бедности гнет претит.
Не отвергнет иной кубка с вином златым,
20 И, предел положив кратким трудам дневным,
Наслаждаясь, лежит в сени густых дерев
У истоков святых мирно — живых ручьев.
Многим лагерь их мил, зычный призыв трубой
И злой враг матерей — кровопролитный бой.
25 И под покровом небес в холоде зверолов
Забывает жену и дорогой свой кров,
Лишь завидевши лань и олененка с ней,
Или видя, как вепрь вырвался из сетей.
Я ж, коль лоб мой обвит призом певца — плющом,
30 Счастьем равен богам, А в холодке лесном
Увлекает меня вдаль от земных забот
И сатиров, и нимф призрачный хоровод.
Там Эвтерпы свирель мне восхищает слух.
Полигимнии песнь животворит мой дух.
35 А когда б во мне ты лирика похвалил,
То вознесся бы я до золотых светил.

1888 г. Головков Г. А., «Сочинения», Харьков, 1894, с. 40—41.

<3 января 1888 г.>


Ст. 33. Эвтерпы. Муза музыки.

Ст. 34. Полигимнии. Муза пения и красноречия.

[7/27Капнист В. В.


О Меценат, царей потомок тирренийских,
Моя и слава и покров!
Иной в ристаньях олимпийских,
От колесницы пыль клубя до облаков,
5 Коль быстро колесом горящим
Мету опасну облетит,
Венчанный пальмою, к богам, земле судящим,
Уже себя взнесенным чтит.

Сего, коль рвение толпы непостоянной
10 На вышни почести взведет;
Того, коль с Ливии пространной
Все жатвы в житницу он собственну сберет;
Любящего сохой своею
Наследственны поля пахать.
15 За жребий Аттала не подстрекнешь ладьею
Эгей свирепый рассекать.

Купец, со трепетом зря бурный Афр полдневной
В борьбе с икарскою волной,
При ужасах пучины гневной,
20 Спокойство хвалит сел, приют укромный свой;
Но вдруг, лишь буря утихает,
И зыбь скалу престанет бить,
Он утлую ладью поспешно исправляет,
Бессилен нищету сносить.

25 С вокалом старого мессийска гроздна сока,
Тот, легши под древесну тень,
Иль близ священного потока,
Проводит деностно от утра целый день;
Другие любят ратны станы,
30 Смешенный труб с пищальми звук,
И Марса грозного потеху, подвиг бранный
Для матерей источник мук.

Под кровом светлых звезд ловец зимой ночует,
Хотя жена младая ждет,
35 Коль серну верный пес почует,
Иль дерзкий вепрь в лесу тенета разорвет.
Меня ж священный плющ равняет
С богами, вводит в их собор,
Меня в прохладе рощ от черни отделяет
40 Сатир и Нимф прелестных хор.

Свирели коль своей игривой, сладкогласной,
Эвтерпа мне не возбранит,
И Полимния коль согласно,
Лезвийску громкую мне лютню острунит;
45 Когда, о Меценат! тобою
Причтусь к лирическим певцам:
Над злобной завистью взнесенною главою
Коснусь я звездным небесам!

1818 г. Впервые: «Труды Общества любителей российской словесности», М., 1819, ч. 15, с. 25—27.

Предпочтение стихотворца. Ода Горация к Меценату.

[8/27Кокотов А. Ю.


Правнук — царям, мне — защита и слава,
Знаешь ли скольким другим, Меценат,
Пыль поднимать на аренах по нраву,
Ловко мету огибая семь крат?

5 Этот, победною ветвью увитый,
Ввысь олимпийской стремится тропой,
Ну, а того, по капризу, квириты
Претором грозным взнесут над толпой.

Тот будет счастлив, в амбары ссыпая
10 Все урожаи ливийских полей,
Этому отчая пашня скупая
Злата дороже пергамских царей —

Он не покинет ее, чтобы вольно
Кипрской сосною волну рассекать.
15 Гаванью тихой торговцы довольны —
Счастья за Самосом что им искать?

Но корабли свои все-таки чинят,
Голода и разоренья боясь.
Пифос масси́кского ополовинит,
20 Под земляничной листвой развалясь,

У родника заповедного целый
День избывая, счастливец иной.
Звуком трубы — упивается смелый
И — матерям ненавистной — войной.

25 По́д небом зимним охотник помчится —
Что ему, ярому, дом и жена —
Если собаки подня́ли волчицу,
Или порвавшего сеть кабана.

Мне ж вкруг ученого лба обовьются
30 Ветви плюща — и приближусь к богам,
В рощах, где нимфы с Сатиром смеются,
Черни к себе подойти я не дам.

Если звучанию лиры при этом
Музы дадут гармонический строй,
35 Если причислишь меня ты к поэтам —
Звезд в вышине я коснусь головой.

2016 г.

[9/27Котельницкий А. М.


Меценат, отрасль царственных предков! О ты, защита моя, моя краса сладчайшая! Многим лестно зреть себя покрытых прахом на ристалище олимпийском; раскаленными колесами избегнутая мета и славоносная пальма возносит их к богам, владетелям вселенной. Иной в восхищении, когда волноподобный сонм квиритов ревностно порывается возвысить его на три первые степени достоинств. Другой — когда собственные житницы наполнит хлебом, пожинаемым на нивах ливийских. Тот, кто обретает свою утеху, проводя плугом бразды на полях отеческих, ценою Атталовых сокровищ не может никогда быть подвигнут, дабы, преобратясь в робкого мореходца, кипрским кораблем рассекал миртойские волны. Купец, устрашенный африканским ветром, борющимся с икарскими зыбями, воспоминает сельское спокойствие стран своих; вскоре паки исправляет бурею поврежденные снасти, не зная сносить убожества. Иной не гнушается истощать полные чаши старого массического вина и жертвовать великою частию целого дня, простершись или под зеленоветвистым кустарником, или при тихожурчащем ключе священного источника. Многим приятен стан воинский, звук рогов, сливающийся со гласом трубным, и брани, толико матерным сердцам ужасные. Ловец провождает ночи на хладном воздухе, не помня о нежной супруге своей, когда токмо верные псы его усмотрят серну, или мароский вепрь расторгнет волнистые сети. Меня плющ, увенчевающий чело стихотворцев, поставляет в чине богов небесных; меня прохладные рощи и легкие нимфы и сатиров хороводы далеко устраняют от народа, когда токмо Евтерпе не возбраняет своей свирели, и Полигимния не отрекается настраивать струны лезвийской лиры. Когда же ты, Меценат, причтешь меня к лику лирических песнопевцев, то возвышенное чело мое самых звезд коснется.

Впервые: «Приятное и полезное препровождение времени», М., 1796, ч. 11, с. 25—27.

[10/27Любжин А. И.


Державных отпрыск предков, Меценат,
Моя защита, мой бесценный клад,
Кого влечет квадригой пыль взметнуть
Олимпия и мету обогнуть
5 И, пальмой увенчав его главу,
Царем земли вздымает к божеству;
Другого вознесут на небеса
Изменчивых квиритов голоса.
Доволен сей, в амбарах сохранив
10 Обильный урожай ливийских нив.
Кто с радостью отцовские поля
Рыхлит мотыгой — роскошь посуля
Атталов, не сумеешь ты увлечь
Миртойских вод равнину пересечь.
15 Борьбы ветров боящийся с волной,
Купец покой нам хвалит, дом родной,
Но, вынести не в силах нищету,
Опять идет к разбитому плоту.
Кто рад бокалу старого вина
20 И, день не доработав дополна,
Прилечь под сенью дуба у ручья,
Где медленна священная струя.
Для многих счастье — гомон лагерей,
Рожок, труба — проклятье матерей;
25 Охотник мерзнет, зная страсть одну
И позабыв про нежную жену,
Когда оленя верный пес вспугнет
И вепрь Марсийский рвется из тенет.
Награда верных — плющ, прохлада рощ
30 Даруют мне божественную мощь,
В поля к сатирам, дальше от толпы,
И к хорам нимф ведут мои стопы,
Когда, по воле милых Аонид,
Певцам цевница Лесбоса звенит.
35 Включи меня в заветное число —
И звезд коснется гордое чело.

