КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epistulae i xv


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Фет А. А.

[1/3Гинцбург Н. С.


В Велии, Вала, зима какова, что за климат в Салерне,
Что там за люди живут и какая дорога? (Ведь Байи
Муза Антоний признал для меня бесполезными; все же
Там я уже ненавистен за то, что купался я в море
5 В самую стужу. В тоске горожане, что нынче забыты
Байские заросли мирт, и серные ванны, что выгнать
Могут недуг застарелый: здесь всех ненавидят, кто смеет
Голову или живот подставлять под источник Клузийский,
Тех, кто стремится к ключам Габийским и к весям прохладным.
10 Должен я место менять и мимо подворий знакомых
Гнать свою лошадь. «Куда ты воротишь? Не в Кумы держу я
Путь и не в Байи!» — сердясь, тогда скажет наездник и левым
Поводом дернет: узда заменяет ведь лошади ухо.)
Хлебный запас в котором из двух городов побогаче?
15 Там дождевую ли пьют, ключевую ль из вечных колодцев
Воду берут? (О вине тех краев ничего не пиши мне.
Здесь я в деревне своей терпеть могу все, что угодно;
Если ж у моря живу, то ищу и вина я получше,
Чтобы заботы оно разгоняло, надежды вливало
20 В жилы и в душу мою, слова на язык подавало,
Так чтоб предстал молодцом я пред девой любезной луканской.)
Больше какая округа плодит кабанов или зайцев?
Больше в каких там водах эхины иль рыбы таятся,
Чтоб возвратиться домой феакийцем я мог зажиревшим?
25 Должен ты все отписать мне, а я — тебе полностью верить.
Мений, когда он отца и матери средства истратил
Храбро дотла, балагуром столичным начал считаться:
Шут бродячий — не мог он держаться одних только яслей;
Он натощак меж врагом и другом не делал различья;
30 Мастер лихой сочинить клевету на любого любую,
Пагуба он, ураган и прорва для рынка съестного;
Все, что сыскать удалось, предавал ненасытному брюху.
Если ж у тех, кто питал уваженье иль страх к негодяю,
Он ничего не урвет или мало, — дешевые кучей
35 Жрал он рубцы и ягнят, сколько трем бы медведям хватило —
Видно, чтоб мог он сказать (как строгий наш Бестий), что нужно
Брюхо обжор клеймить каленым железом. И он же,
Если напал на добычу побольше, то, все обративши
В дым и золу, говорил: «Для меня ведь не диво, клянусь я,
40 Те, кто съедают добро, ибо нет ничего во всем мире
Жирного лучше дрозда и прекрасней, чем матка свиная...»
Право, таков же и я: если средств у меня не хватает,
Бедной я жизни покой хвалю, среди скудости твердый;
Если же лучше, жирней мне кусок попадает, то я же
45 «Мудры лишь вы, — говорю, — и живете, как следует, только
Вы, что всем напоказ свои деньги пустили на виллы».

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 350—351.

Послание I5. К Нумонию Вале: расспросы, где лучше провести зиму у моря (ср. послание 1, 7, 10—12).


Ст. 3. Антоний Муза — современный врач, введший в моду лечение холодными купаньями; мода эта, конечно, была невыгодна для Байского курорта с его горячими источниками (ст. 5—7); дорога Горация в Велию и Салерн лежала налево от них (ст. 11—12).

Ст. 26, 36. Мот Мений и судья Бестий — персонажи сатир Луцилия.

[2/3Гинцбург Н. С.


В Велии, Вала, зима какова, что за климат в Салерне,
Что там за люди живут и какая дорога? (Ведь Байи
Муза Антоний признал для меня бесполезными; все же
Ненависть их на меня он навлек, приказав мне купаться
5 В самую стужу. Местечко все стонет, и заросли мирты
В полном презреньи теперь, и серные ванны, что выгнать
Могут недуг застарелый; ему ненавистен, кто смеет
Голову или живот подставлять под источник Клузийский,
Тот, кто стремится к ключам Габийским и к весям прохладным.
10 Место придется менять и мимо подворий знакомых
Гнать свою лошадь. — «Куда ты воротишь? Не в Кумы держу я
Путь и не в Байи!», сердясь, тогда скажет наездник и левым
Поводом дернет; узда заменяет ведь лошади ухо).
Хлебный запас у кого из обоих народов богаче?
15 Там дождевую ли пьют, ключевую ль из вечных колодцев
Воду берут? (О вине тех краев ничего не пиши мне.
Здесь я в деревне своей терпеть могу все, что угодно;
Если ж у моря живу, то ищу — благородней, помягче,
Чтобы заботы все прочь отгоняло, надежды вливая
20 В жилы и в душу мою, слова на язык подавало,
Так чтоб предстал молодцом я пред девой любезной луканской).
Больше какая страна там зайцев плодит или вепрей?
Больше в каких там водах эхины иль рыбы таятся,
Чтоб возвратиться домой феакийцем я мог зажиревшим?
25 Должен ты все отписать мне, а я — тебе полностью верить.
Мений, когда он отца и матери средства истратил
Храбро дотла, балагуром столичным считаться он начал:
Шут бродячий — не мог он одних только яслей держаться;
Он натощак меж врагом и другом не делал различья;
30 Мастер лихой сочинить клевету на любого любую,
Пагуба он, ураган и прорва для рынка съестного;
Все, что сыскать удалось, предавал ненасытному брюху.
Если ж у тех, кто питал уваженье иль страх к негодяю,
Он ничего не урвет или мало, — дешевые кучей
35 Жрал он рубцы и ягнят, сколько трем бы медведям хватило —
Видно, чтоб мог он сказать (как строгий наш Бестий), что нужно
Брюхо обжор выжигать каленым железом. И он же,
Если напал на добычу побольше, то, все обративши
В дым и золу, говорил: «Для меня ведь не диво, клянусь я,
40 Те, кто съедают добро, ибо нет ничего во всем мире
Жирного лучше дрозда и прекрасней, чем матка свиная...»
Право, таков же и я: если средств у меня не хватает,
Бедной я жизни покой хвалю среди скудости твердый;
Если же лучше, жирней мне кусок попадает, то я же
45 «Мудры лишь вы, — говорю, — и живете, как следует, только
Вы, что всем напоказ свои деньги пустили на виллы».