Впервые: «Журнал Греко-Латинского кабинета», М., 2000, № 5.

[11/27Мирза П.


Любо иному на играх
Пыль колесницей вздымать
И колесом раскаленным
Столб на бегу огибать...

5 Пальмой потом благородной
Голову гордо увить
И с властелинами мира
Равным себя возомнить...

Почесть другому приятна...
10 Третий мечтает о том,
Как бы зерном полновесным
Свой переполнить закром...

Тот, кто отцовскую ниву
С детства привык разрыхлять, —
15 Вряд ли захочет за злато
Плуг на корабль променять...

Хвалит купец земледелье,
Спасшись от яростных волн,
Но промелькнула неделя —
20 Чинит он снова свой чёлн...

Этот не прочь спозаранку
К чаше с массийским прильнуть
И у ручья под кустами
В жаркую пору вздремнуть...

25 Лагерь и трубные звуки,
Войны — грозу матерей —
Эти считают единой
Прелестью жизни своей...

Зябнет охотник упрямый,
30 Страстью слепой обуян...
Дом и супруга забыты,
В мыслях — олень да кабан...

Мне же, поклоннику музы,
Чужды стремленья толпы —
35 К тихим дубравам и сеням
Я направляю стопы...

Там сладкозвучною лирой
Нимф и сатиров маню...
Их хороводом воздушным
40 Душу свою веселю...

О, Меценат мой, потомок
Древних и славных царей!..
Ты моей жизни отрада...
Взыскан я лаской твоей...

45 Если при жизни поэтом
Буду я признан тобой —
Неба в восторге коснуся
Гордо поднятой главой...

Мирза П., «Стихотворения», Баку, 1910, с. 55—56.

Из Горация.

[12/27Муравьев М. Н.


О царский правнук Меценат!
О мой покров и украшенье!
Се зри, коль радостно летят
На Олимпийское сраженье.
5 Они, размахом их колес
Взвивая прах поверх небес,
Стремглав по поприщу пустились;
Чело венчанно вознесли,
И со владыками земли
10 Они — с богами — соравнились.

Иной лишь токмо льстится тем,
Когда мятежные квириты
Его в избрании своем
В чины воздвигнут знамениты.
15 Пшеничны класы ратай жнет
И в отчих нивах плуг ведет,
Железо рально изощряя.
Хоть был богат бы, как Аттал,
Нельзя, чтоб плавать перестал
20 Пловец, в морях свой век теряя.

Купец спокойство хвалит сел,
Страшась, чтоб Нот с страны ливийской
Ему впреки не заревел,
С волной борющись икарийской.
25 Но паки он чинит свои
Избиты бурями ладьи,
Доволен малым быть не зная;
А сей в роскошах век ведет,
Из чаш вино кампанско пьет,
30 Сластями чрево наполняя.

Под сенью древ средь тишины
Свои он члены простирает,
Или священныя волны
Он при исходе почивает.
35 Иным угоден трубный звук,
Оружий бранных треск и стук
И беспокойные походы;
Свою забыл супругу, зря
Стрелок оленя иль вепря,
40 И с псами терпит непогоды.

А я взнесусь на небеса,
Коль лавры верх мой увенчают;
Меня прохладные леса
С простым народом разлучают.
45 Уже я к лику нимф спешу,
Евтерпин глас себе внушу,
Орган настроит Полимния;
Коль лирным звоном прослывусь,
Я звезд, воспрянув, докоснусь
50 Челом средь радости такия.

Впервые: Муравьев М. Н., «Оды (с присовокуплением разных стихотворений)», СПб., 1775, с. 23—25.

[13/27Орлов В. И.


Внук и правнук царей, о красота моя
и покров, Меценат! Многие счастьем чтут
на ристаньях сбирать пыль олимпийскую;
быстро цель миновав, пальмой победною
5 вознестись до богов, мира правителей!
Чтит блаженством один от лекгомысленной
взять квиритов толпы почести громкие;
там желает другой жатву всей Ливии
заключенною зреть в собственных житницах.
10 Пахарь, плугом браздя поле отцов своих,
счастлив долей трудов: ни за наследие
всех Аттала богатств не убедишь его
трепеща рассекать волны эгейские.
Бой Икара зыбей с ветром полуденным
15 в страхе видя, купец хвалит спокойствие,
хвалит город, поля... Вдруг чинит снасти вновь
к морю: бедность сносить не изучился он.
С полной чашей иной сока массийского
час забот уделить любит веселию,
20 то склоняясь лесов в сени зеленые,
то к истоку ручья нимфе любезного.
Стан воинский, глас труб, битвы, пронзающи
страхом грудь матерей, воину нравятся.
Дни и ночи ловец терпит ненастные,
25 забывает жены нежной объятия,
если верные псы серну завидели,
иль марсийский кабан в сети запутался.
Плющ, венчающ главы, музам любезные,
приобщает тебя, о Меценат, к богам!
30 Тени хладные рощ, легкие хоры нимф
и сатиров любя, я отделяюся
от народной толпы; коль Полигимния
не исторгнет из рук лиры лесбосские,
если к лику певцов ты сопричтешь меня,
35 выше звезд вознесу гордо главу мою.

Впервые: Орлов В. И., «Опыт перевода Горациевых од», СПб., 1830, с. 3—5.

Ода I. К Меценату. Размером подлинника.

[14/27Порфиров П. Ф.


Потомок старинных царей, Меценат,
Защита и слава моя дорогая!
Вот люди: тот пыль олимпийскую рад
Вздымать колесницей, мэту огибая

5 На жарких колесах, и пальма побед
Его до богов-миродержцев возносит;
Тот рад, если ветреных граждан совет
Его на почетную должность попросит;

А тот — если в житницах сложит своих,
10 Что Ливия только с полей ни собрала;
Привыкший трудиться на нивах родных, —
Хоть ты посули все богатства Аттала, —

Вовек не прельстится — пугливый пловец —
Судами прорезывать лоно морское;
15 Застигнутый на море бурей, купец
В испуге мечтает о тихом покое,

О пажитях мирных; и — снова потом
Суда починяет, к нужде непривычный.
А этот старинным массийским вином
20 Не прочь насладиться, и в лени обычной

Лежит день-деньской под навесом кустов,
Где тихо лепечут священныя воды.
Тех лагерь пленяет, звук труб и рожков
И — страх матерей — боевые походы.

25 Охотник на холоде бродит весь день,
О нежной жене он забыл, увлеченный,
Чуть выслежен верною сворой олень,
Прорвал ли тенета кабан разъяренный.

Меня же венок вдохновенных певцов
30 Равняет всевышним, меня над толпою
Возносит рой нимф да сатиры лесов.
Пока мне близка со свирелью двойною

Эвтерпа, пока Полигимнией я
В напевах лесбосских не буду оставлен.
35 А если к певцам ты причтешь и меня,
До звезд вознесусь я, тобою прославлен.

Впервые: Порфиров П. Ф., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1902.

К Меценату.


Ст. 1. Меценат происходил от этрусских царей.

Ст. 4. Мэтами назывались два полукруглые выступа, каждый с тремя конусовидными столбами, возвышавшиеся у внутренних поворотов бега. Состязавшиеся, конечно, наперерыв старались занять во время бега место, ближайшее к мэтам.

Ст. 10. Ливия (в Африке) взята Горацием, как пример плодороднейшей области.

Ст. 33. Эвтерпа — муза лирической поэзии; Полигимния — муза более торжественной лирики — гимнов, в которых Гораций подражал лесбосским поэтам Алкею и Сапфо.

[15/27Пушкин А. С.


Царей потомок Меценат,
Мой покровитель стародавный,
Иные колесницу мчат
В ристалище под пылью славной

5 И, заповеданной ограды
Касаясь жгучим колесом,
Победной ждут себе награды
И мнят быть равны с божеством.

Другие на свою главу
10 Сбирают титла знамениты,
Непостоянные квириты
Им предают <...> молву.

1833 г. Впервые: «Пушкин и его современники: Материалы и исследования», СПб., 1909, вып. 12, с. 16.. Фрагмент; ст. 1—8.

[16/27Рогович А.


Отрасль ты, Меценат, древних царей земли,
ты и крепкий мой щит, ты и отрада мне.
Юность любит порой, тучами пыль подняв,
ловко столб обскакать, бегом колес гремя;
5 пальмой лоб увенчав, мнит победитель быть
равен вечным богам, мира владык сильней.
Счастлив тоже иной, если вокруг, теснясь,
римлян толпы его славой тройной честят.
Счастье видит другой в том, чтобы весь к себе
10 хлеб ливийский собрав, полный амбар набить.
Кто с любовью к труду пашет отцов поля,
всех сокровищ ценой тот не захочет стать
робким в море пловцом, кипрский корабль вести,
правя крепко рулем, волн рассекать валы.
15 Если страхом от бурь сильно купец смущен,
хвалит он, возвратясь, сладость родных полей;
все же в бедности жить он на морях отвык,
чинит сломанный челн, в море пускаясь вновь.
Любит старым вином чашу другой налить,
20 длинный день проводить, нежась в мечтах один
мягкой тенью лесов, или лежать в траве,
где истоки ручья свежей струей журчат.
Многих лагерный шум, труб и рожков призыв
столь же тешат войной, сколь матерям она
25 страх внушает собой. Бродит охотник злой,
холод ночи терпя, дом и жену забыв;
слышит — псы погнались, робкую лань подняв,
иль марсийский кабан бешено сети рвет.
Плющ мне лоб увенчал, равен богам я в нем;
30 рощ прохладный покой, нимф и сатиров хор
прочь отгонят толпу, если Евтерпа, вновь
флейт не спрятав моих, даст возвестить земле
лиры звонкой струной музы приятный дар.
Если ты, Меценат, в сонме певцов меня
35 числишь — выше небес я вознесусь главой.

1915 г. Рогович А., «Не равнодушным и не злым», М., 1915, с. 25—27.

Ода Горация I, книга I. (Размером подлинника.)

[17/27Рогович А.


О Меценат, царей потомок благородный,
тобою я силен, тобой и счастлив я.
Счастливым мнит себя ристалищ победитель,
когда в густой пыли и ловко обскакав
5 последний белый столб, под гром рукоплесканий
он едет, пальмовым украшенный венком,
и гордостью тогда чело его сияет,
и кажется ему, что равен он богам.
Другому дороги́ гражданские успехи,
10 когда на форуме, средь шумного собранья,
непостоянный Рим приветствует хвалой
на должность консула случайное избранье.
Другому хочется скупить весь хлеб ливийский
и полно доверху набить свои амбары.
15 На ниве дедовской смиренный хлебопашец
доволен жатвою, и никаких богатств
он не возьмет за то, чтобы́, оставив поле,
на кипрском корабле он плавал по морям.
Завидует купец его смиренной доле,
20 из бурных плаваний вернувшийся домой;
он хвалит горячо родных полей покой,
но, не привыкнув жить без крупных барышей,
вернется скоро он к починке кораблей.
Друг милой лености и тихого покоя,
25 и чаши пенистой массийского вина
под тенью дерева готов лежать часами,
иль у истоков вод журчащего ручья.
Других манит война — всех матерей страданье —
и ратных звонких труб воинственный призыв.
30 Охотник, о жене и доме позабыв,
под небом севера готов всю ночь прождать
пока поднимут псы оленя, иль кабан
забьется бешено в поставленных сетях.
Меня зеленый плющ, венчающий поэтов,
35 отметил славою, присущею богам,
а чернь презренная не знает рощ прохладных,
где нимфы легкие с сатирами резвятся;
лишь бы Евтерпа флейт моих не утаила,
и Полигимния мне лиру подарила.
40 Считаешь ты меня лирическим поэтом?
Тогда превыше звезд я вознесусь главой.

1915 г. Рогович А., «Не равнодушным и не злым», М., 1915, с. 28—29.

Ода Горация I, книга I. (Вольное переложение.)

[18/27Самсонов Д. П.


Прах мразный взвевая, по звонкому льду
Нестися на быстром как ветер коне,
И с гордой улыбкой других передить —
Вот счастье иного.

5 Другого блаженство — на отчих полях
Нив злато железом зубчатым соткать,
Внимать на току молотящим цепам,
Зреть житницы полны.

«Ура!» восклицая, булатным мечом
10 Кольчуги, и шлемы, и латы дробить —
Для воина, нежным сердцам матерей
Ужасная, радость.

Ветрила надеждой подъяты... И гость,
Корыстью прельщенный, презрев пред водой
15 Сокрытую гибель и громы, летит
Под чуждое небо.

Пуховое ложе, младую жену
Забывши, под звездной лазурью вздремав,
Охотник с зарею пернатых свинцом
20 Опять поражает.

От черни — тень рощи, журчанье ручья,
Незлобие сердца, любовь к правоте,
И слезы невольны великому в дань —
Меня отделяют.

25 Когда же бы Музы из лавров иль мирт
Безвестного юноши робко чело
Венком обвязали; в восторге б души
Воскликнул: я счастлив!

Впервые: «Вестник Европы», М., 1818, ч. 101, № 17, с. 13—14.

[19/27Север Г. М.


Славный внук, Меценат, праотцев царственных,
ты отрада моя, честь и прибежище!
Есть во счастье кому пыль олимпийскую
колесницей вздымать, мету пылающим
5 колесом обогнув, — пальма победная
их возносит к богам, мира властителям;
этим — если толпа граждан капризная
возвеличить тройным рвется избранием;
этим — если в своих житницах сложено
10 все с ливийских полей что собирается.
Кто мотыгой браздить поле отцовское
рад — того не проймешь Аттала кладами
на киприйском челне моря Миртойского
рассекать моряком волны опасливым;
15 ветра в страхе купец — что с икарийскими
спор валами ведет — хвалит спокойствие,
нивы весей своих; после разбитое
судно чинит, терпеть трату неученный.
Есть кто кубком не прочь старого массика
20 час из целого дня вычесть, раскинувшись
то в зеленой сени крон земляничника,
то у мерных ключей вод заповеданных...
Многих лагерь бодрит, горна сигнального
перекличка с трубой, войны — что матери
25 ненавистны; под туч холодом держится
зверолов, о жене нежной не помнящий, —
или верными лань псами замечена,
или сети кабан рубит крученые...
Просвещенных плюща к лику знамением
30 вышних я приобщен. Роща прохладная,
легкий нимф хоровод встали с сатирами
между мной и толпой — лишь бы не спрятала
флейт Эвтерпа своих, и Полигимния
мне настроить пришла лиру лесбосскую.
35 Будь певцов приобщишь к сонму лирических —
вознесу к небесам вышним я голову!