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 312—313.

Послание 15.


Ст. 23. Эхины — морские ежи.

[3/3Фет А. А.


В Велии, Вала, что за зима, что за небо в Салерне,
Что за люди в той области, что за дороги, — ведь Баи
Лишними Муза Антоний счел для меня, но однако
Ненависть там мне навлек, заставив меня обливаться
5 В стужу холодной водой. Конечно местечко вздыхает,
Что покидают в нем рощу с презреньем к источникам серным,
Как говорили, из нерв извлекающим старую немощь
И ненавидит больных, что брюхо и голову смеют
Мыть в Клузинских ключах, да едут в Габии в холод.
10 Надо место менять и мимо знакомых трактиров
Лошадь свою направлять. Куда ты? Дорога не в Кумы
Мне или Баи нужна, скажет всадник, поводом левым
Дергая лошадь; у взнузданной лошади ухо-то в морде.
У которых из жителей больше количество хлеба,
15 Дождевую ль пьют воду они, иль из вечных колодцев;
(О вине я на тех берегах ничуть не забочусь.
Пить и сносить я в деревне моей могу что угодно,
Но у моря хочу вина благородней и легче,
Чтоб разгоняло заботы оно и богатой надеждой
20 В жилы вливалось мои, говорить меня побуждало
И меня молодцом представляло Луканской девице.)
Зайцев ли больше кругом, кабанов ли где больше в округе,
Где изобильнее воды морскими ежами и рыбой, —
Чтобы оттуда домой вернулся я тучным Феаком,
25 Должен ты мне прописать, а тебе я должен поверить.
Мений, когда материнское все и отцовское смело
Прожил и стал являться нахалом, шутом бесприютным,
Не всегда одних и тех же яслей держался,
И натощак не мог отличить от недруга друга,
30 Страшен, что выдумать мог на всякого всякую мерзость,
Будучи гибелью, бурею, прорвою рынка мясного,
Все, что мог он добыть, отдавал ненасытному брюху.
Он когда с покровителей лени иль с боязливых
Мало иль ничего не срывал, требухою питаясь,
35 Или дешевой бараниной, сколько не сесть трем медведям,
Все говорил, что брюхо обжор раскаленным железом
Надо жечь, становясь проповедником Бестием. Он же,
Прихватив добычи побольше, когда все немедля
В дым и прах обращал, говорил: клянусь Геркулесом,
40 Не удивляюсь я тем, что добро проедают; ведь лучше
Жирного нет дрозда ничего, сычуга превосходней.
Вот я такой же; когда у меня не хватает достатка,
Я хвалю небольшое да верное, храбрый в лишеньях;
Но когда мне получше кусок, пожирней попадает,
45 Я говорю: умны лишь одни и жить лишь умеют
Те, чьи деньги показно потрачены в виллах блестящих.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Послание XV. К Нумонию Вале. По легкости общего строя и изображению собственных, не установившихся вкусов, послание это относят к более ранним произведениям Горация в этом роде. Орелли указывает на 731—732 г. о. о. Р.. Собираясь провести зиму в городе Велии (в Лукании) или в Салерне (в Кампании), поэт спрашивает богатого владельца в тех местах, Нумония Валу о климатических и иных условиях тех мест, так как он не сбирается ни в Баи, ни в Кумы.


Ст. 3. Медик, Муза Антоний, как видно, своей гидропатией сделал подрыв горячим источником, помогавшим в застарелых болезнях.

Ст. 9. В Этрурии. Габии см. I кн. посл. 11, 7.

Ст. 16. «О вашем местном вине я не спрашиваю, зная что оно плохо. Хоть дома при движении на открытом воздухе могу пить всякое вино, но зимой, скорчась над книгами, требую хорошего, которого добуду помимо местного».

Ст. 23. Эхины см. II. кн. сат. 4, 33.

Ст. 24. Феаки см. I кн. поел. 2, 28.

Ст. 26—37. Мений, знаменитый мот времен Луцилия, слонявшийся за разживой от одного к другому, как животное по разным яслям. При неудаче он становился заклятым врагом обжор, и моралистом в роде современного ему нравоучителя Бестия.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016