2014 г.

К Меценату. Предполагается, что Ода написана после текстов, составивших книги од I и II; является своего рода посвящением этих книг Меценату и комплиментом другу и покровителю в первую очередь в личном плане: поддержка и мнение Мецената о Горации как о достойном «продолжателе дела» эолийцев Алкея и Сапфо обязательны для славы автора как лирического поэта.


1. Праотцев царственных. Род Цильниев, к которому принадлежал Меценат, возводился к древним этрусским царям. В числе предков Мецената считается Эльбий Вольтерен, один лукумонов (олигархов) Этрурии. С самого раннего времени Цильнии были связаны с интересами Рима. Гораций, «Оды» III XXIX, 1—2:

Царей тирренских отпрыск! Тебе давно
храню, не тронув, с легким вином кувшин...

(Тирренских. Этрусских.)

Гораций, «Сатиры» I VI, 1—4:

Нет, Меценат, хоть никто из этрусков, лидийских потомков,
знатностью рода с тобой потягаться вовеки не сможет —
ибо предки твои, по отцу и по матери, были
многие в древнее время вожди легионов великих...

Ливий X III (1):

Приходили известия, что восстала Этрурия, возбужденная мятежом арретинцев, которые взялись за оружие чтобы изгнать могущественный род Цильниев из зависти к их богатству...

(О событиях начала IV в. до н.э.)

Проперций III IX, 1:

Отпрыск царей, Меценат, из этрусского племени всадник...

2. Моя. Как поэта и просвещенного человека; комплимент Меценату как покровителю искусств (благодаря которому эпоха Августа считается «золотой»). Вергилий, «Георгики» II, 40—41:

О украшенье, о часть моей величайшая славы,
ты, Меценат!..

Марциал XII III, 1—2:

Чем для Горация встарь, и для Вария, и для Марона
всадник был Меценат, древних потомок царей...

2. Прибежище. Очевидно, о роли Мецената в «примирении» Августа с Горацием (который был республиканцем и в свое время выступал на стороне Брута и Кассия), впоследствии расположением принцепса к поэту, общем благополучии.

3. Олимпийскую. С референцией к Олимпийским играм; зд. о спортивных соревнованиях вообще.

4. Колесницей. Curriculum: 1) бег, ристание; 2) ипподром, ристалище; 2) беговая или боевая колесница. Стоит в аблативе, что позволяет читать как «колесницей», «ристанием», и «на ристалище».

4. Мету. Мета (meta; от νύσσα) — поворотный столб на конских бегах; в виде конуса или пирамид. Ипподром делился на две параллельные части разделенные стеной; в концов стены устанавливались по три меты; колесницы делали вокруг стены семь или двенадцать кругов. Искусство наездника, в числе прочего, заключалось в том чтобы обогнуть меты как можно теснее не прикасаясь; контакт с метой, как правило, приводил к авариям и снятию с гонки.

5. Пальма победная. Помимо венка из оливы, победителю соревнований подносилась ветвь пальмы, как общий символ победы.

6. Богам, мира властителям. С иронией тж. о римлянах. Вергилий, «Энеида» II, 281—282:

Помыслы все обратит им на благо, со мною лелея
римлян, мира владык, облаченное тогою племя...

Марциал XIV CXXIV:

Римлян владыкой вещей и племенем, в тогу одетым,
делает тот, кто отцу звезды великому дал.

(Тот. Домициан, причисливший своего отца, Веспасиана, к лику богов.)

7. Граждан. Quirites. Этот термин, обозначающий граждан Рима, употреблялся обычно в официальных и торжественных обращениях.

7—10. О двух «двух» основных амбициях римлян — политической и аграрной; стать успешным государственным деятелем, или процветающим землевладельцем.

8. Тройным... избранием. Tergemini honores. Три высшие курульные должности: эдила (aedilitas; эдилетет; полицейская), претора (praetura; претура; судебная по гражданским делам), консула (consulatus; консулат; высшая гражданская и военная). Назывались курульными по названию кресла (sella curulis) — особое кресло без спинки с X-образными загнутыми ножками; отличительный признак курульных магистратов. Кресло было сакральным символом власти курульного магистрата, поэтому его всегда носили за ним. Эдил, претор, консул — часть круга должностей в cursus honorum — последовательности военных и политических магистратур, которыми строилась карьера политиков сенаторского ранга.

10. С ливийских полей. Ливия зд. как вся известная древним часть Африки. Семантический грецизм; подражание греческим литераторам, которые называли Ливией (Λῐβύη) всю известную северную Африку. Римская Африка, в частности Египет, являлись «житницей» Рима, поставляя до 80 % всего зерна.

10. Полей. Area: 1) сельскохозяйственное угодье; 2) ток для молотьбы зерна; 3) поле, поприще, сфера работы. В значении 3) вместе с «ливийских» в ст. 10 — тж. с намеком на эксплуатацию провинции как источника обогащения, в частности землевладельцев, приобретающих или получающих в пользование «заморские» земли (latifundium; большое земельное поместье; таких владений было особенно много в районе гг. Карфаген и Утика).

12. Аттала кладами. О легендарном богатстве Аттала III и его завещании, которым он передавал Риму свое царство. Аттал не имел законных наследников; по неясным причинам царство оставил по завещанию Римской республике. См. оду II XVIII, прим. к 5, 5—6; посл. XI, прим. к 5.

13. Киприйском челне. 1) Во время Горация о. Кипр был одним из главных торговых центров; «киприйский» часто ассоциировалось с торговлей, успехом в торговле. 2) Кипр поставлял корабельный лес лучшего качества.

14. Моряком. Nauta. 1) Мореплаватель, моряк; 2) торговец-судовладелец (согласовано с «киприйским» в ст. 13 в значении «торговом»).

14. Опасливым. Боящимся кораблекрушения, и коммерческой неудачи.

15. Купец. Mercator. Торговец вообще, необязательно владеющий собственными средствами логистики; в отличие от nauta — судовладельца.

15. С икарийскими. Икарийского моря.

18. Трату. Pauperies; paupertas: 1) бедность, скудость; 2) потеря, ущерб. В значении 1) во время Горация понималась не как собственно нищета, но как отсутствие определенного комфорта, необходимость ограничения, вызванные в том числе посторонними обстоятельствами.

19. Массика. Массик (Massicum) — вино из региона ager Falernus в Кампании, с виноградников на г. Массик. В разное время считалось и хорошим вином «среднего класса», и одним из лучших (как разновидность фалерна). О винах прим. к оде I IX, 6; в оде I XX.

20. Час из целого дня вычесть. Partem solido demere de die. Dies solidus («цельный день»; не имеющий «свободного места») обозначал время дня посвященное работе; оно занимало весь световой день, за исключением завтрака (ientaculum; легкий [первый] завтрак), «перерыва на обед» в полдень (prandium; плотный [второй] завтрак) и двух-трех часов перед закатом, как правило, проводимых в обществе (в частности, в бане). Demere в значении «вычитать» как арифметическое понятие выделяет значение solidus «целый» как арифметические понятие также; подчеркивается праздность — превратить весь день в «перерыв на обед» вместо того чтобы работать или заниматься; в т.ч. пить вино раньше положенного времени за обедом (cena) вечером. Ювенал XI, 204—206:

...Iam nunc in balnea salva
fronte licet vadas, quamquam solida hora supersit
ad sextam...
Теперь уже в баню с честным
лицом можно [тебе] пойти, хотя цельный час остается
до шести [часов]...

Сенека, «Нравственные письма к Луцилию» LXXXIII (3):

Hodiernus dies solidus est, nemo ex illo quicquam mihi eripuit; totus inter stratum lectionemque divisus est; minimum exercitationi corporis datum...
Нынешний день остался цел, никто не отнял у меня и часа, и я разделил его между постелью и чтением, оставив лишь немного на телесные упражненья...

Стаций, «Сильвы» IV III, 36:

At nunc, quae solidum diem terebat,
horarum via facta vix duarum...
Теперь же расточавшая цельный день задача
исполнена едва ли за пару часов...

21. Земляничника. Arbutus. Предп. земляничник обыкновенный (арбутус обыкновенный; Arbutus unedo).

22. Заповеданных. Любой источник воды считался священным сам по себе, так как в нем обитала его нимфа, которые были низшими божествами.

23—24. Горна. Lituus. Загнутый кверху сигнальный рожок; использовался в кавалерии. С трубой. Tuba. Прямая сигнальная труба; использовалась в пехоте. Овидий, «Метаморфозы» I, 97—99:

Не окружали еще отвесные рвы укреплений;
труб не бывало прямых, ни медных рогов искривленных,
не было шлемов, мечей; упражнений военных не зная...

29. Просвещенных. Doctus. Образованный, просвещенный, ученый; эпитет часто относился к поэтам, как постигшим «тайны» языка, воздействующие на человека.

29. Просвещенных плюща... знамением. Кроме венка из лавра, которым по традиции Пифийских игр награждались победители поэтических соревнований, литераторов чествовали также венком из плюща (Hedera nigra), так как муза поэзии Талия традиционно изображалась с венком из плюща. «Послания» I III, 25:

Первый победным венцом из плюща увенчан ты будешь...

31. Нимф. Нимфы (Nymphae; Νύμφαι) — божества греческого пантеона; низшие божества; персонификация природных сил в виде девушек.

31. Сатирами. Сатиры (Satyri; Σάτῠροι) — божества греческого пантеона; низшие божества, лесные демоны.

32. Флейт. Tibia. Род свирели с двойным язычком, латинский вариант греческого авлоса.

34. Лиру. Barbiton (βάρβῖτον). Многострунный щипковый инструмент.

34. Лесбосскую. Аллегория эолийской силлабо-метрики Алкея и Сапфо, считавшейся Горацием (наряду с хоровой меликой Пиндара) высшим образцом поэзии. Мотив перекликается с одами I XXVI 10—12, III XXX 13—14, многими другими фрагментами текстов. «Оды» I XXVI, 10—12:

...На лире новой восславиться
тобой и сестрами твоими
плектром лесбийским он ввек достоин.

«Оды» III XXX, 13—14:

Он в италийский слог песни лесбосской лад
первый влил...

35. Певцов... сонму лирических. Тж. с намеком, что автор достоин быть приобщен к канону Девяти лириков, став «десятым».

[20/27Семенов-Тян-Шанский А. П.


Славный внук, Меценат, праотцев царственных,
О отрада моя, честь и прибежище!
Есть такие, кому высшее счастие —
Пыль арены дает в беге увертливом
5 Раскаленных колес; пальма победная
Их возносит к богам, мира властителям.
Есть другие, кому любо избранником
Быть квиритов толпы, пылкой и ветреной.
Этот счастлив, когда с поля ливийского
10 Он собрал урожай в житницы бережно;
А того, кто привык плугом распахивать
Лишь отцовский удел, — даже и А́ттала
Всем богатством, увы, в море не выманишь
Кораблем рассекать волны коварные.
15 А купца, если он, бури неистовой
Устрашася, начнет пылко расхваливать
Мир родимых полей, — вновь за починкою
Видим мы корабля в страхе пред бедностью.
Есть иные, кому с чашей вина сам-друг
20 Любо день коротать, лежа под деревом
Земляничным, в тени ласковой зелени,
Или у родника вод заповеданных.
Многих лагерь манит, — зык перемешанный
И рогов, и трубы, и ненавистная
25 Матерям всем война. Зимнего холода
Не боясь, о жене нежной не думая,
Все охотник в лесу, — лань ли причуяли
Своры верных собак, сети ль кабан прорвал.
Но меня только плющ, славных отличие,
30 К вышним близит; меня роща прохладная,
Там, где Нимф хоровод легкий с cатирами,
Ставит выше толпы, — только б Евтерпа лишь
В руки флейты взяла, и Полигимния
Мне наладить пришла лиру лесбийскую.
35 Если ж ты сопричтешь к лирным певцам меня,
Я до звезд вознесу гордую голову.

Впервые: «Гораций: Избранная лирика», М.—Л., 1936, с. 5—7.

Ода I. К Меценату. Размер: Написана в 23 году. I Асклепиадова строфа.


Ст. 8. Квириты — официальное название римских граждан.

Ст. 13. ...пергамских царей... — Пергам — богатое царство в Малой Азии.

Ст. 34. ...лиру лесбийскую... — Лира названа так в намять о лесбосских поэтах Алкее и Сапфо.

[21/27Семенов-Тян-Шанский А. П.


Славный внук, Меценат, праотцев царственных,
О отрада моя, честь и прибежище!
Есть такие, кому высшее счастие —
Пыль арены взметать в беге увертливом
5 Раскаленных колес: пальма победная
Их возносит к богам, мира властителям.
Есть другие, кому любо избранником
Быть квиритов толпы, пылкой и ветреной.
Этот счастлив, когда с поля ливийского
10 Он собрал урожай в житницы бережно;
А того, кто привык заступом вскапывать
Лишь отцовский надел, — даже богатствами
Всех пергамских царей в море не выманишь
Кораблем рассекать волны коварные.
15 А купца, если он, бури неистовой
Испугавшись, начнет пылко расхваливать
Мир родимых полей, — вновь за починкою
Видим мы корабля в страхе пред бедностью,
Есть иные, кому с чашей вина сам-друг
20 Любо день коротать, лежа под деревом
Земляничным, в тени ласковой зелени,
Или у родника вод заповеданных.
Многих лагерь манит, — зык перемешанный
И рогов, и трубы, и ненавистная
25 Матерям всем война. Зимнего холода
Не боясь, о жене нежной не думая,
Все охотник в лесу, — свора ли верная
Лань учует в кустах, сети ль кабан прорвет.
Но меня только плющ, мудрых отличие,
30 К вышним близит, меня роща прохладная,
Где ведут хоровод нимфы с сатирами,
Ставит выше толпы, — только б Евтерпа мне
В руки флейту дала, и Полигимния
Мне наладить пришла лиру лесбийскую.
35 Если ж ты сопричтешь к лирным певцам меня,
Я до звезд вознесу гордую голову.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 25—26.

Меценату [1, 1]. Знаменитая ода Горация, обращенная к другу-покровителю его, Меценату. Она возглавила первые три книги од римского поэта, являясь как бы предисловием или посвящением к ним, и написана была позже других стихотворений, вошедших в эти книги. Пьеса эта интересна в бытовом отношении, так как она ярко рисует многие стороны жизни римлян, современников Горация.


(1) Ст. 9. ...С поля ливийского..., т. е. с северо-африканских имений.

Ст. 34. Лира лесбийская — стихи Сафо и Алкея, которым подражал Гораций.

(2) Ст. 9. Под ливийским полем здесь разумеются североафриканские, т. е. заморские имения богатых римлян.

Ст. 12. Аттал — царь Пергама, завещавший Риму свои громадные богатства.

Ст. 20—21. Земляничное дерево, Arbutus unedo, — деревцо с красивого тона зеленью, часто встречающееся в странах, прилегающих к Средиземному морю.

Ст. 32—33. Евтерпа... Полигимния — музы лирической и трагической поэзии.

[22/27Степанов В. Г.


О наследник отцов царственных, Меценат,
ты — твердыня моя, славы достоинство!
Кто-то с радостью ждет, чтобы в ристании
жарким взбить колесом пыль олимпийскую,
5 с риском столб обогнуть к пальме венчающей
и к богам вознестись — мира правителям.
Есть и те, для кого множество почестей
от гудящей толпы — радость признания;
этот счастлив амбар видеть наполненным
10 и с ливийских токо́в все до зерна смести.
Тот, кто в поте долбит данный отцом надел,
никогда не взойдет трепетным кормщиком
на киприйский корабль в море Миртосское —
не заманишь его золотом Аттала.
15 Средь бушующих волн ветром напуганный
будет славить купец отдых в тиши полей,
но немного спустя вновь соберет суда,
не привыкнув терпеть тяготы бедности.
Есть такие, кому в радость глоток вина,
20 кто не прочь уделить от трудовых забот
праздной лености час под молодым кустом,
растянув у ручья тело усталое.
Многих лагерь бодрит звуком рожков и труб,
битвы пыл — матерям словно проклятие.
25 Рад охотник снести холод ночной небес,
позабыв о жене, нежной и ласковой, —
стоит только щенкам верным почуять лань,
или вепрь пробежит, сеть разрывающий.
Мне же плющ на челе — Муз вдохновение —
30 путь к бессмертным богам; рощи прохладные
и сатиров хоры́ с нимфами резвыми
мне дороже толпы, если Евтерпа вдруг
флейту не укротит, и Полигимния
не расстроит мою лиру лесбосскую.
35 Ну, а если меня ты назовешь певцом —
к звездам я подниму голову гордую.

Степанов В. Г., «Римская мозаика», Псков, 2008, с. 32—33.

Данное стихотворение служит своеобразным программным предисловием к посвященному Меценату изданию од (лирических стихотворений), три книги которых вышли в 23 г. до н.э. Гораций говорит о своем призвании — поэтическом искусстве, которое должно принести ему счастье и славу, уравнивающую его с богами. Он подчеркивает, что поддержка и мнение Мецената о нем как о поэте должны восприниматься в качестве условия приобретения им поэтической славы. Первая ода первой книги сборника на смысловом уровне имеет самую тесную связь с заключительным стихотворением последней книги — знаменитым обращением к Мельпомене (III, 30), больше известным как «Памятник» Горация, где обретенная слава поэта подается уже свершившимся фактом. Не случайно некоторые комментаторы полагают, что оба стихотворения были написаны в одно время.


Ст. 1. Меценат. Гай Цильний Меценат (70 ? — 8 г. до н.э.), приближенный Октавиана Августа. Хотя он и не занимал государственной должности, был советником в области политики и проводником идей Августа в литературе и искусстве; покровитель Горация (последнего рекомендовали Меценату поэты Вергилий и Варий). Тесный кружок лиц, составлявших постоянное общество Мецената, где были и молодые поэты, культивировал особую благоприятную атмосферу, способствовавшую прославлению принцепса («первого среди равных» — так называл себя Август) и созданной им политической системы. Дружба с Меценатом поддержала Горация материально и позволила ему всецело заняться поэзией и развить свой талант. Поэтому неудивительно, что первая книга од открывается таким посвящением.

Ст. 1. Наследник отцов царственных. Древние комментаторы возводили род Цильния Мецената к этрусскому царю. Цильнии в IV в. до н.э. стояли во главе Арретинской общины в Этрурии. В римской иерархии сословий Меценат принадлежал к всадническому сословию, второму после сенатского.

Ст. 3. В конном ристании. Состязания в колесничном беге, излюбленном виде римских зрелищ.

Ст. 4. Колесом жарким Олимпии. Олимпия, местность (не город) в Элиде, на северо-западе Пелопоннеса, где каждые четыре года проходили знаменитые Олимпийские игры. Игры, по преданию, были учреждены Гераклом в честь своего отца Зевса. Общепринятая дата первой Олимпиады, с которой греки вели свое летоисчисление, — 776 г. до н.э. Колесничные состязания проводились, как сообщают мифы, в честь победы сына Тантала Пелопса, победившего в беге на колеснице элидского царя Эномая и получившего в качестве награды его дочь Гипподамию. Гораций мысленно переносится в Грецию, поскольку в его время ремесло возницы было достоянием представителей только низкого сословия. Впрочем, по накалу страстей изображаемая картина имеет отношение и к римской действительности.

Ст. 5. Столб обогнуть. Арена цирка в Риме, где проходили колесничные бега, делилась вдоль невысокой стеной (spina), на обоих концах которой стояли на пьедесталах три конусообразных столба (metae), которые надо было объезжать колесницам. Состязание состояло в двенадцатикратном или семикратном объезде мет. Для победы необходимо было как можно ближе подъехать к мете, не задев ее, так как столкновение могло повлечь гибель возничего. На верхнем цоколе спины стояли статуи, обелиски, трофеи и указатели числа забегов для ориентации зрителей.

Ст. 5. К пальме венчающей. Победители в Олимпии кроме венка из дикой оливы получали еще пальмовую ветвь. Такой же обычай с III в. до н.э. существовал и в Риме.

Ст. 6. К богам вознестись. У греков состязания представляли собой акт священнодействия, поэтому победители рассматривались как лица, находящиеся под особым покровительством богов. Олимпионик благодаря своему успеху становился важным человеком и занимал место в числе первых людей своего времени. Он мог не сомневаться, что его имя войдет в историю, о нем будут создавать легенды. Государство часто воздвигало ему статуи: одну в Олимпии, другую — в родном городе; он до конца жизни имел привилегии, например, почетное место в театре или гробницу за счет государства после смерти. Иногда греки героям игр воздавали даже божественные почести и начинали боготворить их еще при жизни. Некоторым лошадям возводили монументальные погребения с пирамидой наверху.

Ст. 7—8. Множество почестей от гудящей толпы. Изображается возбуждение избирателей при выдвижении своего кандидата на различные государственные должности. Здесь можно предположить три высших поста в Риме: курульного эдила, осуществлявшего надзор за городским хозяйством — общественными зданиями, площадями, улицами, дорогами; ему вменялось устройство игр, охрана правопорядка, распределение продовольствия и надзор за казной, мерами и весами; претора, осуществлявшего городское правосудие, и консула, который являлся должностным лицом с высшей властью и главенством над всеми магистратами. Однако речь идет скорее о том, что иным доставляет удовольствие видеть, как толпа спорит о самых лучших и достойнейших почестях своему любимцу без конкретизации каких именно.

Ст. 10. С ливийских токов. «Ливийский» вместо «африканский». Подразумеваются крупные имения (латифундии), которыми обладали римские богачи на африканском побережье между городами Утикой, Карфагеном и Адруметом.

Ст. 10. Все до зерна. Можно заметить авторскую иронию в контрасте между изобилием урожая и подметанием тока до последнего зернышка.

Ст. 13. На киприйский корабль. «Кипрский»: имеется в виду не материал, из которого строили суда (на Кипре рос превосходный корабельный лес), хотя именно поэтому ряд комментаторов видит здесь поэтический символ «крепкого корабля». Скорее можно предпочесть указание на кипрский товар, так как Кипр славился и медными рудниками, керамикой, предметами украшения, о чем Гораций говорит в Од. III, 29, 56—61. Именно деятельность, приносящая доход и дающая средства для сытой жизни, может быть альтернативой при выборе рода занятий, но каждый, по мнению Горация, выбирает свой удел, к которому привык. Эта мысль, кстати, находится в противоречии с его же собственными размышлениями о недовольстве каждого своей судьбой, высказанными в период работы над сатирами.

Ст. 13. В море Миртосское. Часть Эгейского между Пелопоннесом и островом Крит; названо по острову Миртос. Связано с большой опасностью для мореплавателя, поэтому у Горация оно звучит не только в качестве географической точки, обозначающей путь купцов за критскими товарами, но и как метафора опасности.

Ст. 14. Золотом Аттала. Аттал III, пергамский царь (северо-запад М. Азии); в 133 г. до н.э. завещал римскому народу все свои богатства, ставшие поговоркой.

Ст. 23. Рожков и труб. Рожок (lituus), медный инструмент с изогнутым концом для сигнала коннице. Его звук был пронзительным и визгливым. Труба (tuba) была прямой по форме и отличалась низким звуком; служила для подачи сигнала пехотинцам. Призывающие к сражению рожки и трубы очень возбуждали души воинов, наполняя их сердца смешанным чувством восторга и ощущаемой опасности (аналогичная ситуация описана у А. Пушкина: «Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю...»).

Ст. 31. Сатиров хоры с нимфами резвыми. Сатиры (преданные веселью спутники бога Вакха) изображались с козлиными ушами, хвостами и копытами. Нимфы (девы-богини) — поэтическое олицетворение внешней стороны природных стихий. Здесь у Горация — воплощение производительных сил мира и отражение внутренней энергии природы.

Ст. 32. Евтерпа. «Прелестная, очаровательная» муза веселой лирической поэзии; изображалась со свирелью в руках.

Ст. 33. Флейту. Имеется в виду тибия (греч. авлос); при этом подразумеваются две тибии, на которых одновременно мог играть один человек. Тибия представляла собой дудочку, похожую на свирель или флейту.

Ст. 33. Не укротит. Буквально: «не соединит вместе». Чтобы играть на тибии, их нужно было взять в обе руки, т.е. «развести».

Ст. 33. Полигимния. «Богатая гимнами»; муза гимнической поэзии, т. е. торжественной лирики.

Ст. 34. Лиру. Точнее: барбитон, особый вид семиструнной лиры с отделкой из слоновой кости. Как полагают, его изобрел лесбосский поэт Терпандр (VII в. до н.э.).

Ст. 34. Лесбосскую. По острову Лесбос в Эгейском море. Он был населен эолийскими и ионийскими греками и лежал недалеко от западного побережья М. Азии. На Лесбосе жили греческие поэты Алкей и Сапфо (VII в. до н.э.), творчеству которых Гораций подражал.

[23/27Тучков С. А.


Царей потомок в свете сильных,
Покров мой, слава, Меценат!
Прибежище и щит невинных,
Источник всех моих отрад!
5 Коль многи чтут сие забавой,
Чтоб, тщетною пленяясь славой,
В игра́х всех прочих обскакать
И средь колес, в бегу горящих,
Средь тучей праха, свет мрачащих,
10 Всех прежде лавр себе сорвать.

Владельцы стран, полей обширных,
Того возносят похвалой,
Кто в житницах своих обильных,
Сбирая тщательной рукой,
15 Содержит все, чем классы зрелы
Ливийски богатят пределы.
Иной лишь в том блаженство чтет
И мыслит дни иметь счастливы,
Что, плугом отческие нивы
20 Возделав, с них плоды пожнет.

Атталовых богатств сиянье
Того не может преклонить,
Чтоб вод икарских волнованье
На кипрском корабле преплыть.
25 Купец, коль буря устрашает,
Жизнь сельскую предпочитает
Мятежной жизни богачей;
Но — только ветр весны повеет —
Корабль починивать радеет,
30 Боясь стать беден в жизни сей.

Иной блаженство в том считает,
Когда, вином отяготясь,
Под тенью древа возлегает,
Иль где прозрачный ключ, струясь,
35 Приятство сна вливает в члены.
Иной, долины зря зелены,
Геройством дух питает свой;
Прельщается боев трудами,
Оружья блеском и труба́ми,
40 Противной матерям войной.

Жену младую забывает
Охотник средь своих забав,
Когда он сети расставляет,
Иль зверя псы его подняв,
45 Погонят в дол промеж кустами!
Тут, верными любуясь псами,
Труды забудет, стужу, гладь —
Там в сети страшный вепрь попался,
Там быстро вдруг олень помчался;
50 Нет больших для него отрад.

А я, богам уподобляясь,
Доволен миртовым венком,
И, пляской нимф увеселяясь,
Зрю хор сатир в лесу густом.
55 Когда ж с Евтерпой Полимния
Настроят струны мне златые,
Лесбийской лирой взвеселюсь!
Приятны песни воспевая
И выше облак возлетая —
60 Звездам главой моей коснусь!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 41—43.

Ода I. К Меценату. Всякий имеет свою склонность, Горациева же к стихотворству лирическому.


Ст. 2. Меценат (C. Ctinus Maecenas) произшел от древних царей Этрурии. Был искренним другом императора Августа и имел на себе бремя государственного правления, не желая себе другого достоинства кроме кавалера римского, которое принадлежало ему по праву рождения. Его советам обязан был Август за благополучное свое царствование. Он имел такое уважение к благоразумию Мецената, что когда он и порицал его в чем, император сим не огорчался. Он был покровителем наук и другом ученых людей, чем более всего сделался известен. Виргилий посвятил ему свои «Георгики», а Гораций — «Оды». Перед смертию своей сказал он Августу: «Не забывайте Горация так, как и меня». Сей великий покровитель ученых сам со славою упражнялся в словесных науках. До нас достигли некоторые отрывки его стихотворства.

Ст. 7. В играх всех прочих обскакать. Гораций разумеет здесь о играх Олимпических и конских ристаниях, бывших в употреблении в Риме. Оные были утверждены постановлениями Сената, приобщены к священным празднованиям и отправлялись всегда при жертвоприношениях.

Ст. 16. Ливия. Ныне называется Барка, область Араканская, лежащая в западной стороне Триполя, во владении турецком.

Ст. 21. Аттал был царь пергамский, что в Малой Азии, славен своим богатством, наследовал Евмену. Победя галатов и распространяя завоевания свои до горы Тавра, принял достоинство царя, коего предки его не имели. Он спомоществовал римлянам против Филиппа с многими успехами. Умер в 198 году до рожден. I. Х., царствовал 44 года. Аттал употреблял богатство свое с великою пользою для ближних, за что был любим и уважаем соседями, родственниками, друзьями и подданными.

Ст. 23. Икарийское или Икарское море. Так называлась часть Эгейского моря или архипелага.

Ст. 24. Кипрский корабль. Остров Кипр славился в древности своими судами и торговлей, да и ныне еще сим довольно знаменит и имеет множество богатых произведений. Оный составлял часть Греции, был покорен венецианами, а напоследок турками в 1570 году.

Ст. 56. Лесбийская лира. Так называет Гораций потому, что Сафо и Альцей, которым он подражал, были родом из острова Лесбоса.

[24/27Фет А. А.


Меценате́, царей древнейших порожденье,
Мое сокровище, оплот и украшенье!
Иному радостно, что олимпийский прах,
Не трогая меты, на жарких колесах

5 Он может подымати, пальмою надменной
Возвышен до богов, властителей вселенной;
Тому, коль ветреной квиритскою толпой
Он предназначен вновь для почести тройной;

Другому, коль собрати в житницы успеет
10 Все то, что на полях ливийских ни созреет.
Взлюбившего бразды отеческих полей
Сокровищами всех пергамских богачей

Не увлечешь вовек, чтоб в страхе непогоды
Он путь пробороздил кормилом через воды.
15 Купец, испуганный свирепостью ветров,
Нам выхваляет лень отеческих брегов

И мирные поля; но скоро суетится,
И сломленных снастей, он бедности боится!
Кому — так весело за чашей круговой
20 Массийского вина беспечно день-деньской

Лежать, раскинувшись под вишней наклоненной,
Иль у священных вод наяды полусонной...
Премногим нравится шум обозны́й и зык
Рогов и труб — войны неистовый язык,

25 Противный матерям... Под хладной тучей снежной
Охотник о жене не вспоминает нежной,
Коль псами верными лань следом поднята,
Иль бешеный кабан прорвался в тенета.

Меня — зеленый плющ, премудрого награда,
30 Равняет божествам, меня лесов прохлада,
И хоры легких нимф и фавнов при луне
Возносят над толпой, доколь по старине

Евтерпа флейту мне звончатую дарует,
И Полигимния с ней лиру согласует,
35 Коль ты ж меня почтешь лирическим певцом,
Я вознесусь до звезд торжественным челом.

«Русская анфология, или выбор лучших поэзий подлинных и переводных», Львов, 1854, ч. 1, с. 120—121; без подписи.

К Меценату. Ода I Горация.

[25/27Фет А. А.


О, Меценат, царей древнейших порожденье,
Мое сокровище, оплот и украшенье!
Иному радостно, что олимпийский прах,
Не трогая меты, на жарких колесах

5 Он может подымать, и пальмою надменной
Возвышен до богов, властителей вселенной;
Тому, коль ветреной квиритскою толпой
Он предлагается для почести тройной;

Другому, коль собрать он в житницы успеет
10 Все то, что на полях ливийских ни созреет.
Взлюбившего бразды отеческих полей
Сокровищами всех пергамских богачей

Не увлечешь вовек, чтоб в страхе непогоды
Он путь пробороздил кормилом через воды.
15 Купец, испуганный свирепостью ветров,
Нам выхваляет мир родимых берегов

И городских полей, но скоро суетится
У сломленных снастей: он бедности боится.
Иному весело за чашей круговой
20 Массийского вина, беспечно день-деньской

Лежать, раскинувшись под вишней наклоненной,
Иль у священных вод наяды полусонной.
Премногим нравится шум лагерный и зык
Рогов и труб, войны неистовый язык,

25 Противный матерям... Под хладной тучей снежной
Охотник о жене не вспоминает нежной,
Коль псами верными лань следом поднята,
Иль бешеный кабан прорвался в тенета.

Меня ж — зеленый плющ, искусного награда,
30 Равняет божествам, меня лесов прохлада,
Да между легких нимф сатиров хоровод
Возносит над толпой, пока передает

Эвтерпа флейту мне, меня не отвергает,
И Полигимния Лесбоса песнь слагает.
35 Коль ты меня почтешь лирическим певцом,
Я вознесусь до звезд торжественным челом.

Впервые: Фет А. А., «Гораций: Оды в 4-х книгах», СПб., 1856.

Од. I. Эта ода написана в 732 г. от о. Р. (22 г. до Р.X.), когда Гораций поднес Меценату три первые книги од.


Ст. 3. Во время Горация знатные римляне посещали олимпийские игры, стараясь приобрести на них венец победы.

Ст. 10. Ливия — часть Африки между Эфиопией и Атлантическим океаном, употреблена вместо целой Африки.

Ст. 12. Аттала, завещавшего Риму несметные сокровища.

Ст. 25. Напоминающий опасности, которым сыновья подвергаются на войне.

[26/27Чернявский И. И.


Потомок венценосцев рода,
Моя защита и покров,
О Меценат! Как вкус, охота —
Различна цель людских трудов.

5 Гордяся именем возницы,
На играх Олимпийских тот
Бег быстрый правит колесницы,
Глотает пыль, с чела льет пот;

Венок творит царей богами.
10 Сей ветреной толпы римлян
Прельстился громкими хвалами,
Другой спокойством поселян;

На житницы отцов взирая,
С весельем плуг влечет в полях;
15 Богатств Пергамских не желая,
Не хочет их искать в морях.

Свирепством бури устрашенный
Жизнь славит сельскую пловец,
Но блеском золота прельщенный,
20 Страх забывает наконец.

Корабль разбитый починивши,
Сечет и пенит хлябь морей.
Иной главу под тень склонивши,
Где светленькой течет ручей,

25 Вином искристым вкус свой нежит.
Того прельщает ратный бой,
Звук бранных труб, оружий тешит
И матерей унылый вой.

Забывши о супруге нежной,
30 Сей в стужу с сетьми средь лесов
Серн, вепрей гонит в дебре снежной
И веселится лаем псов.

Но я наградой Муз прельщаюсь,
Беседа их мне — пир богов,
35 Их песньми, хором восхищаюсь
В уединеньи средь лесов.

Коль Полигимния, Эвтерпа
Настроят лиру мне мою;
Я жителям равняюсь неба
40 И в хоре Фавнов, Нимф пою.

И коль, о Меценат, тобою
В числе Пиитов я сочтусь —
Гордясь толь лестною хвалою,
Челом моим я звезд коснусь.

Впервые: «Цветник», СПб., 1809, ч. 3, № 9, с. 289—291; подпись: «И. Чер...ий».

Чернявский, Иван Иванович (1768 — ок. 1822) — профессор русской словесности Виленского университета. Подробнее о переводчике см.: Каупуж А., Из истории преподавания русского языка и словесности в старом Вильнюсском университете: проф. И. И. Чернявский, 1805–1820. // Literatura, Vilnius, 1969, т. XI (2), с. 173—198. — В. И. Симанков

Горациева ода 1, кн. I.

[27/27Шатерников Н. И.


Отпрыск — о Меценат, — прадедов царственных,
Утешенье мое, честь и защитник мой!
Страстно хочет иной пыль олимпийскую
Колесницею взбить, с жаркими осями
5 Столб пройти — и стяжать ветвь благородную.
Тот взнесен до богов, мира властителей,
Если граждан толпа, нравом изменчива,
Чтить стремится его трижды избранием;
Тот — коль спрячет себе, в собственных житницах,
10 Все, что можно смести с пажитей Ливии.
Кто ж мотыгой привык землю отцовскую
Рыть с любовью, — прельстить царством Атталовым
Было б трудно его: с лодкою кипрскою,
Робкий, пустится ль он в море Миртойское?
15 Ветра силы страшась, что с Икарийскою
Влагой спорит, купец нивы и тихую
Хвалит жизнь городка; в страхе ж пред бедностью
Быстро чинит корабль, бурей расшатанный.
Люди есть, что не прочь старого массика
20 Кубок выпить и дня долю рабочего
Иль в тени пролежать под земляничником,
Иль у тихих ключей влаги божественной.
Многих лагерь влечет, звуки сигнальные
Труб и с ними рожков, — войны, что каждая
25 Мать клянет. Зверолов медлит на холоде
В поле, нежность забыв милой жены своей,
Если верных собак свора завидела
Лань, иль марсский кабан крепкие сети рвет.
Мне ж плющевый венок, знак вдохновенного,
30 Доступ в небо открыл; роща прохладная,
Хоры легкие нимф вместе с сатирами —
Грань меж чернью и мной, если Евтерпою
Флейта мне вручена и Полигимния
Лиру строить мою хочет лесбийскую.
35 Если ж ты признаешь дар мой лирический, —
К звездам я возношусь в гордом величии.

Шатерников Н. И., «Гораций: Оды», М., 1935.

Ода 1. Написана в 23 году. Обращена к Меценату, который вел свой род от этрусских или «тирренских» царей, почему Гораций и называет своего покровителя «Отпрыск... прадедов царственных».

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016